Статья 2.9. Тантра как Мистическая Традиция. (ч.5).

продолжение

5. ЧТО ТАКОЕ МИСТИЦИЗМ?

5.1. СЛОВАРИ И ЭНЦИКЛОПЕДИИ.

«Мистицизм — склонность к мистике (в 1 знач.)».

(Толковый словарь Ушакова. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — мистическое мировоззрение, склонность к мистике (в 1 знач.)».

(Толковый словарь Ожегова. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — таинственное религиозное учение, противное Божественному Откровению».

(Краткий церковнославянский словарь Т.С.Олейникова. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — ученье, убеждение, понятия или наклонность к таинственному толкованию и обрядовости».

(Толковый словарь В.И.Даля. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — 1) Форма религиозно-идеалистического мировоззрения, основанная на мистике (1). 2) Склонность к мистике (1)».

(Толковый словарь Ефремовой. Сайт. www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — умонастроения и течения, исходящие из того, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом, который усматривается в мистике».

(Исторический словарь. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — религиозно-идеалистическое воззрение, основанное на мистике; учение о том, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом».

(Большой толковый словарь русского языка. / С.А.Кузнецов. СПб. Норинт. 1998г.)

«Мистицизм — религиозно-идеалистическое воззрение, основанное на мистике, а также учение о том, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом.

(Малый академический словарь. М. Институт
русского языка Академии наук СССР. 1957-1984г.)

«Мистицизм (от греч. mistikos — таинственный) — 1. Признание сверхъестественной сущности явлений природы и общества, возможности непосредственного контакта человека с потусторонним миром. 2. Философско-религиозные учения, основанные на мистике».

(Социологический словарь. Сайт www. enc-dic.com.)

«Мистицизм — умонастроения и учения, исходящие из того, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом, каковой усматривается в мистике. Как философская доктрина — разновидность интуитивизма и иррационализма».

(Современный толковый словарь. Сайт www.enc-dic.com.)
(Большой энциклопедический словарь. М. 1998г. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — умонастроение и учение, исходящее из того, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом, каковой усматривается в мистике (См. Мистика). В качестве философской доктрины Мистицизм представляет собой, таким образом, разновидность Интуитивизма и Иррационализма».

(Большая Советская Энциклопедия. М. СЭ. 1969-1978гг.)

«Мистицизм — 1) общее наименование для учений, призывающих искать истину в духовном опыте встреч с Высшим, минуя разум. 2) Реже встречается трактовка мистицизма как теоретизирования по поводу мистического опыта, получаемого при встречах с Невыразимым. Мистицизм различают эзотерический, т.е. доступный только тем, кто прошел определенную подготовку и обряды инициации или посвящения, и экзотерический, не связанный с таким условием. Сторонники мистицизма убеждены в возможности достигать истинного знания запредельных реальностей через интуицию, в сверхприродном прозрении, в откровении, в самоотдаче Высшему, в духовном союзе с Богом. Однако, мистицизм без любви вырождается в магию. (Г.Федотов)».

(Василенко Л.И. Краткий религиозно-философский словарь.
М. Истина и жизнь. 1998г. Сайт www.gumer.info.)

«Мистицизм (от др.-греч. ???????? — таинственный) — философское и богословское учение, а также особый способ понимания и восприятия мира, основанный на эмоциях, интуиции и иррационализме. Под мистическим опытом понимают опыт прямого личностного общения с Божеством (Абсолютом) и совокупность психотехнических приемов, позволяющих достигать экстатического ощущения единства с ним. В утверждении возможности непосредственного единения с Богом состоит суть мистицизма. Различные мистические доктрины встречаются во всех мировых религиях и верованиях и имеют общие черты: тяготеют к интуитивизму и символизму; предполагают практику определённых психофизических упражнений или медитаций, необходимых для достижения определенного состояния разума и психики».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Мистицизм (от греч. mystikos — таинственный) — религиозно-теологическая концепция, согласно которой высший тип познания — это интуитивное, непосредственное усмотрение скрытой, таинственной сущности мироздания, природных и социальных явлений. В этом смысле мистицизм присущ всем религиям, поскольку они утверждают существование иного, сверхъестественного мира и существ, обнаруживающих себя в непостижимых для человеческого ума чудесах и знамениях. Разумеется, в каждом конкретном случае мистицизм принимает особую форму. В более узком (собственном) смысле под мистицизмом понимают опыт прямого личностного общения с Божеством (Абсолютом) и совокупность психотехнических приемов, позволяющих достигать экстатического ощущения единства с ним. В утверждении возможности непосредственного, т.е. не требующего никаких посредников единения с Богом, и состоит суть мистицизма. Отсюда и его огромное историко-культурное значение».

(Энциклопедия мистических терминов. М. Локид-Миф. 1998г.)

«Мистицизм — 1. доктрина, в которой утверждается, что знание о всеобщей действительности (теоретическое или другое) приходит необычными способами, то есть через средства, отличные от сенсорных каналов и познавательных процессов. 2. Практика построения неопределенных рассуждений без обоснованной основы. Первое значение отнюдь не является умаляющим, и ценность установления такой философской позиции обычно связана с актуальным (не мистическим) знанием и/или отсутствием его в отношении эмоциональных состояний, интуиции, познавательных процессов и других психологических проблем. Мистические опыты (или открытия), о которых сообщали уважаемые люди, отражают интригующее единодушие, одним из компонентов которого является большая трудность устного описания их, разве только через отрицания и/или метафорические термины. Второй способ употребления, однако, является обычно оскорблением, обращенным к тем, кто — либо сторониться научного метода, либо плохо его применяет».

(Психологическая энциклопедия. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — то же, что мистика. (Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. / А.Н.Чудинов. 1910г.).
Мистицизм — мировоззрение, основанное на мистике; склонность к мистике. (Словарь иностранных слов. / Н.Г.Комлев. 2006г.).
Мистицизм — желание постичь сокровенную истину, обнять недоступные для человеческого разумения тайны сверхъестественного путем непосредственного восприятия Божества, общения человеческого духа с таинственными силами, внутренним озарением. (Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. / Попов М. 1907г.).
Мистицизм — стремление к восприятию непостижимых для человеческого разума тайн путем внутреннего просветления, которого пытаются достигнуть различными средствами (экстаз, умерщвление плоти, нравственное совершенство и т. п.). (Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. / Ф.Павленков. 1907г.).
Мистицизм — а) Таинственность того, что выходит из ряда постижимых умом явлений. b) Особенное расположение души к впечатлениям таинственного. с) Учение, по которому обыкновенный путь познания недостаточен, а есть другой путь высшего познания, которое, открывает наш мир тайны. (Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. / А.Д.Михельсон. 1865г.)».

(Словарь иностранных слов. М. 1954г., 2000г. Сайт www.enc-dic.com.)

«Мистицизм — духовный поиск скрытой истины или мудрости, целью которого является связь с Богом или священным (трансцендентным) началом. Различные формы мистицизма встречаются во всех основных религиях, в шаманских и других экстатических практиках, даже в светской жизни.
Индуизм является религиозной системой, легче всего поддающейся мистическому истолкованию. Традиционная Йога представляет собой специальную духовно-телесную практику, которая позволяет небольшому числу избранных достичь мистического прозрения.
Большинство буддийских школ подчеркивают значение медитации и созерцания как средства достижения Нирваны. Однако каждая из традиций предлагает собственные методы спасения. Наибольший интерес представляют мистические учения Ваджраяны и Дзэн. Тибетская Ваджраяна или Тантрический Буддизм совмещают в себе Йогу, философию Абсолюта и усложненный символический язык, которые ведут к мистическому экстазу.
Возникновение суфийского мистицизма было вызвано потребностями верующих, не удовлетворенных традиционным религиозным опытом Ислама.
Иудейский мистицизм основывался на видениях библейских пророков и апокалиптических образах постбиблейского Иудаизма. Наиболее характерным и глубоким течением в иудаистком мистицизме является Каббала.
В отличие от эзотерических учений Востока христианский мистицизм нашел наиболее яркое выражение в разнообразных еретических движениях. Гностики, полагавшие, что зло изначально присуще материи, многое заимствовали из иудейского мистицизма, Зороастризма и других восточных религий.
Со времен Средневековья в западной философии существует течение, которое можно условно назвать «космическим мистицизмом». Наиболее яркое выражение он получил в философской системе Спинозы и в литературных произведениях Гете. Мир кажется человеку абсурдным и страшным, но если он отождествит себя со строением и целями этого мира, то сумеет найти в нем мистический смысл».

(Степанов А.М. Большой словарь эзотерических терминов. Толковый
словарь по оккультизму, эзотерике и парапсихологии. Сайт www.ezoezo.ru.)

 

5.2. ПЕЧАТНЫЕ И ЭЛЕКТРОННЫЕ ИЗДАНИЯ.

«Словарь. Мистицизм — любая доктрина, включающая в себя тайну и ме¬тафизику и касающаяся больше идеальных миров, чем грубой мате¬риальной вселенной. Мистический — от греческого слова мистикос. В античности — лицо, принадлежащее к числу допущенных к древним Мистериям; в наше время — тот, кто занимается мистицизмом, придерживается мистических, трансцендентальных взглядов и т.д.».

(Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. Ясное изложение
в форме вопросов и ответов Этики, Науки и Философии.
/ Пер. В.Котикова и К.Зайцева. Сборник. М. Эксмо. 2004г. 65 стр.)

«6. Философско-эзотерический аспект культуры. Мистика как культурная традиция. <…>. Мистицизм — истолкование мистики, мистического опыта. Он — тип знания, качественно отличающийся от объективного, главным образом тем, что ввел духовность, духовную составляющую в свои аксиоматические основы. Так, аксиома всесвязности, живой взаимосвязи всех систем вселенной содержит в мистико-оккультном знании вполне конкретные воплощения первомеры, первоединицы, живой единицы – кватернера».

(М.Ктони. Эзотерика основ культуры. М. «Гуманитарий» АГИ. 1995г. 336 стр.)

«Глава 2. Развлечения и игры с определениями. Мистицизм. Мы не станем тратить много времени на этот термин. Слово происходит от греческого корня, означает одушевлённый или неодушевленный предмет, имевший отношение к древнегреческим мистериям — религиозным ритуалам, устраивавшимся различными школами, орденами и братствами. Первоначально акцент делался на религиозности и духовности, но постепенно термин вобрал в себя понятие «тайной религиозной доктрины». Это вполне объяснимо, поскольку посвящения действительно были тайными. Любой человек, проходивший через ритуал греческой мистерии, становился мистиком и назывался «благословенным» или «христосом». (Отсюда происходит имя «Христос», что, вопреки общественному мнению, не было вторым именем Иисуса. «Христос» буквально означает «Помазанник», один из почётных титулов мессии, поэтому св. Павел перевёл «мессию» как «Христос».) Посвящённые тщательно скрывали свои тайны, и мы почти ничего не знаем о том, что на самом деле происходило во время ритуалов и чему там учили. Впрочем, большинство древнегреческих мистиков не вписываются в современное понятие мистицизма, а из тех немногих греков, которых мы сегодня называем мистиками, лишь немногие были посвящёнными Мистерий.
В любом случае важно понимать, что мистицизм имеет теургическую природу и предназначен для обретения духовного спасения. Он пассивен и умозрителен, хотя по существу имеет дело с теми же знаниями, что и более агрессивная магия. На протяжении человеческой истории мужчины и женщины часто переходили от магии к мистицизму и обратно. В оккультных исследованиях мы обнаруживаем, что метод, бесспорный в одной области, обычно хорошо работает и в других областях. Не существует чёткой разделительной линии, и попытка провести её может лишь нарушить установленные правила.
Глоссарий. Мистицизм (здесь) — пассивная, теургическая, религиозная сторона магии».

(Филипп Боневитс. Реальная Магия. / Пер. с англ. К.Савельева. 1998г. Сайт вседуховное.рф.)

«Глава VIII. Язычество. Существует много видов язычества (все политеистические религии, магия, сатанизм, шаманство, атеизм, материализм и др.). Они характеризуются различными признаками, основными из которых являются: натурализм, идолослужение, магизм, мистицизм.
3. Мистицизм. Мистицизм (от греч. — таинственный, мистерийный) — понятие достаточно широкое. Известный современный католический богослов Ганс Кюнг пишет, например, о нем так: «Мистика», «мистический» — эти слова, если вернуться к их буквальному смыслу, происходят от греческого глагола «замкнуть (уста)». «Мистерии» — это «таинства», «тайные учения», «тайные культы», о которых не полагается рассказывать непосвященным. Мистической, следовательно, является такая религия, которая «замыкает уста», то есть молчит о своих сокровенных тайнах в присутствии профанов и, более того, — отвращается от внешнего мира, закрывает глаза и уши, дабы обрести спасение внутри самой себя. Мистика, как определяет ее Ф.Гейлер, — это «та форма общения с Богом, при которой мир и Я радикально отрицаются и человеческая личность растворяется, пропадает, тонет в единой и бесконечной стихии Божества». Но и само восприятие Бога приобретает в мистицизме искаженный характер. Как пишет тот же Ф.Гейлер, крупный западный исследователь религии, в своем монументальном труде «Молитва», «последовательный мистицизм освобождает представление о Боге от всех личностных атрибутов, остается «голая» и чистая бесконечность».
Если исходить из такого понимания мистицизма (а оно выражает его существо), то становится очевидным, что мистицизм далеко отстоит от Православия, во многом даже противостоит ему (в понимании Бога, человека, мира, а отсюда — цели и средств познания мира сверхъестественного) и, как следствие этого, в отличие от истинного богопознания, приводит человека к ложному пониманию всей духовной жизни. Поэтому то «легкое» употребление терминов «мистика» и «мистический опыт» в приложении к любому явлению «того» мира, любому опыту контакта с ним, безотносительно к их характеру, чревато очень серьезными последствиями. Употребление этих терминов в столь широком значении, охватывающем добро и зло, стремление к истине и примитивное любопытство узнать, что «там», поиск Царства Божия и жажду новых, необычных наслаждений, святость и сатанизм, Христа и Велиара (2 Кор. 6, 15), — в котором они вошли в философскую и богословскую литературу, очень эффективно внедряет в подсознание и сознание разрушительную идею тождественности по существу аскетических путей всех религий (см., например: «Следуя по пути, проложенному созерцанием, индийские брахманы приходили к тому же, к чему приходили все мистики, в какое бы время и в каком бы народе они ни жили. Янджнявалкья и Будда, Плотини Ареопагит, Мейстер Экхарт и Григорий Палама, каббалисты и Николай Кузанский, Яков Беме, Рейсбрук и множество других ясновидцев Востока и Запада… Все они как один свидетельствуют, что там… нет ни добра, ни зла, ни света, ни тьмы, ни движения, ни покоя… В священном мраке, скрывающем основу основ, они ощутили реальность Сущего, Абсолюта. Страшная, непереносимая тайна!.. Эту бездну трудно даже назвать «Богом»… За пределами всего тварного и ограниченного мистическому оку открылась Реальность, которую Лао-Цзы называл Дао, Будда — Нирваной, каббалисты — Энсофом, христиане — Божественной Сущностью, «Божеством». Светлов Э. У врат молчания. Брюссель. 1971г. С.80-81). Поэтому смешение понятий («мистик» — «святой» и т.д.) в этой области опаснее, чем в любой другой, ибо духовная область жизни является фундаментом всех других, основой самого бытия человеческого.
Мистицизм, фактически, присутствует во всех религиях. Но в языческих — как явление «естественное», соответствующее учению данной религии, в Христианстве же — как болезнь, ненормальность, как искажение его веры и принципов жизни. Истоки мистицизма всюду одни и те же — это гордость человека, его страстное стремление проникнуть в тайны духовного бытия и получить власть над ними, сладострастие, искание высших наслаждений, экстаза. Наличие этих признаков является всегда лучшим показателем того, что в данном случае мы имеем дело с мистицизмом, а не с истинной духовностью, святостью.
Мистицизм имеет много разновидностей. Однако все их можно разделить на две основные категории: естественный и приобретенный. Конечно, деление на эти две ветви условно, поскольку они не только часто переплетаются, но иногда и полностью сливаются между собой, как, например, в нехристианском мистицизме.
Естественный мистицизм — тот, который обнаруживается у человека как его природная способность, например, предвидения, целительства, ясновидения, телепатии и др. Поскольку экстрасенсорные способности — явление редкое, они особенно легко развивают у их обладателя тщеславие, гордость и другие страсти, что в свою очередь делает опасным его воздействие на человека. Опасность заключается в том, что такой «естественный мистик» совсем не является святым, то есть очистившимся от страстей и в силу этого получившим от Бога дар видения истинного состояния души. Он в лучшем случае обычный, грешный человек. Характер же его «лечения» состоит в воздействии именно на душу больного (в отличие от обычной терапии) и уже через нее на тело. Таким образом, духовно слепой, внедряясь своими неочищенными «руками» в душу другого, заражает ее, нарушает тонкий, сокровенный порядок души и тем наносит часто непоправимый вред всему составу человека: духу, душе и телу. Отсюда становится понятным, почему Церковь запрещает обращаться за помощью к такого рода целителям.
Тем более необходимо всячески избегать даже случайных воздействий (например, через телевидение) экстрасенсов — «профессионалов», колдунов, астрологов и т.п., ради славы и корысти сознательно развивающих у себя эти способности (тем самым вступая в единение с духами зла) и калечащих ими людей в несравненно большей степени, нежели первые. (Телевизионные «опыты» разных современных экстрасенсов — прекрасная иллюстрация этого). Это уже категория приобретенного мистицизма, который достигается с помощью особых, искусственных средств и упражнений. Он, в свою очередь, делится на две главные ветви: оккультный и прелестный.
Оккультный мистицизм [оккультизм (от лат. occultus — тайный, сокровенный, — учение, признающее наличие в человеке, природе и космосе особых скрытых (оккультных) сил, также существование духовного мира, и призывающее человека к овладению ими для достижения своих целей. Разновидностей оккультизма много] связан с сознательным стремлением человека проникнуть в «тот», неподвластный естествознанию, таинственный мир человека, природы и духов с целью познания его тайн и использования скрытых в нем сил в своих целях. В высшей степени опасно становиться на путь оккультизма, поскольку здесь, сознательно или бессознательно, человек вступает в общение только с духами отверженными, со всеми вытекающими отсюда гибельными для него последствиями. К оккультизму относятся: магия, сатанизм, спиритизм, теософия, антропософия и др.
Прекрасными иллюстрациями приобретенного мистицизма являются Индуизм и Буддизм. Несколько примеров из них. Будда (умер в 483г. до н.э.) своим последователям внушает: «Не ищите опоры ни в чем, кроме как в самих себе: сами светите себе, не опираясь ни на что, кроме как на самих себя». И так говорит о самом себе: «Я всезнающ, у меня нет учителя; никто не равен мне; в мире людей и богов никакое существо не похоже на меня. Я священный в этом мире, я учитель, я один — абсолютный Сам — Будда. Я добился покоя (путем погашения страстей) и получил нирвану». Древнее искушение «будете, как боги» (Быт. 3,5) говорит здесь в полный голос, со всей откровенностью.
То же видим в Йоге и в самой авторитетной индуистской системе — Веданте. В одном из индуистских гимнов «Песнь Саньясина» находим следующий страстный возглас от лица человека: «Нет более рождения, ни «я», ни «ты», ни смертного, ни Бога! Я стану всем, все станет «Я» и не омраченным блаженством!».
«Что же еще есть в религии, чему нужно научиться? — восклицает Вивекананда и отвечает: «Единство Вселенной и вера в себя, вот все, что нужно знать». «Веданта говорит, что нет Бога, кроме человека. Вас это может поразить сначала, но мало-помалу вы это поймете. Живой Бог в вас, а вы строите церкви и храмы и верите во всякого рода воображаемую бессмыслицу. Единственный Бог для поклонения — это человеческая душа или человеческое тело».
Приведенные высказывания достаточно ярко показывают, что представляет собой индуистский мистицизм Веданты. Это культ откровенной, сатанинской гордыни («проникнитесь сознанием своего могущества, величия и славы»!), гневно отвергающей бытие Единого Бога («нет Бога, кроме человека… а вы верите в бессмыслицу»!) и, естественно, приводящей к очевидному сумасшествию («Чувствуйте, как Христос, и вы будете Христом»! Не тот же ли, кстати, путь и у Франциска Ассизского, который тоже «почувствовал себя совершенно превращенным в Иисуса»?).
Но, может быть, особенно важно отметить, что мистицизм, как лжедуховность, будучи определяющим фактором жизни и учения в языческих и неоязыческих религиях и системах мысли, возможен и в Христианстве
Термин этот замечателен тем, что точно вскрывает само существо ложной духовности: горделивое мнение о себе, своем духовном совершенстве, обусловленное страстным (т.е. слепым, порабощающим ум) желанием духовных дарований, переживаний, сил, познаний и откровений.
Мистицизм, таким образом, уводит человека от Бога, от подлинной цели жизни и дает такое направление развитию духа, при котором необычайно возрастает утонченная гордость, делающая человека неспособным к принятию Христа как истинного Бога и единственного Спасителя. Развитию гордости способствует и ложный аскетизм, и развиваемые нередко экстрасенсорные способности (например, в Йоге), а также глубокие нервно-психические переживания, наслаждения, доводящие до экстаза. Все это постепенно приводит человека к убеждению, что он сам в себе имеет полноту бытия и потому без Бога способен стать «как боги». Такой путь нередко приводит к мистическому атеизму (например, Буддизм, Санкхья), к сумасшествию, истерии, самоубийству».

(Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. Учебное пособие
для учащихся православных богословских учебных заведений.
М. Издание Сретенского монастыря. 2002г. Сайт www.klikovo.ru.)

«Часть 1. Проблема мистического опыта. Мистицизм существует с самого момента зарождения религиозных представлений и каждой религиозной системе на определенном этапе соответствует свой, исторически обусловленный тип мистицизма. Мистицизм прошел долгий путь эволюции: от употребления наркотических и галюцинногенных веществ, систем аскетики, а также созерцательных или экстатических практик — до современных психотехник трансперсональной психологии и новшеств фармакологии.
Сам по себе мистицизм не может быть ни прогрессивным (революционным), ни регрессивным (консервативным). Все зависит от реального историко-культурного окружения, развития производительных сил и системы общественных отношений.
Для всех без исключения разновидностей религиозного мистицизма характерен свой «индивидуальный» набор психотехник. В каких-то традициях наибольшее значение приобретают созерцательные практики, в других — экстатические. Однако в обоих случаях эффективно воспроизводятся искомые переживания, которые базируются преимущественно на неадекватно понимаемых ощущениях. Несмотря на всевозможные различия при описании «мистического опыта», а также пропагандируемого истинного и не истинного (например, в Христианстве различение прелести и благодати) «опыта», каждая из традиций воспроизводит фактически одинаковые психотехники. Так во всех без исключения религиозных традициях преобладающую роль играет эмоционально-интеллектуальное напряжение, которое является, как бы «основой основ» мистицизма. Без него невозможен как таковой «мистический опыт». Эмоционально-интеллектуальное напряжение, в свою очередь накладывается на различные психотехники: молитвы, песни, танцы, аскетику и т.д.
Мы уже пытались показать различные типы мистического видения мира, связанные с той или иной парадигмой его развития. Существует множество иных классификаций мистического и его характерологических черт (В.Бакусева, Р.Зенера, Ю. Кимелева, Ф. Олмонда). Многие исследователи различают типы мистицизма в связи с характером интериоризации Абсолюта. Для мистицизма «внутреннего видения» характерно «отвращение от всего внешнего, уход в собственную душу, в её глубину, знание о таинственной глубине и знание о возможности вернуться в эту глубину, войти в неё». Мистика такого рода через погружение в себя, в собственном внутреннем мире пытается найти путь к Абсолюту. Но распространён и мистицизм видения «мирового единства», в ходе которого все вещи мира получают некоторое «преображение», становятся «прозрачными», пропуская «внутренний свет», внутреннее единство нашего бытия. Отождествляются не только вещи, но и созерцающий с созерцаемым, он становится частью опыта Единого, Абсолюта.
Ныне всё более очевидно, что человек вовсе не случаен в некоей «объективной» Вселенной, но укоренён в ней как телеологически понимаемый итог её развития. Это понимание возникло ещё в виде интуиции древних о единстве макро- и микромира, ныне оно развернуто в антропный принцип единства человека и Мира.
Резюме: мистицизм неверен в виде своих конкретно-исторических форм объяснения реального факта единства мира и человека, однако истинен в том, что упрямо указывает нам на существование этого важнейшего факта нашего бытия. И его позиции тем сильнее, чем более наша наука оторвана от реальной жизни, заполнена схоластическими схемами. Когда ещё была сказана людям Тайна Небесная (в форме притчи о пшенице и плевелах): «Оставьте расти вместе то и другое — до жатвы». Жатвы пока, слава Богу, не видно, но судии — увы — уже тут как тут.
Духовная история человечества демонстрирует две различные фундаментальные позиции по отношению к невидимому и, соответственно, два способа, которыми человек пытается прикоснуться к нему. Мы будем называть здесь эти способы «магическим» и «мистическим». Однако сказав так, мы должны тут же добавить, что, хотя в крайних своих проявлениях эти два способа резко контрастируют, граница между ними определена не столь четко; исходя из одних и тех же положений, они часто вводят исследователя в заблуждение, так как используют один и тот же язык, инструменты и подходы. Поэтому многое из того, что в действительности является магией, совершенно необоснованно приписывают мистицизму. На самом деле они представляют собой два противоположных полюса одного и того же — трансцендентального сознания человечества. Между ними лежат все великие религии, которые можно описать в рамках нашей метафоры как области обычного обитания этого сознания.
Таким образом, на одном конце шкалы чистый мистицизм «плавно переходит» в религию или, с другой точки зрения, произрастает из нее. Никакой глубоко религиозный человек не лишен налета мистицизма, и никакой мистик не может не быть религиозным, если не в теологическом, то, по крайней мере, в психологическом смысле этого слова. На другом конце шкалы, как мы увидим позже, религия столь же очевидно перетекает в магию.
Фундаментальное различие между магией и мистицизмом заключается в том, что магия хочет получать, а мистицизм хочет давать — бессмертные и антагонистические позиции, всплывающие в том или ином обличье во все времена. И магия, и мистицизм в своем полном развитии используют весь ментальный механизм, сознательный и бессознательный, для того чтобы добиться своей цели, — и оба утверждают, что дают посвященным способности, неизвестные обыкновенному человеку. Однако центры, вокруг которых группируются все эти механизмы, побудительные мотивы и результаты, к которым приводят эти способности, различаются в том и другом случае просто поразительно.
В мистицизме воля объединяется с эмоциями в страстном желании подняться над миром ощущений, для того чтобы Я могло достичь единения в любви с единственным, вечным и окончательным Объектом, чье существование мы интуитивно воспринимаем тем, что обычно называлось душой, а теперь чаще именуется «космическим», или «трансцендентальным» чувством. Это поэтический и религиозный темперамент, воздействующий на реальные уровни бытия.
В магии воля объединяется с интеллектом в страстном желании сверхчувственного знания. Здесь интеллектуальный, агрессивный научный темперамент стремится расширить поле сознания, чтобы включить в него сверхчувственный мир, — несомненная противоположность мистицизму, хотя часто использующая его название и стиль.
Таким образом, мы видим, что два рода деятельности — мистицизм и магия — соответствуют двум вечным страстям Я, желанию любви и желанию знания, отражая по отдельности стремление сердца и интеллекта к окончательной истине. Третья позиция по отношению к сверхчувственному миру — позиция трансцендентальной философии — вряд ли входит в круг тем, затрагиваемых нашим исследованием, поскольку это подход чисто академический, в то время как магия и мистицизм основываются на практике и опыте. Подобную философию часто ошибочно называют мистицизмом, потому что она пытается начертить карты земель, которые исследуют мистики. Ее достижения полезны — насколько вообще полезны все схемы — до тех пор, пока не претендуют на завершенность, ибо здесь единственный окончательный критерий — это личный опыт, личное исследование возвышенной и любящей истину души.
Что же тогда мы в действительности понимаем под мистицизмом? Слово, в равной мере употребляемое по отношению к действиям медиумов и экстазу святых, «культуре интеллекта» и волшебству, мечтательной поэзии и средневековому искусству, молитве и гаданию по руке, крайностям доктрины гностицизма и прохладным рассуждениям кембриджских платоников и даже — как это делает Уильям Джеймс — к высшим стадиям опьянения, очень скоро перестает иметь какой бы то ни было смысл. Его использование только вводит в заблуждение несведущих людей, которые приходят к смутному представлению о том, что любая сверхчувственная теория или практика отчасти «мистическая». Поэтому необходимо, насколько это возможно, зафиксировать истинные черты этого явления и напомнить, что мистицизм в своей чистой форме есть наука об окончательном, наука о единении с Абсолютом и ничего более, а мистик — это тот, кто достиг такого единения, но вовсе не тот, кто об этом рассуждает. Не знать о, но быть — вот отличительная черта истинного посвященного.
Истинный мистицизм носит активный и практический характер, а не пассивный и теоретический. Это — органичный жизненный процесс, нечто такое, чем действительно занято все Я, а не то, о чем его интеллект имеет мнение.
Цели мистика — полностью трансцендентальные и духовные. Он ни в коей мере не имеет намерения добавлять, исследовать или улучшать что бы то ни было в видимой вселенной. Мистик отбрасывает прочь эту Вселенную даже в ее сверхнормальных проявлениях. Хотя он и не пренебрегает, как утверждают его враги, обязанностями перед многими, его сердце всегда направлено к неизменному Одному.
Это Одно для мистика представляет не только Реальность всего, что есть, но живой и личностный Объект Любви, и никогда — объект исследования. Мистик всем своим существом стремится домой, но его всегда ведет сердце.
Живое единение с Одним — конечная цель мистика — есть определенное состояние, или форма улучшенной жизни. Его нельзя достигнуть ни путем интеллектуального осознания его благ, ни путем острейшего эмоционального стремления. Хотя и то и другое может присутствовать, этого не достаточно. Необходим трудный психологический и духовный процесс — так называемый Мистический Путь, влекущий за собой полную перестройку личности и освобождение новой или, скорее, скрытой формы сознания, приводящей Я в состояние, иногда неточно называемое «экстазом», но которое лучше именовать Состоянием Единения.
Таким образом, мистицизм — это не мнение и не философия. Он не имеет ничего общего с поисками оккультных знаний. С одной стороны, это — не только способность созерцать Вечность; с другой стороны, его нельзя отождествлять с какими-либо проявлениями религиозной эксцентричности. Мистицизм — это название органичного процесса, который подразумевает совершенное воплощение Любви к Богу, получение бессмертного наследия человека здесь и сейчас, или если угодно — ибо это означает в точности то же самое, — искусства установления сознательной связи с Абсолютом.
Движение мистического сознания к этому свершению представляет собой не просто внезапно открытый доступ к ошеломляющему видению истины, хотя душа и может удостаиваться таких ослепительных мгновений. Это, скорее, упорядоченное движение ко все более высоким уровням Реальности, ко все более тесному отождествлению с Бесконечным. «Мистический опыт, — говорит Ресежак, — завершается словами «Я жив, но не Я, а Бог во мне». Подобное ощущение тождественности, естественное завершение мистической активности, имеет очень важное значение. На ранних стадиях мистическое сознание ощущает Абсолют в противопоставлении Я… По мере того как деятельность мистика продолжается, оно [сознание] стремится отбросить это противопоставление… В конце концов, мистическое сознание становится обладателем ощущения Сущности одновременно большей, чем Я, и тождественной с ним — достаточно великой для того, чтобы быть Богом, и достаточно личной для того, чтобы быть мною».
Это именно то мистическое единение, которое может быть единственным воплощением мистической любви. История мистицизма — это история проявлений этого закона на уровне реальности. Мистицизм носит практический. А не теоретический характер. Мистицизм — это чисто духовная деятельность. Мистицизм влечет за собой определенный психологический опыт».

(Алексей Уит. Мистический опыт. М. 2009г. Сайты www.samlib.ru, www.proza.ru.)

«Природа мистического мироощущения. Анализ природы мистицизма требует, прежде всего, выяснения его истоков и социально-мировоззренческих функций. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что скрывается за понятием «мистический опыт», часто применяемым в немарксистской психологии религии и религиоведении. Это понятие считается едва ли не главным в западном религиоведении и психологии религии. Традиция истолкования «мистического опыта» идет от американского психолога и философа-идеалиста У.Джемса, который реальность сводил к «чистому опыту», к познанию и который активно участвовал в создании организации по изучению «мистического опыта». В недавно вышедшей на Западе 15-томной энциклопедии религии «мистический опыт» определяется как «тип интенсивного религиозного опыта», характеризующегося таким состоянием субъекта, когда он чувствует себя сливающимся с «космической тотальностью».
С позиций научной психологии, исходящей из диалектико-материалистического понимания «опыта» как компонента познавательной деятельности общественного человека, «мистического опыта» просто не существует. Иное дело, что так могут быть названы те эмоционально-психические состояния индивида, которые основаны на вере в непосредственную связь человека со сверхъестественным. В целом можно сказать, что специфика религиозно-мистического мироощущения человека состоит в его ориентированности на сверхъестественное, на чудо.
Самый древний исторический аналог и прообраз мистики просматривается в древних шаманско-оргиастических культах. Поэтому есть смысл рассмотреть этот культ отдельно как историко-культурный исток мистицизма. Шаманизм с его первобытной магией и мифологией оставил свой след в культуре месопотамской цивилизации, даосизме, зороастризме, исландских сагах, греческих мифах, в полинезийских поверьях, на всем пространстве от Арктики до Австралии. Существенно то, что в современной западной культуре происходит его реанимация. «В современной научной и «околонаучной» буржуазной литературе первобытная мифология и шаманизм расцениваются как изначальный исток древнейшей традиции внеконфессиональной религиозности и мистицизма, которая становится в конце концов первоосновой современных нетрадиционных религиозных движений и культов».
Корни мистицизма кроются в интересах и потребностях человеческого общества на определенном этапе его развития. Истоки религиозно-мистических, иррациональных тенденций следует искать, прежде всего, в общественной жизни, в социокультурной реальности человеческого бытия. Научное объяснение религиозно-мистического мироощущения и миропонимания стало возможным только на основе материалистического понимания истории. Благодаря историческому материализму удалось выявить типологию истоков мистицизма. Речь идет о социальных, социально-психологических и гносеологических истоках, а также о таком существенном историко-культурном пласте, как шаманизм, о котором уже говорилось.
Иррационализм и мистицизм оказались чем-то вроде иллюзорного средства от всех этих болезней современной буржуазной цивилизации; они выступают мироощущением тех, кто, не видя реальных возможностей решения жизненных проблем современности, спасаются бегством в вымышленный мир сверхъестественного, пытаясь решать эти проблемы при помощи медитации, мистических переживаний, наркомании и т. п.
К истокам мистицизма относятся и явления социально-психологического порядка. В условиях классово антагонистических обществ, особенно в условиях буржуазного общества, усиливаются отчуждение и деперсонализация человеческих отношений. Обостряются такие чувства, как чувство горя, скорби, одиночества, страха, которые и становятся социально-психологическими истоками мистицизма. Так, исследования американского специалиста Р.Мэя в области науки, литературы, поэзии, социологии, политики, религии и философии, посвященные феномену страха, свидетельствуют о том, что буржуазный мир второй половины XX в. можно назвать «веком явного страха». Именно страх, доминирующий в современной западной цивилизации, является одним из существенных социально-психологических истоков мистицизма.
Социально-психологическим истоком мистицизма является также беспомощность человека перед неумолимостью природной или социальной необходимости, которая превращается в его глазах в грозную силу сверхъестественного порядка. Мистицизм — средство иллюзорного преодоления этой непостижимой необходимости, достижения психического равновесия путем отчуждения от социальной и природной реальности.
Еще одним социально-психологическим истоком мистицизма может выступать потребность в вере (в зависимости от социокультурного контекста жизнедеятельности людей). Западные исследования в области психологии показывают, что такая потребность является одним из центров программы деятельности человеческого мозга. Оперирование понятиями, лежащими в основе любого логического рассуждения, по мнению западных ученых, должно быть предварено верой, т.е. знание опирается на веру (без веры не может жить даже самый завзятый скептик). Вера не сводится к религиозной вере, в противном случае можно сделать вывод о том, что люди имеют врожденную тенденцию к вере в бога, к вере в таинственные силы Вселенной. Вера — неотъемлемый атрибут человеческого бытия. Поэтому, когда у человека нет веры в подлинно гуманистические идеалы и ценности, тогда в образовавшийся ценностный вакуум проникают религиозно-мистические идеалы и ценности, ибо общественный человек без идеалов и ценностей не может существовать.
К социально-психологическим истокам мистицизма относится и такой комплекс чувств и настроений, который связан с проблемой смысла человеческой жизни, т.е. фактически с проблемой поиска смысла жизни. Обычно эта проблема встает тогда, когда у людей появляется глубокая неудовлетворенность собой и собственной судьбой. Такие люди чувствуют себя ничего не значимыми в мире, лишенными корней, а также надежд, — они ищут смысл своей жизни и не могут его найти. Однако потребность в поисках смысла жизни существует, и поэтому поиск осуществляется в широком диапазоне средств, начиная с наркотиков и кончая мистицизмом «Бгахавад-Гиты». С помощью такого рода средств они пытаются избавиться от внутреннего дискомфорта, вызванного неопределенностью отношения к миру.
Поиск смысла человеческой жизни представляет собой кардинальную ценность культуры, именно «встреча» человека с культурой позволяет ему в ходе ее освоения создать себя и свой образ. Анализ основных «встреч» человека с культурой выявляет возможность четырех идеальных типов личности: 1) абсурдист — жизнь не имеет смысла, жить в бессмысленном мире — жить во зле;
2) деятель — смысл жизни находится непосредственно в самой жизни, он дан и задан всей социокультурной реальностью;
3) творец — смысл жизни состоит в поиске этого смысла, в творчестве;
4) фантазер или в определенном смысле мистик — смысл жизни лежит вне жизни, ценность имеет лишь ощущение потустороннего, трансцендентного бытия.
Деятельность фантазера, хотя его стремление к мистическому и не покрывает всю культурно-духовную сущность данного человеческого типа, детерминирована поиском трансцендентной, запредельной сферы (какой попросту не существует) и фактически нацелена на перенесение человека в иное, «трансперсональное время».
Наряду с этим в современном мире наблюдается усиливающийся интерес к давно отброшенным рациональной критикой различным ветвям «тайного звания», хиромантии, астрологии, знахарству и т.д. Исток такого интереса отнюдь не обычное невежество и обскурантизм, а исторически сложившееся обыденное сознание. Иррационализм и мистицизм вырастают в рамках обыденного сознания в силу того, что эмоции подавляют, заменяют логику.
Источником мистицизма являются также и проблемы гносеологического порядка. Современное естествознание, как известно, сделало совершенно фантастический прогресс в познании феноменов как макромира, так и микромира. Вместе с тем оказывается, что этот прогресс, по крайней мере, в определенных социальных слоях, сопровождается ростом иррационализма и мистицизма в самых различных видах. Уникальные достижения физических, химических, биологических и других научных дисциплин и их воплощение в современных технологиях вызвали актуализацию множества сложных гносеологических проблем.
Под влиянием научного прогресса на Западе распространяется мировоззренческий релятивизм, склонность к отождествлению субъекта и объекта, «холистский» подход к реальности и т.д. Все это ставит современную космологию и гносеологию в положение, которое некоторые западные ученые склонны определять как близкое к восточному мистицизму. Интерес к нему вызван противоречием, в которое вступила западная культурная парадигма со своими собственными научными и техническими достижениями. Рост иррационализма и мистицизма связан с широко распространенным на Западе представлением о «кризисе» науки и техники, с антисциентистской тенденцией в буржуазной культуре, выражающими реакцию на дегуманизацию научно-технического прогресса в условиях капитализма.
Сложившаяся гносеологическая ситуация драматизируется также интересом к еще не объясненным наукой явлениям человеческой психики и организма: проблема внесловесной, непосредственной передачи мыслей, эмоций, воспоминаний от одного человека к другому, феномены «экстрасенсорной перцепции» («дальновидения»), «ясновидения» и др. В связи с этим заслуживают внимания исследования так называемого «экстрасенсорного восприятия биополей» и «биополевого» воздействия человека на человека (на неизученности такого рода феноменов и спекулируют различного рода знахари, медиумы, экстрасенсы, маги и просто шарлатаны, мошенники). В этой области уже получены первые результаты, свидетельствующие о нереальности мистических «биополей». В действительности же доказано, что организм человека подобно другим живым организмам генерирует физические поля, которые могут восприниматься другим человеком.
И наконец, еще одним истоком современного мистицизма является древний мистицизм континентального Востока. Связь западного иррационализма с восточным мистицизмом проявляется в «возвращении» к «восточной мудрости». Мысль о влиянии восточного мистицизма на ряд конкретных особенностей западного иррационализма находит свое подтверждение в факте совпадения по времени двух явлений — начала широкого знакомства европейцев с культурой колонизируемого ими Востока и развития иррационалистических идей в Европе до уровня философских систем. Не случайно идеалистическая философия А.Шопенгауэра заключается мистическим идеалом «нирваны», заимствованным из Буддизма. Это как бы предвосхитило тот период, когда индийский мистицизм в Европе начал распространяться усилиями поклонников оккультизма и теософии.
Индуизм, претендующий на регуляцию физического здоровья, психики, мира духовной, нравственной ориентации, весьма импонирует европейцам, американцам. В США действует большое количество индуистских религиозно-мистических организаций. Специалисты отмечают, что в США в равной степени распространены культы как восточного, так и европейского происхождения. Характерно то, что «эзотерические культы европейского происхождения начали играть существенную роль в американском оккультизме»» что США сегодня являются «центром возрождения западной магии и алхимии».
С истоками мистицизма органически связаны его социально-мировоззренческие функции. В марксистской литературе подчеркивается, что «мистика в собственном смысле возникает лишь тогда, когда религиозное умозрение подходит к понятию трансцендентного Абсолюта, а развитие логики делает возможным сознательное отступление от логики в мистику».
Основная идея мистического мышления — это идея мистического познания трансцендентного Абсолюта («единого», «трансперсональной реальности», «высшего сознания», «брахмана» и т.п.), который апологеты мистицизма объявляют религиозным идеалом и высшей целью жизни человека. «Высшее состояние» (мистическое состояние «близости к абсолюту») позволяет якобы осмыслить бытие индивида и тем самым стать средством регуляции социального поведения человека. Короче говоря, мистицизму свойствен ряд социально-мировоззренческих функций, которые зависят от конкретного общественно-исторического контекста.
Под мистицизмом, как уже говорилось, понимается мироощущение (и мировоззрение), которое исходит из того, что в мире существуют таинственные, сверхъестественные силы, воздействующие на человека. Предполагается, что с этими силами человек якобы может вступить в определенные отношения через молитву, медитацию, внутреннее созерцание и т.д. Так как в основе мистического мироощущения лежит идея сверхчувственной, трансцендентной реальности, то это требует столь же внечувственного, внеэмпирического познания (или особого, «мистического опыта», согласно терминологии западных религиоведов). И хотя многие специалисты-религиоведы расходятся в характеристике этого «мистического опыта», тем не менее, выделяется по традиции, идущей от У.Джемса, пять общих черт. Во-первых, это невыразимость, подчеркивающая невозможность вербально выразить полное значение опыта мистика. Во-вторых, мистический инсайт (видение) весьма трудно «добавить» к теоретическому познанию. В-третьих, для «мистического опыта» характерна пассивность: в конечном счете, трансцендентная реальность сама «открывается» человеку в ходе его поисков. В-четвертых, мистическому состоянию сознания присуща мимолетность. И наконец, в-пятых, важной чертой мистического сознания является интегративность, т.е. мистическое сознание выходит за рамки обычного опыта и интегрируется, соединяется с высшей реальностью.
Мистицизм внутренне присущ любой религии, он более или менее ощутимо проявляется во многих идеалистических философских учениях. Мистицизм, магия, оккультизм — обязательные элементы массового сознания на Западе. Мистицизм как особый тип мироощущения в зависимости от социальных и религиозно-конфессиональных условий может исходить из различных мировоззренческих основ.
Известны три типа мистических доктрин. Во-первых, ортодоксальные теистические системы (Иудаизм, Христианство, Ислам), в которых Абсолют представляет собой личностного бога, а «единение» с ним — диалогическое «общение» при согласии партнера. Во-вторых, еретические системы мистики, когда «общение» понимается как «слияние», что с точки зрения ортодоксальной религии считается ересью. В-третьих, системы нетеистической мистики, где Абсолют есть безличное трансцендентное начало — «единое» Неоплатонизма, «дао» Даосизма и т.д.
Указанные типы доктрин дают возможность систематизировать различные многочисленные оттенки мистицизма, которые проявились в истории разных религий во внерелигиозных иррационалистических направлениях. Проявления мистицизма имели место в китайской, индийской культуре, в Древней Греции, в Древнем Риме, в Исламе (Суфизм). В христианстве, особенно средневековом, наряду с ортодоксальным культом давал о себе знать и мистицизм.
Мистическое познание — это сверхразумное познание бога или «духовного Абсолюта». Для мистического мироощущения характерно отрицание таких основных условий рационального познания, как противопоставление субъекта и объекта, пространственные и временные аспекты реального мира, законы человеческого мышления.
Внутреннее таинственное «общение» человеческого сознания с «духовным Абсолютом» в мистицизме — это основа миропонимания. Общение, соединение субъекта с объектом («Абсолютом») может быть понимаемо в мистицизме или как абсолютно бессознательная деятельность, или как совершенно исключительное состояние сознания человека. Эти состояния человеческого духа связаны со сверхчувственным, нелогическим познанием «Абсолюта». Именно сверхчувственный (непроявляемый), нелогический характер природы «Абсолюта», его неопределенность, неприложимость к нему даже предиката бытия и утверждается в идеалистической индийской философии, сочинениях арабских мистиков, Фомы Аквинского, Майстера Экхарта, Платона, неоплатоников».

(Поликарпов В.С. Наука и мистицизм в XX веке.
Редакция философской литературы. М. Мысль. 1990г.)

* * *