Статья 3.5.5. Особенности тантрической Мантра-Видьи. (ч.1).

«Мир никогда не оставался без Мудрости и Учителей. Но уровни и способы их воплощения обязательно отличались, обуславливаемые способностями и восприимчивостью людей. И, кроме того, в зависимости от уровня духовного развития верующих, символы также могут обретать различные значения. Эти уровни и многообразие представлений привели к поверхностному мнению, что различие вер исключает наличие какой-либо единой для всех Истины. При более глубоком исследовании этой темы становится ясно, что, хотя и существует единая сущностная Мудрость, ее открытие всегда будет осуществляться на фоне тех или иных культурно-обусловленных символов, и поэтому всё будет соответствовать определенным национальным особенностям и характерам. Эти символы, конечно же, не будут пониматься теми, кто не ознакомился с соответствующими верованиями и отличается темпераментом от создавших их людей» (см. Артур Авалон. Принципы тантрической космогонии. Гирлянда букв: Речь, созидающая вселенную. / Пер. с англ. Д.В.Устьянцева. Ред. А.Орлова. (Серия: Тайны тантрического мистицизма. М. Шечен. Амрита-Русь. 325 стр. Глава 23.).
«Мантра — это Сила; Сила в форме Звука. Корень «ман» означает «думать». Творческая сила мысли теперь получает все большее признание на Западе. Чтение мыслей, передача мыслей, гипнотическое внушение, магическая проекция и защита становятся все более и более известными. Это учение очень древнее в Индии, за ним стоит определенная практика, описанная в Тантрах. Некоторые формы этой практики до сих пор держатся в тайне. Поэтому на Западе все еще не известна особая форма Науки о Мысли — Мантра-Видья. <…>. Вообще нет более сложной темы, чем Мантра-Видья, вне зависимости от того, рассматривать ли её в целом или в связи с каким-то отдельным конкретным вопросом» (см. Артур Авалон. Змеиная сила. Т.1. / Пер. А.Ригина. М. Грамма. 1994г. Глава 4. Мантра.).
«Мы не можем здесь распространяться об очень сложной теории Звука (Шабда) и об его различных модальностях (пара или непроявленное, пашьянти или мадхьяма, обе принадлежащие к тонкому порядку и, наконец, вайкрийя, то есть артикулированное слово), теории, на которой покоится вся Наука Мантры — Мантра-Видья» (см. Рене Генон. Кундалини-Йога. / Пер. Т.Б.Любимовой. // Ориентиры. Сборник. М. ИФ РАН. 2001г. 188 стр.; Рене Генон. Размышления об Индуизме. / Пер. с фр. Т.Б.Любимовой. М. Олита. 2003г.).

* * *

1. ФЕНОМЕН ТАНТРИЧЕСКОЙ МАНТРА-ВИДЬИ.

Как известно, словосочетание «Мантра-Видья» обычно переводят буквально — «Наука Мантры». Однако, как показывают исследования, термин «видья» может иметь и другие значения (см. статью 3.13.8. «Тайна термина «видья». (ч.1, ч.2).), а для передачи понятия «наука» в Санскрите, как правило, используется термин «шастра». Таким образом, можно ли утверждать, что Мантра-Видья — это всего лишь «Наука Мантры» (см. статью 3.5.1. Тантра и Мантра. Мантраяна. Мантра-Шастра. Мантра-Видья. Наука Мантры)? Что же следует подразумевать под Мантра-Видьей, если речь идет о Тантрической Традиции? Можно ли рассматривать тантрическую Мантра-Видью как тантрическую Концепцию Мантры (как и другие тантрические видьи-концепции, см. статью 3.3. «Концептология (Тантры) как раздел Российской Тантрологии»), в основе которой лежат оригинальные тантрические концепции, и которая, в свою очередь, является основой для других уникальных тантрических концепций? Значение и смысл термина «видья» вполне допускает подобную интерпретацию словосочетания «Мантра-Видья». Более того, термин «видья» в данном случае также может подразумевать, например:
— знание в высшем духовном смысле
— совокупное знание, ведущее к Высшему Знанию
— знание, получаемое через личный духовный, мистический опыт
— знание, связанное с Истинной и Тотальностью (Всеобщностьтю)
— магическое и мистическое знание, обретаемое методами Тантры и Йоги
— и др.
Или — «объяснение того, чем является мантра», согласно Артуру Авалону (см. ниже). Согласно В.Запорожцеву, давшему комментарии на работу Артура Авалона о Мантра-Шастре (см. ниже), Мантра-Видья — это Наука Мантра-Йоги.
Но тогда возникает закономерный вопрос: «духовное», «совокупное», «истинное», «магическое и мистическое» Знание, или «Объяснение», или «Наука» чего?, если под Мантрой, как правило, подразумеваются (см. статью 3.5.2. «Что такое Мантра?»):
— звук
— слог
— речь
— фраза
— символ
— формула
— молитва
— изречение
— заклинание
— форма речи
— слово-мысль
— коды жизни
— мыслеформа
— набор звуков
— звуковой образ
— звуковой поток
— звуковой символ
— сочетание звуков
— звуковая единица
— резонансный ключ
— звуковая вибрация
— комбинация звуков
— словесные выражения
— энергетическая вибрация
— совокупность слов и звуков
— особая звуковая комбинация
— энергетическое образование
— сочетание определенных энергий
— особая тонкая звуковая вибрация
— особый санскритский слог или фраза
— набор определенных звуковых словоформ
— энергия, сконцентрированная в звуковой вибрации
— любая ритуальная вербальная магическая формула
— слово или предложение с сильной духовной вибрацией
— магическая словесная или, реже, музыкальная формула
— и др.

Чтобы представить и оценить феномен и особенности тантрической Мантра-Видьи, всю ее глубину и сложность, оригинальность и уникальность, обратимся к «тантрологической классике».

1. Артур Авалон. Гирлянда знаков (Варнамала). Опыт изучения тантрических мантр. 1980г.
2. Артур Авалон. Гирлянда знаков (Варнамала). Опыт изучения тантрических мантр. М. Ситников консалтинг. 2006г. 304 стр.
3. Артур Авалон. Принципы тантрической космогонии. Гирлянда букв: Речь, созидающая Вселенную. (Серия: Тайны тантрического мистицизма). / Пер. с англ. Д.В.Устьянцева, ред. А.Орлова. М. Шечен. Амрита-Русь. 2007г. 365 стр.
4. Артур Авалон. Принципы тантрической космогонии. Гирлянда букв: Речь, созидающая вселенную. Сайт www.yogatriada.ru.
5. Артур Авалон. Змеиная Сила. / Пер. А.Ригина. К.Экслибрис. 1994г. Сайт www.psylib.org.ua.)

«Автор данной книги Артур Авалон (сэр Джон Вудрофф) является величайшим исследователем и мистиком Шиваизма, особенно его шактийского направления. Труды Авалона по Тантре, опубликованные в 20-е годы прошлого века, считаются классическими не только на Западе, но и в самой Индии, и по глубине и охвату материала они не превзойдены до сих пор. В предлагаемой читателю книге Артур Авалон обсуждает самую суть тантрического учения — теорию мантрического звука. Он показывает, как Божественная Речь творит Вселенную, начиная с ее высших и наитончайших сфер и кончая нашим миром грубой материи. Раскрывая это сокровенное Учение, Авалон охватывает практически все аспекты Шиваизма: доктрину 36 таттв и их божественных Владык, концепцию мантрического звука как причинного напряжения, основы методологии практического овладения мистической силой мантр, связь различных уровней тонкости звука и тонкой энергетической структуры человека (чакры, нади, кундалини и т.п.), эзотерический смысл гаятри-мантры и многое другое».

(Артур Авалон. Принципы тантрической космогонии. Гирлянда букв:
Речь, созидающая вселенную. / Пер. с англ. Д.В.Устьянцева.
Ред. А.Орлова. (Серия: Тайны тантрического мистицизма.
М. Шечен. Амрита-Русь. 325 стр.)

«Введение. Сэру Джону Вудроффу (Артуру Авалону) во многом удалось смахнуть паутину невежества, окутавшую философию и практику Шакта. Сдержанный индийский ум, в котором глубоко укоренилось предубеждение против Тантр, ясно осознал насколько они замечательны после первопроходческой работы этого великого иностранца. Изданием подлинных санскритских текстов и публикацией статей по разным вопросам Шактизма он показал, что этот культ имеет под собой глубокую философию и что в предлагаемой им технике богослужения нет ничего иррационального или обскурантистского.
Философия Шактизма относится к недуализму (адвайта), так же как и Кашмирский Шиваизм. В обеих системах высшая Действительность — это Шива-Шакти. Шива и Шакти неразличимы, они — одно. Шива — статичное сознание (Чит), Шакти — динамичное сознание (Чидрупини). Шива — это чистое сознание, основание всякого существования. Через свою Пара-Шакти он осуществляет проявление Вселенной. Он — единственная и всецелая причина мира. Однако причиной он становится не через статический, а через динамический аспект, о котором говорится как о его женской части. <…>.
Развитие считается результатом самодвижения (спанда) Шива-Шакти. Это движение бога, приносящее различение слова (шабда), предмета (артха) и познания (пратьяйя). По сути, это три аспекта изначальной божественной энергии. Причинный импульс божества заставляет их исторгаться из него самого. Мир звуков, вещей и мыслей — это самовоплощение недвойственного Духа. Линия развития идет от тонкого к грубому. Действительность в себе — Пара-Шива — трансцендентна, она — вне уровней материи, жизни и ума. Она — без частей (нискала), без действия (нискрийя), не ухватывается ни словом (ашабда), ни умом (аманска). Та же Действительность как причина мирового процесса называется Парамешвара (Высший Повелитель). Из Парамешвары появляются сначала пять категорий чистого (шуддха) творения; затем начинается процесс ограничения, состоящий в исхождении тридцати одной категории нечистого (ашуддха) творения. <…>.
До сих пор мы говорили о развитии мира вещей (артха-прапанча). Следует заметить, что сходное развитие идет и в мире звуков (шабда-прапанча). Здесь Парамешвара — это Шабда-Брахман, а весь мир рождается из Шабда (Шабда-прабхава). Здесь линия развития идет тоже от тонкого к грубому. Подобно пяти категориям чистого творения существует пять ступеней эманации звука. Первая — пара, абсолютно высшая и тонкая. Вторая — пашьянти, менее тонкая и все еще недифференцируемая. Третья — мадхьяма, более грубая и недифференцированная, хотя не артикулируемая. Артикулированный звук называется вайкхари и бывает двух форм: тонкий и грубый. Из вайкхари появляются все буквы (варна), слоги (пада) и предложения (вакья).
Пара, пребывающая в Шива-таттве, представляет первое движение Шабды. Она называется также Нада-таттва. Пашьянти находится за Шакти-таттва, которая известна еще как Бинду-таттва. Нада и Бинду составляют конечную потенцию творения. Из них возникает трибинду, или Камакала, корень всех мантр. Три бинду — белая (сита), красная (шона) и смешанная (мишра). Эти бинду — порождения относительно изначальной Маха-Бинду. Их называют еще бинду, нада, биджа, которые выражают соответственно пракашу (сияние), вимаршу (различие) и пракашу-вимаршу (их комбинацию) — аспекты Силы Повелителя. Трем бинду есть множество соответствий, например: 1) Луна, Огонь и Солнце; 2) иччха, джняна и крия; 3) Вама, Джьестха и Раудри; 4) Брахма, Вишну и Рудра. Три бинду символически составляют углы треугольника. Это иччха (желание), джняна (знание) и крийя (действие) вселенского существа, представленного Луной, Огнем и Солнцем, ответственными за творение мира. О Солнце говорят как о Каме, а о Луне и Огне — как о Кале. Следовательно, великий треугольник — это Камакала. Из него появляются тонкие шабда, называемые матрика (маленькие Матери), а из тех — грубые шабда, а именно буквы (варна), слоги (пада) и предложения (вакья).
Три линии, составляющие треугольник Камакала, названы именами Брахмы, Вишну и Рудры. Буквы Санскритского Алфавита распределены так: 16 букв, начиная с а, — на линии Брахмы; 16 букв от ка — на линии Вишну; 16 букв от тха — на линии Рудры, а оставшиеся три буквы ла, ха и кша — по трем углам.
Шабда обладает природой варн (буквы) и дхвани (звуки). Последние можно считать проявлениями первых. Каждый элемент, или категория, Вселенной имеет свой собственный естественный звук, называемый биджа (семя). Например, звуки пяти элементов: эфира, воздуха, огня, воды и земли — это хам, йам, рам, вам и лам соответственно. Типичные звуки вечны. Здесь нада — это нада = результат так же, как и отношение между ними и их предметами. Эти звуки могут образовывать мантры либо сами по себе, либо путем взаимных сочетаний друг с другом. Мантра называется так потому, что она спасает того, кто медитирует над ее значением. Каждая мантра имеет своего девату, и каждый девата имеет свою мантру. Например, мантра Матери Кали — КРИМ, а мантра Майи или Шакти — это ХРИМ. Значение ХРИМ, таким образом, представляется буквами ха, ра, и, ма, соответствующими акаше (эфиру), агни (огню), ардханаришваре и нада-бинду. Даже слово «ахам» представляет собой мантру: а — Шива; ха — Шакти; а + ха (с нада-бинду, т.е. м) = ахам = я. Процесс дыхания, состоящий из вдоха и выдоха, составляет мантру, хам + са. Королева всех мантр и их источник — Ом, составленная из букв а, у, м. О значении ОМ и о технике медитации над ОМ написано много книг. Существует также великое учение о Матери Мира, носящей гирлянду знаков.
Мантра-садхана составляет существенную часть духовной дисциплины. Самый действенный способ постижения деваты — через биджа-мантру. Когда же ищущий обращается к высшей из всех мантр, т.е. к Ом (пранава), и медитирует над ним, он достигает, в конце концов, цели жизни — мокшу [освобождение]. (Мадрас. 18 марта 1955г. Т.М.П.Махадеван. профессор М.А. Ph.D. Мадрасский университет)».

(Артур Авалон. Гирлянда знаков (Варнамала). Опыт изучения
тантрических мантр. М. Ситников консалтинг. 2006г. 304 стр.)

«Предисловие. Эта книга является первой попыткой объяснить английскому читателю, несомненно, трудный предмет. Мне вспоминается высказывание: «Веда боится малознающего человека, он может нанести вред» (Bibhetyalpassutad-Vedo mamayam praharisyate). Естественно, что вследствие трудности предмета, а также из-за окружающей его тайны тем, кто не знает Индии, не удавалось понять Мантру. Однако отсюда еще не следует (как решили некоторые), что она «не имеющий смысла предрассудок». Это обычный аргумент низкого ума, который говорит: «То, что я не могу понять, не может иметь никакого смысла». Мантра действительно бессмысленна для тех, кто не знает ее смысла. Но есть другие люди, которые его знают, и для них она не является «предрассудком». Из-за того, что некоторые английски образованные индийцы не имеют знания о предмете — как не имеют его и обычные типичные европейцы, в соответствии с умственным кругозором и мнениями которых эти индийцы формируют свои собственные, — среди выдающихся представителей этого класса индийцев находятся такие, которые пишут о Мантре как о «бессмысленной тарабарщине». Индийские учения и практика так долго и столь основательно не понимались и не осуществлялись иностранцами, что мне всегда казалось достойным сожаления то, что эти пуньябхуми, не понимая, клевещут на свои собственные учения. Конечно, они не обязаны принимать нечто безоговорочно потому лишь, что оно является индийским, но им следовало хотя бы разобраться в том, что же они обвиняют в беспомощности.
Когда я впервые приступил к изучению этой шастры, … <…>. Я не был разочарован. Мантра-Шастра — весьма далекая от того, чтобы называться «не имеющим смысла предрассудком» или «тарабарщиной» — заслуживает пристального изучения, и когда оно предпринято, то для умов, свободных от предрассудков и склонных к метафизичности и тонкому видению (сукшма-даршана), открываются основы ценности. В Тантрах Мантра-Шастры, или Агамах, содержится последовательно излагаемое глубокое учение. Настало время, благоприятное для раскрытия секретов этой адхьятмика-науки… <…>.
Фактически мысль значительно больше, чем какое бы то ни было материальное состояние. Однако здесь я не берусь за полную защиту столь неохватного предмета, поскольку это не может быть осуществлено в такой работе. Но что, во всяком случае, я хочу показать в данной работе, так это то, что Мантра-Шастра не является, как полагают, бессмысленным набором звуков. Данная книга, как свидетельствует подзаголовок, представляет собой собрание статей, или эссе, касающихся конкретных проблем Мантра-Шастры, как часто называют Тантра-Шастру. Практически она состоит из двух частей. После главы I, в которой рассматривается «Слово», в главах II-IX затрагиваются принципы учения о Шабда. При подготовке этих глав большую помощь оказал мне мой друг профессор Праматханатха Мукхопадхьяя. В главах X-XXI разъясняются некоторые вопросы из Тантра-Шастры, принимающей с некоторыми поправками учение Мимансы о Шабда, смыкая его с учением о Шакти. Главы XXII, XXVII и XXIX касаются мантр «Ом» и «Гайятри». Понимание таких понятий, как «шакти», «нада», «бинду», «причинные шакти пранавы», «биджа-мантры» и т.д., необходимо для понимания Шастры, в которой они появляются. До сих пор знание этих вещей считалось сферой (в которой оно только и существует) гуру и садхаков. Это не значит, однако, что информация была получена мной только из устных источников. Напротив, сущность учения можно найти в Тантрах. Но их по большей части не знают. Определения следует искать во многих Шастрах. Найденные определения следует объяснять при помощи общего шастрического знания и с помощью упасаки, обладателя Традиции. Что касается технических терминов, отсылаю читателя к другим опубликованным мною книгам, в частности к «Шакти и шакта», «Змеиной Силе» и томам серии, названной «Мир как Сила» — описанию основных понятий индийской философии и религии. Главы X-XXI и XIV перепечатываются из журнала «Веданта-кесари». Главы ХХП-ХХШ, об «Ом» и «Ожерелье Кали», вышли в «Востоке и Западе», а главы XXVIII-XXIX, о «мантрасадхане» и «Гайятри», — в введении к изданной мною «Маха-Нирвана-Тантре» (сейчас я готовлю к печати ее новое исправленное издание; Тантры и мантрический ритуал более подробно рассмотрены в моей книге «Шакти и шакта»). Глава XXX представляет собой публикацию доклада, прочитанного мною перед членами Индийского рационалистического общества в Калькутте и прежде изданного в Бюллетене этого общества. Десять глав, касающиеся основных принципов, были прочитаны мною в 1919г. как «Популярные лекции» по просьбе Национального совета по образованию в Бенгалии. (Дж.В. Конарак. 22 апреля 1922г.)».

(Артур Авалон. Гирлянда знаков (Варнамала). Опыт изучения
тантрических мантр. М. Ситников консалтинг. 2006г. 304 стр.)

Другой вариант перевода:

«Введение. В этой книге впервые осуществляется попытка объяснить западному читателю достаточно трудную тему. Поэтому я особо хочу напомнить следующее высказывание: «Священное Знание устрашает человека с малыми знаниями, поскольку может принести вред». Совершенно естественно, принимая во внимание те трудности и таинственность, которыми окружена данная тема, что незнакомые с культурой Индии западные люди испытывают трудности в понимании мантры. Но из этого вовсе не следует, как это часто бывает, сразу приходить к заключению, что всё это — «бессмысленные суеверия». Мантра действительно бессмысленна для тех, кто не понимает ее значения. Но для понимающих это вовсе не «суеверия». А так как некоторые англоязычные индусы имеют схожие с большинством западных людей представления по данному вопросу, то и среди них можно встретить личностей, которые рассматривают мантры как «бессмысленную тарабарщину». Индийские доктрины и духовные практики так долго и так основательно не понимались и искажались иностранцами, что мне всегда становилось грустно оттого, что родившиеся в этой punyabhūmi («благодатной земле») из-за своего непонимания необоснованно клевещут на принадлежащее им же самим. Хотя это вовсе не значит, что они должны принять нечто как бесценное просто в силу его индийского происхождения. Но они должны, по крайней мере, вначале попытаться понять то, что порицается ими как бессмысленное.
Когда я впервые приступил к изучению этой Шастры, … <…> … я не разочаровался. «Мантра-Шастра» очень далека от того, что часто определяется как «бессмысленные суеверия и тарабарщина», и заслуживает более тщательного изучения, которое позволит раскрыть определенные ценности для свободного от предрассудков, склонного к метафизике и вдумчивого ума. В Тантрах «Мантра-Шастры» и Агамах содержится глубокая доктрина, изложенная остроумно, хотя и с осторожностью. Тогда было благодатное время для открытия тайн Науки Адхьятмика (adhyātmika). <…>.
На самом же деле мышление гораздо более важно, чем какие бы то ни было материальные средства. Но здесь я не буду вдаваться в детали этого обширного предмета, поскольку данная тема не может в полной мере быть охвачена в рамках этой работы. Так или иначе, смысл того, что я хочу донести, «Мантра-Шастра» — это не какой-то вздор, как предполагалось прежде. Эта книга, как уже было сказано, — сборник статей и лекций на тему «Мантра-Шастры»; это же название также используется и для наименования «Тантра-Шастры». Практически, она состоит из двух частей. После 1 главы, в которой говорится о «Речи», главы 2-9 посвящены принципам общей доктрины Шабда. Я очень благодарен за помощь в подготовке этих глав моему другу, профессору Параматханатха-Мукхопадхьяя. Главы 10-21 освещают некоторые разделы «Тантра-Шастры», где используется несколько модифицированная доктрина Мимансы относительно Шабда для того, чтобы сопоставить ее с собственной доктриной Шакти. В главах 22, 28 и 29 разбираются мантры «Ом» и «Гаятри». Понимание таких терминов как «шакти», «нада», «бинду», «причинные шакти пранавы», «биджа-мантры» и пр. очень важно для тех, кто хочет понять Шастры, в которых они встречаются. В далеком прошлом такие знания имелись лишь у гуру и садхаков. Но это вовсе не значит, что моя информация была почерпнута лишь из устных наставлений. Напротив, описание этого можно найти в Тантрах, однако в основном они малоизвестны. Соответствующие определения обнаруживаются во многих Шастрах. Эти представления также разъясняются и с позиции общего знания Шастр и устных наставлений упасаков (upāsaka), которые поддерживают Традицию. Что же касается технических терминов, то я отправляю своих читателей к другим моим книгам, которые были опубликованы, в частности: «Шакти и Шакта», «Змеиная Сила», а также тома серии под общим названием «Мир как Сила», где описываются главные концепции индийской философии и религии. Главы 10-21 и 14 перепечатаны из журнала «Vedānta-kesarī». Главы 22-23 — «Ом» и «Ожерелье Кали» — впервые появились в журнале «Восток и Запад», а главы 28-29 — «Mantrasādhana» и «Gayatri», — в введении к моему изданию «Маха-Нирвана-Тантры». Что касается введения, то теперь оно дополнено более полным описанием Тантр и тантрических ритуалов, также изложенных в моей книге «Шакти и Шакта», а что касается самого текста, — исправленной редакцией, которую я подготовил. Глава 30 — «Гаятри как пример логического рассуждения», — является перепечаткой доклада, прочитанного мною перед «Индийским Рационалистическим Обществом» в Калькутте, и который был ранее опубликован в их бюллетене. Десять докладов, посвященных общим принципам, по просьбе Национального Совета по Образованию были представлены мною в 1919г. в Бенгалии как расширенные лекции. (Дж.В. Конарак. 22 апреля 1922г.)».

(Артур Авалон. Принципы тантрической космогонии.
Гирлянда букв: речь, созидающая вселенную. Сайт www.yogatriada.ru.)

«Глава 3. Ашабда и парашабда. Любая индуистская доктрина вращается вокруг двух концепций: неизменности и изменения. А так как эти положения не могут быть логически приписаны какой-либо субстанции, прибегают к теории аспектов. В соответствии с нею, как таковой и сам по себе Брахман (Брахма-Сварупа, brahmasvarūpa), или Шива — неизменен, но Брахман как Сила (Шакти), из которой происходит Мир как Майя, подвержен изменениям. Возможно, проще будет сказать, что Брахман производит и существует как Мир без умаления своего неизменного единства. Это также невообразимо, как и всё то, что связано с любым Абсолютом. Тем не менее, говорится, что истинное осознавание этого покоится на двух установленных фактах: на повседневном переживании многообразия Мира, с одной стороны, и на экстатическом переживании (самадхи) Единого, с другой. И то и другое есть факт переживания, но каким образом это происходит, — остается тайной.
Когда мы переходим к «Мантра-Шастре», то видим, как та же самая доктрина выражается на языке того предмета, о котором идет речь, т.е. за основу берется Шабда, из которого формируется Мантра. Шабда, Звук, существует только там, где есть движение Спанда. Если нет Спанда, то нет и Шабда. Если же есть Спанда, то есть и Шабда. Но сам трансцендентный Брахман, или Чит (brahmasvarūpa) неподвижен и неизменен. Поэтому говорится, что он не имеет движения (ниспанда, nispanda) и не имеет шабда (asabda). Из этого Чит (поскольку только оно и существует), никак не влияя на его собственную неизменность, возникает напряжение, которое превращается во Вселенную (Универсум). Это работа активности Брахмы, или Ишвары. Так же как Пара-Брахман — это Ашабда, Ишвара — Шабда-Брахман, или Пара-Шабда. И когда первое есть нишабда, второе, как Майя-Шакти, находится в движении (саспанда, saspanda). «Пара-Шабда», «Пара-Вак», или «Шабда-Брахман» — всё это имена Брахмана как причины манифестирующегося Шабда. Пара-Шабда — это причинное тело Звука. Шабда-танматра — тонкое тело Звука. Акаша — грубое тело Звука, воспринимающееся только посредством воздуха, звуковых волн, которые воздействуют на ухо. То есть восприятие (переживание) Звука происходит благодаря органу слуха и уму. Шабда-танматра — чистый и естественный звук, как он воспринимается хираньягарбхой и переживающими его йогинами. Грубый звук бывает двух видов, а именно: вайдика-шабда (vaidika-sabda (шраута-шабда, srauta-sabda)), то есть близкий к природному звуку, а также лаукика-шабда (laukika-sabda) — речь обычных смертных, отличная от первого. Принимая «познание» в смысле «непосредственного восприятия», Ишвара познает все виды Шабда (Пара-Шабда, Шабда-танматра, шраута-шабда, лаукика-шабда); хиранъягарбха, или сутратма — последние три; риши — последние два, обычный человек — только один последний. Поэтому из Пара-Шабда, или Пара-Вак в соответствующей последовательности появляются Шабда-танматра, шраута-шабда и лаукика-шабда. <…>.
Артха — это как грубое тело и его процессы, так и то, что его окружает с протекающими в нем процессами. Шабда — звуки, произведенные органами речи человека и животных, или же неодушевленными объектами. Звук вайкхари развивается из Пара-Шабда через звук пашьянти и мадхьяма. Пара-Шабда, или Пара-Вак — это Бинду, а пашьянти — это видящая речь (икшана, iksana), или созидательное мышление и действие, исходящее из Бинду — причинного тела Шабда. Так возникает тонкое тело Шабда, являющееся танматрой и матрикой, которое превращается в грубое тело звука в виде букв (варна), произносимых благодаря органам речи, и эти буквы составляются в слоги и слова (пада), а затем и в предложения (вакья). Произносимая таким образом мантра является формой грубого тела Шабда. И то же самое относится как к биджам, так и к другим мантрам.
Шабда-танматра, или апанчикрита-акаша (apancīkrta-ākāsa) — это апанчикрита-танматра (apancīkrta-tanmātra). Это звук как таковой, то есть идеальный звук, который можно рассматривать как познание звука отдельно от таких условий как ухо, мозг и т.п., и таких материальных условий, как воздух, вода и земля, благодаря которым звук переносится. В случае же с Шабда-танматрой звук рассматривается как объект высшего ума, отдельный от этих условий. Поэтому Шабда-танматра рассматривается как Шабда, необусловленное различными воспринимающими способностями. Это не звук, который слышится тем или иным индивидом, на том или ином уровне, скорее, это звук, слышимый «абсолютным ухом» и произносимый «абсолютным языком». Он неизменен и апаурушейя (apauruseya) (то есть нечеловеческий, сверхиндивидуальный). И точно так же Рупа-танматра является необусловленной формой, как она видится «абсолютным глазом». Под «абсолютным ухом» подразумевается сила (шакти) восприятия звука самого по себе, без подчиненности различным условиям времени, места и личности. Напряжение, благодаря которому вещь зарождается и поддерживается, является основанием всех пяти танматр. Это Шабда-танматра, как воспринимаемое абсолютным ухом; Рупа-танматра, как воспринимаемое абсолютным глазом, и т.д. С точки зрения грубого, Шабда не только гуна акаши. Для того, чтобы проявиться для человеческого сознания и уха, звуку нужна не только грубая акаша, но и вайю, а также другие бхуты. Для того, чтобы звук донесся до ограниченного уха, необходима материальная среда, будь то воздух, вода или твердое тело. Короче, звук вирата предполагает существование всего материального Универсума.
Подытожим. Есть непроявленный авьякта-ишвара (avyakta-īsvara) и проявленный Владыка (Ишвара). Оба являются Шива-Шакти, поскольку в развитии и разрушении нет ни Шивы без Шакти, ни Шакти без Шивы. Только в последнем случае (разрушении) нет ничего кроме сознания (Шакти в форме Чидрупини (cidrūpinī), а в первом (то есть в развитии) она (Шакти) принимает форму Универсума. По этой причине высшее состояние может быть названо «Шива-Шакти», а состояние манифестации — «Шакти-Шива», чтобы отметить преобладание аспектов Чит и Майя соответственно. Первое состояние — недвижимо (ниспанда, nispanda), тогда как второе — подвижно (саспанда, saspanda). Первое беззвучно (ашабда), второе — проявляется как звук (шабда). В одном присутствует унмани-шакти (unmanī-sakti), в другом — самани-шакти (samanī-sakti). Манифестирующийся Ишвара проявляется в трех формах — причинной, тонкой и грубой. Причинная форма — это Пара-Шабда, Пара-Вак, или Шабда-Брахман. Это Ишвара. Всё остальное — апаравак. Тонкая форма — это мадхьяма-вак, которая есть звук хираньягарбхи, развертывающийся в виратшабда, или вайкхари-вак. Этот звук сопровождается движением. Причинное тело, которое вначале проецирует из себя многообразный Универсум, — это общее движение (саманья-спанда, sāmānya-spanda), Шабда которого есть Пранава или Ом. Из Ом происходят все остальные мантры. Хираньягарбха-шабда сопровождается особым движением (вишеша-спанда, visesa-spanda), а вират-шабда — четко определенное движение (спаштатара-спанда, spastatara-spanda), проявляющееся в виде артикулированной человеческой речи, и поэтому оно является грубой формой мантры. <…>.
Глава 4. Пара-Шабда, причинная Шабда. Слово «шабда» (sabda), происходит от корня «sabd» — «издавать звук», — и обычно означает звук вообще, включая голос, слово, речь и язык. Это либо «литерированный» звук (варнатмака-шабда, varnātmaka-sabda), имеющий смысл (артха), т.е. либо обозначающий вещь, либо подразумевающий свойства и отношения вещей, или же это «нелитерированный» и бессмысленный звук (во всяком случае, для нас), и в таком случае это просто дхвани (дхваньятмака-шабда, dhvanyātmaka-sabda), например, рев стремительного потока, удар грома и пр. Я сказал «для нас», поскольку каждый звук имеет смысл для Ишвары. Звук возникает из соприкосновения двух вещей, ударяющихся друг об друга. Так, например, литерированный звук проявляется через контакт органов речи с внешним воздухом. В другом месте более полно описывается, что Шабда проявляется и существует как четыре Шакти, а именно пара, пашьянти, мадхьяма и вайкхари. Они названы так в связи с другим синонимом Шабда — Вак, или Дэви Сарасвати.
И снова Шабда в своей манифестации либо имманентно, либо трансцендентно. Первое трояко — а) с общепринятой точки зрения это означает звуки такого же класса, как и слышимые ушами, а также звуки, чья сила (шакти) относится к обычному, общедоступному уровню; б) с йогической точки зрения это означает тонкий звук, воспринимаемый органами слуха и умом, который превосходит обычные звуки и чья шакти превышает средний уровень. Но способности к восприятию тонкого звука могут быть большими или же меньшими, и поэтому происходит градация; способности одной личности иногда более высокие, чем у другой, подобно тому, как среди обычных людей одни слышат лучше, чем другие; с) с точки же зрения «абсолютного уха», т.е. способности воспринимать звук без ограничений, как в случае с совершенным йогином, — это означает чистый звук, или Шабда-танматру. Он воспринимается совершенным йогином в его чистом аспекте. Всё это — результаты (карья, kārya). Трансцендентное Шабда означает созидательное движение, или само «причинное напряжение», т.е. это не результат, или манифестация (т.е. звук) для обычного уха, или для «абсолютного уха», а причина (карана, kārana), сам факт манифестации. В данной Шастре это Шабда-Брахман, т.е. источник всех шабда, или имен (nаmа) и всех форм (rūра) Универсума, который есть «имя и форма» (намарупатмака, nāmarūpātmaka). Таким образом, мы шаг за шагом поднимаемся от обычного переживания к высшему, от проецирования и манифестации — к самой вещи, являющейся «причинным напряжением», или Шабда-Брахманом. Во всех этих случаях термин «шабда» не изменяется, хотя коннотации расширяются и углубляются по мере того, как мы поднимаемся вверх. Это соответствует тому определенному пути развития индуистской мысли, который демонстрирует всепронизывающую и вездесущую силу божественной Шакти. Так, гуру поступает с учеником (sisya) в зависимости от сообразительности последнего. Ведь ученик не может сразу понять высочайшее, вначале он должен сам проложить к нему дорогу. «Брахман таков, он не то, он не это», и так далее, пока не будет передана высшая идея об Этом. В Шрути гуру говорит — «annam-brahma», то есть Брахман — пища, которую ученик поглощает также как и обычную. Затем, когда буквальное знание углубляется, гуру изменяет коннотацию слова «Брахман», но оставляет сам термин. Тогда ученик постепенно постигает, что жизнь — это Брахман (prānāh-brahma), разум — это Брахман (vijnānam-brahma), и, наконец, когда в итоге все переживания успокаиваются, он познает, что блаженство — это Брахман (ānandam-brahma). Здесь имеются пять коннотаций слова «Брахман», причем каждая последующая — более глубокая, чем предыдущая, и духовная жизнь ученика также постепенно развивается по мере его самосовершенствования. Коннотации большинства важных философских терминов развертываются именно так. Следовательно, есть различные значения таких терминов как «прана», «акаша», «вайю» и т.д. Термин «шабда» также имеет четыре значения, в ходе постижения которых мысли последовательно развиваются по вышеприведенному образцу. Некоторые могут подумать, что с точки зрения чистой логики такое положение вещей неприемлемо. Однако, мы должны подходить к вещам практично, ведь обычно жизнь не отвечает требованиям чистой логики. Но, несмотря на это, данные методы и положения соответствуют истине. Например, Брахман — это все вещи в виде Шакти, несмотря на то, что сам Брахман (Брахма-Сварупа, brahmasvarūpa) находится за пределами их всех. И если те, перед кем все эти коннотации Брахмана выложены одновременно, жалуются на неопределенность, это происходит в силу того, что они еще не вполне освоились с данным предметом. Но по мере того, как эта тема постепенно осваивается, гуру шаг за шагом проводит шишью [ученика] вверх к месту, где все аспекты начинают рассматриваться в отношении к целому (пурна, pūrna), чьими аспектами они и являются. <…>.
Каков же смысл того слова «шабда», которое используется в термине «Шабда-Брахман»? Об этом уже говорилось выше. «Шабда» в данном случае не означает лишь грубый или тонкий звук. Начиная с рассмотрения обоих результатов (карья), мы переходим к их причине (карана). Проявленный звук — это гуна акаши. Но какой в этом смысл? Ведь Шабда не просто свойство пространства и ничего более; т.е. термин «шабда» не ограничивается гуной акаши. Если бы это было так, тогда не было бы возможности объяснить хорошо известный научный эксперимент (который, будь он известен раньше, наверное, «разрушил» бы все индуистские теории), в котором звенящий колокол перестает слышаться в закрытой колбе, из которой удален воздух, но всё же остается пространство (акаша). Если бы Шабда было только гуной акаши и не было бы связано больше ни с чем, нельзя было бы сказать, что звук усиливается и ослабляется, проявляется и исчезает вместе с вайю. Следовательно, термин «шабда» не ограничивается звуком, грубым или тонким. Именно причинное напряжение (спанда), которое свойственно напряженному состоянию Чит-Шакти и Майя-Шакти, вначале манифестируется как Шабда-танматра для «абсолютного уха», а затем как более или менее тонкий звук для «йогического уха», соответственно тому, как фундаментальная акаша-спанда адаптируется к его (т.е. уха) относительной способности посредством более или менее плотной среды, и, наконец, проявляется как обычный звук, когда фундаментальная Спанда приспосабливается к способности человеческого уха посредством такой плотной среды как воздух. И поэтому воздух, также как и ухо, является одним из факторов манифестации фундаментальной Спанды, которая есть Шабда как изначальное созидательное причинное напряжение, или возбуждение в теле Пракрити-Шабда. Шабда — это само космическое напряжение, присутствующее в первичном пространстве Спанда-Шакти, которое производит Шабда-танматру, превращающуюся в акаша-бхуту, а затем в вайю и остальные танматры и бхуты. В соответствии с Ведантой это pancikrta, т.е. каждая таттва имеет четыре части своего собственного элемента, а также по одной от каждого из остальных четырех. Благодаря косвенной причинности бхаутика-сришти, или хираньягарбхи имеется комбинация таттв, произведенных посредством бхута-сришти в непосредственной причинности (sāksatkarāttvam) Ишвары, производящая грубый мир человеческих ощущений, который и есть вират. Таким образом, единое, первичное напряжение передается в виде, а также посредством цепочки его результатов. Чтобы отличить это первичное Шабда, оно называется «Пара-Шабда», а манифестирующееся Шабда — «Апара-Шабда», или же просто «шабда». Последнее же представляет собой тонкий и грубый звуки, доступные для органов чувств, или то, что мы называем дискретной материей; а первое представляется сверхчувственным для обычного сознания и органов чувств. Таким образом, Пара-Шабда — не звук, но состояние возбужденности космической Шакти, когда при созревании самскар нарушается предшествующее состояние равновесия (sāmyā-vasthā) Пракрити. Так появляется волнение (беспокойство) (ksobha), или общее движение (саманья-спанда, sāmānya-spanda) Шакти, и это космическое напряжение, которое есть Пара-Шабда, или Пара-Вак, раскрывается в виде манифестации Шабда (апара). Это напряжение, являясь потенцией всего проявляющегося, манифестируется в человеке как артха, пратьяя и шабда в объекты (прамейя, prameya), которые он познает (пратьяя, pratyaya) как познающий (праматри, pramātri), и в наименования, благодаря которым он думает о них, как бы «осуществляя последующее объяснение интуитивного переживания жизни», — как удачно заметил профессор Прамтханатха Мукхопадхьяя. Изначальное Шабда, или Пара-Вак (некоторым образом аналогичное Логосу) — это космическая предрасположенность и предпосылка созидательной эволюции. Это волнение первичной субстанции, проецируя себя на чувственный план бытия, становится слышимым в форме звука (дхвани), но, само по себе, оно лишь возможность и субстрат Звука. Говорится, что творение — это Шабда-Прабхава, то есть оно происходит из, а также является манифестацией напряжения, или космической Шакти. В этом смысле каждое движение, или процесс в Универсуме есть Пара-Шабда. Хотя напряжение (формирующая сила) едино, для различных органов чувств оно проявляется по-разному. Когда причинное напряжение соприкасается с ухом и сознанием (умом), оно производит звук, когда оно соприкасается с глазом и сознанием, — цвет и форму, и, когда оно соприкасается с какими-то другими органами чувств, — появляются другие виды ощущения. <…>.
В Шрути говорится, что Мир рождается из Шабда (шабда-прабхава), и что созидание (сришти) — это шабда-пурвака. То есть Шабда есть предшествующее условие созидательного процесса, который не смог бы происходить, если бы Шабда было только лишь манифестацией для уха и для сознания (обычного или йогического), т.е. обычным звуком (грубым или тонким). Данная манифестация является последующим и результирующим фактом, и она отделяется от предшествующего, изначального состояния творения как такового. Изначальное состояние — это причинное напряжение, то есть в ограниченном пространстве сознания, гомогенном и неподвижном, имеется некоторое движение — волнение. А Пара-Шабда — это наименование данного причинного напряжения, которое возникает до того, как оно манифестируется в виде Универсума.
Подытожим. В созидательном процессе можно выделить три стадии: 1) трансцендентальное, спокойное состояние, имманентное другим, хотя и скрытое, есть ашабдам, аспаршам, арупам и т.д., как это описывается в Шрути; 2) состояние космического напряжения, являющееся Шабда-Брахманом. Напряжение — игра Шакти в чид-акаше, так что первое состояние не исчезает, когда появляется второе. Шабда-Брахман — это Веда. После манифестации и по завершении цикла он сворачивается как потенциальная Майя-Шакти, когда, по мнению некоторых, в маха-пралайе существует только трансцендентальное состояние. На уровне человека его аналогом является сушупти. 3) Шабда-Брахман воспроизводит самого себя постепенно и по частям в виде бесчисленных, ограниченных центров разнообразных и ограниченных переживаний нама-рупы. Следовательно, формы вместе со звуками, образами и пр. различаются так же, как и Шабда. Звук, который представляет описанное выше изначальное функционирование Брахма-Шакти — это Маха-Биджа Ом, или Пранава. (Omityekarang brahma tasya vācakah pranavah). Природа этой Великой Биджи, которая является источником всех остальных мантр, будет темой одной из следующих глав, после того как мы обсудим, что подразумевается под «естественным именем», чему будет посвящена глава с соответствующим названием. <…>.
Глава 6. Вечность Шабда. Тема относительно варна занимает важное место в Тантра-Шастре, где представлена попытка описать практическое использование очень древней доктрины, касающейся Шабда. Буквы классифицируются соответственно их способу произношения (uccārana): задненебные, губные, зубные и пр. Губы, рот и горло формируют трубу, или музыкальный инструмент, который, принимая разные формы, а также при помощи циркулирующего воздуха, производит различные звуки, являющиеся буквами алфавита. Панини (см. часть I «Siddhānta-kaumudī») и Патанджали в своей «Маха-Бхашье» разбирают усилие речи (прайятна, prayatna), разделяя его на внутреннее (āntara-prayatna) и внешнее (bāhya- prayatna). Первое имеет четыре вида: sprsta, isat-sprsta, vivritta и samvritta, — соответственно тому, полностью или слегка данное усилие прикладывается к месту происхождения звука, а также тому, открыт рот или же закрыт. Бахья-праятна имеет девять видов, а именно vivāra, samvāra, svāsa, nāda, ghosa, aghos, alpaprāna, mahāprāna, udātta, anudātta и svarita. Вид вивара предполагает произнесение с открытым ртом, самвара — с закрытым. В шваса имеется преобладающее использование дыхания, в нада — жужжащий, и в гхоша — звенящий звук, тогда как в агхоша — его отсутствие. В альпарана звук произносится быстро, т.е. прана используется по минимуму, а в махапрана — всё наоборот. В удатта звук произносится громко, в анудатта — тихо, и в сварита имеется смешение первых двух. У Панини все буквы относятся к какой-либо из этих категорий праятна. Таким образом, согласные от ka до та относятся к sprsta āntara-prayatna, тогда как уа, га, la, va — к isat-sprsta āntara-prayatna и т.д.
В Тантра-Шастре, в ее доктрине и практике Шат-Чакра-Бхеда (satcakrabheda) указываются различные части тела, которые резонируют при произнесении различных букв. Под этим подразумевается, что в произнесении определенных букв принимают участие различные части тела. Так, буква va производится той частью тела, где находится Муладхара, а буква ha — местом между бровями в Аджна-Чакре. Звук, производимый движущимся телом (поскольку внешняя причина звука — это нечто, находящееся в состоянии вибрации) распространяется звуковыми волнами циркулирующего воздуха. Повышение и понижение давления, которое возникает, когда звуковые волны достигают уха, происходит благодаря воздействию на соответствующие структуры ощущения звука, а природа этого ощущения зависит от природы повышения и понижения давления, иными словами, от характера звуковых волн.
В соответствии с индуистской доктриной Бог проявил человеческую форму бытия уже после того, как он развил большинство (если не все) видов живых существ для того, чтобы язык, а также разум, моральные устои и многие другие вещи, которые были не развиты у животных, в дальнейшем всё больше усовершенствовались в человеке. Более низкий животный мир был ступенью к человечеству, и разница между человеком и животным в соответствии с этой доктриной есть разница уровней, но не видов. Следовательно, возможно, что зачаток варнатмат-шабда (varnātmaka-sabda) присутствует и у высших животных, хотя нужно заметить, что позиция (обсуждающаяся в другом месте), которая заключается в том, что «без языка нет мышления», истинна лишь тогда, когда под мышлением подразумеваются лишь некоторые виды познавательных процессов. А вне этого человек остается без языка, и поэтому также является животным. Только лишь последующие суждения на основе процесса восприятия влекут за собой язык, и это мы обнаруживаем главным образом, или даже исключительно, у человека. <…>.
Глава 7. Шабда как язык. Когда в Шрути говорится, что Шабда находится в основе, предшествует и входит в джагат, термин «шабда» в данном случае не используется в смысле звука, но обозначает причинное напряжение, или первичное Спанда, которое в субъективном аспекте есть иччха-шакти (icchā-sakti). Универсум — это созидательное мышление (сришти-кальпана). В терминах человеческой речи это мышление является интуитивным, а не логическим, и потому не влечет за собой возникновение языка, который является одним из его продуктов. Утверждение же, что без языка нет мышления, верно только в эмпирическом аспекте (вьявахарика, vyāvahārika), и это является истинным, если под «измышлением» подразумевается формирование концепций и общих идей, суждений, а также умозаключений. Ведь даже у нас такие интуитивные процессы как восприятие и мышление (ideation) осуществляются вовсе без языка. Используя удачную формулировку профессора Прамтханатха Мукхопадхьяи, слова — это «последующее конструирование (измышление) интуитивного переживания жизни». (Более подробно относительно принципов, из которых следует такое положение, смотрите «Approaches to Truth» и «The Patent Wonder»).
Прежде всего, заметим, что переживание обходится без языка (апарашабда) как в состоянии турьи (ашабда), так и в состоянии сушупти (пара-шабда, причинное напряжение). Переходя к свапна и джаграт, признается, что имеются некоторые способы, которыми язык может быть связан с мыслительными процессами. С другой стороны, некоторые процессы могут происходить и без языка. В таких состояниях как свапна и джаграт, артха и пратьяя обязательно предполагают возможность звуковой манифестации, то есть голосового языка, однако они не всегда действительно предоставляют свои акустические эквиваленты. В некоторых же случаях они явно обходятся без языка, хотя всегда есть возможность их языкового выражения. Ребенок видит, слышит и т.д. почти без языка, то же самое справедливо для животного и даже временами для нас самих. Большинство отдельных объектов восприятия в этом случае не имеют для нас определенных имен, и всё же мы воспринимаем их и можем в дальнейшем соотнести их с определенной категорией имен. Отсутствие языка имеет место в двух случаях: при интуитивном восприятии и при интуитивном мышлении (ideation). В основном видение и слышание осуществляется интуитивно, без участия языка. Под интуитивным мышлением подразумевается формирование ментальных образов и объектов. Так, например, я вижу дерево, а когда закрываю глаза, то вижу его ментальный образ. Множество подобных образов и звуков проходят через нашу ментальную сферу, и их имена не всегда фиксируются. Но, хотя эти интуитивные процессы действительно могут обходиться без языка, все-таки имеется возможность их вовлечения в языковую активность; при описании, анализе, классификации, суждении и других умственных манипуляциях такой лингвистический инструмент просто необходим. <…>.
Глава 9. Ведическое Шабда. Анализируя сами ведические и тантрические мантры, можно найти разные звуки, использующиеся и не использующиеся как природные. В мантре отнюдь не каждое слово выступает как приблизительный природный звук (произведенный причинным напряжением). Для архетипических форм данные тенденции могут различаться. В самой мантре главным образом учитывается их порядок сочетания и ритм. Как целое мантра может быть приблизительным природным именем девата или же определенной функции. Ее творческая и проецирующая сила содержится в двух позициях: а) Взаимная поддержка и удерживание звуков в гармоничных сочетаниях (chandas): искажения отдельных звуков устраняются благодаря способу их расположения. «Изгибы» звука в данном случае конструктивны, а не деструктивны. б) Совокупный эффект от повторения и связывания звуков также может вызвать вышеописанный эффект. Благодаря повторению возникает сложение побуждающих стимулов.
Таким образом, в результате исследования ведического языка мы получили следующие результаты:
1) Определенные приблизительные природные имена, такие как Ом, Хам, Хамсах, Сваха и т.д., — располагаются по отдельности или в группе. Это основополагающие и первичные звуки.
2) Определенные комбинации звуков, которые, хотя и не являются природными по отдельности, легитимизируют друг друга благодаря упорядоченному и гармоничному сочетанию. Так возникают мантры, которые становятся приблизительными природными именами объектов и процессов. Благодаря повторению они могут накапливать созидательный импульс.
3) Для того, чтобы объяснить значение, применение и результат языковых форм, которые не обязательно являются природными именами в полном смысле этого слова, используется огромная масса звуков или наименований. <…>.
Рассмотрим сделанное Ведами утверждение о том, что Санскрит — эталонный язык, устойчивая система природных имен, а все остальные языки — только его вариации. До сих пор мы исследовали эту тему с философской точки зрения. Теперь же мы приступаем к рассмотрению исторических и филологических проблем, которые необходимо выделить особо. Многое может быть проявлено с помощью философской теории, и в частности, что отношение между Шабда и Артха постоянно, что существует определенное Шабда, которое является природным именем Артха, и этот природный язык является эталонным, а все остальные языки стоят в стороне и оказываются вариациями подлинного образца и т.д. Однако здесь возникает следующий вопрос: принимая во внимание всю эту теорию, является ли ведический язык, то есть язык, на котором Веды представлены и поныне, неизменным и эталонным языком? Ортодоксия утверждает, что это так, и что звук «gauh» — природное имя и эталонное речевое выражение объекта «корова» на все времена. То, что отношение Шабда и Артха постоянно, и определенные Шабда могут быть природными именами объектов, вполне философски допустимо. Но совсем другое дело, когда утверждается, что ведическая речь, как она существует в наши дни, и есть этот язык. Филологи и историки опровергают это, указывая на изменения речи, а также высказывают сомнения относительно ее большей древности по сравнению с другими языками. Они допускают, ссылаясь, например, на Библейскую Традицию, существование такого универсального языка, но отрицают, что нынешний ведический язык является таковым. Более того, было обнаружено, что даже и в самих Ведах имеются опровергающие это свидетельства. Так, в «Шатапатха-Брахмане» утверждается, что первоначальный язык был моносиллабический. Но не будем вдаваться здесь в детали филологического и исторического исследования. Следующий вопрос является основным в философии: «Кто, если таковой был, впервые сказал, что этот звук означает эту вещь?» Согласно Индуизму ответ состоит в том, что отношение слова и обозначаемого объекта — постоянная, а не относительная сущность, и что существует система природных имен, какими бы они на самом деле ни были. Из воззрений Индуизма относительно ведического языка ясно следует, что та форма, в которой он представлен теперь, и является именно такой системой. <…>.
Глава 10. Таттвы. Знание «Мантра-Шастры» предполагает понимание тридцати шести шива-шакта-таттв. Так, говорится, что Шакти находится в Шакти-Таттве (sakti-tattva), Нада — в Садакхья-Таттве (sadākhya-tattva), и Бинду — в Ишвара-Таттве (Isvara-tattva). Что же представляют собой эти таттвы, о которых идет речь в Шайва и Шакта-Тантрах? Пока это не будет понято, вряд ли стоит ожидать какого-либо прогресса в познании Науки Мантры. <…>.
Глава 21. Гирлянда букв или Варнамала. Корень «man» означает «думать», а суффикс «tra» указывает на оберегающий характер мантры. Ранее я говорил о мантре как о «ментальном движении, осуществляемом и выражающемся в виде речи», а также как о «силе в форме идеи (замысла), облаченной в звук». Но ввиду того, что это может быть неправильно понято, я поясню свою мысль. Единая высшая Шакти проявляется в виде двойного аспекта Слова: орган, при помощи которого слышится звук, и объект (артха), на который указывает слово. Ребенка обучают значению слов. Определенный объект отмечается как обозначенный словом. Но мантра — это дэвата. И точно также садхака получает наставления относительно того, кем является этот деэвата. Однако он не видит этого дэвата сразу. На его уровне дэвата проявляется как слышимый звук, пробуждающий определенное ментальное движение, или трансформацию ментальной субстанции. На следующей стадии, применяя мантра-садхану, пытаются постичь дэвата, познавая его не только как слово и его мысленный эквивалент, но и как форму той Силы, смутным отражением которой они предстают в мире ума и материи. Эта Сила бесконечно могущественнее, чем что-либо еще, а мантра — это определенная форма дэвата. Сила, благодаря которой этот дэвата постигается (реализуется в садхаке), также есть Шакти, то есть садхана-шакти является способностью отдельного садхаки постигать, или достигать реализации посредством садханы. Дэвата бесконечно более велик, и садхаку надлежит его познать (реализовать). Всё есть Шакти, но то, что именно стараются постичь — это сама Шакти, представленная садхаке в форме мантры. Конечно же, Брахман пребывает во всех вещах как их субстанция, и все без исключения формы становления есть Шакти. Ограниченные формы мы постигаем сразу, и для этого нам необходимы ум, органы чувств и внимание только в их функциональном аспекте. Однако дэвата, являющегося мантрой, нельзя постичь лишь таким образом, ведь сам по себе это не объект обычного материального мира (так как он отличается от слышимого звука и от мысли, которая за ним следует). Садхака должен проникнуть сквозь оболочку слышимого звука (шабда) и постичь дэвата, чьей формой является мантра. Он может это сделать посредством объединения мантра-шакти (mantra-Sakti) со своей собственной садхана-шакти (sādhana-sakti). Последняя дает возможность постижения благодаря приложению своих собственных усилий (садхана-шакти). Благодаря такому усилию сознание, манифестирующееся как садхана-шакти, объединяет и то и другое, и сознание, которое есть дэвата, таким образом, постигается и проявляется для садхаки. Это сагуна, или форма вачака (vācaka) дэвата, и когда она постигается во всей полноте, то приносит садхаке постижение (реализацию) вачйа-шакти (vācyā-sakti), которая указывает на сагуна-дэвата (saguna-devatā). Короче, Дэви, или высшая Шакти, имеет две формы: ее грубая (стхула) сагуна-форма как мантра (мантрамайи, mantramayi), и ее тонкая (сукшма) форма как свет (джьотирмайи, jyotirmayI). Постижение есть переход от косвенного знания через слово и его ментальный эквивалент к прямому знанию в форме определенной мантры, осуществляющей связь с дэвата.
Шабда-Брахман — всепронизывающая и неразделенная Шакти, а мантра – его определенная манифестация. «Буквенное звучание» (варнатмака-шабда, varnātmaka-sabda) манифестируется благодаря акаше и контакту окружающего воздуха с органами речи. Его формирование в виде слова происходит в ответ на движение мысли, или идеи, которая по собственной воле ищет свое воплощение вовне в виде слышимого звучания. Всякое Шабда имеет соответствующее Артха, поскольку одно не существует без другого. Само слово «артха» происходит от корня ri, означающего получать, знать, обладать. Артха — это обозначаемое Шабда, а также то, что познается и чем обладают. Артха может быть тонким (сукшма) или грубым (стхула). Второе представляет внешний физический объект, обозначаемый речью, а первое — умственная модификация (вритти, vrtti), связанная с грубым объектом, поскольку, когда объект воспринимается, ум превращается в соответствующий эквивалент воспринимаемого объекта. Таким образом, ум обладает двумя аспектами: в одном из них он — воспринимающий (грахака, grāhaka), а в другом – воспринимаемое (грахья, grāhya), в виде впечатлений ума. Познающий аспект ума называется шабда и именем (nāma), а тот аспект, в котором он познается — называется артха и формой (rūpa), притом что Шабда связано со всеми умственными действиями. В ходе эволюции Универсума нерасчлененное Шабда разделяется на тонкое Шабда и тонкое Артха, которые затем превращаются в грубые имя и форму, поскольку космический Ум проецирует свою тонкую форму на чувственный уровень бытия, обычно называемый физической, или грубой формой. Таким образом, тонкое имя (шабда), связанное с познанием, называется матрика (mātrkā), а тонкая форма (артха) — это впечатления ума. Тогда как грубые имена — это произносимые буквы (варна), обозначающие грубые внешние физические объекты (стхула-артха). <…>.
Таким образом, имеется двойная линия творения от Шабда-Брахмана, а именно: язык, выражающий мышление, и объекты, которые им обозначаются. Произносимая речь представляет собой манифестацию внутреннего «наименования», или мышления, схожего у людей разных народностей. Возможно, именно поэтому телепаты, чей мозг может настраиваться на других, способны читать мысли говорящих на неизвестных им языках. Однако вайкхари-шабда отличается у различных народов в силу неодинаковых расовых и климатических условий, особенностей строения органов речи и т.д. Для каждого человека, говорящего на каком-либо из языков, название любого объекта является огрубленным выражением внутреннего мыслительного движения. Он побуждает это движение и выражает его. Он побуждает мышление, и это мышление является сознанием в форме ментальной деятельности. Такая активность может быть настолько интенсифицирована, что она сама себя заставляет творить. Это и есть мантра-чайтанья, когда мышление находится не только во внешней шелухе (оболочке), но оживляется через собственный центр сознания.
Вышеизложенное — не что иное, как основанный на теории Мантры способ показать, что однородное (гомогенное) сознание разделяется подобно Шакти и проявляется как субъект (шабда) и объект (артха), вначале в виде тонкой формы ума, когда его содержание порождается самскарами, а затем в виде грубой формы языка как выражение идей (мыслей) и физических объектов (артха), которые творящий, или космический Ум, будучи источником впечатлений для индивидуального воспринимающего субъекта, проецирует на мир чувственного восприятия. Какое-либо природное имя — это звук, производимый взаимодействием образующих его движущихся сил. Поэтому говорится, что тот, кто мысленно или же вслух с творящей силой произносит какое-либо природное имя, то вызывает к существованию ту вещь, которая это имя носит. Например, «ram» — семенной слог (биджа) огня, и считается, что он является выражением в виде грубого звука (вайкхари-шабда) тонкого звучания, производимого активностью тонкой огненной силы. Но лишь простое произнесение слога «ram» или какой-либо иной мантры есть не что иное, как движение губ. Но когда мантра пробуждена (prabuddha), вернее, когда осуществлена мантра-чайтанья, — садхака может работать с этой мантрой.
Вполне естественно, что во всех случаях именно созидающее мышление и вдыхает жизнь в произносимый звук, который в нашем случае производит малую человеческую магию, также как вначале оно участвовало в великом магическом действе Создателя мира. Его мышление — творческое единение всех мыслей. Каждый человек есть Шива, и он может обрести Его силу в той мере, в какой он способен осознанно реализовать себя таковым. Ведь мантра и дэвата суть одно и то же. Присутствие последнего осуществляется посредством джапы. Повторение мантры (джапа) можно сравнить с тем, как, тряся спящего, пытаются его разбудить. Две губы — Шива и Шакти. Их движение — совокупление (майтхуна). Исходящий из этого звук (шабда) — природа бинду. Получается, что сотворенный дэвата является как бы сыном садхаки. Но так проявляется не сам высший Дэвата (пребывающий в бездействии), ведь данная эманация производится садхакой лишь для собственного блага. Появляющийся таким путем ребенок-шива (bāla-siva) укрепляется тем, что садхака ему дает для развития. Оккультизм интерпретирует весь этот символизм в том смысле, что Дэвата является чистой формой сознания садхаки, которое пробуждается и укрепляется, обретая тем самым благие качества. Именно его сознание, превращающееся в бала-шиву, по мере того, как набирается сил, становится самой божественной Силой. Все мантры пребывают в теле как формы сознания (виджняна-рупа, vijnānāūrpa). Когда мантра полностью реализуется, она оживляет самскары, и для ума проявляется артха. Мантры, следовательно, — форма самскар джив, артха которых проявляется для чистого сознания. Суть всего этого состоит в сосредоточении и оживлении мышления и воли. Но для этого необходим метод, а именно, язык и определенное разнообразие практик, соответствующих поставленной цели. И, кроме того, предписывается Мантра-Видья (т.е. объяснение того, чем является мантра). Для мышления в вышеизложенном смысле необходимы слова (грубые или тонкие). Мантра-Видья — это наука о мышлении, а также о его языковом выражении, как развертывающихся из Логоса, или самого Шабда-Брахмана. Именно в этом смысле считается, что Универсум состоит из Букв. Пятьдесят Букв (или пятьдесят одна) Санскритского Алфавита представлены в виде гирлянды [варнамала], которую Богиня-Мать [Шакти] носит на себе… <…>.
Когда приходит время творения, Маха-Кундали разворачивается и создает весь Универсум в форме букв и объектов, ими обозначаемых. Сотворив всё это, она снова успокаивается в корневом центре тела (Муладхара) всех живых существ в виде Кундалини, откуда затем снова выходит как пашьянти, мадхьяма и вайкхари-шабда. В Тантрах тело человека называется Микрокосмом (кшудрабрахманда, kXudrabrahmANda). Внутри себя оно содержит всё существующее в Универсуме (махабрахманда, mahAbrahmANda), само являясь его частью. В «Йогини-Хридайя-Тантре» (гл. I. стр. 36) говорится, что когда Шакти впервые видит (т.е. мыслит), она становится парамакалой в форме Матери (амбикарупа, ambikārūpa), которая одновременно и высшее Умиротворение (Парама-Шанта, paramā-sāntā) и высшая Речь (Пара-Вак). Она видит манифестацию Шабда от пашьянти до вайкхари. <…>.
Состояние вайкхари относится к действию крийя-шакти. Грубый Универсум проявляется как ее форма. Как предыдущая шакти (связанная с мадхьяма) производит тонкие буквы матрики, являющиеся васанами, так и последняя (то есть связанная с вайкхари) есть шакти грубых букв (варна), из которых и состоят слова и их объекты. Эти буквы образуют Гирлянду Матери (варнамала), исходящую из нее в виде Кундали и поглощающуюся ею в Йоге, носящей ее имя.
Как говорится в «Йога-Кундали-Упанишаде»: «Вак (сила Речи, или Логос) прорастает в параа, дает листочки в пашьянти, почки в мадхьяме и цветет в вайкхари. Обращененный же вспять такой порядок производит поглощение звука. Тот, кто приходит к осуществлению (постижению) великого Владыки Вак, нераздельная светящаяся Самость того не подвергается влияниям слов (шабда), какими бы они ни были». В «Хатха-Йога-Прадипике» (4, с. 101-102) об этом лаконично сказано: «Всё, что слышится как звук, есть Шакти. Свернутое состояние (laya) таттв (элементов развития Пракрити) — то, в чем звука не существует. До тех пор, пока присутствует идея пространства, звук (или вибрация) будет слышаться. Беззвучное называется Пара-Брахманом, или Параматмой». <…>.

* * *