Статья 4.1. «Академическая» предыстория Российской Тантрологии до 2000г.

продолжение

1 9 9 0 г о д .

«Аннотация. Книга посвящена зарождению и развитию индийской философской, этической и эстетической мысли. Раскрываются социальные и теоретические истоки различных школ — Чарвака-Локаята, Санкхья, Йога, Ньяя, Вайшешика, Джайнизм, Буддизм, Веданта. Даются основы методологии и методики псизофизиологических упражнений и физической культуры йогов. Подробно рассматриваются направление Ведантизма, его история, философия, социология, а также связь Веданты с Йогой — Карма-Йога, Бхакти-Йога, Джиана-Йога, Раджа-Йога».

(Бродов В.В. Истоки философской мысли Индии. Йога:
методология практических занятий. М. Изд-во МГУ. 1990г. 224 cтр.)

«Аннотация. В сборник включены переводы текстов, которые дают довольно полное представление обо всех периодах и наиболее важных аспектах древнеиндийской цивилизации (конец II тыс. до н.э. — сер. I тыс. н.э.). Переводы текстов помогут составить довольно полное представление о важных аспектах древнеиндийской цивилизации».

(История и культура древней Индии: Тексты.
/ сост. А.А.Вигасин. М. МГУ. 1990г. 352 стр.)

 

1 9 9 1 г о д .

«Аннотация. Книга посвящена одной из самых интересных и загадочных в истории древнего мира цивилизаций — протоиндийской, существовавшей в долине Инда в III-II тыс. до н.э. В книге дана общая панорама цивилизации, на фоне которой приводятся сопоставления культуры архаической и нашей, современной».

(Альбедиль М.Ф. Забытая цивилизация в долине Инда. СПб. 1991г. 176 стр.)

«Аннотация. Классические культуры Востока внесли свой вклад и в такую интимную сферу человеческой жизни как секс. В Древней Индии и Древнем Китае секс воспринимался как средство духовного совершенствования. В книге рассказывается о двух направлениях восточной сексуальной культуры — индийской, воплощенной в Тантра-Йоге и китайской — Дао Любви».

(Глазкова Н.А. Восточная культура секса. Дао любви.
Тантра-Йога. Культ-информ-пресс. 1991г. 256 стр.)

«Аннотация. Книга посвящена одному из крупнейших мыслителей древней и раннесредневековой Индии, основателю религиозно-философской школы Адвайта-Веданты — Шанкаре (около VIII в.). Его идеи рассматриваются сквозь призму полемики с представителями прочих влиятельных ортодоксальных и неортодоксальных направлений религиозно-философской мысли Индии».

(Исаева Н.В. Шанкара и индийская философия. М. Наука. 1991г. 199 стр.)

«Аннотация. Анализируется процесс модернизации религиозно-культурных традиций Востока на примере Индии и Японии, рассматриваются становление на основе этих традиций религиозных движений и организаций, отражающих мировоззренческие установки определенных слоев восточного общества, а также взаимодействие Запада и Востока. 1. Роль традиционных элементов в становлении «новых религий» в Японии и Индии. 2. «Новые религии» Японии: мелкобуржуазная реформация. 3. Универсалистский нео-Индуизм. 4. Адаптация неоиндуизма на Западе. 5. «Новые религии» — «фантастическая действительность» современного мира».

(Ткачева А.А. Новые религии Востока. М. Наука. 1991г. 215 стр.)

««Любовь, в смысле эротического пафоса, всегда имеет своим собственным предметом телесность; но телесность, достойная любви, т.е. прекрасная и бессмертная, не растет сама собою из земли и не падает готовою с неба, а добывается подвигом духовно-физическим и богочеловеческим». Эти слова русского религиозного философа Владимира Соловьева могут быть ключом к пониманию мотивов, которыми руководствовался автор «Кама-Сутры», подробно излагая нам секреты Кама-Тантры. Именно одухотворенная богочеловеческая телесность есть главная тема трактата. И вникая в рассуждения автора, утверждаешься в мысли, что техника Камы «не падает готовою с неба», а добывается если и не подвигом, то значительными усилиями духа и тела.<…>.
«Всякий великий эротик — гений, и всякий гений, по существу, эротичен, даже если его любовь к ценности, то есть к вечности, к мировому целому, сосредоточивается на телесной оболочке женщины», — писал Отто Вейнингер в своей знаменитой книге «Пол и характер». Его слова в полной мере относятся к величайшему из апологетов чувственной любви — Ватсьяяне. Он не только «сосредоточил внимание на телесной оболочке» женщины и мужчины, но и показал, насколько прекрасен человек, который владеет своим телом и умеет подчинять его радостям чувственной любви, приближая себя к «мировому целому», к вечности».

(Ефименко В.А. Кама-Тантра. // Журнал «Азия и Африка сегодня» №11,12 1991г.)
Ефименко В.А. Кама-Тантра. Интернет-портал «Наука и религии мира».)

 

1 9 9 2 г о д .

«Тантра (санскр., дословно «не¬прерывность», «поток (психики)») — 1. Одно из названий Ваджраяны. 2. Базовые тексты Ваджраяны, которые наряду с сутрами считаются словом Будды, напр. «Калачакра-Тантра», «Гухья-самаджа-Тантра» и др. В тибетский буддийский канон входит 2606 текстов, причисляемых к разделу Тантр. Учение Тантр представляет собой приближенное к культовой практике развития положений традиционной буддийской философии Йогачара-Мадхьямики. (А.А.Терентьев).
Тантризм. см. Ваджраяна. Ваджраяна (санскр. «алмазная колесница») — одно из главных направлений Махаяны и Буддзма в целом, в рамках которого издано поразительное многообразие систем йогической практики, памятников литературы и искусства. Тысячи текстов Ваджраяны вошли в тибетский буддийский канон, десятки тысяч произведений были созданы и создаются для пояснения и развития идей канона. (А.А.Терентьев)».

(Буддизм как культурно-исторический феномен. Словарь.
/ Под общ. ред. Н.Л.Жуковской, А.Н.Игнатовича,
В.И.Корнева. М. Республика. 1992г.)

«Аннотация. Книга посвящена изучению взаимоотношений ритуала и драмы в Древней Индии. На основе наиболее значительного древнеиндийского трактата о театре — «Натья-Шастре», ведийских гимнов, текстов Брахман, Упанишад и шиваитских Агам автор предлагает новую гипотезу зарождения древнеиндийской драмы. Генезис театрального искусства автор связывает с формированием в середине I тыс. до н.э. (одновременно с Буддизмом и Джайнизмом) новой ритуально-мифологической системы, важнейшей составной частью которой была религозная драма. В книге рассматриваются такие важные культурологические проблемы, как формирование новой мифологии, появление храмового богослужения и возникновение иконического культа».

(Лидова Н.Р. Драма и ритуал в Древней Индии.
(Исследования по фольклору и мифологии Востока).
М. Восточная литература. 1992г. 150 стр.)

«Аннотация. Проблема становления древнегреческой, древнекитайской и древнеиндийской философии из до- философской мировоззренческой культуры занимает важное место в отечественной и зарубежной историко-философской науке. Постановка проблемы, с одной стороны, вызвана научным интересом исследователей найти истоки философского знания, с другой — всем ходом развития самой философии. Зрелое состояние философии требует определения своих исконных начал, места и роли развития самосознания человечества. Без этого рождение и существование философии из области закономерного переносится в область случайного явления: философия могла возникнуть, но могла и не возникнуть, может существовать, а может и вовсе отсутствовать и общественном сознании.
Решение проблемы становления греческой и италийской философии на Западе и китайской и индийской на Востоке позволяет найти общие закономерности и специфические черты их генезиса, выявить социально-экономические основания и теоретические источники философии, определить её познавательные (гносеологические) и поведенческие (практические) возможности в системе возникающих сфер общественного сознания, обозначить основные философские направления и дать им мировоззренческую оценку с позиций принадлежности их к материализму или идеализму. Книга посвящена анализу первой философии — её обновлению и развитию на примере Китая и Индии в свете современных запросов историко-философской науки. На материале оригинальных текстов в книге прослеживаются мировоззренческие связи философии с предфилософией, делается исследовательская попытка обнаружения общих и специфических сторон первой философии индийцев и китайцев. Для широкого круга читателей — студентов, аспирантов, преподавателей, научных работников, всех интересующихся вопросами развития древней философии».

(Лукьянов А.Е. Становление философии на Востоке.
Древний Китай и Индия. М. Инсан. 1992г. 208 стр.)

«Тантрийская сущность ее едва ли известна даже тем, кто усвоил ее историческое и филологическое значение. В настоящей статье мы пытаемся, опираясь главным образом на тибетские источники, раскрыть смысл этой мантры, тот смысл, который придают ей сами буддисты. <…> Мантра ОМ-МА-НИ-ПАД-МЭ-ХУМ — древнейшая из мистических формул буддийского Тантризма. Факт ее появления связан непосредственно с проповедями самого Будды, и то, что она имеется в особом разделе Ганжура, известном под названием Жуд (rgyud), лишний раз убеждает в этом. Известно, что у ранних махасангхиков было особое собрание мантрических формул в их «Дхарани-питаке»; также и «Манджушримулакальпа», появившаяся, по мнению некоторых авторитетных ученых, в I в. н.э., содержит мантры и дхарани, а также многочисленные мандалы и мудры. К этому же периоду, вероятно, относится дхарани ОМ-МА-НИ-ПАД-МЭ-ХУМ, однако, трудно сказать, насколько она была разработана в то время в философско-мистическом плане. Во всяком случае, как считают специалисты, буддийская тантрийская система выкристаллизовалась в определенную форму к концу III в. н.э., как это видно по хорошо известной тантре «Гухьясамаджа» (gSang b’i ‘dus pa), которая относится к самой высшей из четырех систем буддийского Тантризма. <…>.
Что касается теории Адибудды, проявлением которого являются пять дхьяни будд, мы должны заметить следующее: эта теория является неотъемлемой частью всех буддийских тантрийских систем и считается коренным признаком, отличающим буддийский Тантризм от индуистских и шиваитских Тантр, в частности, от Кундалини-Йоги. Без глубокого понимания и тщательного научного анализа этой теории, непосредственно связанной с практикой Йоги, немыслимо сколь-нибудь серьезное изучение буддийского Тантризма. Между тем европейские ученые с самого начала относились к буддийским Тантрам с определенным пренебрежением, ошибочно считая, что они являются производными от упадочных форм позднейшей Индуистской Традиции и порочной практики, разрекламированной невеждами. Пожалуй, первым европейским ученым, который сделал попытку реабилитации Тантризма вообще, был Артур Авалон, но и он не смог освободиться от влияния индийской (шиваитской и индуистской) ортодоксии и находился под впечатлением того, что буддийские Тантры являются лишь ответвлением индуистских Тантр. Впрочем, позднее он несколько изменил свое мнение. <…>.
Помещая в печать статью на столь, казалось бы, специальную тему, как тантрийское значение древней мантры ОМ-МА-НИ-ПАД-МЭ-ХУМ, мы руководствовались следующими общими соображениями. В отличие от развитых европейских культур, где общечеловеческие ценности, развиваясь, имеют тенденцию дифференцироваться настолько, что подчас трудно отыскать корни того или иного жизненного явления, рост восточных культур всегда проходил в едином русле, и этим руслом была религия. Ярчайшим тому примером является тибетская культура, в которой духовные и даже материальные элементы были обусловлены религиозной жизнью. Современная наука в ее стремлении исследовать тибетскую культуру не должна упускать из виду указанной ее особенности, ибо без анализа проблем, касающихся религиозной стороны жизни тибетцев, невозможны плодотворные исследования в частных областях тибетологии. Мы, со своей стороны, надеемся, что настоящая статья, основанием которой послужили первоисточники по философии буддийского Тантризма, проложит начало более глубокой разработке вопросов, касающихся религиозного элемента культуры Тибета. (Улан-Уде. 1971г.)».

(Дандарон Б.Д. Содержание мантры ОМ-МА-НИ-ПАД-МЭ-ХУМ.
// Труды по Востоковедению. Т. 2, ч. 2. Тарту. 1973г. С. 463-477;
Мысли буддиста. Владивосток. 1992г.)

 

1 9 9 3 г о д .

«Эту статью Бидия Дандарович Дандарон написал в 1971г. По его совету вместе со статьёй «Теория шуньи у мадхьямиков» я передал её А.Н.Зелинскому для публикации в сборнике Географического Общества СССР. Но пока формировался сборник, в Бурятии было сфабриковано так называемое «Дело Дандарона», в результате которого Б.Д.Дандарон уже проведший 19 лет в сталинских лагерях, попал в брежневский лагерь. После этого исчезла возможность публикации не только статьи о Махамудре, но были приостановлены издания и других буддологических исследований в СССР. И вот теперь, спустя более чем двадцать лет, этот важнейший труд становится доступным для тех, кто интересуется Буддизмом и творчеством Б.Д.Дандарона. (В.М.Монтлевич).
Цель настоящей работы — осветить один из принципиальных вопросов буддийского Тантризма: Махамудру. Для правильного подхода к вопросу мне представилось необходимым раскрыть, прежде всего, содержание Махамудры, поскольку такой подход даёт понимание и её природы, и её роли в системе.
Учитывая необычайную сложность проблемы и будучи ограничен рамками журнальной статьи, я решил изложить основные теоретические положения Махамудры так, как их представляют сами буддисты, и воздержаться от каких бы то ни было комментариев — это дело будущего. Во всяком случае, такой подход позволяет даже сейчас сделать существенный вывод: цели и задачи буддийского Тантризма, основой и объединяющим принципом которого является Махамудра, не имеют ничего общего с целями и задачами шиваитского Тантризма. Считать поэтому буддийский Тантризм производным от шиваитского мистицизма, подобно Г.Ц.Цыбикову, А.Уодделю и др., крайне неправильно. Именно подобные взгляды порождали предвзятость, которая была направлена против всего тантрийского. Поэтому многие учёные отказывались от какого-либо изучения его или же к изучению Тантризма относились долгое время с пренебрежением.
Первым осмелился опубликовать серию работ по тантрийским текстам и философии Артур Авалон (Джон Вудроф), который писал в предисловии к «Шричакрасамбхаратантре»: «Невежды… дают столько пищи для ложных суждений, что они (суждения) с готовностью подхватываются и именно они большей частью служат материалом для религиозной полемики. Тем не менее, я повторяю, что мы должны привлечь наш разум и чувство справедливости к тому, чтобы постараться понять всякую религию в её высшем и чистейшем проявлении». Но сам Авалон, однако, не был вполне свободным от той «предвзятости», что буддийские Тантры были лишь ответвлением индуистских Тантр. Это мнение господствовало до тех пор, пока тибетские тантрийские тексты не стали более или менее доступными учёному миру. Анагарика Говинда пишет по этому поводу в статье «Principles of Tantric Buddhism» следующее: «Против этой точки зрения свидетельствует большая древность и содержательное развитие тантрийских тенденций в Буддизме. Уже у ранних махасангиков было особое собрание мантрических формул в их «Дхарани-питаке», также в «Манджушримулакальпе», появившейся, согласно некоторым авторитетам, в 1 в. н.э. Они содержат не только мантры и дхарани, но и многочисленные мандалы и мудры. Даже если датировка «Манджушримулакальпы» не совсем точна, выглядит вероятным, что буддийская тантрийская система выкристаллизировалась в определённую форму к концу III в. н.э., как видно по хорошо известной тантре Гухьясамаджа». Заявлять, что буддийский Тантризм есть ответвление Шиваизма, могут только те, кто не имеет представления о первоисточниках тантрийской литературы. Сравнение индуистских Тантр с буддийскими, которые сохранились преимущественно в Тибете и, следовательно, долгое время оставались не замеченными индологами, не только показывает удивительное несходство в методах и целях, вопреки внешнему сходству, но и доказывает религиозное и историческое старшинство и оригинальность буддийского Тантризма.
Шанкара-ачарья, великий индуистский философ IX в. н.э., чьи работы составляют основу всей шиваитской философии, использовал идеи Нагарджуны и его последователей до такой степени, что правоверные индуисты считали его тайным приверженцем Буддизма. Подобным же образом индуистские Тантры тоже приняли методы и принципы буддийского Тантризма и приспособили их для достижения своих целей. Ещё раз хочу подчеркнуть, что без исследования содержания Махамудры цели и природа буддийского Тантризма (Ваджраяны) останутся нераскрытыми».

(Дандарон Б.Д. Махамудра как объединяющий принцип
Буддийского Тантризма. // Гаруда. 1993г. № 1. С.3-13; // Тибетский
Буддизм: Теория и практика. Новосибирск. 1995г. С. 6-29)

«Аннотация. Дэниел Голмен занимался интеллектуальными аспектами объединения медитативного опыта. Его проницательный, мощный ум, его преданность буддийской традиции идеальным образом подготовили его для составления обзора духовных путей и связанных с ними состояний сознания». (Рам Дасс).
«Глава 10. Индийская Тантра и Кундалини-Йога. Тантрическая Традиция, зародившаяся в Индии, является согласно некоторым источникам разработкой древних шаманских практик, нашедших свое отражение как в индуистской, так и в буддистской медитационных системах (Eliade, 1970). Индийская Тантра изменяет сознание с помощью восходящих энергий, которые обычно находятся в латентном состоянии. Некоторые системы медитации, завезенные на Запад, уходят своими корнями в Кундалини-Йогу, Тантрическое Учение…
Тантризм уникален по разнообразию методов, которые он предлагает для преодоления чувственного сознания. В некоторых из них используются мантры, в других — янтры — объекты для упражнений в визуализации, такие как мандала; концентрация на шабда — сверхтонких внутренних звуках; пранаямы и асаны; майтхуна — пробуждение Шакти (энергии Кундалини) через ритуальные, контролируемые половые сношения…».

(Голмен Д. Многообразие медитативного опыта.
От Каббалы до трансмедитации. К. София. 1993г. 137 стр.)

«Аннотация. «Значение тибетской культурной традиции для духовного развития человечества огромно, ибо Тибет — последнее живое звено, связывающее нас с цивилизациями далекого прошлого. Мистические культы Египта, Месопотамии и Греции, инков и майя угасли вслед за гибелью этих древних цивилизаций, и теперь уже навсегда утрачены для нашего познания. Исключение составляют лишь некоторые скудные фрагментарные сведения, чудом дошедшие до нас. Древние цивилизации Индии и Китая хорошо представлены многочисленными произведениями искусства и литературы. Яркие искры их духовной культуры вспыхивают порой и сейчас средь пепла современной мысли. Однако их культурные достижения скрыты или пронизаны столь мощными слоями различных культурных влияний, что очень трудно, а зачастую и невозможно выделить истинные элементы из наносных и распознать их первозданную природу». А.Говинда.
Лама Анагарика Говинда (Эрнст Лотар Хофман, 1898-1985) — выдающийся буддийский подвижник, знаток палийской литературы, неутомимый путешественник, был лично знаком с М.Ганди, Р.Тагором, А.Дэвид-Нил и с семьей Н.К.Рериха, организовал несколько буддийских институтов, призванных содействовать «западному» Буддизму в обретении собственного лица как необходимого условия жизнеспособности учения Будды. В своих многочисленных статьях и книгах А.Говинда впервые в популярной форме познакомил широкого западного читателя с сокровенными основами учения Будды. Книга А.Говинды «Основы тибетского мистицизма» вводит читателя в увлекательный и таинственный мир тибетского мистицизма: раскрывает секреты тибетской медитации, мистической алхимии, тайны магических изображений — мандал, а также разъясняет смысл самой известной буддистской мантры «Ом Мани Падмэ Хум» и других мантр, правильное применение которых является мощным средством преображения человеческого сознания. Книга рассчитана на широкий круг читателей и будет интересна не только специалистам, но и всем, кто увлечен духовной культурой Востока».

(Анагарика Говинда. Основы тибетского мистицизма. Согласно эзотерическому
учению великой мантры Ом Мани Падме Хум. / Пер. с англ. Н.Н.Дудко,
С.А.Сидорова. СПб. Андреев и сыновья. 1993г., Беловодье. 2005г. 320 стр.)

 

1 9 9 4 г о д .

«Аннотация. Энциклопедия включает более 3500 статей, раскрывающих содержание важнейших понятий всех областей философии: гносеологии, метафизики, психологии, этики, эстетики, философии права, истории и культуры, религиозной философии и др. Это первая в России за последние 75 лет попытка дать непредвзятую картину философии от времен античности до наших дней.
Тантризм — возникшая в I в. после Р.X. в Брахманизме и Буддизме тайная наука о ритуале, которая излагалась в текстах-тантрах (санскр. ткань, т.е. текст) и др. книгах, объявленных его сторонниками истинными. Тантризм воспринял методы Йоги и разработал систему экзотерической практики. В основе учения лежит идея человека-микрокосмоса. С Тантризмом тесно связан Шактизм, который отводит особую роль в мировых и священных событиях некоему половому энергетическому началу, представляемому в виде Богини Шакти».

(Краткая философская энциклопедия. М. Прогресс. 1994г.)

В 1994г. в феврале в Центре индийских исследований Института Востоковедения РАН (г. Москва) прошла научная конференция «Индуизм и современность» (см. Индуизм и современность. Сборник. / Отв. ред. И.П.Челышева. М. ЦИИ ИВ РАН. 1994г.):

«Аннотация. В сборник вошли выступления участников научной конференции «Индуизм и современность», проходившей в Центре индийских исследований ИВ РАН под председательством руководителя ЦИИ д.и.н. А.А.Куценкова в феврале 1994г. Организатор конференции: к.и.н. Е.Ю.Ванина. Ответственный редактор сборника: к.и.н. И.П.Челышева.
Содержание.
Вступительное слово директора Института Востокведения РАН Р. Б.Рыбакова
— Индуизм и современность. (Павам К. Варма).
— Индиуизм — основа индийской цивилизации. (Л.Р.Полонская).
— Индуизм и каста. (А.А.Куценков).
— Общие этапы развития кастовой системы в Индии в контексте эволюции Индуизма. (И.А.Ефремова).
— Индийская философия как проблема культурологии. (В.Г.Лысенко).
— Творение мира как игра Бога и нео-Ведантизм. (О.В.Мезенцева).
— Нео-Веданта и историко-философская концепция С.Н.Дасгупты. (Е.Н.Аникеева).
— Индуизм и Тантра. (В.А.Ефименко*).
— Неоиндуистский мистицизм в России. (А.А.Ткачева)».

*Валерий Акимович Ефименко (р. 1948г.) — кандидат философских наук («Индийская философия и культура. 1982г. СПбГУ). Санкт-Петербург.

«Тантризм — одно из наименее исследованных явлений индийской культуры. Санскритское слово «тантра», давшее на¬звание этому явлению, переводится как «метод», «техника», «ритуал», а также обозначает сборники наставлений религиозно¬го или этического характера. Суть Тантры в достижении экстатических состояний ради общения с божеством. В большинстве тантрических сект поклоняются богине, персонифицирующей космогоническую энергию — шакти, выступающую в различных ипостасях, под разными именами.
Изучение Тантризма непременно сталкивается с проблемой его отношения к Индуизму. Одни исследователи предпочитают рассматривать Тантру в лоне Индуизма, другие видят в ней самостоятельное учение. Действительно, в них много общего, но гораздо больше, как нам представляется, принципиальных различий. <…>.
Чужд Индуизму и подчеркнуто эзотерический характер Тантры, которая практикуется в сектах, небольших общинах, куда нет доступа посторонним. Расходится с индуистской теологией и популярное в Тантре возвышение женского начала в образе богини Шакти (а также Деви, Кали, Тары и др.) до уровня космического Абсолюта, равного по своей миросозида¬тельной роли Брахме, Шиве и другим демиургам. Отличает Тан¬тру от Индуизма и приверженность к чрезвычайно сложной сим¬волике, в которой мистическое значение придается даже самым незначительным деталям ритуала и объектом поклонения являются янтры — графические рисунки, в которых замыслова¬тые сплетения треугольников изображают вселенскую эволюцию.
Но Тантра не сводится к оргаистическим обрядам и мистической символике. И тем более нельзя считать ее «испорченной» формой Индуизма. Это достаточно самостоятель¬ное направление в культуре Южной Азии, со своей собственной историей, сложной структурой. В русле Тантры сформировались глубокие философские и этические воззрения, серьезная литература, оригинальное искусство». <…>.
Таким образом, Тантра в своих наиболее развитых формах, называет ту же высшую цель, что и ведущие религиозно-философские системы индуистского толка: Веданта, Санкхья, Йога. Цель эта — мокша, то есть, освобождение от пут земного материального бытия и слияние с божественным Абсолютом.
Различие в методе «освобождения». Индуизм предлагает избранным путь аскезы, йоги, убеждая, что отказ от чувственных привязанностей, «умерщвление плоти», изнурительная епитимья есть лучший путь к трансцендентности. Тантрический подход в принципе иной. Приближению к божеству способствует не смирение плоти и подавление чувств, а их возбуждение, чему способствуют обряды «панча-макары» или тантрические ритуалы.
Ритуал Тантры чрезвычайно насыщен символикой. Символы характерны для индуизма, христианства, любой религии, но, по¬жалуй, ни в одной конфессии нет таких длинных и сложных ас¬социативных рядов, как в Тантре. Объяснить это можно эзотерическим характером Тантризма, его магическими истоками и сложной связью ритуала с философскими конструкциями. Оргиаистическому ритуалу требовалось засекречивание своей сути в символах, а символы засекречивались другими символами. В символике Тантры можно выделить несколько уровней: символы богов, символы мироздания, символы ритуала, символы человеческого тела… <…>.
По сути Тантра воспевает красоту отношений человека и божества на земном, и на трансцендентальном уровне. Это умозрительная красота, но она облагораживает бытие личности. Думается в этом одна из главных причин длительного существования в Индии Тантрической Традиции».

(Ефименко В.А. Индуизм и Тантра. (доклад).
// Индуизм и современность. Сборник. М. 1994г.)

«Аннотация. Монография посвящена современному этапу исследования культуры протоиндийской цивилизации, существовавшей в долине Инда в III тыс. до н.э. В ней рассматривается история открытия и изучения цивилизации, дан обзор основных источников, содержащих сведения об ее культуре. Монография освещает также вопросы дешифровки протоиндийской системы письма и структуры хараппского языка. В ней содержится обзор всех типов сохранившихся надписей, а также иконографических и символических текстов».

(Альбедиль М.Ф. Протоиндийская цивилизация.
Очерки культуры. М. Восточная литература. 1994г. 295 стр.)

«Аннотация. Автор рассматривает роль западной культуры в формировании неоиндуизма и последующее распространение его в страны Запада. Детально анализируются учения различных неоиндуистских гуру, начиная со Свами Вивекананды и кончая основателем современного Кришнаизма Свами Бхактиведантой. В книге показано влияние этих учений на современное западное сознание и их взаимоотношения с Христианством».

(Фаликов Б.З. Неоиндуизм и западная культура. М. Наука. 1994г. 220 стр.)

«Введение. …Священное всегда проявляется как реальность совсем иного порядка, отличная от «естественной» реальности. Для обозначения того, что заключено в выражениях tremendum или majestas, или mysterium fascinans, мы наивно используем слова, заимствованные из сферы естественной или даже духовной, но не религиозной жизни человека. Однако такое использование лексики по аналогии обуслов¬лено именно неспособностью человека выразить ganz andere, ведь и для обозначения того, что выходит за пределы естественного челове¬ческого опыта, язык может использовать лишь те средства, что на¬коплены в языке благодаря этому опыту.
Даже по прошествии 40 лет исследования Р.Отто не утратили своей ценности. Я призываю читателя обратиться к ним и поразмыш¬лять. Но в нашей книге мы избрали другой путь: мы стремились представить феномен священного во всей его сложности, а не только в иррациональном аспекте. Нас интересует не соотношение рацио¬нальных и иррациональных элементов в религии, а священное во всей его полноте.
Итак, первое определение, которое можно было бы дать свя¬щенному, сводится к следующему: священное — это то, что проти¬вопоставлено мирскому. На следующих страницах мы попробуем проиллюстрировать и уточнить, в чем состоит это противопоставле¬ние… <…>.
Глава IV. Человеческое существование и освященная жизнь. 4.2. Освящение Жизни. …Такие антропокосмические уподобления, и в первую очередь последовательное освящение физиологической жизни, сохранили жизненность даже в высокоразвитых религиях. Ограничимся одним лишь примером: брачным союзом как ритуалом. Вспомним, какой высокий авторитет приобретает этот союз в индийском Тантризме* (*Тантризм — направление в Буддизме и Индуизме. Возникло в первые века н.э. Имеет тексты-Тантры. В основе религиозно-философской концепции Тантризма лежит идея о человеке-микрокосме и представление о некоем половом энергетическом начале).
Пример Индии блестяще показывает нам, как какой-либо психологический акт может превращаться в ритуал и как, пережив эпоху ритуалов, тот же акт приобретает значение «мистической техники».
Вспомним восклицание мужа в «Брихадараньяка-Упанишаде»: «Я — Небо, Ты — Земля!» Эти слова произносятся вслед за тем, как жена изобразит из себя ведический жертвенник (VI, IV, 3). В Тантризме же женщина перевоплощается в Пракрити (Природу) и космическую богиню Шакти, муж олицетворяет Шиву — Чистый Дух, неподвижный и светлый. Брачный союз (майтхуна) — это прежде всего соединение двух принципов: Природа — Космическая Энергия и Дух. Один из тантрических текстов гласит: «Истинный брачный союз есть союз Верховной Шакти с Духом (Атман): все другие — лишь плотские связи с женщинами» («Куларнава-Тантра» V, 111–112). Речь идет уже не о физиологическом акте, а о некоем мистическом ритуале; партнеры уже не просто люди, они «отвязаны» и свободны, как боги. И тантрические тексты постоянно подчеркивают, что речь идет о преобразовании плотского опыта. «Теми же актами, что бросают некоторых людей в ад, где они горят милллионы лет, йог достигает вечного блаженства». Уже в «Брихадараньяка-Упанишаде» (V, XIV, 8) утверждается: «Тот, кто знает это, даже если его поступок походит на грех, чист, вечно молод и бессмертен». Иначе говоря, «тот, кто знает», обладает совершенно отличным от мирского опытом. То есть всякий человеческий опыт может быть преобразован и пережит в ином плане, трансчеловеческом.
Индийский пример продемонстрировал нам, какой степени «мистической» утонченности может достичь освящение органов физиологической жизни, освящение, наблюдаемое уже в полной мере на всех уровнях древней цивилизации. Добавим, что придание особой значимости половой жизни как способу участия в священном (в Индии — это способ достижения сверхчеловеческого состояния абсолютной свободы) влечет за собой и некоторые опасности. В той же Индии Тантризм был причиной некоторых гнусных и отталкивающих церемоний. В других странах, в первобытных обществах ритуальные половые связи сопровождались самыми разнузданными оргиями. Тем не менее, эти примеры с достаточной убедительностью показывают нам наличие опыта, полностью утраченного в современном обмирщенном обществе, — опыта священной половой жизни».

(Мирча Элиаде. Священное и мирское. / Пер. с фр., пред.
и комм. Н.К.Гарбовского М. Издательство МГУ. 1994г. 144 стр.)

 

1 9 9 5 г о д .

«Аннотация. Пособие знакомит с основами религиоведения как самостоятельной научной дисциплины. В нем рассматриваются основные подходы к исследованию религии, ее место в жизни человека, общества, дается обзор основных этапов формирования религий, как ставших достоянием истории, так и существующих ныне. Особое место уделяется роли религии в современном мире.
Глава II. Религия как историко-культурный феномен. Индуизм. В Индуизме сохранились магические приемы — тантры — и сложился особый вид религиозной практики — Тантризм. На основе магических приемов — тантр — в Индуизме возникли формулы (мантры), т.е. священные заклинания, которым приписывалась волшебная сила…».

(Гараджа В.И. Религиоведение. Учебное пособие для студентов
высших учебных заведений и преподавателей средней школы.
2-е изд., дополн. М. 1995г. 351 стр.)

«Аннотация. Тайна и Карма Лунной Богини — третья книга из серии известного в Республике Беларусь врача-целителя, президента Научно-внедренческого многопрофильного центра народной медицины «Сантана». Предыдущие две книги из этой серии «Ваш талисман» и «Лечебная радуга камня» были несколько раз переизданы по многочисленным просьбам читателей. В книге «Тайна и Карма Лунной Богини» освещаются транснациональные проблемы взаимоотношения полов, их гармонии как основы мироздания, возможности гармонизации межличностных отношений с использованием всего, что окружает человека (царство минералов, цвет и т.д.). Поднимаются вопросы об ответственности в Новой Эпохе человека за свои мысли, поступки и жизнь на свете Закона перевоплощения и Кармы, приводятся особенности женской Кармы. Книга рассчитана на широкий круг читателей, понимающих ответственность за проблему выживания в Новой Эпохе».

(Гоникман Э.И. Тайна и карма лунной богини. В 2-х книгах.
Сантана. 1995г. 768 стр., М. Издательский дом МСП. 1998г. 448+480 стр.)

«Введение. Чем ближе мы подходим к концу ХХ в., тем острее становится кризис ценностей в современном обществе, тем сильнее разрыв между внешним благополучием западной цивилизации и нарастающей духовной опустошенностью, бессмысленностью бытия. Мы все яснее начинаем понимать, что материальное благополучие, возможность потреблять и счастье совсем не одно и то же. Все чаще современный человек оказывается в плену неразрешимых эмоциональных проблем, попадает в полосы неудач, страдает от отсутствия любви и духовной близости. Все это заставляет нас обращаться к древним философским и религиозным традициям, искать ответы на волнующие нас вопросы у истоков нашего бытия. Проблема судьбы, рока всегда волновала человека и, пожалуй, наиболее полное выражение она нашла в представлениях о Карме и Дао, ставших столь популярными в последние годы…
Глава 1. Кармические проблемы в жизни современного человека. Счастье и страдание, смысл жизни и злой рок все это переплетено столь тесно, что невозможно остановиться на одном, не затронув другого. Если мы спрашиваем себя, почему судьба человека складывается так, а не иначе, какие силы управляют ею, мы рано или поздно приходим к вопросу: откуда мы появились в этом мире, что находится за порогом жизни и смерти. Это вечные вопросы волновали человечество с глубокой древности, и попытки ответить на них привели к появлению целого мировоззрения, лежащего в основе мировых религий, древних философских систем, откровений великих мыслителей и святых.
Это мировоззрение иногда называют Сокровенной мудростью или Вечной философией и в самом общем виде оно выглядит следующим образом…
Одной из основных начальник задач нашего пребывания на земле является преодоление забвения, восхождение к Божественному Источнику и одновременно «укрощение» нашего тела, подчинение телесных страстей и желаний нашему высшему Я. Именно это устраняет основной источник страдания, позволяет обрести целостность и силу, пробудить наши глубинные резервы. Понятно, что и первое, и второе очень непростые задачи, лежащие в основе большинства мистических и религиозных практик, а их решение очень сложный и подчас мучительный процесс. Его успех во многом зависит от понимания природы многомерной Реальности, механизмов восхождение духа в материю и его связей с телесной оболочкой. Поэтому рассмотрим вначале основные космогонические принципы древних традиции на примере Индийской Тантры и Даосизма, представления, которых оказались удивительно близки новейшим открытиям современного естествознания.
Согласно философии Тантры космическая эволюция происходит по стадиям, в ходе которых разворачивается 36 базовых космических принципов — таттв, определяющих законы функционирования нашей вселенной. При этом развитие начинается от наиболее «тонких», информационных аспектов Реальности и лишь в самом конце завершается образованием «плотного», материального мира. Еще одной особенностью, непривычной для европейского мышления, является возникновение частей (всего разнообразия существ и неживых объектов) из некого целого, где изначально все слито воедино.
В Индийской Традиции существует специальная медитативная диаграмма – Шри-Янтра, где закодирован весь этот процесс космической эволюции. Причем эволюции соответствует движение из центра к периферии, а инволюции — от периферии к центру. Эта же янтра описывает и индивидуальное развитие человека, т.к. с тантрической точки зрения Макрокосмос (вселенная) и Микрокосмос (человек) полностью подобны. В этом случае различные слои Шри-Янтры, расположенные по радиусам, соответствуют разным чакрам. Центральная точка (бинду) — Сахасраре, а квадрат соусвастики, обрамляющий Шри-Янтру — Муладхаре.
Итак, процесс эволюции вселенной, приводящий к возникновению индивидуальных я и физических тел, начинается из точки, где все слито воедино (центр Шри-Янтры)…
Очень важно подчеркнуть, что это не чертеж, не план создания макро и микро — космоса, а именно его зародыш, который, прорастая, приводит к формированию вселенной. Т.е. тут нет Творца, который по плану, подобно инженеру, создал атомы и молекулы, планеты и галактики. Этот же принцип вырастания является и центральной идеей Даосизма. В современной физике эта идея была переоткрыта сравнительно недавно и формулируется как принцип самоорганизации. Открытия, сделанные в термодинамике неравновесных систем, синергетике и других областях современной науки, полностью подтвердили, что для естественных процессов начиная от элементарных частиц и до социальных систем характерны именно механизмы самоорганизации, «вырастания»…
Слияние с Маха-Бинду, принципом Парама-Шива, находящимся в Центре Шри-Янтры, является целью духовной практики в самых различных религиях и мистических традициях. Это не только Индийская и Тибетская Тантра, Даосизм, но и Христианская Духовная Алхимия (слияние с Божественным Андрогином), Мистическая традиция Кельтов и множество других…
Тантрическое представление о тонких вибрациях как истинной природе материи так же оказалось удивительным прозрением. Только в XX в. физика открыла квантовую механику, подтвердившую волновую природу вещества, на представлении о которой уже много тысячелетий базируется и теория и практика Тантры (Капра Ф. Дао физики. СПб. Орис. 1994г.).
Приложение 2. Природа и свойства жизненной энергии, основные струткуры тонкого тела. Рассмотрим теперь систему чакр, описываемую в индийской Тантре…».

(Файдыш Е.А. Карма и психотравмы. М. Алмин. 1995г.)

*Файдыш Евгений Александрович — кандидат биологических наук, академик МАЭН, президент Фонда трансперсональной психологии Европейской ассоциации трансперсональной психологии (EUROTAS). В 1997г. в Вестнике Балтийской Педагогической Академии (выпуск 12 «Проблемы трансперсональной психологии в обучении») в разделе «Актуальные проблемы трансперсональной психологии» была размещена статья Е.А.Файдыша «Ноосфера Земли и глобальная эволюция человечества»:

«Введение. В последние годы мы становимся свидетелями нарастания кризисной ситуации, охватывающей практически все сферы личной и социальной жизни человека. При этом было бы неправильно связывать ее возникновение только с экономическими или социальными причинами как следствием упадка экономики той или иной страны, поскольку аналогичные симптомы мы наблюдаем и в сравнительно благополучных странах Западной Европы и Северной Америки. Сейчас можно достаточно уверенно сказать, что причины надвигающегося кризиса глубоко экзистенциальны и лежат в самой природе человека Разумного, в принципах его отношений с окружающим миром. Более того, надвигающийся кризис является закономерным и даже необходимым этапом в дальнейшей эволюции человечества.
Единственным выходом из сложившейся ситуации представляется осознанное прохождение человечества через кризис и выход на новый, более высокий уровень восприятия Реальности. Отметим, что подобный подход к преодолению личностных кризисов используется и в современной психотерапии, вобравшей в себя многие идеи древней Алхимической Традиции (С.Гроф, К.Гроф. Неистовый поиск себя. М. 1996г.). Центральная идея духовной Алхимии — идея трансмутации, преображения негативного начала, деструктивной энергии — характерна и для древних философских систем Индии, Китая и Тибета. Последние позволили Карлу Юнгу создать принципиально новое направление в психотерапии, в корне отличающееся от традиционного подхода, когда негативное стремились подавить, заблокировать, «убрать с глаз долой».
Если говорить о возможности успешной трансмутации нынешнего кризисного состояния нашей цивилизации, то одним из необходимых условий является расширение наших представлений о Реальности, переосмысление и трансформация естественно научной парадигмы. Рассмотрим три взаимосвязанные аспекта этой проблемы:
— анализ влияния информационного хаоса на биосферу Земли и тесно связанную с ним проблему экологии информационной среды;
— формирование более широкого взгляда на биосферу нашей планеты, в основу которого положено описание биосферы как живого организма, имеющего сложнейшие информационные механизмы саморегуляции и изучение взаимодействия этих информационных уровней планеты с сознанием человека;
— гармонизация психики современного человека, пробуждение ее глубинных резервов, необходимых для преодоления кризисных ситуаций.
Проблемы экологии информационной среды. В современной цивилизации роль информации в поддержании равновесия и развитии сложных систем, начиная от живого организма и кончая эволюцией планетарных, галактических процессов становится все более значительной. Это приводит к необходимости изучения информационной среды, образованной миллиардами информационных связей, как человеческого сообщества, так и естественных экологических систем. Важно подчеркнуть, что эти связи образуют новую системную целостность, не сводимую к сумме отдельных элементов, что отмечалось еще в глубокой древности в Индийской и Тибетской Тантрической Традиции.
Важнейшим компонентом информационной среды является человеческая психика, дух, сознание. Современные научные исследования, связанные с изучением процессов саморегуляции сложных нелинейных систем, качественно изменили наши представления о природе физической реальности окружающего мира. Оказалось, что в нормальном функционировании и развитии как отдельного живого организма, так и биосферы в целом определяющую роль играют слабые информационные взаимодействия, которые, в конечном счете, определяют адаптивные возможности биосферы планеты…
Развиваемый подход базируется на представлении биосферы планеты единым организмом, обладающим самостоятельным поведением, способным к саморегуляции и самоорганизации, отторгающим чуждые для него воздействия и поддерживающим полезные, благотворные влияния, связанные с ними процессы и сообщества. В этом отношении сравнение Земли с человеческим организмом, известное с глубокой древности, рассматривается не просто как поэтическая метафора, а как отражение реальных планетарных процессов. В пользу такой точки зрения свидетельствуют как философско-религиозные концепции большинства древних цивилизаций нашей планеты, так и новейшие открытия современной физики, кибернетики, психологии…
Подчеркнем, что восприятие нашей планеты, как единого организма, анализ информационных каналов взаимодействия с ним занимали громадное место и в древних цивилизациях нашей планеты. Рассматривая различные магические и религиозные обряды, практиковавшиеся с глубокой древности (это и различные жертвоприношения, и шаманские камлания и т.д., воспринимавшиеся в сознании наших предков как необходимое условие выживания и сохранения природной среды), мы видим, что они представляли собой, прежде всего, информационные воздействия, как на биосферу планеты, так и на коллективное бессознательное древних этносов.
Современная наука и древние технологии гармонизации информационной среды. Во многих древних сообществах были известны даже специальные устройства, которые, по представлениям древних, очищали и гармонизировали информационную среду нашей планеты. Примером таких устройств служат мантровые колеса (mantra wheels), широко распространенные в цивилизации Тибета…
По представлениям тибетцев мантровые колеса при вращении генерируют энергию, гармонизирующую и очищающую окружающее пространство. Именно поэтому их можно встретить где угодно. Естественно, материалистическая наука недалекого прошлого все истории о благотворном действии мантровых колес считала предрассудком. Однако открытия современной физики позволяют взглянуть на них с совершенно иной точки зрения. Исследования так называемых торсионных полей, возникающих при вращении массивных цилиндров, конусов и других объектов, показали, что они обладают выраженным биологическим и физикохимическим действием. Более того, этот вид физических полей связан со спиновой поляризацией физического вакуума…
Однако в этих устройствах, появившихся в глубокой древности, есть еще целый ряд ноу-хау, отсутствующих в современных спин-торсионных генераторах. В первую очередь, это мантры, служащие своеобразными модуляторами спин-торсионного поля. Собственно говоря, тип такой мантры и определяет характер действия подобного генератора, т.е. основной эффект связан не с энергией излучения, а с его информационной компонентой, модулированной семантической структурой мантры. Поэтому изучение древних архетипических знаков и мантрических формул заслуживает самого пристального внимания современной науки…
Возможность синтеза древних и современных технологий гармонизации биосферы Земли. Вероятно, в наши дни нет смысла копировать древние устройства и сооружения, предназначенные для очищения и гармонизации биосферы нашей планеты, а целесообразнее развивать идеи, дошедшие до нас из глубины веков, привлекая новые научные достижения и современные технологии.
Одним из примеров такого синтеза является созданная нами методика гармонизации психики человека и места его пребывания (дома, офиса и т.д.), обладающая выраженным антихаотическим действием. Она базируется на использовании древних архетипических символов и мандал Индийской Тибетской традиции в сочетании с фрактальными орнаментами, полученными на компьютере.
Древние эзотерические учения, в частности Тантрическая Традиция, указывали на существование универсальных геометрических и ритмических инвариантов, являющихся своеобразными кодами процессов и объектов нашей Вселенной — архетипических образов (С.G.Jung. Jung on Alchemy. Routledge. London. 1995; Ph.Rawson. Tantra. Thames & Hudson. London. 1991). Более того, именно они служили основой мощнейших магических техник, использующих визуальные геометрические образы (янтры, мандалы, танки) и акустические ритмы (мантры). Современные физические исследования неравновесных развивающихся систем подтвердили существование таких инвариантных структур, возникающих в объектах самой различной физической природы, от гидродинамических турбулентных систем до высокотемпературной плазмы. Еще большее разнообразие подобных архетипических инвариантов было найдено в живых системах, как на клеточном уровне, так и на уровне высокоразвитой психики.
Сравнительно недавно был создан мощный математический аппарат, позволяющий описывать топологию архетипических образов. Это — теория фрактальных множеств. Сейчас на ее основе разработаны пакеты компьютерных программ, дающие реальную возможность изучения и практического использования архетипической символики. Естественно, что эта работа требует глубочайшего изучения громадных эмпирических знаний об архетипической символике, накопленных в древних эзотерических учениях».

 

1 9 9 6 г о д .

«Аннотация. Настоящее издание включает в себя три раздела, в которых в словарной форме освещается история возникновения, основные положения вероучения, обряды и ритуалы, мифология, философия, космогония трех из наиболее распространенных религий Индии, оказавших огромное влияние на традиции и культуру этой страны. Речь идет об Индуизме, Джайнизме и Сикхизме.
Настоящее издание является первым в нашей стране словарем, посвященным трем наиболее распространенным на территории Индии религиям: Индуизму, Джайнизму и Сикхизму. Это — результат многолетнего труда индологов Москвы и Санкт-Петербурга (историков, этнографов, философов, религиоведов и искусствоведов). В словарных статьях отражены история возникновения этих религий и их современное состояние; охарактеризованы их многочисленные направления, секты, организации; проанализированны священные книги, описаны вероучения и ритуалы. Авторы словаря уделили также внимание философским школам, относящимся к этим религиям, и религиозным деятелям, внесшим вклад в теологию и философию того или иного религиозного направления. Для всех, кто интересуется культурой, религией, философией Индии.
ТАНТРА (прядка, ткань) — один из типов текстов (наряду с Ведами, Смрити и Пуранами), на которых основывается Индуистская Традиция. Появились Тантры позже всех прочих и, вероятно, под влиянием текстов буддийских Тантр, принадлежащих Ваджраяне. Относятся к шиваитскому или шактистскому вариантам Индуизма. Изложение в Тантрах строится обычно как беседа богов (напр., Шивы с супругой). Содержание многообразно, включает в себя ритуалы, техники Йоги, теологические спекуляции, сакрализованные медицинские предписания и пр. Современный индуистский ритуал в основном является тантрическим, а не ведическим. Для Тантр характерно представление о божеств, энергии (шакти), символизируемой в женском облике и пробуждаемой особыми практиками Йоги, в том числе Кундалини-Йоги. Социальный исток многих Тантр, вероятно, низкокастовая среда… Комментарии на Тантры писались великими мыслителями: Абхинавагуптой и др. Общее число Тантр, по названиям, множество десятков; далеко не все сохранны. Первый европейский исследователь Тантр — Артур Авалон. (А.Парибок).
ТАНТРИЗМ (от «тантра» — система, пряжа, прялка, традиция, текст и пр.) — форма существования и текстового представления Индуизма и Буддизма (в последнем чаще называется Ваджраяна). Индуистский Тантризм по традиционным представлениям и классификации является формой Шактизма, т.е. варианта религии с признанием верховным божеством женского начала, «потенции» (шакти) мира и прочих богов, источника всякой энергии. В индологии иногда Тантризм понимается расширительно, тогда к нему относят и формы Шиваизма, представленные в литературе Агам, подобных во многом шактистским Тантрам. Тантризм — закономерный итог истории, развития «деятельной» части Вед, т.е. трактующей обряды, культ и освобождение посредством их. Весьма многочисленны Тантры, некоторые достаточно древние (восходят к первым вв. н.э.), строятся в виде диалога божеств, четы Шивы и Парвати (Умы). Если вопрошает богиня и наставляет супруг, тантра называется Агама, если наоборот — Нигама. Тексты Тантр по содержанию крайне разнородны и призваны дать исчерпывающее изложение религиозной и духовной практики, как ритуально, так и йогически, а также представить необходимые сведения о космографии, теологии, устройстве общества, медицине и пр. Таким образом, Тантризм является «духовно-технологическим» завершением практики Индуизма. Философские взгляды в Тантризме эклектичны, преобладают представления Веданты и Санкхъя-Йоги, но в целом строгое различение даршан для Тантризма маловажно. Обстоятельный текст по Тантризму обычно дает классификацию индивидуумов (вполне способен к практике Тантры лишь человек высшего типа), правила взаимоотношений гуру и ученика, описание инициации (дикша) и различных посвящений (абхишека), правила употребления мантр, диаграмм для созерцания, символических жестов (мудр), совершения внешних ритуалов и подношений божествам, обязательных обрядов (санскар) и др. Характерно детальное отождествление элементов Микрокосмоса и Макрокосмоса, т.е. усмотрение всего мироздания в самом теле практикующего тантриста. Описываются чакры с приписыванием каждой из них набора фонем; каналы (нади), соединяющие чакры и также пронизывающие все тело. Даются наставления по поэтапному созерцанию, т.е. схематизирован процесс садханы с изложением необходимых асан, пранаям и др. техник Йоги. Существенно обоготворение женщины, и женоненавистники неспособны к Тантре… Тантризм отсутствует в вишнуистской форме Индуизма, склонной к благоговейному почитанию божества. С тантрической точки зрения Вишнуизм (в части, Кришнаизм) предназначен для личностей низшего духовного уровня». (А.Парибок*)».

(Индуизм, Джайнизм, Сикхизм. М. Республика. 1996г. 576 стр.)

*А.Парибок — востоковед-философ, лингвист, к.филол.наук, доцент Философского факультета СПбГУ, переводчик с пали, санскрита, французского, немецкого. До 1999г. работал в Ленинградском филиале Института востоковедения АН СССР. Имеет более пятидесяти публикаций, в числе которых работы по индийским философии и лингвистике, буддологии, культурологии, переводы с пали, французского, немецкого, санскрита. Преподает в СПбГУ и Институте психотехнологий. Разрабатывает теорию цивилизационных типов рациональности. Стержневая мысль: более двух тысяч лет назад в трех цивилизационных очагах Евразии, а именно в Греции, Индии и Китае, были найдены и развиты три различных способа обеспечения цивилизационного единства и сообразные им варианты человеческой развитости. Все три в последние десятилетия исчерпывают свой ресурс. Необходимы и осуществимы разработки новых типов человеческой развитости. Индивидуумы, не овладевшие ими, неизбежно станут в дальнейшем материалом чужой деятельности, а не субъектами собственной.
В 1996г. в издательстве Аванта+ вышел 6-й том Энциклопедии для детей. (см. Энциклопедия для детей. Т. 6. ч. 1. Религии мира. 2-е изд., испр. и доп. М. Аванта+. 1996г.). В разделе «Индуизм и родственные религии» (с.471) была размещена статья «Тантризм» (с.532), на которую не раз ссылался А.Л.Дворкин, читавший лекционный курс «Сектоведение» в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте начиная с 1995г. Полный вариант статьи «Тантризм» был напечатан в научном журнале «Азия и Африка сегодня» №2-3 1997г. Автором статьи был Станислав Анатольевич Горохов — востоковед, канд. геогр. наук, доцент географического факультета Московского педагогического государственного университета, по словам А.Л.Дворкина — последователь Шрипады Садашивачарьи (С.В.Лобанова, «Тантра-Сангха»). Действительно, С.А.Горохов был не просто последователем, но и учеником Шрипады Садашивачарьи, носившим имя Сундарадевананда Грихавадхута. Под этим именем С.А.Горохов печатался в «Тантрическом сборнике», издаваемом обществом «Тантра-Сангха» (см. Сундарадевананда Грихавадхута. Духовный учитель в Тантре. // Тантрический Путь. Выпуск 3. Тантра-Сангха. 1995-1996гг. С. 32-35; Сундарадевананда Грихавадхута. Основы тантрической космологии. // Тантрический Путь. Выпуск 3. Тантра-Сангха. 1995-1996гг. С. 43-47; Сундарадевананда Грихавадхута. Место Тантры в системе Индуизма. // Тантрический Путь. Выпуск 3. Тантра-Сангха. 1995-1996гг. С.47-57 и др.). Более того, С.А.Горохов являлся руководителем научной секции культурно исторического общества «Веда» (рег. 07.10.1997г.), духовным наставником которого был Шрипада Садашивачарья.

«Аннотация. Том «Религии мира» содержит основные сведения обо всех национальных и мировых религиях прошлого и настоящего. Впервые одна из важнейших сфер духовной жизни человека освещается столь полно, в популярной форме и с позиций равноуважительного отношения ко всем описываемым религиям. Книга рассчитана на детей старшего школьного возраста, родителей, преподавателей, а также всех тех, кто интересуется религиями разных народов. Все вышедшие тома «Энциклопедии для детей» рекомендованы Управлением развития общего и среднего образования Министерства образования РФ как дополнительное пособие для учащихся.
Индуизм и родственные религии. Тантризм. Учение Тантры. Малоизвестное учение Тантры также относится к индуистским религиозным течениям. Хотя Тантризм обладает всеми признаками самостоятельной религиозной традиции – вероучением, своеобразной культовой и йогической практикой, священными книгами-тантрами и целым рядом других черт отдельной религии, — большинство ученых, да и сами тантристы рассматривают его как особую форму Индуизма…».

(Энциклопедия для детей. Т. 6. ч. 1. Религии мира.
2-е изд. испр. и доп. М. Аванта+. 1996г. стр. 720)

«Аннотация. Книга Н.В.Исаевой включает в себя комментированный перевод двух основополагающих текстов ранней Веданты: трактата «Мандукья-карики» Гаудапады и раздела «Брахма-канда» из «Вакья-падии» Бхартрихари. Переводы предваряет монографическое исследование, прослеживающее развитие идей ранней Веданты и грамматической философии Индии вплоть до теорий Кашмирского Шиваизма (Анандавардхана, Абхинавагупта). Предлагаемое вниманию читателей издание представляет интерес не только для историков философии и востоковедов, но и для искусствоведов, литературоведов, любителей изящной словесности».

(Исаева Н.В. Слово, творящее мир. От ранней Веданты к Кашмирскому Шиваизму:
Гаудапада, Бхартрихари, Абхинавагупта. М. Ладомир. 1996г. 271 стр.)

«Аннотация. В этой книге говорится о тонкой энергии жизненной силы, о чистом сознании, находящемся за пределами ума, и об экстатическом опыте духовного пробуждения. В ней также говорится о физических расстройствах, душевном смятении и личностном кризисе — тех элементах преобразования человека, которые выбивают нас из седла, «давая понять», что нас коснулись силы более великие, нежели мы сами. В ней приводятся свидетельства людей разных эпох, которые имели и усвоили подобный опыт, раздвинувший их представления о психическом здоровье и божественной природе человека. И, наконец, эта книга — руководство к тому, как пережить этот опыт и выйти из него преображенным. В «Приложении» к «Энергии трансформации» предлагаются точные, простые и безопасные упражнения, выполнение которых поможет пробуждению энергии Кундалини, укрепит здоровье, повысит уровень жизненных сил и сопротивляемость негативным воздействиям внешнего мира. Индийские пандиты полагают, что существуют определенные качества, которые составляют сущностную природу всего сущего Непосредственное восприятие этой природы становится возможным после восхождения энергии Кундалини, дремлющей в каждом из нас. Пробуждаясь, эта мощная изначальная сила устремляется к своей цели через тело и психику, и, как считают восточные мистики, способна преобразовать человека на клеточном уровне».

(Б.Гринвелл. Энергия трансформации. Путеводитель
по Кундалини. / Пер. Н.Рубин, Н.Шпет. София. 1996г. 448стр.)

 

1 9 9 7 г о д .

«Тантризм — возникшая в I в. после Р.X. в Брахманизме и Буддизме тайная наука о ритуале, которая излагалась в текстах-тантрах (санскр. ткань, т.е. текст) и др. книгах, объявленных его сторонниками истинными. Тантризм воспринял методы Йоги и разработал систему экзотерической практики. В основе учения тантристов лежит идея человека-микрокосмоса. С Тантризмом тесно связан Шактизм, который отводит особую роль в мировых и священных событиях некоему половому энергетичеескому началу, представляемому в виде Богини Шакти».

(Философский энциклопедический словарь. Инфра-М. 1997г.)

«Аннотация. Книга рассказывает о поисках учеными начал индийской цивилизации, об открытии и изучении древних культур Хараппы, Ведийской, Эпической эпох и других, оставивших нам бесценное и живое наследие».

(Древняя Индия: Страна чудес. М. Терра. 1997г. 168 стр.)

«Аннотация. Обстоятельная статья о Тантризме и некоторых его аспектах, в которой дается сравнение Тантризма с брахманическим Индуизмом».

(Горохов С.А. Тантризм и тантристы. Место Тантризма
в системе Индуизма. // Азия и Африка сегодня. №2-3, 1997г.)

«Аннотация. Первая публикация на русском языке научно-комментированного перевода данного произведения. Перевод тибетского оригинала, перевод тибетской версии, транслитерации тибетского оригинала и монгольской версии, анализ структуры и содержания тибетского оригинала, комментарий и сравнительное лексиграфическое исследование».

(Гунтан Данби Донме. Обучение методу исследования текстов Сутр и Тантр.
/ Пер. с тиб., предисл., коммент. Е.А.Островской-младшей. М. Ладомир. 1997г. 166 стр.)

 

1 9 9 8 г о д .

«Тантризм — в Индуизме и Буддизме религиозное направление, основывающееся на тантрах, методах Йоги и проповедующее совершенствование человека на основе приобщения его к тайному знанию о половом энергетическом начале (женском или мужском)».

(Большой толковый словарь русского языка.
/ Сост. и ред. С.А.Кузнецов. СПб. Норинт. 1998г.)

«Тантризм (хитросплетение, сокровенный текст, магия) — общее название различных школ и направлений в Индуизме (Шактизм, Шиваизм, Вишнуизм) и Буддизме (Ваджараяна). Характерный признак принадлежности к Тантризму — поклонение некоему половому энергетическому началу, чаще женскому, реже — мужскому. Человек рассматривается как микрокосмос, его тело устроено аналогично космосу и из того же материала. Обряды Тантризма связаны с йогической практикой, при помощи которой якобы освобождаются дремлющие потенции человека».

(А.Крюковских. Словарь исторических терминов. М. 1998г.)

«Тантризм (санскр. tantra — хитросплетение — в значении: словесный арабеск, эзотерический текст) — неортодоксальное внебрахманистское направление Индуизма. Главными священными текстами Тантризма выступают Тантры: собственно Тантры, относящиеся к шактистскому вектору Индуизма; Агамы, относящиеся к шиваитскому (и отчасти — к вишнуитскому) векторам; Пураны, относящиеся к вишнуитскому вектору. Таким образом. Тантризм генетически связан с Шактизмом, Шиваизмом и Вишнуизмом; а также практикой Йоги. <…>
Шакти (санскр. sakti — сила) мыслилась в древнеиндийской мифологии как творческая энергия божества, персонифицированная в образе его супруги. (М.А.Можейко)».

(Новейший философский словарь. / Сост.
АА.Грицанов. Минск. Изд. В.М.Скакун. 1998г.)

«Тантризм (санскр. «тантра» — система, традиция, текст, пряжа и др.) — учение ряда направлений в Индуизме и Буддизме. Происхождение Тантризма точно неизвестно; ряд исследователей относит его к наиболее древним доарийским культам жителей Индии, считает прототипом Йоги и др. магических действий. Наибольшего развития Тантризм достиг в восточной Индии и наиболее глубоко укоренился в пограничных районах с Афганистаном и Кашмиром, северо-западных границах Уттар-Прадеша, Бенгала и Ассама, между 700 и 1200гг. н.э. Происхождение доктрины обычно связывается с Китаем, где были созданы 64 из 192 канонических Тантр. Более позднее развитие Тантризма происходило в Непале, Бутане и Сиккиме. Тантризм на протяжении столетий представлял паниндийский феномен и оказал влияние на все важнейшие секты».

(Религиоведение: учебное пособие и учебный словарь-минимум по религиоведению.
/ Под ред. проф. И.Н.Яблокова. М. Гардарики. 1998г., 2000г. 536 стр.)

«Аннотация. Настоящая энциклопедия опирается на обширный мистический лексикон, составляющий понятийную основу любого тайного учения, исповедуемого не только оккультными орденами, тайными обществами и экзотическими сектами, но также образующего эзотерическое ядро общерелигиозной практики. Термины православной и католической обрядности, иудаизма, ислама, религий Индии и Китая; богатые символикой масонские посвящения; герметические науки: алхимия и каббала; визионеры и теософы; предсказательные и гадательные техники, экзотические ритуалы, а также многое другое из мистического наследия прошлого и настоящего доступно изложено на страницах Энциклопедии. Учитывая всевозрастающий вал мистической и псевдо-мистической литературы, остается только посочувствовать любопытному читателю, очутившемуся в меркурианских водах сатурнианской ночью без надежного штурмана. Можно надеяться, что настоящая Энциклопедия будет полезна в этом качестве всякому, кто отважился на подобное плавание в конце нашего зона».

(Васильев С.И. Энциклопедия мистических терминов.
М. Локид-Пресс. 1998г., 2000г., 2001г.)

«Аннотация. Моногpафия является пеpвой в отечественной, а в опpеделенном отношении и в миpовой наyке попыткой пpедставить pелигию в качестве целостного психологического феномена. Выдающийся ученый-религиовед Е.А.Торчинов (1956-2003) обосновывает и pазвивает пpинципиально новый, психологический подход к истолкованию феномена pелигии, исходя из понятия глyбинного pелигиозного опыта как особой психологической pеальности и активно использyя pазpаботки пpедставителей тpанспеpсональной психологии (С.Гpоф и его школа). В введении книги pассматpиваются стpyктypа pелигиозного опыта и его типы, вопpос о взаимодействии pелигии с дpyгими фоpмами дyховной кyльтypы (мифология, философия, наyка). Часть I посвящена таким конкpетно-истоpическим фоpмам pелигиозной пpактики изменения сознания (психотехники) с целью пpиобpетения глyбинного (тpанспеpсонального) опыта, как шаманизм и мистеpиальные кyльты Сpедиземномоpья. Hа сложнейших фоpмах психотехники, pазpаботанных в Религиях Востока — Даосизме, Индyизме, Бyддизме, автоp подpобно останавливается в части II. Часть III pассматpивает библейские pелигии откpовения — Иyдаизм, Хpистианство, Ислам; здесь особый интеpес пpедставляет глава «Каббала и Восток», в котоpой пpоводятся паpаллели междy иyдейским мистицизмом (каббала) и pелигиозно-философскими yчениями индо-бyддийской и дальневосточной тpадиций.
Для pелигиеведов, психологов, философов, кyльтypологов, востоковедов и всех интеpесyющихся пpоблемами pелигиеведения и психологии.
Тантрический Буддизм (Ваджраяна). В середине I тыс. н.э. Буддизм в Индии вступает в последний период своего развития, получивший в буддологической литературе название «тантрический». Здесь надо сразу же сказать, что само слово «тантра» никак не характеризует специфику этого нового типа Буддизма. «Тантра» — просто название типа текстов, в которых может и не быть ничего собственно «тантрического». Мы уже касались этого вопроса, говоря об индуистском Тантризме, но считаем нужным повторить еще раз. Как слово «сутра», обозначавшее канонические тексты Хинаяны и Махаяны, имеет значение «основа ткани», так и слово «тантра» означает всего лишь нить, на которую нечто (бусы, четки) нанизываются; то есть, как и в случае с сутрами, речь идет о неких базовых текстах, служащих основой, стержнем. Поэтому хотя сами последователи Тантризма и говорят о «пути сутр» (Хинаяна и Махаяна) и «пути мантр», тем не менее они предпочитают называть свое учение Ваджраяной, противопоставляя его не Махаяне (частью которой Ваджраяна является), а классическому махаянскому пути постепенного совершенствования…<…>.
В первый черед необходимо отметить, что метод Тантр хотя и приводит, согласно традиции, к тому же результату, что и метод сутр классической Махаяны, тем не менее, по своему характеру прямо противоположен ему. Махаяна (да и Хинаяна) работала прежде всего с сознанием, с тем тонким и поверхностным слоем психики, который характерен именно для человека и тесно связан с типом цивилизационного развития того или иного общества и с его уровнем. И только постепенно просветляющее воздействие махаянских методов затрагивает более глубокие слои и пласты психики, преобразуя их. Иное дело Ваджраяна. Она прямо начинала работать с мрачными пучинами подсознательного и бессознательного, используя его безумные сюрреалистические образы для быстрого выкорчевывания самих корней аффектов: страстей, влечений (порой патологических), привязанностей, — которые могли и не осознаваться самим практикующим. Затем только приходила очередь сознания, преображающегося вслед за очищением темных глубин подсознательного….<…>.
Таким образом, тантрический йогин сам оказывается таким алхимиком, исцеляющим психику превращением скверны и страстей в чистую мудрость будды. И если основой трансмутации металлов является некая первоматерия, образующая природу и железа, и золота, то основой претворения страстей и влечений в мудрость будды является природа будды, которая есть природа психики как таковой и которая присутствует в любом, даже самом низменном психическом акте, подобно тому, как вода составляет природу и морской волны, и любого, даже самого загаженного водоема: ведь эта грязь не имеет никакого отношения к природе самой воды, всегда чистой и прозрачной. Тибетская традиция Дзогчэн называет эту природу сознания «сознаньевостью» (читтатва, семс-ньид), в отличие от просто психики или сознания (читта, семс); в китайской традиции Чань эта же самая сущность называется природой сознания (синь син), которая и открывается в акте видения природы (цзянъ син, яп. кэнсё). Ее суть — чистый и недвойственный гносис (джняна, тиб. риг-па или йешес, кит. чжи). И здесь адепты Ваджраяны оказываются в полном согласии с одним из основных постулатов философии Махаяны — доктриной о тождественности и недвойственности сансары и нирваны.
Далее, все тантрические тексты высокознаковы, семиотичны и вовсе не рассчитаны на дословное понимание (не забудем, что речь идет о тайном и опасном для профанов учении). Многое в их интерпретации зависит от уровня, на котором текст истолковывается…<…>.
Особо следует остановиться на сексуальной символике Тантр, которая настолько очевидна, что даже стала ассоциироваться у европейского обывателя с самим словом «Тантризм»… <…>.
Тантрический элемент фактически стал ведущим в позднем индийском Буддизме VIII-XII вв. и был в таком же статусе унаследован формировавшейся синхронно Тибетской Традицией. Напротив, на Дальнем Востоке Тантра получила очень незначительное распространение (хотя ее роль в китайской буддийской культуре и начинает переоцениваться); даже в Японии (школа Сингон), где благодаря просветительской деятельности Кукая (Кобо Даиси 774-835гг.) Ваджраяна (на уровне Йога-Тантр) получила более широкое распространение, ее влияние не может быть сопоставлено с влиянием таких направлений, как Чистая Земля, учение Нитирэн или Дзэн. Это объясняется тем, что китайский Буддизм уже практически закончил свое формирование ко времени начала расцвета Ваджраяны, а также занятостью в Китае культурной ниши Тантризма Даосизмом. Тем не менее, Ваджраяна остается чрезвычайно актуальным для центральноазиатского Буддизма и весьма интересным для религиеведения религиозным феноменом».

(Торчинов Е.А. Религии мира. Опыт запредельного.
Психотехника и трансперсональные состояния. СПб.
Петеpбypгское Востоковедение. 1998г. 384 стр., Азбука. 2005г.)

«Аннотация. Книга посвящена наиболее значительным духовным традициям Индии. В нее вошли очерки о ритуальной религии Брахманизма, учениях Упанишад, джайнских и буддистских доктринах, вишнуитских и шиваитских верованиях, а также различных школах классической индийской философии. («А.В.Пименов делает обзор основных аспектов Тантризма: основные идеи, культ Шивы и Шакти, основы психотехники (Кундалини-Йога), тантрические ритуалы и секты и др. — Жаринов С.А. Тантрология: Наука о Тантризме в России. 06.2012г. Философский портал «Арктогея»).
Пименов А.В. Возвращение к дхарме. Непреходящий индийский мотив: всякое божество, имеющее зримый, доступный восприятию облик, в конечном итоге — только воплощение подлинной сущности мира, присутствующей во всем, но не имеющей лица и потому скрытой от непосвященных. Такое учение сложилось и среди поклонников Кали — с той лишь особенностью, что эта безличная сущность — Шакти — подобно самой богине, имеет женскую природу. Шакти содержится во всем живом; они придает силу не только самой Кали, но любому божеству и человеку. Ни один бог, в том числе Шива, без Шакти не был бы в состоянии даже пошевелиться. При этом у каждого бога есть своя Шакти, своя женская сторона. Что же касается Шивы, то в его судьбе Шакти играет особую роль: разрушив мир своей бешеной пляской, он сам спасается от гибели во время пралайи только благодаря всесильному женскому началу.
Многое роднит Шактизм с Ваджраяной — буддийским Тантризмом. Собственно, это и есть два вида Тантризма — буддийский и индуистский. Между ними существует, однако, принципиальное различие: если в Ваджраяне активную роль играет мужское начало, то для шактистов сама эта мысль была бы кощунством — только женская сущность одушевляет мир, и только приобщение к ней приводит человека к освобождению.
Собственно, пробуждение жизненной энергии — Кундалини — и составляет основную задачу… В обычном состоянии Кундалини дремлет, свернувшись в клубок, подобно змее, — ее вместилище, по мнению учителей Тантры, находится где-то на уровне бедер. Задача же состоит в том, чтобы выпрямить ее и «поднять» до высших, «духовных» центров, располагающихся у темени. И средством такого «выпрямления» становятся различные — но строго определенные и ритуализованные — сексуальные позы (асаны). Соединяясь, мужчина и женщина сбрасывают оковы сансары. «Никто, — гласит шактистская мудрость, — не достигает совершенства, только подчиняясь трудным и мучительным упражнениям, совершенство обретают, лишь удовлетворяя желания. Подняться ввысь можно только тем, посредством чего падают». Бхога — удовольствие и йога — техника освобождения — слиты в Тантризме неразрывно.
Тантристское мировоззрение основывается на том, что Кундалини, дремлющая в глубинах человеческого организма, — не что иное, как та же самая Шакти, вернее — ее малая, «микроскопическая» часть. Поэтому освобождение может произойти при одном непременном условии: «большая» и «малая» Шакти должны слиться воедино. Способом их соединения и становится асана. Плотская сексуальная энергия мужчины и женщины, преобразуясь в ходе обряда, превращается во всепобеждающую духовную силу. Поэтому о сфере секса, с точки зрения Тантризма, недопустимы никакие моральные суждения. Тело — как женское, так и мужское — не более чем инструмент, умелое применение которого позволяет человеку выйти за пределы своего индивидуального «я». Но чтобы достигнуть этой цели, необходимо пройти далекий и нелегкий путь…
Изощренная сексуальная техника составляет в Тантризме только первую ступень восхождения к Шакти. Подняться же на следующую ступень — значит представить себе свою Шакти как Шакти, управляющую миром, почувствовать в данной, конкретной женщине — безличную женскую сущность, Абсолют.
«Тантра учит Йоге Секса, Йоге Еды (даже — вкушения запретных блюд и напитков). Обычная жизнь сакрализуется, и таким образом любое явление превращается в способ, с помощью которого можно пожелать и достигнуть просветления посредством постоянного следования Истине. В этом — в следовании Истине и в осознании бессознательного, как на физиологическом уровне, так и на духовном — состоит высшая Йога» (О.Хаксли).
Постепенный, многоступенчатый процесс восхождения человеческого «я» к освобождению через экстаз представляет собой, несмотря на бесконечные эротические упражнения и символы, своеобразный вариант аскетизма. Это становится очевидно на завершающем этапе пути: пройдя все стадии слияния с Шакти, садхака, в конце концов, отказывается от секса в его «обычном» понимании. «Внешняя» женщина ему теперь не нужна: он наслаждается единством со своей собственной «женской стороной» — пробужденной Кундалини. Примечательно, однако, что освобождение означает прекращение не только сексуальной, но и обрядовой практики».

(Пименов А.В. Возвращение к дхарме. М. Наталис. 1998г. 415 стр.)

«Аннотация. Мирча Элиаде (1907-1986) известен всему миру не только как блестящий представитель авангардистской румынской прозы XX в., но и как выдающийся мыслитель, культуролог, историк религий. Для его научных трудов характерен феноменологический подход к изучению явлений «священного и мирского» в истории человечества. Открытие «священного» пространства позволяет Элиаде сориентироваться в хаотической однородности реального мира. В этом томе публикуются ранние работы М.Элиаде, посвященные анализу тех воззрений, ритуалов, учений «традиционных обществ», которые долго оставались за рамками научного исследования.
«Работа, которая представлена здесь читателям, — это, собственно, лишь первая часть монографии по азиатской алхимии. В силу обстоятельств, от авторской воли не зависящих, мне придется печатать эту монографию, как и последующие (по естественнонаучным и физическим представлениям Востока) отдельными выпусками. Я намеревался собрать весь массив текстов в одной книге, так явственнее была бы видна принципиальная особость того, что называют «восточной наукой». И если замысел не осуществился — то не по вине автора. За данным выпуском — хочется надеяться, в скором времени — последует работа, посвященная целиком вавилонской алхимии, которая, будучи с 1925г. перманентным предметом споров, ставит столько проблем, что их рассмотрение не уместилось бы в одной главе. По всей вероятности, именно с проникновения вавилонской алхимии в Египет начинается история европейской алхимии (александрийской, иранской, арабской, средневековой), все отчетливее проступают структурные отличия донаучной химии от алхимии. Проследить ход скрытого конфликта между «мистическим» экспериментом и экспериментом «научным» означало бы постичь весь ход трансформаций, приведших к рождению современного мира: захватывающая и чреватая подводными рифами задача, для подступа к которой нужен, помимо серьезного критического духа, солидный арсенал фактов и документов». (Мирча Элиаде. Апрель. 1935г.).
М.Элиаде. Азиатская Алхимия. Глава III. …Все эти легенды вводят нас в естественную среду, где развивалась Индийская Алхимия. Магические способности, поиск продления жизни и бессмертия — вот цель, преследуемая индийскими аскетами-алхимиками. Мы не найдем здесь «научных» устремлений, рьяного желания познать природу и ее законы. Зато найдем извечный мотив мистики, не зависящий от географии, — бессмертие. Найдем магические техники, направленные на потенцирование человеческой жизни, а это и есть первостепенная цель Тантризма…
Алхимия, которую практиковали в среде индийских аскетов, не испытала на себе сколько-нибудь заметного влияния со стороны Ислама. Мусульмане принесли в Индию начатки Александрийской Алхимии, которые они узнали через посредство сирийских толмачей. Но эта греко-египетская Алхимия слишком уж разнилась от Расаяны индийских аскетов. Первая была, или предполагала быть, предхимией, наукой; вторая оставалась духовной техникой, напрямую и органически связанной с Тантризмом. Алхимия — понимаемая как магическое искусство и как своего рода сотериология — была распространена по преимуществу в тантрических кругах. Многочисленные авторы-тантристы традиционно являются и авторами алхимических трактатов. Впрочем, эти алхимические Тантры следует искать в тех регионах, куда менее всего проник Ислам, т.е. в Непале и на юге Индии, у тамильских ситтари…
Итак, мы можем констатировать тесную связь между Алхимией и Тантризмом. Знания по неорганической химии — принесенные Исламом или открытые в самой Индии, — встречаются в санскритской литературе и до Тантризма. Но не эти научные вкрапления интересовали тантристов, а алхимическая «мистика», космическая или мифологическая ценность металлов, сотериологическая роль алхимических операций. Через поиск эликсира жизни Алхимия сближается с мистикой и с любой другой индийской духовной техникой, посредством которой достигалось бессмертие; и тем более с Тантризмом и Хатха-Йогой, имевших целью обретение здорового и бессмертного тела».

(Мирча Элиаде. Азиатская алхимия. М. Ладомир. 1998г.; Янус-К. 1998г. 604 стр.)

— Пахомов С.В. Аспекты эзотеризма. // «Метафизические исследования» Выпуск 8. Религия. СПб. 1998г. С. 89-107.

 

1 9 9 9 г о д .

«Аннотация. Наверное, не будет преувеличением сказать, что Йога есть одно из самых ярких явлений, ассоциируемых обычно с традиционной культурой Индии, и, пожалуй, самый важный фактор культурного проникновения этой страны на Запад и в Россию. Выдающийся румынский (а также и французский и американский) историк религии и этнограф Мирча Элиаде, переработав уже в зрелом возрасте свою докторскую диссертацию, посвященную индийской Йоге, подготовил издание настоящей комплексной работы (она впервые вышла во Франции в 1954г.), ставшей для своего времени наиболее общим трудом по феномену Йоги, понимаемому в максимально широком смысле, как Путь, что не соответствует схоластическому пониманию этого термина как одной из шести религиозно-философских систем-дисциплин Брахманизма (так называемая «классическая Йога») и ее профаническому пониманию как системы психофизической тренировки, которая на деле есть Хатха-Йога. Специфика данной работы обусловлена длительным изучением Элиаде индийской философии у местных учителей и устойчивым интересом ученого и его симпатией к индийской традиции с ранней юности и до конца жизни в сочетании с неприятием западной позитивистской методологии науки, что в свое время привело его, как и многих других представителей западной «романтической» интеллигенции (например, Хайдеггера и Гамсуна), к признанию фашистской идеологии.
Структура работы довольно грамотна. В первой главе Элиаде дает очерк Санкхьи, древней системы мировидения, практическим следствием которой является учение классической Йоги. Во второй главе последовательно излагаются восемь ступеней техники Йоги, которые должен пройти адепт для полной самореализации личности. Материал излагается в соответствии с базовым текстом Йоги Патанджали. Эти две главы содержат материал, который, как правило, используется в научной литературе, посвященной истории индийской философии и соответствующий вышеупомянутому «схоластическому» пониманию слова «йога». Зато следующие шесть глав значительно расширяют кругозор исследования за счет включения в них материала, посвященного историческим фактам и явлениям, с которыми понятие йоги неизбежно связано. Эти главы посвящены соответственно Йоге в брахманистской литературе, Йоге в эпосе, буддийской Йоге, Тантризму, алхимии и роли аборигенного доарийского субстрата на йогическую практику. В конце книги имеются приложения (правда, очень краткие) к большинству статей всех глав.
Приведенный автором многообразный материал подводит его к мысли (которую он, правда, напрямую так и не высказывает, однако она, наверняка, созревает в уме многих читателей), что разнообразные практики индийцев, которые могут быть охарактеризованы как йогические, происходят, должно быть, из очень глубокой древности, возникли в среде, не имеющей ничего общего с древнеиндийской брахманистской средой (сравните с точкой зрения традиционалистов, высказанной в книге Б.В.Мартынова), а были частично заимствованы брахманами. Последние вследствие присущего им стремления к классифицированию и систематизации создали «Йога-Сутру» и другие тексты, сформировавшие отдельную брахманистскую систему. Собственно средневековый индийский мистицизм же, в котором буддийский и индуистский Тантризм, алхимия и Хатха-Йога практически не отделимы друг от друга, является порождением и продолжением древнейшей аборигенной культуры, получившим санскритоязычную оболочку. Многие явления, связанные с практической Йогой, имеют близкие аналогии в других архаичных культурах Центральной Азии и Китая. Индийская алхимия (расаяна), например, имеет много общего с китайской «внешней алхимией» и относится к Хатха-Йоге примерно так же, как «внешняя алхимия» к «внутренней алхимии» у китайцев.
Использование широкого круга источников — традиционно сильная черта работ Мирчи Элиаде. В заслугу автору также можно поставить желание заставить эти источники говорить «сами за себя». Мечта Элиаде «погрузиться» в изучаемую культуру, на деле в конечном счете неосуществленная (из него так и не вышло настоящего йога), оказала, однако, положительное влияние на подход ученого к изучаемому предмету. На работе сильно сказывается непосредственное общение с носителями традиции. Элиаде менее других ученых подвержен влиянию предшествующей историографии. В то же время в книге присутствуют все свойственные Элиаде недостатки. Несмотря на в значительной степени феноменологический подход к исследованию предмета, он не уделяет почти никакого внимания точности и однообразности терминологии, свободно подменяя термины. Как и в других работах этого автора, состав исторического исследования почти полностью отсутствует, датировка событий спекулятивна. Несмотря на это, книга исключительно интересна для самого широкого круга читателей».

(Мирча Элиаде. Йога: бессмертие и свобода. / Пер. С.В.Пахомова. СПб. Лань. 1999г. 448 стр.)

«В постсоветский этап развития Индологии и Религиоведения ситуация не столь плачевна, но публикации, посвященные интересующему нас предмету, не многочисленны. Здесь стоит упомянуть статьи В.А.Ефименко «Индуизм и Тантра» и «Шактизм и Тантра», в которых бегло рассматривается специфика тантрических ритуалов и представлений, распространение и направления Тантры, место последней в системе Индуизма и др.».

(Жаринов С.А. Тантрология: Наука о Тантризме в России.
06.2012г. Философский портал «Арктогея».)

«Аннотация. Индуизм рассматривается в виде «древа» как социокультурный, исторический и духовный феномен, включая его истоки («корни»), основополагающие категории и понятия («ствол»), паниндийские, супрарегиональные и региональные культы во взаимосвязи с общеиндусской традицией («крона») и разнообразные социальные и этические проявления («плоды»). Междисциплинарное исследование основано на анализе философских, теологических, литературных и фольклорных текстов и на данных полевых исследований авторов».

(Древо Индуизма. М. Восточная литература. 1999г. С 64-96)

— Зонтхаймер Г.Д. Пять компонентов Индуизма и их взаимодействие. // Древо Индуизма. М. Издательская фирма «Восточная литература». РАН. 1999г.
— Ефименко В.А. Шактизм и Тантра. // Древо Индуизма. М. Издательская фирма «Восточная литература». РАН. 1999г.
— Ткачева А.А. Неоиндуизм и неоиндуистский мистицизм. // Древо Индуизма. М. Издательская фирма «Восточная литература». РАН. 1999г.
— Содержание тантрического метода. (По материалам статьи В.А.Ефименко «Шактизм и Тантра». // Древо Индуизма. М. Издательская фирма «Восточная литература». РАН. 1999г. с. 84-87.
 
«Под Кашмирским Шиваизмом принято понимать комплекс многочисленных мистикорелигиозных, ритуальных, метафизических теорий и практик, сложившихся в VIII-XII вв. на территории, которую ныне занимает индийский штат Кашмир. Самоназвание его Трика, т.е. «Триада», что означает либо три аспекта Шивы (желание, сознание, действие), либо Шиву, Шакти и Ану (индивид), либо Пати, Пашу, Паша (господина, раба и их связь). Есть и другие разделения. В целом Кашмирский Шиваизм обнаруживает единство взглядов относительно Высшей Реальности и оценки «символами веры», особыми практиками, критикой соперничающих направлении в Трике не произошло: представители одних школ охотно комментировали базовые тексты других школ; в сущности, «школы» Кашмирского Шиваизма — лишь последовательные фазы развития единого направления…<…>.
Традиционно спанда понимается как динамический аспект единой недвойственной Реальности, запредельной, безличной и вечной. Он персонифицируется в образе Шакти, творящей космической силы, в то время как статичный аспект выражается в пассивном созерцательном Шиве. Тем не менее, словосочетание «Шива и Шакти» — лишь дань повседневному языку, нуждающемуся в разделении и различении для процедуры понимания. В действительности они совершенно неотделимы друг от друга…<…>.
Принцип спанда оказался чрезвычайно важным понятием в истории Кашмирского Шиваизма. На попытке прояснить его глубинный смысл возникло целое направление — школа Спанда. Практически все представители Трики постарались осмыслить его.
Подытоживая, можно выделить несколько значений принципа спанды:
1. Спанда есть сочетание динамических векторов деятельности Шакти: инволюционного и эволюционного;
2. Спанда есть соединение сознания (Шивы) и силы (Шакти); сознание без силы слабо, сила без сознания слепа;
3. Спанда есть отношение временного движения с вневременностью, символически выраженной в «образе» пралайи;
4. Спанда есть отношение между субъектом и объектом, с ценностным предпочтением первого из них;
5. Спанда есть связь между общим принципом сознания (саманья) и конкретизирующими его различными объектами сознания (вишеша);
6. Спанда, наконец, в целом может определяться как эманирующие из единого первоистока энергетические волны, пульсирующие «жилы» Вселенной».

(Пахомов С.В. Принцип спанда и Кашмирский Шиваизм.
// Путь Востока: традиции освобождения. II Молодежная
научная конференция по проблемам философии,
религии, культуры Востока. СПб. 1999. С. 11-18)

* * *

N 36. 13.01.13г.