Статья 4.0. Востоковедение, Индология и Тантрология в России. (ч.1).

продолжение

 4. РАЗВИТИЕ ИНДОЛОГИИ В РОССИИ.

В 2011г. 20 ноября в Центре религиозной литературы ВГБИЛ (Всероссийская Государственная Библиотека Иностранной Литературы) была проведена научная конференция «Духовные проблемы Индии: древность и современность», в которой приняли участие известные востоковеды, представители Посольства Индии в России, журналисты, издатели и читатели библиотеки:

«На общем фоне радикальных сдвигов в политике, экономике и сознании, в эпоху сомнений в ценностях национальной культуры, пересмотра устоев жизни, в том числе и религиозных — понимание духовных проблем Индии, как особенно значимого в этом плане региона, интересно и сложно. Именно древнейшие, уходящие в глубину многовековые традиции образуют исторические корни современной Индии, фиксируют истоки ее бытия. Поэтому такие вопросы, как культурные традиции, устойчивые стандарты мировосприятия и поведения, нормы морали, стереотипы мышления, политические, правовые и философские идеи, эстетические представления напрямую касаются темы конференции. Отдельный вопрос — новые явления индийской религиозности, формирующиеся на основе культуры прошлого. Все это станет предметом обсуждений и дискуссий. Предполагаемые темы конференции:
— Специфика индийской религиозной мысли;
— Индуизм и становление современной Индии;
— Параллели в духовном наследии Индии и России;
— Неоиндуизм в Западном мире и новые религиозные движения в Индии;
— Проблемы переводов и изданий древних памятников Индуизма последних лет;
— Лингвистические проблемы Индологии;
— Индийские составляющие мировой религиозной мысли;
— Индология сегодня в России и мире».

В 2013г. 7 ноября в Казанском (Приволжском) федеральный университете, в Институте международных отношений, истории и востоковедения прошел Круглый стол «Актуальные проблемы Индологии в России и за рубежом». В его работе приняли участие ведущие ученые-индологи Москвы и Санкт-Петербурга, а также ученые Казани. В числе приглашенных гостей круглого стола были: зав. каф. индийской филологии ИСАА МГУ Б.А.Захарьин, зав. каф. индийской филологии Восточного факультета СПбГУ С.О.Цветкова; российские ученые-индологи: Л.В.Хохлова (Москва), С.С.Тавастшерна (С.-Петербург), Г.В.Стрелкова (Москва) и др. С докладом о Санскритологии и Буддологии в Казанском университете в XIX в. выступил профессор Р.М.Валеев (Казань), а о состоянии нынешних российско-индийских отношений рассказал профессор Я.Я.Гришин (Казань).
На круглом столе также были рассмотрены состояние и перспективы изучения языков и литератур Индии в Казани. В скором будущем в Казанском университете планируется вернуться к изучению языков Индии, в связи с чем были обсуждены приоритетные шаги в этом направлении. Так, с сентября 2014г. начнется преподавание языка Санскрит для студентов кафедры индоиранских и африканских языков. В дальнейшем планируется открытие нового профиля подготовки «Языки и литературы Индии» по направлению «Востоковедение. Африканистика». Как сказано на портале КФУ (kpfu.ru):

«Как известно, Индия традиционно является важнейшим торгово-экономическим партнером России. Россию и Индию связывают и многие культурно-исторические общности. В частности, интересным представляется сходство языка санскрит с русским языком, причины которого ещё предстоит исследовать. Кто знает, возможно, среди этих исследователей будут и представители казанской школы индологии. В первой половине XIX века в Казани уже было положено начало научному санскритоведению. В современных условиях, когда Востоковедение в Казани начало возрождаться, появилась возможность изучить наследие казанских ученых-индологов XIX в., и подступиться к решению важных задач, стоящих на пути сближения наших великих стран, России и Индии».

«Научное изучение Индии, ее древней истории и культуры началось лишь в конце XVIII в. Англичанин У.Джонс (1746-1794гг.), которого называют «отцом Индологии», одним из первых приступил к систематическому исследованию древнеиндийских литературных памятников на Санскрите и перевел на английский язык «Законы Ману». В 1784г. было создано Бенгальское Азиатское общество, целью которого стало изучение индийской культуры; вскоре появились индологические журналы. В 1785г. Ч.Уилкинс издал английский перевод древнеиндийского религиозно-философского трактата «Бхагавад-Гита». Это сочинение с огромным интересом было встречено в научных и литературных кругах Европы.
В научном изучении древней Индии большую роль сыграло создание в Дели «Археологической службы Индии». Это позволило начать планомерные археологические раскопки памятников материальной культуры. Крупные успехи были сделаны европейскими учеными в исследовании Санскрита, изданы многие древнеиндийские сочинения — эпические сказания, философские и религиозно-философские трактаты, появились первые обобщающие труды по истории древней Индии. К сожалению, на работы, посвященные древней Индии, оказал влияние европоцентризм: древнеиндийская культура воспринималась часто лишь через призму античной цивилизации, многие достижения древней Индии объявлялись заимствованными у запада, в трудах представителей английской колониальной администрации, древнеиндийскому обществу приписывались отсталость, застой, свойственные якобы всем восточным цивилизациям.
Интересные исследования по древней Индии проводят сейчас ученые Западной Европы и США. Особенно следует отметить труды Л.Рену и Ж.Филлиоза (Франция), Я.Гонды (Голландия), Дж. Брафа (Англия), Э. Ламотта (Бельгия), А.Уордера (Канада), В.Рубена (ГДР), А.Бэшема (Австралия)». 

(Антонова К.А., Бонгард-Левин Г.М., Котовский Г.Г. История Индии. 2-е изд. М. Мысль. 1979г.)

«Индология. Становление. Начало Индологии восходит к хорезмскому антропологу и историку Абу райхану аль-Бируни (973-1048). В своих «Исследованиях Индии», он не только записал политическую и военную ее историю, но и захватил детали истории культуры, науки, религии и социальной сферы. Он был также первым, кто начал изучать антропологию Индии: наблюдал различные индийские группы, обучался их языкам, изучал основные документы, он старался представить свои выводы объективно и нейтрально, используя межкультурные сопоставления.
Но изучение продолжилось только в XVIII в., уже европейцами. Пионерами Индологии считаются Генри Томас Колбрук, Уильям Джонс, Август Вильгельм Шлегель и другие. Индология как академическое направление возникла в XIX в. во времена Британской Индии. Как и Востоковедение в целом, первое время страдала романтизмом. Французское Азиатское общество было основано в 1822г., британское Королевское азиатское общество в 1824г., Американское восточное общество в 1842г., Немецкое восточное общество в 1845г.
Систематические исследования и издательская деятельность санскритской литературы стала возможной благодаря «Санкт-Петербургскому санскритскому словарю», появившемуся в 1850-1870гг. Переводы крупных индуистских текстов начались в серии «Священные книги Востока» (Sacred Books of the East) в 1879г. Отто фон Бётлингк в 1887г. издал грамматику древнего языковеда Панини. Издание Макса Мюллера первого известного памятника индийской литературы «Ригведы» появилось в 1849-1875гг. В 1897г. С.Ольденбург начал систематическое издание ключевых санскритских текстов – «Bibliotheca buddhica». Основные достижения Индологии XIX в. были суммированы в изданной в Страсбурге «Энциклопедии индоарийских исследований» (1896-1915).
Первым русским индологом был Г.С.Лебедев, оставивший описание быта и обычаев индийцев и грамматику хиндустани. С середины XIX в. в Академии Наук и ряде российских университетов развивается изучение санскрита (Р.Х.Ленц, О.Бётлингк, П.Я.Петров, К.А.Коссович, Д.Н.Овсянико-Куликовский и др.).
Профессиональная литература и общества. Индологи, как правило, участвуют в конференциях, таких как международные конференции Американской ассоциация азиатских исследований, Американского восточного общества, Всемирной санскритской конференции, и на национальном уровне в Великобритании, Германии, Индии, Японии, Франции и других странах.
Индологи читают и пишут в журналах, таких как «Индо-иранских журнал», «Журнал Королевского азиатского общества», «Журнал Американского восточного общества», «Journal asiatique», «Журнал Немецкого восточного общества», «Wiener Zeitschrift f?r die Kunde S?dasiens», «Журнал индийской философии», «Анналы Бандаркарского восточного научно-исследовательского института», «Журнал индийских и буддийских исследований» и другие. Индологи могут быть членами таких профессиональных организаций, как перечисленные выше». 

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Индология сформировалась в Европе в начале XIX в., но интерес европейских народов к Индии восходит к античности (Мегасфен, Арриан и др.). В средние века описания Индии дают китайские паломники (Фа Сянь, V в.; Сюань-Цзан, VII в.) и арабоязычные учёные (особенно хорезмиец Бируни, XI в.), позднее — европейские путешественники (Марко Поло, конец XIII в.; Афанасий Никитин, XV в., и др.). Открытие морского пути в Индию и начало европейской колонизации привело в страну в XVI-XVIII вв. большое число христианских миссионеров и купцов, изучавших местные языки и обычаи. С конца XVII в. значительную роль в сборе и публикации сведений об Индии играли чиновники колониальных компаний. В первый период развития Индологии (до начала XX в.) в ней определилось два направления: прикладное, связанное с практическими задачами колониального управления, и академическое, сосредоточившее внимание на изучении памятников письменности и общих историко-филологических проблемах данного региона. Толчок к возникновению Индологии был дан в конце XVIII в., когда в связи с решением административно-правовых вопросов английские чиновники обратились к изучению памятников на Cанскрите. У. Джонс, Г.Колбрук (Великобритания) и др. познакомили Европу с Cанскритом и образцами древнеиндийской словесности. Развитию европейской Индологии содействовали богатейшие филологические традиции Древней Индии, включавшие детально разработанные принципы членения текста, грамматику, лексикографию, этимологию, поэтику, метрику и т.п. Освоение этих традиций вместе со сбором оригинальных текстов и их изучением составило основное содержание академической Индологии XIX в. Наряду с общим интересом к истории духовной культуры человечества развитие Индологии в Европе стимулировалось широким распространением сравнительно-исторического языкознания, базировавшегося на изучении Санскрита. Знакомство с Санскритом побудило Ф.Шлегеля и Ф.Боппа (Германия) заняться сопоставлением индоевропейских языков, и вскоре Санскрит стал важнейшим объектом изучения на кафедрах сравнительного языкознания, появившихся в крупнейших университетах Европы (включая Россию) и США. Результатом явилось всестороннее исследование грамматического строя Санскрита — работы Т.Бенфея, Б.Дельбрюка (Германия), Индология Шпейера (Голландия), У.Уитни (работал в США), Я.Ваккернагеля (Швейцария) и др. и создание словарей (крупнейший из них — так называемый «Петербургский» О.Бётлингка и Р.Рота, 7 т., 1855-1875).
Филологические исследования сосредоточивались в первую очередь вокруг «Ригведы» и примыкающей к ней литературы. Большое внимание уделялось Буддизму, особенно его южной, палийской, ветви и др. и второму крупному религиозному движению индийской древности — Джайнизму и др. памятникам эпической и классической санскритской литературы, древнеиндийской поэтике, философским системам, религиям, общественным установлениям и пр. Эта работа протекала главным образом в русле публикации текстов, их комментирования и перевода на европейские языки. Наряду с составлением описаний санскритских (и частично других индийских) рукописей из крупнейших собраний Европы и Индии, увенчавшимся созданием первого сводного «Каталога каталогов» (3 т., 1891-1903) Т.Ауфрехта (Германия), она дала возможность систематизировать громадный объём доступной к тому времени древней индийской литературы, оригинальной и комментаторской, и приступить к созданию обобщающих трудов. Основные достижения Индологии XIX в. были суммированы в изданной в Страсбурге «Энциклопедии индоарийских исследований» (1896-1915).
Первым русским индологом был Г.С.Лебедев, оставивший описание быта и обычаев индийцев и грамматику калькуттского жаргона хиндустани. С середины XIX в. в Академии Наук и ряде университетов развивается изучение Cанскрита (Р.Х.Ленц, О.Бётлингк, П.Я.Петров, К.А.Коссович, Д.Н.Овсянико-Куликовский и др.). Выдающийся индолог, занявшийся палийским Буддизмом, П.Минаев и китаист В.П.Васильев создали русскую буддологическую школу, завоевавшую мировое признание благодаря трудам С.Ф.Ольденбурга и Ф.И.Щербатского, организовавших для публикации севернобуддийских текстов серию «Bibliotheca Buddhica» (с 1897).
Развитие Индологии в XX в. характеризуется неуклонным возрастанием масштабов работы во всех направлениях, включением в сферу Индологии новых для неё социально-политических и экономических проблем современности и перемещением центра исследовательской деятельности в саму Индию, где подъём национально-освободительного движения в начале века пробудил живой интерес к политическому и культурному прошлому страны, ещё более укрепившийся после завоевания Индией независимости (1947). Всё больший удельный вес в индологической литературе занимают монографические исследования отдельных проблем и капитальные обобщающие труды.
В области философии и религии заметное место заняло изучение северного Буддизма. Появились обстоятельные исследования общей истории философии С.Радхакришнана (Индия) и др. Созданы обобщающие труды по истории и теории древнеиндийской литературы
В СССР наряду с санскритологией (П.Г.Риттер, Д.Н.Кудрявский, Р.О.Шор, Б.Л.Смирнов, В.С.Воробьёв-Десятовский, В.И.Кальянов, А.Я.Сыркин, И.Д.Серебряков, В.Г.Эрман, П.А.Гринцер, Т.Я.Елизаренкова и др.) и буддологией широко развивается изучение Индии как в филологическом (А.П.Баранников, В.М.Бескровный, Е.П.Челышев, В.А.Новикова, Е.М.Быкова, Е.В.Паевская, М.С.Андронов, Т.Е.Катенина, З.М.Дымщиц, А.Н.Шаматов и др.), так и в историческом, социально-политическом, экономическом и др. аспектах. Отличительными чертами советской Индологии является использование теории Марксизма-Ленинизма как методологической базы исследования, переход от политической истории к изучению экономических и социальных отношений, живой интерес к проблемам современности (национальному вопросу, рабочему и крестьянскому движению, проблемам развития капитализма, строительству национальной экономики и т.п.). Масштабы работы особенно сильно выросли в послевоенный период. Сфера исследования неуклонно расширяется как хронологически, так и регионально, что выразилось, в частности, в быстром развитии дравидологии.
Центром Индологии в СССР является Институт Востоковедения АН СССР (Москва, Ленинград); подготовка индологов и исследовательская работа ведётся в университетах Москвы, Ленинграда, Ташкента, Тбилиси, Тарту и др. и в Московском институте международных отношений». 

(Большая Советская Энциклопедия. 1969-1978гг.)

«Подлинное знакомство Запада с индийской культурой начинается около двух столетий тому назад, к концу XVIII в. Но определенное представление об Индии и ее духовных богатствах Европа могла иметь, по-видимому, уже на заре своей собственной истории. Есть основания предполагать, что уже в ранний период истории Греции подобие культурных связей существовало между Индией и Восточным Средиземноморьем: следы индийского влияния усматривают в учении пифагорейцев, определенные сведения об Индии мы находим у Геродота. Первые более или менее отчетливые сведения о «священном языке браминов» (т.е. санскрите) в Европу занес итальянский купец Филиппо Сассети, пробывший в Индии пять лет (1583-1588).Позднее другой миссионер, иезуит Ханкследен, проживший в Индии, на Малабарском побережье, более 30 лет (1699-1732), составил на латинском языке первую в Европе санскритскую грамматику. Она не была напечатана, но ее использовал впоследствии Фра Паолино, тоже миссионер, австриец по происхождению, живший на Малабаре с 1776 по 1789гг. В своих книгах «Systema Brahmanicum» (на латыни) и «Путешествие в Ост-Индию» (на немецком языке), опубликованных в 90-х годах XVIII в., он уже проявил основательное знакомство с языками, литературой и религиями Индии; он написал также две санскритские грамматики. Но развитие индологии как научного исследования богатств индийской культуры по первоисточникам начинается не с этих трудов миссионеров. Истинными пионерами в области изучения индийской культуры были выдающиеся английские ученые-филологи, предпринявшие большую и плодотворную работу в этом направлении начиная с 80-х годов XVIII в.
Британский генерал-губернатор Бенгалии У.Хастингс поручил одному из своих чиновников, Чарлзу Уилкинсу (1749-1836), изучить санскрит у бенаресских браминов. В 1785г.Уилкинс опубликовал свой перевод на английский язык «Бхагавад-Гиты». Это был первый перевод на европейский язык произведения древнеиндийской литературы непосредственно с оригинала. В первые годы XIX в. он издал также санскритскую грамматику. Но хотя Ч.Уилкинс был первым англичанином, постигшим санскрит, и у него уже учились этому языку другие, труды его не имели такого значения, как деятельность его ученика, знаменитого Уильяма Джонса (1746-1794), подлинного основателя научной Индологии. В 1784г., на следующий год после своего приезда в Индию, Джонс организовал первое индологическое научное общество, которое существует и поныне, — «Азиатское общество Бенгалии». Оно вскоре же развило весьма плодотворную деятельность; особенное значение для развития научной индологии имели осуществленные им многочисленные издания текстов первоисточников. В 1794г. появился его перевод «Законов Ману». Джонс не успел завершить порученное ему составление нового свода индийских традиционных правовых кодексов. Закончил его работу и опубликовал английский перевод этого свода четыре года спустя другой пионер европейской индологии — Генри Томас Кольбрук (1765-1837).
Этого ученого отличала особенно строгая систематичность исследовательской работы и необычайная трудоспособность; его научное творчество выделяется широтой охвата сфер исследования. В отличие от Джонса Кольбрук интересовался не столько поэзией, сколько научной литературой древней Индии. Он явился фактически первооткрывателем в целом ряде областей — в изучении индийской философии и религии, грамматики, астрономии, математики. В 1805г. он первый опубликовал достоверное и серьезное исследование о Ведах, в том же году вышла его грамматика санскрита, в которой он впервые использовал достижения древнеиндийской науки о языке; Кольбрук первый прочел и перевел ряд древних надписей, положив начало индийской эпиграфике, издал ряд памятников санскритской научной и художественной литературы, собрал богатую коллекцию индийских рукописей. Продолжателем трудов Джонса и Кольбрука был Х.Х.Уилсон (1789-1860), крупнейший английский индолог первой половины XIX в. С начала XIX в. самостоятельные индологические школы складываются также во Франции и в Германии. В немецкой индологии этого периода наиболее заметные имена — Т.Бенфей, А.Вебер, Р.Рот. Главным трудом последнего явилось издание в сотрудничестве с О.Бетлингком капитального словаря Санскрита. Это издание, составившее эпоху в изучении древнеиндийской культуры, осуществлено было Петербургской Академией наук с 1852 по 1875 г. в семи томах. Позднее, в 1879-1889гг., была издана новая версия словаря. «Петербургские словари» — под таким названием они вошли в историю индологии — подвели итог многолетней работе поколений европейских ученых. Их изданием завершается первый большой период в развитии изучения дрейней Индии в Европе, когда главной задачей было овладение языком древнеиндийской культуры, открывавшее путь к ее сокровищам, к их более углубленному исследованию.
Другим значительным обобщающим трудом, созданным в это же время, было четырехтомное исследование норвежского индолога Х.Лассена «Индийские древности» (1847-1861), охватившее огромный материал по истории общества, культуры и религий древней Индии. Первым французским санскритологом был А.Л.Шези, издатель и переводчик ряда древнеиндийских литературных памятников. Но главную славу французской индологии создал ученик Шези — Эжен Бюрнуф (1801-1852), один из крупнейших востоковедов XIX века. Как и Р.Рот, учеником Бюрнуфа был другой крупнейший исследователь древнеиндийской культуры — Фридрих Макс Мюллер (1823-1900), немец по происхождению, научная деятельность которого, однако, протекала преимущественно в Англии и выдвинула его в число ведущих представителей английской индологии. Во второй половине XIX в. размах индологических исследований во многих странах настолько возрастает, что даже краткий обзор научной деятельности наиболее видных представителей международной индологии потребовал бы слишком много места.
Начало научной индологии в России связывают с именем Роберта Христиановича Ленца (1808-1836). Ленц был первым в России санскритологом. В 1835г. он возглавил кафедру санскрита в Петербургском университете — первую в России. Однако фактическим создателем самостоятельной русской индологической школы, вышедшей на международную арену и к концу XIX в. выдвинувшейся на одно из видных мест в Европе, был выдающийся русский ученый, один из крупнейших востоковедов своего времени, И.П.Минаев (1840-1890). Учениками И.П.Минаева были крупнейшие русские индологи XX в. С.Ф.Ольденбург и Ф.И.Щербатской. Научное творчество Ф.И.Щербатского явилось вершиной в развитии отечественной школы классической индологии. Его основные труды посвящены древнеиндийской философии, главным образом философским учениям буддизма. В этой области они произвели настоящий переворот, представив достижения древнеиндийской философской мысли в совершенно новом свете для европейской науки; они открыли путь к более глубокому постижению ценностей индийского духовного наследия». 

(Эрман В.Г. Очерк истории Ведийской литературы. М. Наука. 1980г.)

«Дальневосточный Государственный Университет. Отделению Индологии Дальневосточного государственного университета в 2003г. исполнилось десять лет. Это, без всякой натяжки, знаменательная веха не только в развитии нового научного направления в ДВГУ, но и в жизни Российского Востоковедения в целом. В марте 1993г. ученый совет восточного факультета ДВГУ принял решение об открытии отделения Индологии и уже в том же году, впервые в истории университета, был объявлен и успешно осуществлен набор студентов-индологов на первый курс — будущих разносторонних специалистов по Индии со знанием языка хинди, санскрита и английского языка. Данное решение было инициировано ректором университета В.И.Куриловым. Оно полностью отвечало насущным требованиям времени.
С начала 90-ых годов ушедшего века Индия стала проявлять большой интерес к российским регионам, включая наш Дальний Восток и Приморский край. Индия стала первой страной, которая в 1992г. открыла свое генеральное консульство во Владивостоке. Даже когда город был еще закрыт, Индия уже имела тесные контакты с нашим городом. Примером индийского интереса к Дальнему Востоку России является открытие в тот период фармацевтического совместного российско-индийского предприятия в г.Иркутск, а также индийской фабрики по обработке алмазов в Якутске. Во Владивостоке тоже было создано не менее десяти таких СП. Индийские компании инвестировали пивоваренный и чайный сектор местной экономики. На Сахалине было открыто представительство индийской нефтяной компании.
В этот же период стали налаживать с Индией торгово-экономические и иные связи также и наши предприятия, организации и фирмы. Первая российская субмарина для Индии была подготовлена у нас еще в 60-ые годы. Плодотворное сотрудничество по линии министерств обороны двух стран продолжается и сейчас. ООО «Владивостокский торговый дом ГУМ» регулярно предлагает покупателям индийские товары. В 2003г. во Владивостоке было открыто индийское предприятие по обработке драгоценных камней «Приморский алмаз». В настоящее время в г.Уссурийск завершается строительство еще одной крупной индийской фирмы — фармацевтической фабрики «Истфарм», которая предоставит сотням жителей Приморского края (в том числе и нашим выпускникам-индологам) рабочие места. Многие туристические фирмы Приморья сейчас активно изучают возможности плодотворного сотрудничества со своими индийскими партнерами. Сегодня есть серьезные основания полагать, что и в этой области в ближайшей перспективе начнется взаимовыгодное российско-индийское региональное сотрудничество.
Отсюда становится очевидной целесообразность и важность открытия в Дальневосточном государственном университете отделения Индологии. Разносторонние международные связи Приморья и всего Дальневосточного региона с Индией настоятельно требуют подготовки высококвалифицированных специалистов, владеющих индийскими и английским языками одновременно, и экспертов по всем вопросам, связанным с политикой, экономикой, историей и культурой Индии и российско-индийским отношениям. ДВГУ сегодня является единственным университетом на всей огромной территории Сибири и Дальнего Востока, где успешно ведется подготовка таких уникальных специалистов, призванных обеспечивать международные связи и сотрудничество российского Дальнего Востока с Индией. В европейской части России таких специалистов готовят лишь в Институте стран Азии и Африки при МГУ и на восточном факультете Санкт-Петербургского университета. Кстати сказать, открытие десять лет назад отделения Индологии в нашем университете стало возможным благодаря огромной помощи со стороны этих старейших российских индологических центров. Владимир Гансович Эрман, возглавлявший в то время кафедру Индологии СПбГУ, Никита Владимирович Гуров, нынешний ее руководитель, и Елена Кирилловна Бросалина, доцент этой кафедры, с энтузиазмом отнеслись к идее об открытии в ДВГУ соответствующего отделения. Они всячески поощряли нашу работу в данном направлении и оказали нам неоценимую методическую и иную помощь в предоставлении учебных программ, словарей и пособий по языку хинди и индийской литературе, столь необходимую на начальном этапе становления молодой дальневосточной Индологии. Но самым важным со стороны наших коллег было направление в ДВГУ для преподавания языка хинди молодых выпускников Санкт-Петербургского университета Ирины Владимировны Козыревой и гражданина Индии Арунима Бандьяпатхьяи, также закончившего СПбГУ. Именно они вместе с ветераном ДВГУ кандидатом филологических наук, доцентом Серовой Аэлитой Викторовной (тоже, кстати, выпускницы кафедры Индологии того же университета — тогда Ленинградского) явились теми первыми преподавателями-индологами, профессионалами, на чьи плечи легла основная тяжесть по созданию фундамента полноценного отделения Индологии в ДВГУ. И нужно сказать, что им это удалось сделать наилучшим образом.
И.В.Козырева за короткий срок подготовила основательный учебник «Начальный курс хинди», который прошел хорошую десятилетнюю апробацию и ждет сейчас своего издания. Многие теоретические и практические курсы по языку хинди, санскриту, мифологии Ирина Владимировна взвалила на свои хрупкие плечи. Большинство важных индологических курсов по языку хинди и бенгали, а также по индийской литературе все десять лет читала доцент А.В.Серова. Она же успешно руководила всеми курсовыми и дипломными работами. Студенты-индологи, можно сказать, дневали и ночевали у нее дома, пользуясь богатейшей личной библиотекой Аэлиты Викторовны, доступ к которой был всегда открыт ее студентам и коллегам. Неоценимой была работа и носителя языка — Арунима Бандьяпатхьяи, который много работал над постановкой нормативного произношения и развитием разговорных навыков по хинди у студентов.
В 1998г. состоялся первый выпуск наших собственных индологов. Из 9 студентов, поступивших на первый курс, университетский диплом получили 6 человек. Они все были тут же востребованы. Две выпускницы: Е.А.Офицерова и О.А.Кузьмина, закончившие ДВГУ с отличием, были оставлены преподавателями хинди на кафедре. Выпускница И.Савицкая работает переводчиком на совместном российско-индийском предприятии в г.Донецке (Украина). В.Орлова и Е.Демешкина поступили в очную аспирантуру в Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Две студентки — К.Камаева и В.Мусатова уехали продолжать свое образование в Индии, а одна в Московский государственный университет.
Всего за десять лет существования отделения Индологии в ДВГУ подготовлено более полусотни высококвалифицированных специалистов, большинство которых работают по специальности в различных сферах, в том числе в генеральном консульстве Республики Индия во Владивостоке, в ООО «Приморский алмаз», в научных и общеобразовательных учреждениях, туристических фирмах, банках и других организациях и учреждениях города и края. Наши выпускники работают также далеко за пределами Дальнего Востока, в том числе и в Индии.
Отделение Индологии сначала входило в структуру кафедры корейской и вьетнамской филологии восточного факультета, а с восстановлением в октябре 1994г. на его базе в рамках ДВГУ Восточного института, вошло в состав кафедры филологии стран Южной и Юго-Восточной Азии. Это была новая, также созданная по инициативе ректора В.И.Курилова кафедра, призванная развивать совершенно новое и важное научно-образовательное направление в ДВГУ. Именно на этот период приходится высокая научная и социальная активность преподавателей-индологов, которые продолжали много работать над совершенствованием учебного процесса и повышением качества подготовки дальневосточных индологов. Был принят на должность старшего преподавателя носитель языка хинди Ватса Сушил, который продолжает свою преподавательскую деятельность и поныне. Доцентом А.В.Серовой были разработаны новые авторские спецкурсы по лингвистике и индийской литературе, в том числе по синтаксису языка бенгали. Ассистент кафедры Е.А.Офицерова подготовила Начальный фонетический курс языка хинди (Пособие для самостоятельной работы студентов первого курса). Из Культурного центра имени Джавахарлала Неру посольства Республики Индия в Москве был приглашен на кафедру для преподавания языка хинди профессор Раджнеш, который также внес свою лепту в подготовку наших индологов». 

(Индология на Дальнем Востоке. / Центр индийской культуры. Сайт www.cci.wl.dvgu.ru.)

«Индология в России: итоги и перспективы. (В.М.Алпатов). Одним из важных направлений российско-индийского сотрудничества всегда была наука. Народы наших двух стран стремились и продолжают стремиться лучше узнать и понять друг друга, в этом велика роль ученых. В данном сообщении речь будет идти лишь о российских исследованиях, посвященных Индии.
Уже первые русские, посещавшие Индию: Афанасий Никитин в XV в., Герасим Лебедев в конце XVIII в., — оставили нам свои описания этой страны. Но систематическое изучение Индии началось в России с середины XIX в., когда в Петербургском и Московском университетах началось преподавание Санскрита. В Петербурге Санскрит с 1858г. преподавал К.А.Коссович, в Москве с 1863г. — П.Я.Петров. Оба самостоятельно выучили этот язык и заложили традицию обучения индийским языкам в стране.
В двух университетах Индология складывалась по-разному. В Московском университете не было восточного факультета, и Индология развивалась на филологическом отделении историко-филологического факультета. Индоарийские языки здесь рассматривались прежде всего как одна из ветвей индоевропейской языковой семьи, Санскрит и другие языки Индии сопоставлялись с древнегреческим, латинским и другими индоевропейскими языками. Учеником П.Я.Петрова был крупнейший русский языковед академик Ф.Ф.Фортунатов. Хотя он больше прославился как русист и теоретик языкознания, но значительная часть его публикаций посвящена Санскриту. Санскритом и санскритской поэзией занимался и другой крупный московский языковед академик Ф.Е.Корш. Их традиции уже в советское время продолжали М.Н.Петерсон и Р.О.Шор, подготовившие ряд ученых.
В Петербурге основателем школы индологов стал ученик К.А.Коссовича, выдающийся ученый Иван Павлович Минаев. В те годы он был единственным профессором университета, работавшим и на восточном, и на историко-филологическом факультетах. Интерес к изучению языков он совмещал с интересом к исследованию индийской культуры и религии. И.П.Минаев трижды побывал в Индии: в 1874-1876, 1879-1880 и 1885-1886гг. Там он собрал ценнейший материал по Буддизму и по языкам. Особенно знамениты труды И.П.Минаева по Буддизму, получившие мировую известность. Интересовался он и современной культурой, впервые переведя на русский язык собранные им индийские сказки и легенды.
О своей деятельности и деятельности своих коллег И.П.Минаев говорил в одном из своих выступлений: «Научный интерес в изучении Индии для русского ориенталиста не исчерпывается однако же ее прошлыми судьбами, каково бы ни было ее значение в мировой истории. У нас, на Руси, изучение вообще Востока никогда не имело и не могло иметь отвлеченного характера. Мы слишком близки к Востоку для того, чтобы интересоваться им только отвлеченно. Интересы России всегда были тесно связаны с Востоком, а поэтому востоковедение у нас не могло не находить себе практического приложения. Словом, как в старину, так еще более теперь Восток для русского ученого не может быть мертвым, исключительно книжным объектом научной пытливости». Эти слова сказаны более ста лет назад, но и сейчас они остаются актуальными.
Еще более важной была роль в развитии российской науки двух замечательных учеников И.П.Минаева по восточному факультету — академиков С.Ф.Ольденбурга и Ф.И.Щербатского. С.Ф.Ольденбург, за выдающиеся заслуги уже в 35 лет избранный академиком, известен как автор ряда значительных работ по истории древней и средневековой индийской культуры и религии. Под его руководством прошли две экспедиции в Центральную Азию, во время которых С.Ф.Ольденбург нашел и затем опубликовал и прокомментировал важные индийские памятники. Ученый был почетным членом семи иностранных академий и научных обществ. И еще одной важнейшей стороной деятельности Сергея Федоровича было руководство Императорской, а затем Российской Академией наук. Четверть века (1904-1929) он был секретарем Академии, по существу — главным ее администратором. Как писала его жена Елена Григорьевна, С.Ф.Ольденбург «отдал свою жизнь на дело служения русской науке в лице Академии наук. Ни личной жизни, ни личных желаний у него не было, одна цель и задача — Академия наук и ее интересы… Ему трудно уйти от этой кипучей и захватывающей жизни влиятельного человека, первой скрипки в академическом научном оркестре, он в то же время и дирижер». Очень велика роль С.Ф.Ольденбурга в том, что в сложное, переломное время, когда в стране очень многое кардинально менялось, Академия наук смогла сохраниться и остаться главным центром развития науки.
Не менее важен был вклад в Индологию и Федора Ипполитовича Щербатского. Наиболее крупные его труды (многие из них изданы на английском языке) посвящены философии Буддизма, им издан ряд индийских текстов. Им была создана школа буддологов: О.О.Розенберг, Е.В.Обермиллер, А.И.Востриков, М.И.Тубянский, активно работавшая в 10-30-е гг.
В советское время исследования санскрита и древнеиндийской культуры продолжались. Но новое время ставило новые задачи. На первый план вышло изучение современности, не получавшее до того развития после пионерских работ И.П.Минаева. Если до революции из языков Индии преподавались и изучались лишь Санскрит и Пали, то в 20-30-е гг. были заложены основы преподавания и изучения новых языков Индии, прежде всего Хинди. Основателем новой традиции стал академик А.П.Баранников, ученик Ф.И.Кнауэра, работавший в Ленинграде. В 20-е гг. А.М.Мерварт начал впервые в стране изучать дравидийские языки.
Постепенно изучение Индии в СССР становилось более академичным, сохраняя в то же время связь с современной ситуацией. На его развитие очень большое влияние оказали провозглашение независимости Индии и активное развитие с 50-х гг. советско-индийских отношений. Вновь появилась возможность посещать Индию, установились дружественные отношения советских индологов с их индийскими коллегами. В послевоенные годы изучение Индии в Москве сосредоточилось в академическом Институте востоковедения и (с 1956г.) в Институте восточных языков (ныне Институт стран Азии и Африки) при МГУ, в Ленинграде — на восточном факультете ЛГУ и в Ленинградском отделении Института востоковедения Академии наук. В 40-80-е гг. работали многие видные индологи: А.М.Осипов, Г.Ф.Ильин, В.С.Воробьев-Десятовский, И.Д.Серебряков, Е.Я.Люстерник, В.М.Бескровный, Г.А.Зограф, Т.Е.Катенина, А.Д.Литман, В.И.Павлов, А.И.Левковский, К.З.Ашрафян, А.С.Сухочев, К.А.Антонова, В.И.Кальянов, Е.М.Быкова и др.
В настоящее время одним из ведущих центров Индологии в России продолжает оставаться Институт Востоковедения Российской Академии наук. Однако вне центра работает часть специалистов по истории и экономике Индии и все филологи, деятельность которых также весьма значительна. В Отделе языков работают три видных специалиста по языкам и культурам Индии: Т.Я.Елизаренкова, В.П.Липеровский, М.С.Андронов. Широко известно имя также работающего в Институте востоковедения академика Г.М.Бонгарда-Левина, автора многих фундаментальных трудов по истории Древней Индии и истории индийской культуры. В области изучения средневековой Индии и общих проблем феодализма активно работает Л.Б.Алаев. Он также является ответственным редактором многотомной «Истории Востока», в этом коллективном обобщающем труде много места уделено истории Индии с древнейших времен до современности, к настоящему времени вышло три тома из намеченных шести. Среди индологов Института Востоковедения также необходимо назвать специалиста по культуре Индии, прежде всего по Индуизму, видного организатора науки Р.Б.Рыбакова: с 1994г. он является директором Института Востоковедения РАН.
Несмотря на тяжелые материальные и моральные условия, в которых оказалась наша наука в последнее десятилетие, в Институте Востоковедения и других научных и учебных центрах России продолжаются индологические исследования, готовятся кадры, начинает работать способная молодежь. Долгое время слабым местом оставалась недостаточная координация между разными индологическими и, шире, востоковедными центрами. О том, что делается в Москве, плохо знают в других городах, а до Москвы часто не доходят исследования, подготовленные на периферии. В самое последнее время, однако, положение здесь стало несколько улучшаться. В 1997г. в Элисте и в 1999г. в Казани прошли всероссийские конференции востоковедов, собравшие представителей разных городов и научных центров; главным их содержанием стало восстановление прерванных в начале 90-х гг. научных контактов между востоковедами. К восстановлению сотрудничества проявляют интерес и востоковеды стран СНГ. Надо учитывать и появившиеся в последние годы новые технические средства, облегчающие научные связи, такие как Интернет.
При всех трудностях последних лет можно отметить и увеличение общественного интереса к Востоку, в частности, к Индии. Многие люди, в том числе далекие по своей профессии от востоковедения, интересуются индийской культурой, религией, литературой. Выходящие книги по Индии быстро раскупаются. Существует общественный спрос, на который специалисты-востоковеды должны уметь квалифицированно отвечать. Иногда, к сожалению, здесь бывает, что место ученых занимают дилетанты, а то и откровенные халтурщики.
И еще важная сторона развития нашей Индологии. Если в советское время наша Индология была в основном сосредоточена в Москве и Ленинграде, то сейчас наблюдается стремление развивать индологические исследования в ряде других городов. Во многом это связано с определенной децентрализацией наших связей с Индией, с развитием российско-индийских отношений в регионах». 

(Россия — Индия: перспективы развития регионов.
М. Институт Востоковедения РАН. 2000г. 112 стр.)

«Индология в Санкт-Петербургской Академии Наук — ИВР РАН. Становление Индологии в России и в Санкт-Петербурге относится к первой половине XVIII в. После основания Академии Наук в числе первых ее академиков был Т.-З.Байер, который приехал в Россию в 1726г. Занимаясь главным образом китайским, монгольским, калмыцким, маньчжурским и тангутским (тибетским) языками, он одним из первых в России начал изучение «браминского» языка, т.е. Санскрита, под руководством приехавшего в Петербург индийца Сонхбары. Плодом этих занятий явились две его работы по литературе и грамматике названных языков. Во второй статье впервые в России приводятся образцы санскритского алфавита (дэванагари), отпечатанные с деревянных клише, которые были изготовлены по рисункам самого Байера, а также даются краткие сведения о дравидийских (тамиль, телугу) и некоторых новоиндийских языках (маратхи, гуджарати и др.). В 30-х гг. XVIII в. кроме Байера изучением алфавита дэванагари, как и алфавитов дравидийских языков, занимался Д.Г.Мессершмидт, интересовавшийся пенджабским и тамильским языками.
Изучение Санскрита в России в начальный период зависело от научных интересов отдельных ученых, которые занимались им лишь попутно со своими основными востоковедными штудиями. Аналогичная картина наблюдалась и в первые десятилетия существования Академии Наук. Здесь, прежде всего, следует отметить Ф.Аделунга (1768–1843), почетного академика, который пытался дать обзор литературы на Санскрите.
Заметный след в изучении Санскрита оставил Р.Х.Ленц (1808-1836). Он был первым, кто стал безвозмездно читать лекции по санскритской литературе и сравнительному языкознанию в Петербургском университете.
Прямым преемником Р.Х.Ленца в изучении Санскрита был П.Я.Петров (1814-1875). Результатом его занятий была работа «Прибавление к каталогу санскритских рукописей, находящихся в Азиатском музеуме С.-Петербургской академии наук».
Важное место в истории Востоковедения заняла научно-педагогическая деятельность проф. К.А.Коссовича (1815-1883), впервые в Академии Наук осуществившего издание санскритско-русского словаря.
С первой половины XIX в. главным центром в области исследования Санскрита становится Академия Наук. Этот период связан с именем академика О.Н.Бётлингка (1815-1904). В 1887г. им была издана знаменитая грамматика Панини. Его заслугой стали публикации грамматики Вопадэвы, синонимического словаря Хемачандры с немецким переводом, Упанишад, древней драмы «Мриччхакатика» («Глиняная повозка») в немецком переводе, а также санскритская хрестоматия. Венцом многолетней деятельности О.Н.Бётлингка явилось создание санскритских словарей, изданных Академией наук: полного (1852-1875) и краткого (1879-1889). Эти словари ознаменовали собою эпоху в изучении Санскрита и получили широкую известность во всем мире под названием «Петербургских словарей». Они служили основой всей европейской индологической науки в течение целого столетия и способствовали развитию сравнительно-исторического языкознания.
Индологические исследования в Академии Наук дореволюционного периода велись по двум направлениям. Первое (более раннее) было лингвистическое, которое нашло свое выражение в издании упомянутых выше санскритских словарей, памятников индийской грамматической литературы и различных санскритских текстов.
Второе направление в Индологии было буддологическое. Основоположниками научного изучения Буддизма являются китаист академик В.П.Васильев (1818-1900) и индолог профессор И.П.Минаев (1840-1890). Последний воспитал замечательную школу русских индологов, которые стали виднейшими учеными своего времени и продолжали его дело. Двое из них стали академиками — С.Ф.Ольденбург и Ф.И.Щербатской.
Помимо северного Буддизма, которым С.Ф.Ольденбург занимался всю жизнь, он изучал индийский фольклор, сказки и джатаки, работал над изданием санскритских текстов. Особое внимание С.Ф.Ольденбург уделил Махабхарате, целиком проработав весь эпос под руководством индийца в Лондоне. Он был инициатором и бессменным руководителем издания всемирно известной серии «Собрание оригинальных и передовых буддийских текстов» под общим названием «Библиотека буддика», основанной им в 1897г.
На рубеже XIX и XX вв. началось интенсивное и всестороннее обследование центральноазиатских культур. Были открыты очаги буддийской культуры (экспедиции С.Ф.Ольденбурга в Турфан [1909-1910] и в Дуньхуан [1914-1915]), выявлены новые документы на санскритском и тибетском языках, началось интенсивное изучение северного Буддизма.
По этому пути и пошел академик Ф.И.Щербатской (1866-1942). Научные интересы Ф.И.Щербатского были неуклонно направлены на изучение индийской философии, точнее, буддийской логики, а также самого Буддизма по санскритским и тибетским источникам. Наше близкое соседство со странами буддийского мира и огромные богатства Академии Наук в области тибетской буддийской литературы также оказали свое влияние на его выбор.
Таким образом, с конца XIX в. и начала XX в. изучение Санскрита в Академии Наук было подчинено изучению буддийской философии и культуры. Однако наряду с этим продолжало существовать и филологическое направление. В этом отношении заслуживает внимания деятельность третьего ученика И.П.Минаева — профессора Н.Д.Миронова, который много лет занимался вопросами ведийской литературы (на материале гимнов Ригведы) и работал над описанием санскритских рукописей, часть которых было собрана и привезена самим исследователем. В результате этой работы И.П.Миронов подготовил и опубликовал два каталога этих рукописей, имеющихся как в СПбФ ИВ РАН, так и в Государственной Публичной Библиотеке.
После Октябрьской революции продолжалось дальнейшее развитие традиционных разделов русской Индологии. «Библиотека буддика» получила еще больший размах. Вокруг нее объединились виднейшие ученые стран Запада и Востока: проф. Сильвен Леви (Франция), проф. Де Ла-Валлэ Пуссен (Бельгия), Вогихара (Япония), М.Валлезер (Германия), Ф.И.Щербатской и О.О.Розенберг (Россия).
По инициативе Ольденбурга и Щербатского 24 августа 1919г. была открыта первая буддийская выставка в Петрограде, на которой прочитали лекции Ольденбург, Щербатской, Розенберг, Владимирцов.
По инициативе Ольденбурга и Щербатского было возобновлено издание серии «Памятники индийской философии», задуманной ими еще в 1914г. и утвержденной постановлением Академии Наук. Для этого в первую очередь были избраны сочинения Вачаспатимишры по всем индийским философским системам, основные трактаты системы Ньяя, семь трактатов Дхармакирти, сочинения по логике Дигнагии и сочинение Васубандху «Абхидхармакоша», содержащее систему первоначального Буддизма.
Уже в первые годы Советской власти ощущалась настоятельная необходимость в учебных пособиях для изучения Санскрита. В 1923г. по инициативе Ф.И.Щербатского и под его редакцией был сделан русский перевод учебника Г.Бюлера. Этот учебник, изложенный с точки зрения индийской грамматической традиции, до сих пор используется при изучении Санскрита в СПбГУ и других университетах страны.
В планах преобразованного в 1930г. Института Востоковедения был сделан упор на новую тематику, где на первом месте стояли вопросы экономики стран Востока. В числе вопросов, требовавших разработки на основе санскритских источников, помимо традиционных тем были издания важнейших индийских памятников по истории, экономике и государственному устройству древней Индии. В это же время начинается работа над трактатом Каутильи «Артхашастра», которая была прервана и возобновлена лишь в 1938г. (издание полного русского перевода «Артхашастры» увидело свет лишь в 1959г.). В том же 1938г. ученик Ф.И.Щербатского и академика А.П.Баранникова М.А.Ширяев (1887-1952) начал новый перевод «Законов Ману».
В 1939г. по инициативе А.П.Баранникова, бывшего в то время директором Института Востоковедения, был начат русский академический перевод Махабхараты — важнейшего эпического памятника древней Индии. Работа над переводом первой книги — Адипарвы — продолжалась со значительными перерывами и во время войны, как в условиях блокады Ленинграда, так и в период пребывания Института Востоковедения в Ташкенте. Первая книга вышла в свет в 1950г. под редакцией А.П.Баранникова.
После долгого перерыва был подготовлен перевод второй книги Махабхараты — Сабхапарвы, который вышел в свет в 1962г., работа над переводом и исследованием Махабхараты продолжалась и дальше. В 1964г. был закончен и подготовлены к изданию перевод и исследование четвертой книги этого памятника — Виратапарвы, которая увидела свет в 1967г.
Особо стоит отметить деятельность В.С.Воробьева-Десятовского (1928-1956), который, обладая редкими способностями и талантом, глубокой лингвистической подготовкой и широким научным кругозором, за сравнительно короткий отрезок времени смог подготовить ряд весьма ценных трудов и исследований. В Секторе восточных рукописей В.С.Воробьев-Десятовский успешно занимался изучением центрально-азиатских рукописей, продолжая традицию, начатую С.Ф.Ольденбургом. Он разобрал Индийский фонд и опубликовал о нем статью «Собрание индийских рукописей Института Востоковедения Академии наук СССР». Особый интерес В.С.Воробьев-Десятовский проявил к изучению рукописного собрания, состоящего из коллекций Н.Ф.Петровского, П.К.Козлова, С.Ф.Ольденбурга и других и содержащего уникальные рукописные материалы I-IX вв. на санскрите, сакском, кучинском и тибетском языках. Работа над описанием и подготовкой к изданию ряда интересных материалов осталась незаконченной. Оборвалось и начатое им с большим увлечением исследование «гибридного» Санскрита, отличающегося необычными флективными формами. Работу В.С.Воробьева-Десятовского по описанию и изучению центрально-азиатских рукописей продолжает М.И.Воробьева-Десятовская.
Вместе с М.И.Воробьевой-Десятовской работу над буддийскими санскритскими рукописями вели Э.Н.Темкин и В.Г.Эрман.
Сегодня в СПбФ ИВ РАН продолжается работа над академическим переводом и исследованием важнейшего памятника индийской культуры — Махабхараты. На сегодняшний день С.Л.Невелевой и Я.В.Васильковым опубликовано девять книг Махабхараты (книги III, VIII, X, XI, XIV, XVII и XVIII). Работу над XII-ой книгой Махабхараты ведет молодой ученый М.И.Петрова». 

(История Индологии в ИВР РАН. 30.11.2006г. Сайт www.orientalstudies.ru.)

«Индология, индианистика, — комплекс дисциплин, связанных с изучением истории народов Индостана, их культурного наследия, идеологических воззрений, литературы, искусства и языков, а в новейшее время — также экономических, социальных и политических проблем Индии.
Индология сформировалась в Европе в начале XIX в., но интерес европейских народов к Индии восходит к античности (Мегасфен, Арриан и др.). В средние века описания Индии дают китайские паломники (Фа Сянь, V в.; Сюань-Цзан, VII в.) и арабоязычные учёные (особенно хорезмиец Бируни, XI в.), позднее — европейские путешественники (Марко Поло, конец XIII в.; Афанасий Никитин, XV в., и др.). Открытие морского пути в Индию и начало европейской колонизации привело в страну в XVI-XVIII вв. большое число христианских миссионеров и купцов, изучавших местные языки и обычаи. С конца XVII в. значительную роль в сборе и публикации сведений об Индии играли чиновники колониальных компаний. В первый период развития Индологии (до начала XX в.) в ней определилось два направления: прикладное, связанное с практическими задачами колониального управления, и академическое, сосредоточившее внимание на изучении памятников письменности и общих историко-филологических проблемах данного региона. Толчок к возникновению Индологии был дан в конце XVIII в., когда в связи с решением административно-правовых вопросов английские чиновники обратились к изучению памятников на Санскрите. У.Джонс, Г.Колбрук (Великобритания) и др. познакомили Европу с Санскритом и образцами древнеиндийской словесности. Развитию европейской Индологии содействовали богатейшие филологические традиции Древней Индии, включавшие детально разработанные принципы членения текста, грамматику, лексикографию, этимологию, поэтику, метрику и т.п. Освоение этих традиций вместе со сбором оригинальных текстов и их изучением составило основное содержание академической Индологии XIX в. Наряду с общим интересом к истории духовной культуры человечества развитие Индологии в Европе стимулировалось широким распространением сравнительно-исторического языкознания, базировавшегося на изучении Санскрита. Знакомство с Санскритом побудило Ф.Шлегеля и Ф.Боппа (Германия) заняться сопоставлением индоевропейских языков, и вскоре Санскрит стал важнейшим объектом изучения на кафедрах сравнительного языкознания, появившихся в крупнейших университетах Европы (включая Россию) и США. Результатом явилось всестороннее исследование грамматического строя Санскрита — работы Т.Бенфея, Б.Дельбрюка (Германия), И.Шпейера (Голландия), У.Уитни (работал в США), Я.Ваккернагеля (Швейцария) и др. и создание словарей (крупнейший из них — так называемый «Петербургский» О.Бётлингка и Р.Рота, 7 тт., 1855-1875). Вслед за Санскритом изучались пали и пракриты.
Филологические исследования сосредоточивались в первую очередь вокруг «Ригведы» и примыкающей к ней литературы — Э.Бюрнуф (Франция), М.Мюллер (работал в Великобритании), Г.Грасман, Г.Ольденберг, К.Гельднер (Германия), М.Блумфилд (США) и др. Большое внимание уделялось Буддизму, особенно его южной, палийской, ветви — Х.Лассен, Р.Франке, Э.Виндиш (Германия), Э.Сенар (Франция), Т.Рис-Дейвидс (Великобритания) и др. и второму крупному религиозному движению индийской древности — Джайнизму — Г.Якоби, А.Вебер (Германия) и др., памятникам эпической и классической санскритской литературы, древнеиндийской поэтике, философским системам, религиям — Р.Г.Бхандаркар (Индия), общественным установлениям и пр. Эта работа протекала главным образом в русле публикации текстов, их комментирования и перевода на европейские языки. Наряду с составлением описаний санскритских (и частично других индийских) рукописей из крупнейших собраний Европы и Индии, увенчавшимся созданием первого сводного «Каталога каталогов» (3 тт., 1891-1903) Т.Ауфрехта (Германия), она дала возможность систематизировать громадный объём доступной к тому времени древней индийской литературы, оригинальной и комментаторской, и приступить к созданию обобщающих трудов. Основные достижения Индологии XIX в. были суммированы в изданной в Страсбурге «Энциклопедии индоарийских исследований» (1896-1915).
Прикладное направление Индологии, развивавшееся преимущественно в самой Индии, вытекало из интересов и потребностей колониальной администрации. Были созданы сравнительные и исторические грамматики новых индоарийских языков — Р.Г.Бхандаркар (Индия), Дж.Бимс, Р.Хёрнле, С.Келлогг, Э.Трумп (Великобритания) и др. — и дравидийских языков — Р.Колдуэлл (Великобритания). Стала изучаться написанная на них литература — Ж.Гарсен де Тасси (Франция), Дж. А.Грирсон (Великобритания). Начались сбор и изучение исторических хроник — Х.Эллиот, Дж. Доусон (Великобритания) и др., эпиграфических — Э.Хулч, А.Барнел (Великобритания), Г.Бюлер (Германия) и др., нумизматических — Э.Рапсон, А.Смит (Великобритания) и др., этнографических — В.Крук, Х.Рисли, Р.Рассел и др., фольклорных — Р.Темпл (Великобритания), Л.Б.Де, М.Венкатасвами (Индия) и др. — материалов. Были составлены географические справочники по стране в целом и отдельным её районам.
Первым русским индологом был Г.С.Лебедев, оставивший описание быта и обычаев индийцев и грамматику калькуттского жаргона хиндустани. С середины XIX в. в Академии Наук и ряде университетов развивается изучение Санскрита (Р.Х.Ленц, О.Бётлингк, П.Я.Петров, К.А.Коссович, Д.Н.Овсянико-Куликовский и др.). Выдающийся индолог, занявшийся палийским Буддизмом, И.П.Минаев и китаист В.П.Васильев создали русскую буддологическую школу, завоевавшую мировое признание благодаря трудам С.Ф.Ольденбурга и Ф.И.Щербатского, организовавших для публикации севернобуддийских текстов серию «Bibliotheca Buddhica» (с 1897г.).
Развитие Индологии в XX в. характеризуется неуклонным возрастанием масштабов работы во всех направлениях, включением в сферу Индологии новых для неё социально-политических и экономических проблем современности и перемещением центра исследовательской деятельности в саму Индию, где подъём национально-освободительного движения в начале века пробудил живой интерес к политическому и культурному прошлому страны, ещё более укрепившийся после завоевания Индией независимости (1947г.). Всё больший удельный вес в индологической литературе занимают монографические исследования отдельных проблем и капитальные обобщающие труды. Большие успехи достигнуты в изучении истории: вслед за «Кембриджской историей Индии» (6 тт., 1922-1937гг.), написанной крупными английскими индологами Дж.Алланом, У.Хейгом и др., индийскими учёными в 50-60-х гг. создана под главной редакцией Р.Ч.Маджумдара многотомная «История и культура индийского народа», которой предшествовал широкий круг частных исследований (труды У.Гхошала, Д.Д.Косамби, Р.Мукерджи, К.Паниккара, К.Нилаканта Шастри и др.). Успехи историков опираются на серьёзные достижения археологии (важнейшее из них — открытие цивилизации долины Инда, III-II тыс. до н.э.) и эпиграфики (открытие и прочтение новых надписей, составление их корпусов). Значительно продвинулось изучение Вед: Л.Саруп, Б.Гхош (Индия), Л.Рену (Франция), П.Тиме (Германия) и др.
В области философии и религии заметное место заняло изучение северного Буддизма: Де ла Валле Пуссен (Франция), русский учёный Ф.И.Щербатской, Д.Судзуки (Япония), Н.Датт (Индия) и др. Появились обстоятельные исследования общей истории философии С.Радхакришнана (Индия) и др. Созданы обобщающие труды по истории и теории древнеиндийской — М.Винтерниц (Германия), А.Кейт (Великобритания), С.К.Де, П.В.Кане, В.Рагхаван, Р.Н.Дандекар (Индия) и др. — новых индийских литератур. Составление Дж.Грирсоном (Великобритания) всеохватывающего «Описания языков Индии» (Калькутта, 1899-1928гг.) стимулировало дальнейшую активизацию научного изучения индоарийских — С.Чаттерджи, С.Сен, С.Катре, С.Варма (Индия), Ж.Блок (Франция), Р.Тёрнер (Великобритания) и др. — и дравидских — Т.Бэроу (Великобритания), М.Эмено (США), Бх.Кришнамурти (Индия) и др. — языков.
После 2-й мировой войны 1939-1945гг. как в самой Индии, так и в Западной Европе и США расширилось изучение экономической и социальной истории Индии, образовались группы историков-марксистов в университетах Дели (Бипан Чандра и др.), Алигарха (И.Хабиб и др.), Калькутты (Д.Чаттопадхьяя, С.Саркар и др.). Прогрессивное направление в изучении социально-экономической истории Индии представлено также в работах индийских учёных Р.Тхапар, Т.Райчаудхури и др.
Важное место в Индологии заняло проведение конкретных социологических и социолого-этнографических исследований (работы М.Шриниваса и его школы в Индии, Л.Дюмона во Франции, Ф.Бейли, Х.Фюрер-Хаймендорфа в Великобритании и др.).
В СССР наряду с Санскритологией (П.Г.Риттер, Д.Н.Кудрявский, Р.О.Шор, Б.Л.Смирнов, В.С.Воробьёв-Десятовский, В.И.Кальянов, А.Я.Сыркин, И. Д.Серебряков, В.Г.Эрман, П.А.Гринцер, Т.Я.Елизаренкова и др.) и Буддологией широко развивается изучение Индии как в филологическом (А.П.Баранников, В.М.Бескровный, Е.П.Челышев, В.А.Новикова, Е.М.Быкова, Е.В.Паевская, М.С.Андронов, Т.Е.Катенина, З.М.Дымщиц, А.Н.Шаматов и др.), так и в историческом, социально-политическом, экономическом и др. аспектах (И.М.Рейснер, А.М.Осипов, В.В.Балабушевич, К.А.Антонова, А.М.Дьяков, Р.А.Ульяновский, С.М.Мельман, Е.Я.Люстерник, М.К.Кудрявцев, Г.Г.Котовский, Э.Н.Комаров, Г.К.Широков, А.И.Левковский, Г.М.Бонгард-Левин, Г.Ф.Ильин, Н.П.Аникеев, К.З.Ашрафян, Л.Б.Алаев, В.И.Павлов и др.). Отличительными чертами советской Индологии является использование теории Марксизма-Ленинизма как методологической базы исследования, переход от политической истории к изучению экономических и социальных отношений, живой интерес к проблемам современности (национальному вопросу, рабочему и крестьянскому движению, проблемам развития капитализма, строительству национальной экономики и т.п.). Масштабы работы особенно сильно выросли в послевоенный период. Сфера исследования неуклонно расширяется как хронологически, так и регионально, что выразилось, в частности, в быстром развитии Дравидологии. Созданы четырёхтомная история Индии, словари и грамматики основных языков, очерки развития ряда литератур, массовыми тиражами издаются переводы произведений классической и современной литературы. В последние годы как самостоятельная область исследования из Индологии выделилось Пакистановедение (Ю.В. Ганковский, Л.Р.Гордон-Полонская, В.И.Москаленко и др.).
Центром Индологии в СССР является Институт Востоковедения АН СССР (Москва, Ленинград); подготовка индологов и исследовательская работа ведётся в университетах Москвы, Ленинграда, Ташкента, Тбилиси, Тарту и др. и в Московском институте международных отношений.
Важнейшие центры Индологии в Индии: Калькуттский, Делийский, Бенаресский, Бомбейский, Мадрасский, Аннамалайский, Мусульманский (Алигарх) и др. университеты; Деканский колледж (Пуна); исследовательские институты: Восточный (Барода), Бхандаркара (Пуна), Индологический (Курукшетра), Ведический (Хошиарпур) и др.; Азиатское общество (Калькутта) и многочисленные местные краеведческие организации.
В Европе индологические исследования ведутся в университетах и исследовательских институтах крупнейших городов. В США кафедры Индологии имеются в 16 университетах (Йельском, Гарвардском, Колумбийском и др.), в Японии широко развита Буддология (Токио, Киото и др.).
Важнейшие индологические периодические издания (помимо общевостоковедных): «Journal of the Asiatic Society of Bengal» (Calcutta, 1830 ); «Journal of the Bombay Branch of the Royal Asiatic Society» (Bombay, 1841); «Indische Studien» (В. 1850-98); «Indian Antiquary» (Bombay, 1872); «Journal of the Pali Text Society» (L. 1882-1927); «Epigraphia Indica» (Calcutta, 1892); «Journal of the Bihar [and Orissa] Research Society» (Patna, 1915); «Memoirs of the Archaeological Survey of India» (Calcutta, 1919); «Man in India» (Ranchi, 1921); «lndian Historical Quarterly» (Calcutta, 1925); «Indian Geographical Journal» (Madras, 1926 ); «Journal of the Greater Indian Society» (Calcutta, 1934); «Annals of the Bhandarkar Oriental Research Institute» (Poona, 1918); «Journal of the Oriental Institute» (Baroda, 1951 ); «Indian Linguistics» (Poona, 1931); «Indo-Iranian Journal» (The Hague, 1957); «Indian Studies: past and present» (Calcutta, 1960). (Г.А.Зограф)». 

(Большая Советская Энциклопедия. М. СЭ. 1969-1978гг.)
(Лингвистический энциклопедический словарь. М. СЭ. 1990г.)

«Западноевропейская буржуазная Индология. Первыми европейскими индологами были аббат Рейналь, автор фундаментального труда «История обеих Индий», и группа ученых, чиновников Ост-Индской Компании — У.Джонс, Ч.Уилкинс, У.Колбрук и некоторые другие. Деятельность последних отражала интересы колонизаторов, но наряду с изданием дайджестов (сборников) из разных юридических памятников Индии для нужд британских судей они публиковали переводы памятников Эпоса и художественной литературы. Азиатское общество, основанное в 1784г. в Калькутте, стало первым центром Индологии. У.Джонс положил начало научному изучению Санскрита. Ему принадлежат издания переводов «Законов Ману» и ряда отрывков из других дхарма-шастр и первый перевод драмы Калидасы «Шакунтала». Изучение индийских языков с практическими целями было организовано в Колледже форта Уильям (осн. в 1800) в Калькутте. Было издано несколько «Историй Индии», наиболее значительная из них принадлежит М.Элфинстону.
Господство Англии в Индии затрудняло развитие Индологии в других странах Европы, но санскритологическая школа в Германии получила всемирное признание. В 1845г. было основано «Die Deutsche Morgenl?ndische Gesellschaft». Итогом начального периода развития Индологии явился энциклопедический труд немецкого индолога Х.Лассена «Индийские древности» (Ch. Lassen, Indische Alterthumskunde, Bd 1-4, Lpz., 1847-61).
Расцвет западно-европейской буржуазной Индологии относится ко 2-й половине XIX — началу XX вв. Были изданы «История Индии, рассказанная ее собственными историками» (Н.М.Elliot, J.Dowson, The history of India as told by its own historians. v. 1-8, L., 1867-77) — сборники отрывков из большого числа арабских и персидских источников по Индии, и собрание отрывков источников и памятников на санскрите (J.Muir. Original sanscrit texts on the origin and history of the people of India. v. 1-5, L., 1858-70). В 1853г. начала печататься «Bibliotheca Indica», в которую вошли важнейшие древние и средневековые памятники на санскрите, хинди, бенгали, персидском и на ряде др. языков. Расширился круг источников в работах С.Лейн-Пула, У.У.Хантера и др. В.А.Смит опубликовал несколько работ по древней и средневековой истории, в т.ч. «Оксфордскую историю Индии» (V.A.Smith. The Oxford history of India. Oxf., 1919). Вышла работа Дж. У.Кея и Г.Маллесона о народном восстании 1857-1859гг. под фальсификаторским названием «История индийского мятежа» (J.W.Кауе, H.Malleson. History of the Indian mutiny of 1857-58. v. 1-6, L., 1897-98).
Параллельно шло развитие вспомогательных исторических дисциплин. Работы Дж.Принсепа, расшифровавшего надписи Ашоки, составили эпоху в развитии индийской палеографии, хронологии и эпиграфики. С 1888г. стала выходить «Epigraphia Indica» — крупнейшее издание индийских надписей. Известны археологи и эпиграфисты А.Каннингем, Дж.Бёрджесс, Дж. Ф.Флит и др. Большой вклад в изучение индийских рукописей и надписей внесли немецкие ученые Г.Бюлер и Л.Кильхорн. В справочнике Р.Сьюэлла (R. Sewell. The historical inscriptions of Southern India. Madras, 1932) подведены итоги этой кропотливой работы, даны генеалогические таблицы всех основных южноиндийских династий. Большой этнографический материал был собран Д.Иббетсоном, Э.Тёрстоном, К.Л.Таппером и др.
Основателем буржуазной школы Буддологии считается Б.Г.Ходжсон. Историей Буддизма занимались также М.Моньер-Уильямс, Т.У.Рис-Дейвидс, Г.Ольденберг. Одним из крупнейших европейских индологов 2-й половины XIX в. был Макс Мюллер — автор многочисленных трудов по истории культуры, литературы, философии и религии народов Индии. Под его редакцией вышли «Sacred Books of the East» (v. 1-49, Oxf., 1879-94), куда были включены переводы почти всей канонической индуистской литературы. Э.Сенар и Э.Бюрнуф заложили в этот период основы французской Индологии.
Успехи лингвистики были связаны с достижениями сравнительного метода в европейском языкознании. Издаются работы Дж.Бимса (J.Beames. A comparative grammar of the modern Aryan languages of India. v. 1-3, L.,1872-1879), P.Хёрнле (Rudolf Hoernle. A comparative grammar of the Gaudian Languages. L., 1880), P.Колдуэлла (R.Caldwell. A comparative grammar of the Dravidian or South-Indian family of languages. L., 1856) и др. работы. Под руководством выдающегося лингвиста Дж. А.Грирсона и при участии С.Конова в 1898-1901гг. проводилось полное обследование, выявившее все языки, употребляемые в Индии, результаты которого были опубликованы в многотомной работе (Grierson G.A. Linguistic survey of India. v. 1-11. Calcutta. 1904-27).
В 50-х гг. XIX в., в связи с переворотом в науке об обществе, совершенным К.Марксом и Ф.Энгельсом, в западноевропейской Индологии зародилось марксистское направление. Большое значение для формирования этого направления в Индологии имели индологические работы К.Маркса и Ф.Энгельса, в которых на конкретном материале раскрывались особенности общественного строя Индии до английского завоевания, экономические и политические последствия колониального порабощения, давалась научная периодизация истории страны в XVIII-XIX вв. и показывалось историческое значение народного восстания 1857-1859гг., за ходом которого Маркс и Энгельс следили с большим вниманием.
Появление Марксизма, а также накопление нового фактического материала, с одной стороны, и усиление национально-освободительного движения — с другой, вызвали у ряда западноевропейских буржуазных индологов интерес к экономическим и социальным проблемам. Становится более комплексным само понятие Индологии. Наряду с этим усиливается тенденциозность в освещении проблем истории Индии в работах представителей классической английской школы. Это относится, прежде всего, к «The Cambridge history of India» (v. 1, 3-6, Camb., 1922-37), написанной наиболее крупными английскими индологами Дж.Алланом, У.Хейгом, Г.Додуэллом и др., а также к трудам Г.Хераса, Д.Деррета и др.
Крупнейшим современным английским индологом является А.Бэшем. Вышедшие после 2-й мировой войны работы английского историка П.Датта являются существенным вкладом в марксистскую Индологию.
Среди германских индологов наиболее известны братья Шлегель, А.Вебер, Г.Якоби. В 1-й половине XX в. выдвинулись такие индологи, как Г.Людерс, М.Винтерниц, X.Глазенапп, X.Хертель, разрабатывавшие проблемы древней и средневековой индийской литературы и фольклора.
Во Франции культуру, религию и философию Индии изучает один из крупнейших современных. востоковедов Л.Рену; древняя история, литература и лингвистика являются областью исследования другого французского ученого Ж.Филлиоза.
В Италии большим кругом индологических проблем занимается Дж.Туччи. В США и Канаде широко изучаются проблемы социальных изменений, происходящих в Индии после образования независимого государства. В последнее время Индология развивается также во многих странах Азии — Японии, Цейлоне, Пакистане, Бирме.
В Индии изучение истории, экономики, языка, материальной и духовной культуры ее народов началось еще в колониальный период (сам термин «Индология» употребляется в Индии в более узком смысле, главным образом, для обозначения научных дисциплин, изучающих древнюю историю, санскрит, древнюю и средневековую литературу). Раммохан Рай первым из индийцев начал изучение древнеиндийских памятников. В 1816-1820гг. он опубликовал сокращенное издание ведант с переводом на бенгальский язык. Видными специалистами по санскриту, ведической и буддийской литературам были Р.Л.Митра и Хара Прасад Шастри; Р.Г.Бхандаркар создал ряд работ по вопросам истории и филологии. Значительное внимание уделялось экономическим исследованиям. В трудах Д.Наороджи, Б.Д.Басу и Р.Датта разоблачалась экономическая политика британских захватчиков. Долгое время индийская Индология развивалась под сильнейшим влиянием английской «классической» школы. Это относится к трудам крупнейшего индийского историка Дж.Саркара, а также к многочисленным «Историям Индии», созданным Н.К.Синха и А.Ч.Банерджи (N.К.Sinha, A.Ch.Banerji. 1944., рус. пер. 1954г.); Р.Маджумдаром, X.Райчаудхури и К.К.Датта; Ч.С.Шринивасачари и Р.Айянгаром, 1947-1952гг.; Нилакантой Шастри, 1950г. После достижения Индией независимости интерес к социальной и экономической истории возрос. Историю религии и философии изучают С.Радхакришнан, Р.Мукерджи, Д.М.Датта и др.
В независимой Индии источниковедческая и археологическая работа стала охватывать все периоды истории. Видными эпиграфистами являются Б.Ч.Чхабра, Д.Ч.Сиркар. Большое внимание уделяется изучению национально-освободительного движения в колониальный период. В индийской Индологии успешно развивается марксистское направление. Ш.А.Данге опубликовал исследование о возникновении классического общества в Индии. Работы Е.М.Ш.Намбудирипада (Е.М.S.Namboodripad. The national question in Kerala. Bombay, 1952, и «Махатма Ганди и гандизм» (рус. пер. М. 1960)) являются значительным вкладом в разработку ряда сложных вопросов истории страны. Экономическую историю периода феодализма изучал К.М.Ашраф. В настоящее время этими вопросами занимаются Х.Мукерджи и Ирфан Хабиб. На методологической основе Марксизма стремятся осмыслить историю родины Д.Д.Косамби, Б.Н.Датта, Р.Ш.Шарма и другие.
В России интерес к изучению Индии возник в 70-80-х гг. XVIII в. (Н.И.Новиков, А.Н.Радищев, Винков). Большая заслуга в развитии русской Индологии принадлежит Г.С.Лебедеву, который в 1805г. выпустил капитальный этнографический труд «Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии Брамгенов, священных обрядов их и народных обычаев» (ч. 1-3, СПБ). Заметно способствовали росту знаний об Индии путешествия художника А.Д.Салтыкова и П.И.Пашино. Для развития научной Индологии большое значение имело открытие Н.M.Карамзиным в начале XIX в. рукописи «Хожения за три моря» А.Никитина. Ф.П.Аделунг в 30-х гг. XIX в. издал «Bibliotheca sanscrita» — наиболее полный для того времени каталог санскритских рукописей и книг. С 30-40-х гг. в некоторых университетах (Петербургском, Казанском, Киевском, Московском) стал преподаваться Санскрит. Первыми русскими санскритологами были Р.Ленц, П.Я.Петров, К.А.Коссович. В 1855-1875гг. в Петербурге вышел большой санскритский словарь, составленный О.Н.Бётлингом в сотрудничестве с Р.Ротом. Крупнейшим русским индологом XIX в. был И.П.Минаев (1840-1890). Наряду с исследованиями по вопросам Буддизма и индийской литературы им был написан ряд статей по актуальным политическим проблемам, касавшимся английской политики в Индии, Бирме и Афганистане. Ему также принадлежат работы по современному фольклору народов Северной Индии. Социолог М.М.Ковалевский в работе «Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения» (М. 1879г.) посвятил главу проблемам индийской общины. Эта работа была высоко оценена К.Марксом. Крупнейшими специалистами в области литературы на санскрите и пали, мифологии, истории религиозно-философских учений и т.п. являлись С.Ф.Ольденбург и Ф.И.Щербатской. По инициативе С.Ф.Ольденбурга в 1898г. стала выходить «Bibliotheca Buddhica» — крупнейшее собрание текстов по истории Буддизма.
Индология в СССР и других социалистических странах. Подлинно комплексное изучение Индии началось после Великой Октябрьской социалистической революции. Методологической основой советской Индологии являются труды К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина. Для советской Индологии характерно особое внимание к изучению борьбы народных масс за национальное и социальное освобождение. Работа И.М.Рейснера «Очерки классовой борьбы в Индии» (ч. 1. М. 1932г.) заложила основу изучения новой истории Индии в СССР. Проблемами национально-освободительного движения, аграрным вопросом и т.д. занимались М.Павлович (Вельтман), Б.Сейгель. История борьбы пролетариата прослежена в работах В.В.Балабушевича. Академик А.П.Баранников широко поставил систематическое изучение новоиндийских языков, заложил основы индийской лексикографии в советской Индологии. Ф.И.Щербатской — крупнейший знаток Буддизма, в 1930-1932гг. опубликовал наиболее фундаментальную из своих работ «Buddhist logic» (v. 1-2). Его ученики А.И.Востриков, Е.Е.Обер-Миллер, М.И.Тубянский и др. внесли большой вклад в изучение санскрита, философии и литературы Индии. Советские исследователи изучают все основные этапы истории Индии. Ряд работ по древней истории опубликовали А.М.Осипов, Г.Ф.Ильин и др. В области средневековой истории вышли книги: К.З.Ашрафян. Делийский султанат. М. 1960г.; К.А.Антоновой. Очерки общественных отношений и политического строя Могольской Индии времен Акбара (1556-1605). М. 1952г., и др. Проблемы новой истории исследуются в работах: И.М.Рейснера. Народные движения в Индии в XVII-XVIII вв. М. 1961г.; К.А.Антоновой. Английское завоевание Индии в XVIII в. М. 1958г.; В.И.Павлова. Формирование индийской буржуазии. М. 1958г., и мн. др. Проблемами новейшей истории и экономики Индии занимаются Л.Р.Гордон-Полонская, Т.Ф.Девяткина, А.М.Дьяков, Г.Г.Котовский, А.И.Левковский, С.М.Мельман и мн. др. «Новейшая история Индии» (М. 1959г.), «Новая история Индии» (М. 1961) подводят известный итог развитию марксистской Индологии за последние десятилетия. Советскими учеными ведутся также исследования в области литературы и языков народов Индии, истории индийской философии, искусства, этнографии и т.д. Большой вклад в изучение Буддизма и языков санскрита и пали внес Ю.Н.Рерих. В переводе на русский язык изданы часть Махабхараты, «Артха-Шастра», «Дхаммапада» и др. Вопросами изучения языков и литератур народов Индии занимаются академик АН Туркменской ССР Б.Л.Смирнов, В.М.Бескровный, Е.М.Быкова, В.А.Новикова, И.С.Рабинович, И.Д.Серебряков, Е.П.Челышев, С.Г.Рудин, В.Г.Эрман, В.И.Кальянов и ряд др.
Основные центры Индологии:
Австрия. Indologisches Institut der Universit?t, Wien.
Великобритания. School of Oriental and African Studies (осн. 1916), University of London; The Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland (осн. 1823); Oriental Studies Section, British Academy (осн. 1901), London; Pali Text Society, London; Indian Institute of Culture, London; India Office Library, Commonwealth Relation Office, London; Indian Institute, Oxford University; Department of Sanscrit, University of Edinburgh; Department of Urdu, Muir Institute, University of Edinburgh.
ГДР. Institut f?r Orientforschungen, Deutschen Akademie der Wissenschaften, Berlin; Institut f?r Indienkunde (осн. 1825), Humboldt Universit?t, Berlin; Indisches lnstitut (осн. 1848), Karl Marx Universit?t, Leipzig; Seminar f?r Indologie und Iranistic, Seminar f?r Indische Alterthumskunde, Halle-Wittenberg Universit?t.
Индия. (См. Индия. Научные учреждения).
Италия. Instituto Universitario Orientale di Napoli (осн. 1732); Instituto di Studi Orientali, Universita di Roma; Scuola Orientale, Roma.
Канада. Department of Asian Studies, University of British Columbia, Vancouver; Institute of Islamic Studies, McGill University, Montreal.
Пакистан. (См. Пакистан. Научные учреждения).
Польша. Instytut Orientalistyczny, Universytet Warszawski, Zaklad Orientalistyki Polskiej Akademie Nauk (осн. 1952).
СССР. Ин-т народов Азии АН СССР (отдел Индии, отдел литературы народов Азии, отдел языков народов Азии, Ленинградское отделение); институты этнографии, философии, мировой экономики и международных отношений АН СССР; институты Востоковедения АН Армении, Грузии, Узбекистана, Таджикистана. Подготовка индологов проводится в Институте восточных языков при МГУ, на восточном факультете ЛГУ, в университетах Еревана, Ташкента, Душанбе.
США. Centre for Southern Asian Studies, University of Michigan; Department of Indian philology, Widener Library, Harward University, Cambridge, Massachusets; Near and Middle East Institute, Columbia University, New York; Department of Indian and Far Eastern Languages and Literature, Yale University, New Haven.
Франция. Soci?t? Asiatique de Paris (осн. 1822); Institut de Civilisation indienne, Universit? de Paris.
ФРГ. Indologisches Seminar (осн. 1818), Universit?t Bonn; Seminar f?r Kultur und Geschichte Indiens (осн. 1914), Universit?t Hamburg; Indologisches Seminar (осн. 1862), Universit?t G?ttingen; Indisch-Ostasiatisches Seminar (осн. 1869), Marburg/Lahn Universit?t; Seminar f?r Indologie und Iranistik (осн. 1867), Universit?t M?nchen; Deutsche Morgenl?ndische Gesellschaft, M?nchen.
Чехословакия. Orient?lni Ustav, Ceskoslovenska Akademie Ved; University Karlovy v Praze.
(Л.Б.Алаев. Москва)».

(Советская историческая энциклопедия. / Под ред. Е.М.Жукова. М. СЭ. 1973-1982гг.)
(Алаев Л.Б. Советская школа Индологии, исторические исследования (1917-1991).
// Россия-Индия: Перспективы регионального сотрудничества. М. 2000г.)

* * *

N 36. 01.12.13г.

продолжение см. в Статье 4.0. Востоковедение, Индология и Тантрология в России. (ч.2).