Статья 3.5.5. Особенности тантрической Мантра-Видьи. (ч.2).

продолжение

2.2. «КОНЦЕПЦИЯ» ШАБДЫ. ЧТО ТАКОЕ ШАБДА?

«Шабда (Санскр.) — Слово, или Логос».

(Е.П.Блаватская. Теософский словарь. М. Эксмо-Пресс. 2001г.)

«Шабда — звук; слово; Веды; Омкара».

(Словарь Йоги и Веданты. 2014г.)

«Шабда — звук, тон, голос, слово, изречение».

(Симфонический санскритско-русский толковый словарь
Махабхараты Б.Л.Смирнова. Ашхабад. 1962г.)

«Шабда — доказательство как одно из самостоятельных источников познания в философии Ньяи. Относится к познанию невоспринимаемых объектов, исходящему от авторитетных лиц».

(Религиозный словарь. Сайт www.dic.academic.ru.)

«Шабда — Звук, Логос, слово, изречение; вибрация; у теософов означает «Сила Бога». Шабда создал различные уровни существования: чисто духовный (Сач Кханд), регион истины; духовно-материальный регион над каузальным уровнем; каузальный; астральный; материальный (физический)».

(Эзотерический словарь. Сайт www.extra-mir.ru/dictionary/.)

«Шабда (звук, слово, или Логос) — по индийским представлениям, звук неразрывно связан с космическим бытием; звуковое воплощение Бога, подразумевается, что первичной силой Вселенной является именно Звук, реализуемый в виде Слова, или указания (Логос Греческой Традиции). В более узком смысле — одна из пяти танматр — свойств объектов, воспринимаемых органами чувств. Шабда — свойство звучания».

(Традиция Натхов. Сайт www.nathas.org.)

«Шабда — Звук. Слово. Название. Речь. В индийской культуре звуку придается очень большое значение. Существует учение о звуке, согласно которому, поднимаясь в теле человека, звук проходит через несколько стадий. Его состояние меняется от запредельного, трансцендентного (пара) через срединное (мадхьяма) к состоянию, предшествующему проявлению (вьякти). На уровне голосовых связок в области чакры Вишуддхи звук становится слышимым. Эти состояния сравнивают с семенем, ростком, почками, листьями и цветами. Звук связывают со стихией эфира (акаша). В Мимансе и Веданте звук признают сущностью Бога (Брахман), который через него развертывается в мир. Шабдартха — смысл, значение слова. Авьякта-шабда (шабда-рава) — непроявленный звук. В Буддизме звук (шабда) относится ко вторичным формам материи (бхаутика), субстанциям, которые происходят от первоэлементов (бхута)».

(Популярный словарь по Буддизму и близким к нему
учениям. / Голуб Л.Ю., Другова О.Ю. Хроникер. 2003г.)

«Шабда (санскр. букв. слово, звук) — в индийской эпистемологии так назывался третий источник достоверного знания, под которым понималось авторитетное словесное свидетельство Вед. В соответствии с делением Ведической литературы на Шрути и Смрити. Шабда также делится на шрути и смрити, авторитет первого считается большим. Этот источник познания принимался всеми религиозно-философскими школами, кроме чарваков и буддистов, но интерпретировался неоднозначно. Вайшешики относили шабда к выводному знанию. Ведантисты и мимансаки считали слово Вед самым авторитетным источником знания и придавали ему статус несотворенного и вечно существующего на том основании, что слово (звук), по их мнению, является свойством пространства, или эфира (акаша). Полемика мимансаков с буддистами и найяиками о вечно существующем звуке имела большое значение для развития индийской логики».

(Словарь философских терминов. Научная редакция
профессора В.Г.Кузнецова. М. ИНФРА-М. 2007г.)

«Шабда — 1) Звук вообще, т.е. объект органа слуха. 2) Членораздельный звук человеческой речи. Так, в слове «кот» шабда есть последовательность «к»-«о»-«т». В любом случае шабда есть качество первостихии акаши. В философии большое значение имел многовековой спор между Мимансой, полагавшей шабда вечной, и прочими школами, считавшими звук (в т.ч. членораздельный) тварным. В Мимансе этот тезис подкреплял утверждение об извечности и безавторстве Вед. Наблюдаемое начало и конец слышимых звуков речи в Мимансе объясняли как проявление, но не появление. Согласно великому философу-языковеду Бхартрихари (V в.) сущность шабды есть Абсолют, разворачивающийся затем своими потенциями в мир. В общекультурном плане дискуссии о шабде подобны спорам о Платоновых идеях в европейской философии, некоторым теологическим проблемам и отражают также огромную роль устного — а не писаного — слова в традиционной культуре, передаваемого — воспроизводимого авторитетным лицом (гуру, брахманом и пр.). (А.Парибок)».

(Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь.
М.Ф.Альбедиль, А.М.Дубянский. М. Республика. 1996г.)

«Шабда (санскр. sabda — слово, звук) — в индийской мысли широкий спектр явлений: звук, шум, фонема, звук речи, слово, фраза, язык в целом, речь. Практически все названные явления имели свои специфические названия (шум и звук — дхвани, или нада, фонема — варна, слово — пада, фраза — вакья, значимая единица — спхота, речь — вач). Шабда — звук составляет объект слуха, понимаемый либо как вечная субстанция (Миманса), либо как изменчивое качество (Вайшешика). В последнем случае ее субстратом-носителем выступает акаша (физическое пространство, эфир).
В философии языка шабда имеет два аспекта: слышимые звуки и воспринимаемое слово (прежде чем понять смысл слова, мы распознаем формирующую его последовательность звуков). Согласно определению грамматиста Патанджали, слово — это то, посредством чего при его произнесении появляется представление об объекте. Звуки (дхвани), исчезающие сразу после своего произношения, не могут служить стабильными носителями смысла слова, поэтому необходимо найти элемент, который сможет выполнить данную функцию. Эта логика привела грамматистов к введению понятия спхоты (носителя смысла)». 

(Электронная библиотека Институа философии РАН. Сайт www.iphlib.ru.)

«Шабда — внутреннее звучание. Любое движение сопровождается звучанием. Любое действие разума (мысль) — даже в отсутствие физических движений тела, но в силу постоянного присутствия астрального света — всегда сопровождается звучанием, или скорее, пением, равно как образами и цветом. Даже помимо этих тонких (сукшма) эффектов, звук существует сам по себе, ибо как в грубом, или плотном (стхула), так и в тонком (сукшма) мире объективный звук является не звучанием, но проявленностью, которую разум должен перевести в присущую ему собственную форму объективности, или отделенности, которая и называется звуком. Звук является первой вуалью, первичным покровом, и поэтому относится к самому глубокому осознанию; вторым является осязание, а третьим — видение. Будучи связанным с первой формой отделенного, или разделенного движения, слух (в том числе и слух физического тела) является наиболее внутренним, сокровенным чувством. Стремясь услышать все более и более тонкие звуки (см. Нада), йог все глубже погружается в себя, что в то же время означает, хоть и непреднамеренное, подавление (пратьяхара) осязания и видения. Простое отсутствие осязательных и зрительных ощущений, однако, еще не означает привнесение звучания в осознание). Это объясняется тем, что формы восприятия относятся к разуму, а не к телу, и считаются проявлениями Богинь, или Сил (шакти). Это вполне оправданная аналогия, так как она подчеркивает женскую роль в организации домашнего уюта, наведении порядка, сбережении и сохранении обстановки дома, а в целом — его гармонизирующую силу, поскольку мужчина в одиночестве живет не в доме, но просто в определенном месте, где хранятся его инструменты и оружие, книги и другие пожитки».

(Эрнест Вуд. Словарь Йоги. / Пер. К.Семенова. К. София. 1996г.)

«Шабда (санскр. слово, звук) — в индийской мысли широкий спектр явлений: звук, шум, фонема, звук речи, слово, фраза, язык в целом, речь. Практически все названные явления имели свои специфические названия (шум и звук — дхвани, или нада, фонема — варна, слово — пада, фраза — вакья, значимая единица — спхота, речь — вач). Шабда — звук составляет объект слуха, понимаемый либо как вечная субстанция (школа Миманса), либо как изменчивое качество (школа Вайшешика). В последнем случае ее субстратом-носителем выступает акаша (физическое пространство, эфир). В философии языка шабда имеет два аспекта: слышимые звуки и воспринимаемое слово (прежде чем понять смысл слова, мы распознаем формирующую его последовательность звуков). Согласно определению грамматиста Патанджали, слово — это то, посредством чего при его произнесении появляется представление об объекте. Звуки (дхвани), исчезающие сразу после своего произношения, не могут служить стабильными носителями смысла слова, поэтому необходимо найти элемент, который сможет выполнить данную функцию. Эта логика привела грамматистов к введению понятия спхоты (носителя смысла). Грамматисты и сторонники Мимансы верили в вечность шабды, понимая под последней слово Вед. Однако между ними не было согласия относительно того, что именно в слове вечно. С точки зрения Мимансы вечны звуки, или фонемы, смысловые же единицы — слова, фразы и т.п. — вечны только за счет входящих в них фонем. Фонемы в произношении не создаются, а лишь манифестируются, проявляются. Для грамматистов вечны смысловые единицы речи и то, что позволяет это объяснить, есть спхота. Кроме веры в вечность Вед, Миманса и грамматисты разделяли постулат о неизменности и врожденности связи между словом и обозначаемым им объектом (артха). Врожденность связи слова и объекта была для Мимансы способом оправдания отсутствия у Вед автора (апаурушея). Если для мимансаков вечное (нитья) — это никем не созданное и существующее как бы вне времени, то для грамматистов – это, прежде всего, инвариантное, т.е. повторяющееся при разных употреблениях. Соединение грамматической теории вечного слова и идей Адвайты дало оригинальную концепцию лингвистического монизма Бхартрихари (Шабда-Адвайти). В вопросе об эпистемологическом статусе шабды как авторитетного словесного свидетельства мимансаки, считавшие его основной праманой (средством познания) своей системы, спорили с вайшешиками, сводившими шабду к логическому выводу (анумана). (В.Г.Лысенко)».

(Новая философская энциклопедия. В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)
(Новая философская энциклопедия. В 4 т. ИФ РАН.
Науч.-ред. совет: В.С.Степин, А.А.Гусейнов, Г.Ю.Семигин. М. Мысль. 2010г. т. IV.)

«Глава Вторая. Логический реализм Ньяйи. XXII. Шабда, или вербальное знание. Одним из главных источников знания является авторитет. Мы принимаем многое, чего мы не наблюдали и о чем не думали, на основании авторитета других. Мы многое узнаем из обычных сообщений, исторической традиции и откровений священного писания. Логические вопросы, связанные с этим способом получения знания, группируются под наименованием шабда, или словесного свидетельства.
Сошлемся вкратце на взгляды Ньяйи на происхождение и природу звука, значение слов и структуру предложений. Не воздух, а акаша, наполняющая все пространство, есть субстрат звука. Звук может быть произведен даже в пустоте, хотя мы и не услышим его, так как там нет передающего его воздуха. Качество звука не зависит от воздуха, хотя его сила и т.п. зависят от воздуха. Он производится, однако, контактом двух твердых субстанций. Один звук производит другой, другой — третий и т.д., пока последний не замрет из-за какого-нибудь препятствия. Мы не можем думать, что звук вечен только потому, что он имеет неуловимый субстрат.
Слово есть комбинация букв, выражающая объект посредством обозначения (абхидха), или импликации (лакшана). Каждое слово имеет значение, которое обычно рассматривается как отношение между словом или знаком и обозначаемым объектом. Факт, что слова имеют значение, объясняется грамматистами при помощи теории спхота. Согласно этой теории, отдельные буквы к, о, р, о, в, а или все буквы «корова» не могут дать знания о соответствующем слову предмете, так как каждая буква исчезает, как только она произнесена. Даже если последней букве помогают впечатления, оставшиеся от предшествующих, то, все равно, то или иное количество букв не может объяснить знания о предмете. Должно существовать что-то помимо букв, благодаря чему порождается знание, и это есть спхота, или сущность звука, раскрываемая буквой, словом или предложением. Эта звукосущность дает познание предмета. Одна буква, если она не является словом, не может обозначать какой-либо предмет. Защитники пада-спхота доказывают, что только пада, или слово, может обозначать смысл, тогда как защитники вакья-спхота считают, что только вакья, или предложение, может обозначать полный смысл. Согласно последним, предложение является основной смысловой единицей речи, тогда как слова суть только части предложений, а буквы — части слов. Спхота, или звукосущность, является, как говорят, вечной и существующей сама по себе, вступающей перманентно в отношение с предметом, ею обозначаемым. Буквы, слова и предложения выражают, но не производят вечные смыслы. Наяйики считают, что обозначающим является слово, и что мы узнаем его значение, когда слышим последнюю его букву. Слыша последнюю букву а, мы припоминаем предшествующие: к, о, р, о, в, схватываем мыслью все слово и познаем объект посредством условной ассоциации между словом и объектом.
Отношение между словом и его значением не естественное, а условное, что подтверждается нашим опытом приобретения знания значений слов. Мы узнаем значения слов благодаря обычному словоупотреблению, благодаря грамматике, словарям. А Веданта добавляет к этому и жест. Условие, что такое-то слово должно обозначать такой-то объект, устанавливается богом (Ишварасанкетах). Поздняя Ньяя допускает, что человек также устанавливает условия (иччхаматрам шактих), хотя эти условия называются парибхашика, поскольку они различны у разных людей. <…>.
Когда мы говорим о заслуживающем доверия утверждении, мы имеем в виду или то, что высказывающее его лицо достойно доверия, или то, что сам факт, о котором оно говорит, достоин, доверия. Если имеет место первое, то мы имеем случай вывода; если же второе, то это случай восприятия. Хотя шабда и похожа на вывод; поскольку она передает знание об объекте с помощью знака, все же знак здесь отличается от знака в выводе тем, что указывает, исходят ли слова от заслуживающего доверия человека или от не заслуживающего его. Отношение между знаком и обозначаемой вещью в выводе является естественным, тогда как в вербальном знании оно условно. Если признать, что вербальное знание следует за воспоминанием значений слов и, следовательно, является выводным, тогда даже сомнительное знание и познание через сравнение должны рассматриваться как выводные. Если указание на три периода времени делает вербальное знание выводным, тогда другие формы рассуждения, как например тарка, будут тоже выводными. Если считать, что словесное знание есть вывод из сопоставления наличия и отсутствия высказывания, так что произнесенное слово «кувшин» обозначает познание существующего объекта, и что нет познания объекта, когда это слово не произнесено, тогда даже восприятие можно рассматривать как случай вывода, поскольку оно имеется, когда есть в наличии кувшин, а когда нет кувшина, то нет и его восприятия. Из этих соображений следует, что познание, полученное с помощью слов, отличается от познания, получаемого через восприятие, вывод и сравнение».

(С.Радхакришнан. Индийская философия. т. 2. М. 1956-1957; 1993г.)

«Глава 3. Вербальное свидетельство (шабда). Слово «шабда» встречается в Упанишадах, «Веданта-Сутре», «Шримад-Бхагаватам», «Махабхарате» и многих других древних санскритских текстах. Его основное значение — «звук» или «голос». Шабда есть вибрация элемента акаши, эфира, или, по-другому, неба. Понять эту концепцию несложно. Образованные люди знают, что эфир — это среда, в которой распространяются не только звуковые волны слышимого диапазона, но также радиоволны, световое излучение, космические лучи и другие сигналы, имеющие волновую природу. Хотя современная наука, в отличие от ведической, не считает эфир или пространство материальным элементом, она признает, что пространство — это не «пустота», а скорее «море энергии, в котором плаваем мы и все остальное во Вселенной». Некоторые ученые допускают существование некой фундаментальной вибрации, которая пронизывает всю Вселенную, обеспечивая целостность материи. Такая фундаментальная вибрация действительно существует. Это Веда, берущая начало в духовном мире. <…>.
Йога духовного звука. Материальный звук дает начало материальному существованию, а духовный звук помогает освободиться от материального существования: В «Веданта-Сутре» также сказано, что звук является источником всех материальных объектов и что с помощью звука можно положить конец материальному существованию. «Анавриттих шабдат» означает «освобождение с помощью звука. Все материальное мироздание началось со звука, и звук же, наделенный определенным могуществом, способен освободить нас из материального плена. Могущество, которым наделен духовный звук, позволяет с помощью слов передать трансцендентные свойства Вайкунтхи, духовного мира. Как предметы материального мира созданы тремя гунами, или материальными качествами (благостью, страстью и невежеством), так и Вайкунтха, или духовный мир, создан тремя качествами, только эти качества трансцендентны: Сач-Чид-Ананда — вечность, знание и блаженство.
Одни ведические писания обращают наш слух к Сат, вечному Абсолюту (Брахману), в котором покоятся все живые существа и материя. Другие писания повествуют о Сач-Чит, Сверхдуше (Параматме), которая управляет материальной и духовной энергией в Брахмане. Но наиболее сокровенные писания Вед рассказывают о Сач-Чид-Ананда-виграхе, вечности, познаваемой в Ее изначальной блаженной форме (в форме Бхагавана). <…>.
Шабда как объективное знание. Вправе ли мы говорить, что ведическое знание является объективным? Мы выяснили, что шабда — это духовный звук, вибрирующий в самой глубине сердца, язык внутреннего озарения. В то же время в современном понимании знание может претендовать на объективность только тогда, когда оно открыто для других людей и может быть вынесено на суд. Каким же образом другие люди, общество могут подтвердить ведическое знание?
Благодаря тому, что желания большинства людей нечисты, эти люди, смакующие мирские темы, воспринимают шабду посредством ложного эго. Только очистив свои желания, человек может получить возможность услышать чистый звук. Ведические мудрецы учат объективному способу очищения желаний, который называется ягьей (жертвоприношением). Ведическая ягья направляет карми и гьяни на путь, ведущий к мудрецам, постигшим смысл Вед, в которых обитает ведический звук. В Ригведе (10.71.3) говорится: «Посредством ягьи (жертвоприношения) они пошли по следу Вач (Матери Веды) и обнаружили, что она вошла в мудрецов». <…>.
Передача знания посредством звука. Чтобы овладеть ведическим знанием, ученик должен сосредоточить все свое внимание на словах духовного учителя. А чтобы передавать знание дальше, ученик должен точно и убежденно повторять слова духовного учителя. Даже когда ученик обладает собственным пониманием философии, он использует его для передачи того, чему учит гуру. Если же он пытается заново изобретать философию, он утрачивает свою связь с парампарой. Даже одного невнимания достаточно, чтобы ученик потерял связь с энергией шабды. <…>.
Но если даже человек достаточно внимателен, как можно с помощью слов передать трансцендентное знание? Чтобы сосредоточить внимание на словах, мы должны слышать их или читать. А для этого слова должны обладать физическими свойствами. Как могут слова, имеющие материальную природу, нести в себе нематериальную информацию? Ответ заключается в том, что вибрация слов, исходящих из уст духовного учителя, не преломляется через ложное эго. В этом смысл выражения шастрамулака: слова, которые всегда уходят корнями в чистое ведическое знание. И хотя они передаются физическими средствами (голосом, на бумаге), слова шастрамулака всегда остаются в первозданной чистоте.
Мы знаем, что звук — самое емкое средство общения. Например, позвонив по телефону близкому другу, я ощущаю гораздо больше, чем тоненький звук на другом конце провода. Я ощущаю его теплоту, его юмор, его заботу, короче говоря, я ощущаю его личность. Но поскольку сила его слов ограничена, его улыбка, крепкое рукопожатие и многие другие черты остаются вне пределов моего восприятия. В телефонном разговоре я не ощущаю его личности полностью. Но слова шастрамулака обладают особым могуществом, они способны полностью явить источник всех ощущений. <…>.
Изначальный смысл языка. Витгенштейн писал: «Язык сам по себе является колесницей мысли», что в целом совпадает с ведическим представлением о языке. Но остается один вопрос: чью мысль передает язык? Витгенштейн предполагал, что мысль человечества, поскольку язык — это просто игра, в которую играют люди. Если это так, то человечество должно быть способно объяснить, почему слова имеют смысл, что такое смысл и что такое идея. Но даже самые эрудированные философы не могут дать исчерпывающих ответов на эти вопросы.
По ведическим представлениям, передача обыденных понятий является лишь вторичной функцией слов. Изначально язык имеет трансцендентный смысл».

(Свами Сухотра. Тень и реальность. Сайт www.telenir.net.)

«Шабда (санскр. слово, звук) — слово обозначает широкий спектр явлений: звук, шум, фонема, звук речи, слово, фраза, язык, речь, а также является одним из инструментов достоверного познания (прамана). Практически все перечисленные разновидности Шабда имели и свои специфические названия (шум и звук — дхвани, или нада; класс звуков или фонема — варна, или акшара (слог); слово — пада; фраза — вакья; значимая единица — спхота; речь — вач).
Шабда как звук. Как и в других традициях, в Индии звук соотносили со слухом. В философских школах ставится вопрос, является ли звук субстанцией (дравья), движением (карман) или качеством (гуна). Б. Фаддегон полагал, что на раннем этапе развития индийской философской мысли субстанциальность звука могла быть «общепринятой догмой». Идея звука-субстанции близка джайнам, считавшим звук материальной сущностью, состоящей из мельчайших частиц, а также некоторым школам фонетистов, с точки зрения которых звук состоит из частичек-атомов ветра (эти позиции по проблеме звука зафиксированы в «Шлока-варттике» Кумарилы Бхатты и «Ньяя-манджари» Джаянты Бхатты). В Мимансе звук понимают как вечную субстанцию, присутствующую в латентном виде повсеместно, но проявляющуюся там, где есть орган слуха; в Вайшешике — как изменчивое, дискретное качество, принадлежащее акаше (эфир, пространство). У мимансаков, по свидетельству поздних комментариев к «Ньяя-Сутре» (II.2.13), звук мог рассматриваться и как качество акаши, но, в противовес Вайшешике, качество непроизведенное и вечное. В Санкхье звук считался универсальным качеством всех пяти первоэлементов-махабхут (следуя теории «аккумуляции» качеств, каждый последующий элемент сохраняет качества предыдущих, и, таким образом, все элементы «наследуют» качество звука). В ней, как и в Мимансе, звук представлялся универсальным и присущим всем вещам.
Вайшешики пытаются доказать, что звук не может быть ни субстанцией, ни движением, являясь лишь качеством. Принадлежность качества звука именно акаше тоже является предметом доказательства. Прашастапада, рассуждая «методом от противного», стремится показать, что звук не может принадлежать другим первоэлементам (махабхутам), поскольку: 1) не относится к качествам, цвету и др., возникающим из предшествующих качеств причины, например: звук, произведенный в музыкальном инструменте, не предшествует в частях этого инструмента, как это свойственно цвету нитей, который предшествует цвету ткани; 2) не может предшествовать (или существовать в латентной форме) в своем носителе — акаше, поскольку вайшешики в полемике с Мимансой отрицают вечность звука и его вездесущесть; 3) в отличие от других чувственных качеств звук, возникнув в одном месте, например, в музыкальном инструменте или в гортани человека, будет существовать вне этих своих источников; 4) звук не воспринимается в месте своего возникновения. Звук, по Вайшешике, есть, в сущности, строгая линейная последовательность возникновения и исчезновения индивидуальных звуковых «атомов», занимающих отдельные, но смежные друг с другом пространственные точки.
В разных школах звуки делятся на артикулированные (звуки речи) и неартикулированные (шумы). Процесс звукоизвлечения обычно объясняют желанием, усилием; усилие заставляет ветер, двигаясь вверх, ударяться о гортань и другие места артикуляции (горло, нёбо и т.п.), порождая звуки речи. Согласно Вайшешике, первый звук производится соединением и разъединением органов артикуляции (в случае артикулированных звуков) или же соединением и разъединением разных предметов, например, палочки и барабана (в случае неартикулированных звуков); последующие же звуки порождены предшествующими.
Восприятие и передача звука. Полемика о передаче звука на расстояние и о механизме слухового восприятия разворачивается между авторами Ньяя-Вайшешики Уддйотакарой, Джаянтой Бхаттой, Вачаспати Мишрой, Удаяной, а также мимансаками Кумарилой Бхаттой и Прабхакарой Мишрой. По Мимансе, звук как бы разлит по всему пространству, но актуально воспринимается лишь там, где находятся проявляющие его факторы (въянъджака) — удары, столкновения разных твердых тел и пр. Ветер, образующийся в результате артикуляционного усилия, переносит звук на расстояние, причем сила звучания определяется не только мощностью этого усилия и соответствующей скоростью «внутреннего» ветра, но и благоприятным состоянием внешнего воздуха: если он спокоен, то распространению «внутреннего» ветра ничего не препятствует, и он движется до тех пор, пока не иссякает усилие.
При встречном ветре сила звука ослабевает. Достигнув ушной раковины, колебания ветра производят в ней определенные модификации (санскары), которые и воспринимаются как звуковые сигналы. Кардинальное отличие этой теории от вайшешиковской — самотождественность звука в процессе передачи: воспринимается тот же самый звук, который и был произведен, тогда как, по Вайшешике, между звуками «на входе» и «на выходе» есть только сходство, но не тождество (это разные «единицы» звучания). Слуха достигает лишь последний звук в серии. Образ волн, расходящихся концентрическими кругами вокруг точки на водной глади, куда упал брошенный камень, оказался для Прашастапады удачной находкой, позволившей создать оригинальную модель трансмиссии звука: как волна, исчезая, порождает следующую, так и звук, разрушаясь, дает толчок следующему звуку. Эта модель сочетает глубинную дискретность звука, его мгновенность, с одной стороны, и его наблюдаемую длительность — с другой: процесс набегания «волн» продолжается до тех пор, пока действует сила, его порождающая, — артикуляционное усилие или соединение-разъединение (причины неартикулированных звуков).
Если, по Ньяя-Вайшешике и Мимансе, «переносчиком» звука является в конечном счете ветер, то по теории джайнов, рассматривавших звук как особую тонкую материю, состоящую из атомов, он движется сам, без постороннего вмешательства.
По свидетельству Кумарилы Бхатты, джайны верили в то, что звуковая материя (пудгала), обладающая осязаемостью и формой, воспринимается тогда, когда, пройдя свой путь от источника звука, вступает в контакт с органом слуха. С точки зрения Кумарилы, подобная теория вызывает множество вопросов. Каким образом частички звука удерживаются вместе при передвижении? Как они распределяются между собой, чтобы породить слова? Как получается, что звук слышит множество людей, ведь если частички звука входят в ухо одного человека, их не могут воспринимать другие («Шлока-варттика» к «Миманса-Сутре» II.2.6-23). Аналогичные теории отмечены и у фонетистов. По мнению исследователей, на них ссылается Бхартрихари в «Вакьяпадии» (1.111): «Атомы, называемые шабда, будучи проявленными их собственной силой, пускаются в ход усилием артикуляции и накапливаются как облака». Странную теорию трансмиссии звука приписывают Санкхье источники Ньяи («Татпарьятика-паришуддхи» Удаяны) и Мимансы («Шлока-варттика» к «Миманса-Сутре» VI.23), хотя в известных текстах Санкхьи она не подтверждается.
Согласно ей, орган слуха, как и сам звук, присутствует везде. В результате удара палочки о барабан звук «проявляется» и производит модификации в той части органа слуха, которая находится поблизости от места удара, — так осуществляется его восприятие.
Шабда как слово. В философии языка различается два аспекта шабда: фонический и семантический, — соответственно слышимые артикулированные звуки (дхвани, варна, нада) и воспринимаемое слово (пада). Грамматист Патанджали различает два вида шабда: 1) шабда как то, что при произнесении порождает в сознании представление об объекте (в примере Патанджали — представление о корове как существе, обладающем подгрудной складкой кожи, и т.п.), — т.е. звук как носитель значения; 2) шабда как последовательности звуков (в отношении фонического аспекта применяются разные фонетические правила, например, правила сандхи).
Звуки (дхвани, нада), исчезающие сразу после произнесения, сами по себе не наделены смыслом, но они входят в состав осмысленных слов и предложений. Откуда же берется смысл? Поиски лингвистического носителя смысла привели грамматистов к введению понятия спхоты, с которым Бхартрихари отождествил шабда.
Варна, акшара понимаются как классы звуков, различия внутри которых определяются разной тональностью, скоростью и другими характеристиками индивидуального звукоизвлечения (вайкрита-дхвани), тогда как сходство — своего рода звуковыми архетипами — «базовыми звуками» (пракрити-дхвани). Среди ученых нет единства во мнениях относительно того, можно ли трактовать термины варна и акшара как «фонемы». Сторонники точки зрения «фонем» (Ж.Филльоза) ссылаются на признание индийскими грамматистами того факта, что с изменением фонемы смысл слова меняется, например, звук [к] в слове кира («колодец») является фонемой, поскольку если ее заменить на звук [у], то «колодец» станет «горшком» (yupa).
Грамматисты и сторонники Мимансы верили в вечность шабда, понимая под ней слово Вед. Вместе с тем и те и другие признают, что звуки речи дискретны и диахронны (например, когда воспринимается звук [к] в слове «корова», остальные звуки еще не существуют, а когда воспринимается звук [а], звук [к] уже исчез) и поэтому неспособны передать континуальность и синхронность смысла, воспринимаемого сознанием.
Однако, отправляясь от одних и тех же фактов, они приходят к совершенно разным выводам. Грамматисты утверждают, что помимо звуковой материи шабда еще является особой смыслопорождающей сущностью (доктрина спхоты). Мимансаки же, отрицая спхоту, ссылаются на «вечные» фонемы и производимые ими в сознании мысленные отпечатки, благодаря которым и происходит восприятие смысла слова.
Получается, что у мимансаков с одной стороны — мгновенность фонем, с другой — их вечность, с одной стороны — отрицание шабда как сущности, отличной от фонем, с другой — признание вечности шабда. Однако в этом нет противоречия: для мимансаков вечное слово Вед не слышимо и не воспринимаемо, воспринимаемы лишь его изменчивые проявления (дхвани). Отсюда вывод, что шабда вечна не как особая сущность (в этом случае мимансакам не было бы смысла спорить с грамматической концепцией шабда-спхоты), а лишь за счет вечности фонем: когда говорится, что фонемы исчезают, имеется в виду, что «вечные» фонемы, проявившись при произнесении, переходят в непроявленное состояние. Поэтому фонемы при произнесении не создаются, а лишь проявляются, — например, каждый раз когда произносится фонема [а], речь идет об одной и той же фонеме, которая по-разному проявляется.
Кроме веры в вечность Вед, миманса и грамматисты разделяли постулат о неизменности и врожденности связи между шабда-словом и обозначаемым им объектом (артха). Для Мимансы это был способ оправдания отсутствия у Вед автора (апаурушейя): если текст не создан автором и в него не вложена чья-то мысль, то смысл слов и фраз должен обеспечиваться самим объектом, его вечной связью со словом: «Те же звуки, взятые в том же порядке, которые однажды уже показали свое соответствие объекту, всегда будут выражать тот же смысл, что в первый раз», — отмечает Кумарила Бхатта («Шлока-варттика», разд. «Спхотавада» 69).
Однако если для мимансаков вечное (нитья) — это никем не созданное и существующее вне времени, то у грамматистов оно, прежде всего, инвариантное, т.е. повторяющееся при разных употреблениях. Соединение грамматической теории вечного слова и идей Адвайты дало оригинальную концепцию лингвистического монизма (Шабда-Адвайта) Бхартрихари. Он отличает недифференцированное слово, лежащее в основе мироздания (Шабда-Брахман) и воспринимаемое только йогами (уровень пашьянти-вач — «видящей» речи), от слова, пребывающего в уме, с одной стороны, и от звучащего слова — с другой, соотнеся первое с мадхъяма, «срединным» ментальным уровнем речи, когда есть только мысленное намерение нечто высказать (вивакша), а второе — с манифестацией в звуке (уровень вайкхари-вак). В Тантризме к этим трем уровням добавляют четвертый — параван (наивысшая стадия единства, недоступная даже йогину). Наряду с мистическими и спиритуалистическими концепциями шабда школ Кашмирского Шиваизма существует реалистическая доктрина Шайва-Сиддханты, согласно которой шабда есть чистая материя звука (нада), являющаяся одновременно потенцией-силой (шакти), которая, проходя стадии пашьянти, мадхьяма и вайкхари, постепенно «огрубляется».

(Индийская философия. Энциклопедия. / Отв. ред. М.Т.Степанянц. М. Гаудеамус. 2009г.)

 

2.3. «КОНЦЕПЦИЯ» НАДЫ. ЧТО ТАКОЕ НАДА?

«Нада — внутренний мистический звук (вечности), звук из Анахаты, который приходит вслед Брахмачари и умеренной диете».

(М.Поддуев. Краткий словарь Йоги. Сайт www.podduev.narod.ru.)

«Нада, которая буквально тоже обозначает «звук», есть первый этап проявления причинных тел из Шабда. Бинду, о котором уже говорилось, описывается как состояние буквы «Ма» перед проявлением, состоящей из Шива-Шакти-Таттвы, окруженной Майей или Парама-Кундалини».

(Артур Авалон. Змеиная Сила. / Пер. А.Ригина. К. Экслибрис. 1994г. 260 стр.)

«Примечание. 40. При растворении слога ХУМ последняя маленькая видимая точка, остающаяся в «процессе растворения» ХУМ после исчезновения ТигЛе (санскр бинду), известна как «Нада» — это также самопорожденный мистический звук, образующийся без соприкосновения одного с другим».

(Учения Тибетской Йоги. / Пер. и аннотации Гарма Ч.Чанга. Сайт www.theosophy.ru.)

«В Шиваитской Традиции первоначальный звук (нада) есть результат соединения или взаимоотношений непроявленного Шивы с его Шакти. По мере развертывания этот первичный звук творения, звучащий сначала как ham (сокр. от aham — «Я»), превращается в hamsah».
Словарь. Нада — «отзвук», «гул». В Йоге это название внутреннего гула, производимого Основным Огнем, когда, разожженный дыханием, он становится гудящим пламенем. Название, данное шипению змееобразной Кундалини, поднимающейся по Сушумне. В Шиваитской Тантре — тонкий звук, производимый соединением Шива- и Шакти- таттв».

(Мартынов Б.В. Упанишады Йоги и Тантры. Алетейя. 1999г. 256 стр.)

«Согласно учению Тантры, вся проявленная Вселенная возникает из первичного звука Нада или Пранава. Внутренний звук, который йогин слышит во время медитации, называется Анахата-Нада. Природа нашего чистого сознания на уровне энергии проявляется как вечный самосветящийся трансцендентальный свет — Нитья-Сваям-Джьоти и как самопорождающийся звук, поэтому он называется Анахата-Нада. Мистический звук Анахата-Нада является естественным проявлением нашего высшего «Я», когда в теле йогина достигнуто равновесие праны (ветра) и огня (агни) — это равновесие называется самйога. Санскритский корень «нада» переводится как «звук» или «вибрация».

(Йога Звука или Нада-Йога. Сайт www.layayoga.ru.)

«Феноменальный мир сотворен различными частотами. Согласно многим духовным учениям Бог сначала сотворил звук, а из этих звуковых частот возник феноменальный мир. Из этого звучания состоит все наше существование. Когда этот звук упорядочивается желанием нечто сообщить, проявить, вызвать, материализовать, возбудить или наполнить энергией, он превращается в мантру. Из Брахмана, Высочайшего, и его Пара-Шакти-Майи изошла Нада (Шива-Шакти, мужская и женская энергии в форме слова, или «звучания»). Из Нады появился Бинду. Это проявление называется Шабда-Брахман (Высшее Сознание в форме звука); оно представляет собой неразличимый звук, возникающий при развертывании сознания (парамбинду) и его наполнении энергией. Это неслышное, неразличимое звучание — авъякта, непроявленная энергия, проявляющаяся в троице шакти: 1. джняна-шакти: знание. 2. иччха-шакти: воля. 3. крийя-шакти: действие. Эти шакти соответствуют трем гунам: тамасу, раджасу и саттве, которые олицетворяют природу как нисхождение от духа к материи и обратное восхождение — реальность как плотную завесу духа. Таким образом, энергия, которая проявляется в форме феноменального мира, представляет собой звучание и сокровищницу гун, подверженных беспрестанным видоизменениям. Звук, или Нада, является сочетанием Шивы и Шакти, извечной пары противоположностей, пронизывающей всю вселенную. В человеке они становятся двумя сторонами тела: правая относится к Шиве, а левая — к Шакти. Шива проявляется как свайямбху-лингам в Муладхаре, а Шакти сворачивается в три с половиной кольца и становится Кундалини-Шакти».

(Хариш Джохари. Инструменты для Тантры. Чакры:
энергетические центры трансформации. София. 2001г.)

«У индусов есть выражение: «Что бы боги ни делали, они делают это посредством песни». Звук, воплощенный в священном символе ОМ, дает материи форму и целостность. Все имеет свой голос. Творение идет от неуловимого к явному посредством звука (нада). Вариации в концентрации и длине излучаемых атомами волн порождают то, что люди ощущают как свет, объем, структуру (или, как сказал бы квантовый физик: «Вся материя — это вибрации»). В буддийских сутрах, которые начинаются с заявления: «И таким образом я услышал», состояние нирваны иногда определяется как гармоничное слияние всех первичных звуков: каждый человек — это живой храм, миниатюрная Вселенная. Если ты хочешь узнать истину небес и земли и постичь великий замысел творения, изучи богов, которые живут внутри тебя. Если ты искренен в своем намерении и чист сердцем, то сможешь на самом деле услышать звуки, поддерживающие творение».
В других системах эти две оси творения обозначаются такими терминами, как Шива-Шакти; Ян-Инь; Огонь-Вода; Отец-Небо — Мать-Земля; центробежная сила — центростремительная сила. Объединенные вместе, они обозначают «рождение». Отсюда следует, что для появления жизни необходимо объединение физического и духовного. В утробе человеческая жизнь начинается с одной-единственной сферы, которая посредством взаимодействия двух порождающих сил проходит через все формы органической структуры, начиная с низшей (амеба) до высшей (мужчина или женщина). Это означает, что человек переживает опыт сознательного существования еще в утробе — факт, который большинство людей забывает ко времени своего рождения».

(Кототама — язык богов. (Из книги Джона Стивенса
«Секреты Айкидо»). Сайт www.lightsreiki.narod.ru.)

«Подобно тому, как каждая мысль имеет соответствующий образ или форму, так каждый образ или форма имеет соответствующую наду, вибрацию или звук. Эти звуки известны как мантры. Мантра означает буквально созерцание того, что ведет к освобождению. Это может показаться преувеличением, и многих изумляет представление о подобных возможностях звука. Однако мы недооцениваем могущество звука. Мы знаем, что звуком можно разбить стекло или даже вызвать снежный обвал. Нам известно кое-что о воздействии звука на человеческий мозг и тело, а также на животных и даже растения. Поэтому мы определенно можем признать, что звук оказывает на нас влияние на некоторых уровнях. Тем не менее, когда мы встречаемся с идеей, что звук может привести к мокше или освобождению, мы говорим: «Нет, это невозможно!».
В действительности, мы уже знаем, что нада является одной из первых проявленных форм творения. Даже Библия начинается с утверждения: «В начале было слово…» В индийской философии это «слово» известно как Ом, который является вечной надой или космической мантрой. В «Мандукйя-Упанишаде» очень ясно объясняется, что такое мантра Ом, и каким образом она стимулирует и расширяет различные уровни сознания. Мантра Ом образована тремя звуками — «А», «У» и «М» — каждый из которых вибрирует на своей частоте. Эти различные частоты воздействуют на сознание различным образом. Повторяя мантру Ом, вы на самом деле поднимаете свое сознание до частоты этой мантры. Это справедливо для всех мантр. Нада имеет четыре частоты: «пара» (космическая), «пашйянти» (причинная), «мадхйяма» (тонкая) и «вайкхари» (грубая), которые соответствуют четырем частотным уровням мантры Ом, в зависимости от уровня чистоты, достигнутого через повторение. Большинство искателей остается в стадиях вайкхари и мадхйамы, даже отдаленно не приближаясь по уровню своего состояния к освобождению.
Весь Санскрит состоит из мантр. В Санскрите буквы не называются буквами, но известны как «акшара», что значит «непреходящий». Каждая буква Алфавита является мантрой и в качестве таковой может быть использована. Поэтому сказано, что сам процесс чтения Вед на Санскрите ведет к освобождению. Санскритский язык не есть просто слова, составленные ради общения, но он глубоко связан с сознанием человека».

(Свами Сатьянанда Сарасвати. Тантра-Йога. Сайт www.litmir.net.)

«Йога Звука (Нада-Йога) — это путь осознавания внутреннего звука. Нада-Йога является настоящим сокровищем, таинственным мистическим путем достижения внутренней реализации вплоть до Освобождения в Радужное тело, передаваемой в цепи преемственности сиддхов. Медитируя на внутренний звук, внешние звуки пяти элементов, йогин обнаруживает подлинный источник любого звука — это изначальное пространство недвойственного осознавания. Работая с единством проявляющихся звуков и созерцательного присутствия, йогин силой созерцания берет под контроль праны в своем теле вплоть до высшего Освобождения. <…>.
Нада-Йога является уникальным тайным методом и искусным средством Лайя-Йоги — более широкого учения об Освобождении, через растворение индивидуального сознания йогина, в трансцендентальном состоянии Изначального Ума — Брахмане. Считается, что учения Нада-Йоги были впервые поведаны через откровения Адинатха (Бога Шивы) древним риши и сиддхам, из которых наиболее известны и почитаемы Матсиендранатх и Горакшанатх. В одном из коренных йогических текстов мудрец Сватмарама утверждает: «Шри Адинатха (Шива) дал 250 тысяч путей Лайи. Главный из них — путь Нада» (Сватмарама. «Хатха-Йога-Прадипика» 4.65). <…>.
Целью индийской музыки является достижение пранавы. Раги побуждают праны двигаться через определенные Нади и чакры, благодаря чему у слушателя возникает самйога праны и агни (соединение элемента ветра и огня), тогда он слышит внутренний звук Нада, поэтому занятия музыкой назывались «Надопасана» (стремление испытать внутренний звук нада). <…>.
Нада-Йогп стоит на особом положении среди Йог, описываемых в Тантрах. Многие святые и мудрецы неоднократно восхваляют Нада-Йогу как превосходное средство контроля ума и достижения самадхи. «Нет асаны, подобной сидхасане, нет кумбхаки (способа задерживать дыхание), подобной кевала, нет Лайи (растворения), подобной Нада (во внутреннем звуке)» (Сватмарама. «Хатха-Йога-Прадипика» 1.45). <…>.
Сиддхи были мастерами самадхи, годами погруженными в глубокую медитацию, поэтому их мнение как практиков, обладающих колоссальным опытом, очень важно для нас, обычных людей, ведущих монашескую или мирскую жизнь и таким опытом не обладающих. Великие мудрецы и сиддхи считают, что Нада-Йога — наилучший и наиболее доступный способ для достижения самадхи, для людей, таких как мы с вами, то есть обладающих средними способностями. «Я даю практику Нада в Анахата-Чакре, как ее описал Горакшанатх, для тех, кто не изучал священные писания и не способен понять Истину» (Сватмарама. «Хатха-Йога-Прадипика» 4.64)».

(Йога Звука или Нада-Йога. Сайт www.layayoga.ru.)

«Нада. Звук (шабда) присутствует повсюду, подобно тому, как весной все исполняется движения, сопровождаемого всеобщим пением. Таким образом, в Космосе непрерывно звучит песня мира, равно как шум войны присутствует в самых малых конфликтах и движениях Хаоса. В душе, или разуме йога существует подобное движение, и шумы Хаоса должны во всех своих проявлениях быть заменены песнями Космоса. Он никогда не должен забывать, что в простом избавлении от шумов Хаоса еще нет достижения, и что приобретением является только слышание песни Космоса. Это справедливо для всех уровней тела и разума, хотя песня (подобно прикосновению и взгляду) всегда присутствует в его внутреннем мире. Можно сказать, что человек всегда воплощается не в теле, но только в разуме, и что тело — не обитель его, но лишь мастерская.
Йогу следует прислушиваться к этому внутреннему голосу несколькими способами; некоторые источники выделяют пять способов, некоторые семь, другие десять, но это только вопрос классификации. Одни определяют их как следствия относительно внешне-ориентированных, или материальных опытов; другие связывают их с мантрами; третьи с внутренней медитацией, говоря даже о «голосе тишины». Что касается последнего случая, работы буддистов утверждают, что ученик должен слышать голос своего внутреннего бога в семи проявлениях, которые подобны голосу соловья, звону серебряных тарелок, шуму в раковине, звучании вина, бамбуковой флейте, трубам и грому; последний из них поглощает все предыдущие, так что они более не слышны. Символически этот ряд отражает предельно мистическое звучание, зарождающееся в тишине и становящееся все громче и громче, достигая своей кульминации, когда ученик сливается с Единством.
Другой текст, «Малые Упанишады» описывают эту последовательность следующим образом: сначала идет звук, подобный «чини», затем подобный «чиничини», затем колокольчик, потом шум раковины, потом звук лютни, звон тарелок, флейта, затем стук небольшого барабана, затем громкий барабанный бой, и, наконец, гром. Еще один источник определяет порядок так: легкое позвякивание, литавры, рога, флейта и вина, и йогу предлагается прислушиваться к все более тонким звукам. Еще говорят о шуме моря, облаков, водопада, барабанов, колоколов, труб, флейт, вина и жужжании пчел. Некоторые учителя указывают своим ученикам закрывать уши большими пальцами, глаза указательными, ноздри средними, а губы оставшимися пальцами рук. После непродолжительной постоянной практики они начинают слышать звук, похожий на жужжание пчел, затем пение флейты, а затем вина. С продолжением практики приходят звуки колоколов, и в конце концов — гром. Разум йога поглощается этими звуками, так что он не поддается уже внешним отвлечениям. Понятие нада используется также для обозначения продолжительности звуков, например, при произнесении Ом».

(Эрнест Вуд. Словарь Йоги. / Пер. К.Семенова. К. София. 1996г.)

«Глава I. Общие понятия и источники. В «Йога-Сутре» говорится, что имя высшей Реальности (Брахмана) — это Изначальный Звук (Пранава). Звук не отличен от самого высшего Источника. Звук есть сама высшая Реальность, манифестирующая себя посредством звуков. В других источниках философия Нада-Йоги (Наданта) утверждает, что вечный трансцендентальный беззвучный Звук (Пара-Нада) является первой вибрацией, из которой эманирует всё мироздание. Из Изначального Звука (Пара-Нады) возникает Творческий Звук (Пранава), из Творческого Звука — Первичный Звук (Ом) и дальнейшие виды звуков (Нада).
Согласно Учению Тантры, вся проявленная Вселенная возникает из первичного звука. Внутренний звук, который йогин слышит во время медитации, это тот же звук исконной Природы. Природа нашего чистого сознания на уровне энергии проявляется как вечный самосветящийся трансцендентальный Свет (Нитья Свайям Джьоти) и как самопорождающийся звук (Анахата-Нада). <…>. Мистический звук Анахата-нада является естественным проявлением нашего Высшего «Я», когда в теле йогина достигнуто равновесие элементов ветра и огня (самйога).
Санскритский корень «нада» переводится как «звук» или «вибрация». Нада-Йога является уникальным тайным методом и искусным средством Лайя-Йоги через растворение индивидуального сознания йогина в трансцендентальном состоянии изначального Ума (Брахмане). Считается, что Учения Нада-Йоги были впервые поведаны через откровения Адинатхом (богом Шивой) древним риши и сиддхам, из которых наиболее известны и почитаемы Матсиендранатх и Горакшанатх. <…>.
Нада-Йога стоит на особом положении среди Йог, описываемых в Тантрах. Многие святые и мудрецы неоднократно восхваляли Нада-Йогу, как превосходное средство контроля ума и достижения самадхи. <…>.
Глава II. Основы понимания Нада-Йоги. Несмотря на то, что изначальное пространство нашего Ума (наше Высшее «Я») — суть недифференцированная Пустота, бесформенный, бескачественный Брахман, активная, проявленная сторона этой Пустоты (Чит-Шакти) все же имеет бесчисленные качества, эманации и признаки, это энергия, присущая осознаванию, обладающая способностью манифестации бесчисленных качеств. Эти качества проявляются в пространстве Брахмана (Акаша), как разнообразные тонкие и грубые миры богов, людей и множества неизвестных нам существ (претов, пишачей, асуров, брахмаракшасов, киннаров, видьядхаров, гандхарвов, якшей и т.д.). Это пространство образовано вибрацией — изначальным звуком Нада.
«Акаша (пространство) существует до тех пор, пока слышен звук. Беззвучие означает достижения состояния Брахма-Параматма (тождество Атмана и Брахмана). Все, что слышимо в виде звука — это Шакти. Когда Таттвы не имеют формы — это достижение Парамешвары». (Сватмарама. «Хатха-Йога-Прадипика» 4.100-101)».

(Садгуру Свами Вишну Дэв. Вселенная Звука. Нада-Янтра. Сайт www.layayoga.ru.)

«Люди, которые по той или иной причине развили свой слух более, чем другие, например, слепые, музыканты, композиторы и любители музыки, могут найти идеальную для себя тропу в Нада-Йоге. Слово «нада» образовано от санскритского корня «над», что означает «цветение». Это же слово обозначает и «звук». Потому Нада-Йога представляет расцветающее действие, в нашем особом случае — расцвет сознания. Техника Нада-Йоги состоит в последовательном и непрерывном осознании звука. Состоит это осознание из четырех стадий, соответствующих четырем степеням тонального проявления; они называются вайкхари, мадхьяма, пашьянти и пара.
Вайкхари — этот тон образован либо соударяющимися объектами, либо ударом по струне. Наш язык и наша музыка являются примером этой степени.
Мадхьяма — слово означает «между», т.е. тон между слышимым и неслышимым звуком. Это тонкий звук, шепот, который почти не слышен.
Пашьянти — это вид мысленного звука; можно сказать, это — тон, который не слышен, но который виден. Пашьянти и означает «видимый» или «воображаемый». Каким образом можно увидеть тон? Вы когда-нибудь слушали музыку во время дремоты? Или мелодию, преследующую вас иногда? Пашьянти имеет в виду именно такой особый уровень. В нем звук является более близким не столько вашему слуху, сколько вашему уму.
Пара — неслышимый звук, или слышимое молчание. Это более чем обычное молчание, которое возникает тогда, когда ничего не слышно — это внутреннее молчание, которое можно воспринять как корень звука или возможность звука. Пара является последней стадией глубочайшей медитации, за которой следует самадхи. Звук без вибрации или с бесконечной длиной волны, это есть пара. Само слово означает «трансцендентальный» или «потусторонний». Пара также описывается как звук внешний в андолане, вибрационной концепции индийской музыки. Пара обозначает не звук, который либо выше, либо ниже порога слышимости, а тот, который, хотя и произведен, не различим человеческим ухом. В рукописях, описывающих пару, говорится, что он не соответствует ни движению, ни вибрации. <…>.
Важно упомянуть в этой связи, что мозг излучает волны, регистрируемые энцефалографом как синусоиды с амплитудой от 1 до 30 см. Это поле звуковых волн; то, что ниже 16 см, хотя и не слышимо человеческим ухом, еще воспринимается соответственно законам музыкальных звуков. В Нада-Йога-садхане обучаются воспринимать сферу звуков как «саматическое ощущение гармонии». Точнее, звук уже более не слышен, но ощущение, возникающее при его восприятии, может быть описано как звук флейты или колокольчика. В этом процессе пересекаются различные уровни, и это различие отражается в системе Йоги как различные «тела» (коши); различают такие коши как аннамайя, пранамайя, маномайя, виджнамайя и анандамайя коши. Первая сфера принадлежит к телу, состоящему из плоти и энергии праны (Стхула-шарира, или плотное тело); затем идут три сферы ментального и астрального плана (Сукшма-шарира, или тонкое тело) и последней является сфера чистого счастья и наслаждения (Карана-шарира, или космическое тело). Трехстепенное тело состоит из пяти уровней энергии, и каждая из этих сфер ощущается как определенный слышимый звук. В первой сфере все еще сравнительно просто можно объяснить его происхождение: биение сердца, дыхание легких, циркуляция крови и т.д. Последнее ощущается в Нада-Йоге как звук флейты или лютни.
Первичный звук в этом конечном плане называется «анахада-нада». Объясним его для избежания ошибки. Анахада иногда ошибочно воспринимается как анахата-нада. «Ан» означает «нет», а «ахат» означает биение или пульсацию. Таким образом, «анахата» означает «не биение» и описывается как ступень от вайкхари в мадхьяму. Один из наиболее знаменитых коанов в медитации дзен ясно указывает на это; обучающийся сначала слушает хлопок в ладоши, а затем должен услышать хлопок одной рукой. Это не парадокс, но реальное ощущение. «Анахада» же означает «без ограничений» или «без качества» и указывает на долю не-тона.
В медитации нада-йогин следует за звуком в точкоподобный центр своей глубины. Этот центр проявляется также и в других техниках. Бхакта-йогины после посвящения служат этому центру в форме Ишты (божественной формы) в Анахата-Чакре. Джнана-йогины служат этому центру в центре высшей интуиции в Аджна-Чакре (третьем глазе). Ведантисты служат этому центру в хиранья-гарбхе в Сахасрара-Чакре. Нада-йогины служат центру в пара-наде в Бинду-Чакре».

(Свами Джойтирананда. Нада-Йога. Сайт www.nervana.name.)

«Книга Вторая. Нада Йога. Глава 4. Сила звука. Сверхзаряженный трансцендентальной силой души, Звук находится во всём создании, как единый могущественный принцип, который широко влияет и эффективно берёт под контроль все остальные проявления. Можно привести много примеров, подтверждающих это заявление о звуке, как в отношении индивидуума, так и космоса. Мы слышали, что Тансен мог вызвать дождь с помощью Мегха Раги, как он зажигал лампу с помощью Дипак Раги. Это в некоторой степени относится к Тибетским Ламам, которые рассказывали нам о Ламах, разгоняющих и растворяющих дождевые тучи или собирающих облака и заставляющих их давать дождь, дуя в рожки и трубы и ударяя в барабаны. Мы видели также, как лань или кобра становились заворожёнными приятной музыкой. Это действие на дорациональном уровне показывает, что существует определённое взаимоотношение между звуком и умом, и что ум естественно бежит (стремится) к звуку и, делая это, полностью забывает о внешнем мире. Во всём творении, таким образом, имеется естественная тенденция искать уединение и покой в звуке; на рациональном уровне мы можем только делать то же самое с большей эффективностью и результатом, и мы делаем это. <…>. Все эти вещи только показывают нам приоритет Звука над нашими умами и непоколебимую основу Нада-Йоги и пользу звука в достижении Мано-Лайи.
Глава 6. Звук Анахат. В микрокосмосе то же самое, что и в макрокосмосе. Всё, что говорилось о вселенной и космическом творении, может быть полностью применено к индивидууму. Наше физическое и астральное тела, наши индрии и ум — все в своей основе должны иметь звук. Лишь глубокое проникновение в них может привести нас к Звуку. Анализ нашего индивидуального существования должен привести нас к Звуку, прежде чем мы достигнем трансцендентального Я. Иданкатту Читтар, южноиндийский мистик, эффектно заявляет: «Прежде звука вовлечённый в вас познай субстрат Омкар». Это ясно указывает, что внутри нас существует определённый звук, поддерживающий все виды нашей деятельности.
Что может быть иным, кроме Звука, который является первым проявлением нашего Я, прежде чем оно проявится как ум и индрии? <…>. Звук, как это и должно быть, образует основу всех шести Чакр внутри нашего тела. В нижних трёх Чакрах он отчётливо не слышен, поскольку они контролируются Таттвами земли, огня и воды, начиная соответственно от Муладхары. Вайю-Таттва преобладает в Анахата-Чакре. Поэтому мы отчётливо можем слышать и различать разные звуки в Анахата-Чакре. Природа Звука различна в соответствии с волнением, вызванным движением Вайю-Таттвы. В этой Чакре мы можем слышать Стхула и Сукшма звуки. Это зависит от интенсивности нашей концентрации и спокойствия в Таттве. <…>.
6.2. 10 видов звука. Слышимая Нада бывает 10 видов:
первый — Чини (как звук слова Чини);
второй — Чини-Чини;
третий — звук колокольчика;
четвёртый — звук раковины;
пятый — звук Тантри (лютни);
шестой — звук Таля (тарелок);
седьмой — звук флейты;
восьмой — звук Бхери (барабана);
девятый — звук Мриданга (двойного барабана);
десятый — звук грома.
6.3. Голос тишины. Перед тем, как ступить на более высокую ступень лестницы мистических звуков, вы должны слышать голос своего внутреннего Бога (Высшего Я) семью способами. Первый — подобен приятному пению соловья своей подруге. Второй приходит как звук серебряной тарелки дхьяни, пробуждающей мерцающие звёзды. Следующий — как ясная мелодия океанского духа, заточённого в его раковине. И это сопровождается пением вины. Пятый подобен звуку трели бамбуковой флейты в твоём ухе. Он переходит в звук слонового рёва. Последний вибрирует как громыхание тучи. Седьмой поглощает все другие звуки. Они умирают и больше не слышатся. <…>.
6.4. Лайя-Йога (концентрация на Звуках Анахаты). Дхарана — это интенсивная и совершенная концентрация ума на каком-то внутреннем или внешнем объекте, или звуках типа звуков Анахаты, или на любой абстрактной идее, сопровождающаяся полным отключением (Пратьяхара) от всех вещей, относящихся ко внешней вселенной или миру чувств. <…>.
Глава 9. Что такое Нада? Нада есть Шива-Шакти. Связь и взаимоотношение Шивы и Шакти есть Нада. От Нады произошла Маха-Бинду. Нада есть действие. Первое время Шакти-таттва становится активной. Нада — этимологически означает звук. Это не грубый звук, который воспринимается ухом. Нада — наиболее тонкий аспект Шабда. Нада развивается в Бинду. Нада есть первая стадия происхождения в производстве Мантры. Вторая есть Бинду. Нада и Бинду существуют во всех Биджа-Мантрах. Нада есть аспект Шакти, который развивается в Бинду.
Глава 10. Нада, Бинду и Кала. Ученик спрашивает: «Я бы хотел, чтобы вы объяснили значение слов Нада, Бинду и Кала, т.к. они используются в «Хатха-Йога-Прадипике», где сказано, что Шива проявляется как Нада, Бинду и Кала. Как может Шива, являющийся высшей Реальностью, лишённый какого-либо качества, обладать Калой, которая представляет особую Гуну или качество?»
Первичный звук или первая вибрация, из которой развивается всё творение, есть Нада. Это развёртывание проекции первой стадии Вселенной (Творения). Нада есть первое проявление непроявленного Абсолюта. Это Омкара или Шабда-Брахман. Это также мистический внутренний Звук, на котором концентрируется Йог.
Бинду не следует рассматривать как каплю или жизненную силу. Это непостижимая тонкая точка, корень всего проявления. Это точка, из которой проецируется феноменальная Вселенная названий и форм. Из этой точки или Бинду развивается всё Творение. Следовательно, в её аспекте как жизненного источника проявления, она иногда используется в смысле, родственном жизненной силе.
Кратко, в первичном смысле, Кала означает особый вид качества (Гуны) божественной силы. Нет вопроса о Кале в случае Пара-Шивы, который есть Ниргуна, без качества и, следовательно, Калатита. В момент проявления Шакти, Абсолютная Шива-Таттва становится присутствующей в Его Сагуна аспекте, который является также Са-Калой. Будучи проявленным таким образом, Он является Пурнакаламурти, наделённым 16-ю Калами. Он обладает одной из этих 16 Кал и называется Каламурти; дальнейшей дробью этого становится Амшамурти, и последующая доля (дробь) иногда называется Амшамшамурти».

(Свами Шивананда. Тантра-Йога, Нада-Йога, Крия-Йога. Сборник.
/ Пер., примеч., ред. А.П.Очаповский. Сайт www.yogaways.info.)

«Значение понятия «наданусандхана» можно раскрыть следующим образом: «нада» — поток звука, «анусандхана» — погружение, поиск, поглощение ума звуком анахата-нады (внутреннего звука, не произведенного соприкосновением двух предметов). Многие йогические техники, такие как шат-кармы, асаны и пранямы, служат подготовительным этапом к практикам растворения праны и ума в наде. Дело в том, что ум, дыхание и речь человека друг с другом связаны, отсюда, успокоение одного ведет к поглощению всех остальных. Этот процесс называют «лайя» (растворение). Практика погружения сознания в анахата-наду считается самой главной в Лайя-Йоге (растворение ума), но наданусандхана также есть и в Хатха-Йоге, где она рассматривается как один из высших разделов практики. Однако какие бы виды Йоги – Мантра-, Раджа-, Бхакти-, Джняна- и др. — мы ни взяли на рассмотрение, большинство из них содержат в себе техники, связанные со звуковой вибрацией. Во многих йогических текстах прану (жизненную энергию, дыхание) отождествляют с Шакти, а сознание с Шивой, их слияние — с надой; следовательно, нада растворяет в себе колебания праны и колебания сознания (читта-вритти), которые являются взаимозависимыми. При таком растворении нада становится универсальным и всеохватывающим. Несмотря на то, что нада изначально является таким, большинство людей не воспринимают его в своем обычном состоянии, так как их сознание поглощено объектами чувств.
Сосредоточение на внутреннем звуке позволяет отстранить сознание от внешних объектов чувств и перенаправить его внутрь себя — на Атман, который является пустотным и вездесущим по своей природе и тождественным вселенской душе — Параматме. Таким образом, нада — это инструмент для реализации идеальной интеграции (самарасатвы) и недвойственности. Принято считать, что из первозвука (Шабда-Брахмана), из бесконечной пустоты проявилось все мироздание; первозвук — первичный и самый тонкий из всех элементов. И так как он — причина появления всего бытия, то через него же мы имеем возможность вернуться из своего обусловленного состояния обратно к своей высшей природе и первопричине — основе всего творения.
Энергосистема человека состоит из энергетических каналов (нади), все они — проявление основной звуковой вибрации (нады), внутри каналов циркулирует прана и сознание. Прана должна быть уравновешена в каналах посредством техник, очищающих каналы; в Хатха-Йоге такой техникой является нади-шуддхи пранаяма. Пранаямы бывают в виде простого дыхания (швасы), и с использованием слоговых мантр, таких как «рам», «ям», «тхам», «ом» и др. Считается, что последний вид пранаямы — более совершенный. Это неслучайно, потому как любые мантры также являются проявлением нады, и все основные энергетические каналы, образующие лепестки чакр, связаны с 50 буквами Санскритского Алфавита, опять же, как проявлениями нады. Мы не станем углубляться в тему мантр, отметим только, что согласно тантрической доктрине все мантры являются средствами проявления тех или иных Божеств и их энергий.
Среди многочисленных мантр есть основные, такие как «СО-ХАМ», «ХАМ-СА», которые человек повторяет при дыхании все 24 часа в сутки. К ним также относится пранава ОМ (звук «ОМ» является сокращенной формой «СО-ХАМ»). Эти мантры — первичные, и несмотря на кажущуюся простоту они связаны с той пустотной реальностью, из которой проявились остальные многочисленные мантры во Вселенной и сама Вселенная в ее тонкой и грубой форме. Тонкое всегда пронизывает более грубое, и поэтому тонкое в себя включает все. Обычный грубый звук (вайкхари), который мы воспринимаем посредством органов слуха, связан с пространством, а пространство — высший из пяти грубых элементов. Например, ветер или огонь не способны проникнуть сквозь стену, как звук; звуковая сила более тонкая, поэтому возможности звука для очищения и расширения ума также очень высоки. Йоги древности это понимали, и поэтому из всех методов Лайя-Йоги особо выделяли наданусандхану. В текстах также говорится, что Богиня Кундалини-Шакти поднимается из нижней чакры к самой верхней чакре, к Шиве, где сливается с ним в соитии. Кундалини движется вверх по каналу Сушумна, расположенному в центре тела, но суть заключается в том, что этот канал и есть форма нады, поэтому его называют «нади», и он означает связь Кундалини и Шивы; в какой бы из чакр Кундалини ни пребывала, она и Шива, всегда являются проявленными в виде Богов в этой чакре. Чакры и все их содержимое — это единая система, в которой для йога высшее и низшее, по большому счету, всегда будет относительным. Канал Сушумна часто прославляется в текстах, на нем рекомендуют сосредотачиваться как на высшей цели. Как уже было сказано, нада и центральный канал — это источник экстатического слияния Шакти и Шивы, и подобно тому как у большинства людей внимание непроизвольно притягивается к сексу, точно так же и поглощение внимания надой — естественный для человека процесс.
С метафизической точки зрения секс — это возвращение к состоянию недвойственности, вот почему он так всех привлекает; преодолеть его низшие бесконтрольные животные формы можно только перенаправив это состояние к высшим причинам, и нада к ним имеет самое прямое отношение. Поэтому пробуждение Кундалини (жизненной силы) и ее раскрытие посредством единения нашего индивидуального сознания (читты) с его причиной — сверхсознанием (парасамвит) — и есть поглощение надой.
Во многих духовных системах описывают различные уровни проявления Шабда-Брахмана (Абсолюта, выраженного в звуке). Так, например, известный грамматист и натха-йог Бхартрихари упоминает три категории звука: «пашьянти» — звук в виде проявления Я; «мадхьяма» — звук, который мы проговариваем мысленно, речь уровня мыслеформы; «вайкхари» — звук, произносимый органами речи и слышимый ухом. Во многих индийских тантрических школах рассматриваются четыре категории звука: к трем упомянутым добавляется «пара» — звук внутри Абсолюта, непроявленный, потенциально содержащий в себе остальные три. Горакшанатх в «Сиддха-сиддханта паддхати» перечисляет пять видов звука: пара, пашьянти, мадхьяма, вайкхари и еще матрика. Матрику он отделяет от простого звука, издаваемого органами речи, так как под матрикой здесь подразумевается конкретно Санскритский Алфавит в его сакральном виде. Другие школы упоминают пять категорий: вайкхари, мадхьяма, пашьянти, пара и тот, который тоньше пары, описываемый как шунья (пустотный звук). Но некоторые источники (например, «Прапанчасара-Тантра» Шри Падмачарьи) даже на этом не останавливаются, они различают внутри пустоты (шуньи) еще две категории (включая саму шунью) после пары: сукшма (тончайшие звуки внутри пары) и самвит (звуки сверхсознания).
Как бы то ни было, следует отдавать себе отчет в том, что система из четырех звуков фактически одинакова для большинства школ Тантрической Йоги и эти четыре категории рассматриваются в них как аспекты Богини Кундалини-Шакти, потому что Кундалини — это форма речи и разных уровней сознания. Согласно недвойственным Тантрам наше Я (ахам) и есть Шива. Посредством Кундалини-Шакти мы, как тождественные Шиве (шивохам), раскрываем свои творческие возможности. Когда это происходит, мы непрерывно сохраняем единство со всеми объектами нашего сознания, рассматривая их как аспекты себя и своей творческой силы. В непроявленном виде «ахам» представляет собой пара-вак; в проявленном, когда самосознание доминирует над объектом (ахам-идам — я есть это), наше сознание проявляется как пашьянти; далее, осознание, где мы себя видим тождественными объектам (идам-ахам) — это мадхьяма-вак; и наконец, когда мы себя постигаем как единство субъекта и объекта — это вайкхари. Обычно пара-вак в своем потенциале находится в Муладхара-Чакре, так как она — символ непроявленной (мула-авьякта) пракрити, пашьянти — в Манипуре, мадхьяма — в Анахата-Чакре, и вайкхари — в Вишуддхи-Чакре.
При восхождении вверх Кундалини вместе с нашим Я раскрывают себя, одновременно постигая свое тождество с многообразием мира, и это творческое самораскрытие ведет к расширению сознания и дает йогу огромную жизненную силу. Обычно тантрические тексты рассматривают Кундалини как Богиню, ужатую в треугольнике (канде), напоминающем женский детородный орган (йони), олицетворяющий собой источник творения. Треугольник — символ трех аспектов Кундалини, кроме того есть четвертый аспект, который их интегрирует. Эти три витка Кундалини с четвертым полувитком имеют между собой связь на уровне токов трех основных энергий, трех каналов, трех психических узлов (грантхи), трех видов сознания, трех основных внутренних звуков нады — и всех их следует рассматривать как одну взаимозависимую систему. <…>.
Многие методы в Тантре делятся на три уровня: 1) стхула (грубые) — к ним относится проведение разных церемоний или прана-вьяямы (викасаки); 2) сукшма (тонкие), к которым относится повторение мантр, как правило, без сложной ритуалистики — часто уччарана (повторение мантр типа «ОМ», «СО-ХАМ» и т.п.); 3) пара (высшие) — это йогические методы с погружением в созерцание внутреннего звука и света. Энергии Богинь Вама, Джьештха и Раудри, каждая из которых содержит в себе все три перечисленных уровня, вместе порождают девять известных звуков анахаты. Что касается десятого звука, самого высшего, объединяющего в себе все девять, то он связан с Богиней Амбика и звуком пара; через этот уровень йогин познает четвертое состояние — турья (слово произошло от «ча-турья», что буквально означает «четвертое»). Иногда в некоторых Тантрах перечисляются 12 звуков, где два дополнительных рассматриваются как тончайшие градации звука пара, о чем я упоминал выше. Эти звуки описаны в разных Тантрах, и для иллюстрации их соответствий относительно грантх я приведу несколько известных схем… <…>.
Надо отметить, что в Тантрах перечисляются девять фонем грубого звука (стхула-вак) в виде соответствий буквам Санскрита, расположенных в восьми лепестках сердечного лотоса следующим образом: ? a, ? ka, ? ca, ? ?a, ? ta, ? pa, ? ya, ? ?a; и девять форм тонкого звука (сукшма-вак), перечисленных выше.
Прохождение Кундалини сквозь чакры, нисхождение ее вниз в чакры или сосредоточение в центре тела — это все условные процессы и их трактовки. Нада проявляется в теле в виде спанды (спонтанного колебания); обычный звук возникает посредством хата (ударения двух объектов), но спанда — это, скорее, тот звук, который проявляется из неопорного состояния, из пустоты. И йогин, сосредотачивая свое внимание на таком необычном, характеризующемся спонтанностью звуке, сам становится тем, на что медитирует, т.е. его сознание становится спонтанным, безопорным. Анахата — это неударный звук, проявляющийся в виде слышимых колебаний праны в теле, когда мы слушаем внутренние звуки, закрывая уши. Однако с позиции недвойственных тантрических учений, грубое вещество есть также энергия, неотличная от духовной силы, следовательно, грубый ударный звук (хата) является определенным аспектом реальности неударного звука (анахата). Именно по этой причине становится возможным, оттолкнувшись от грубого звука, постичь тонкий и даже запредельный (пара). Ведь предельное находится внутри запредельного, их существование параллельно, поэтому в практиках наданусандханы они рассматриваются как взаимосочетаемые.
Все эти категории звука могут менять свою тональность, могут исчезать и появляться, переносить сознание с уровня на уровень, расширяя восприятие каждого такого уровня за счет другого. Поэтому в текстах описаны разные виды звуков и часто говорится о том, что при пробуждении и восхождении Кундалини йог воспринимает бесконечные вариации светозвуковых характеристик, его сознание становится утонченным и сверхвосприимчивым, что ведет к развитию необычных способностей. Но, конечно, никакой текст не может все это доступно описать, поэтому важен живой йогический опыт, который можно получить по милости Учителей аутентичной традиции. Однако, для того чтобы приступить к садхане, необходимо иметь общие ориентиры, в каком ключе получать практический опыт (пара-видью) и теоретический (апара-видью), так чтобы они взаимодополнялись и корректировались, направляя йогина по верному пути.
В текстах Тантрической Йоги девять звуков иногда отождествляются с сукшма-чакрами (тонкими центрами), находящимися в пространстве головы и над ней (двадашанта). Двадашанта — буквально означает «завершение двенадцати». Обычно в текстах под этим подразумеваются сукшма-чакры, расположенные над стхула-чакрами (Муладхарой, Свадхистханой, Манипурой, Анахатой, Вишуддхой, Аджной)… <…>. Сукшма-чакры имеют связь с девятью звуками анахаты, а десятый, который над унмани, связан с махабинду, источником сотворения всей Вселенной. Если йог повторяет звук «АУМ», проходя сознанием вместе с потоком дыхания через три грантхи последовательно (произнося «А» — преодолевает брахма-грантхи, «У» — вишну-грантхи и «М» — рудра-грантхи), далее звук рассеивается вверх в пустоту, и на выдохе сознание вместе с постепенно смолкающим звуком, утончаясь, погружается в остальные девять аспектов пустоты, то таким образом получаем число двенадцать. Кстати, начало со звука «А» в сердце неслучайно, это — первая буква Санскритского Алфавита, символизирующая ахам (т.е. «Я»), и его раскрытие посредством Шакти в «пурнохам» (полноту самореализации посредством Шакти); кроме того ? (a) также считается важнейшим символом в Тантрическом Буддизме».

(Концепция Нады. Сайт www.nathi.ru.)

* * *