Статья 3.4.2. Реальное и Виртуальное: перспективы единой формулы. (ч.4).

продолжение

4.3. ЧТО ТАКОЕ ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА?

В 2003г. в сентябре в Тамбове состоялась международная научная конференция по вопросам развития культурологии, организаторами которой выступили Тамбовский государственный университет им. Г.Р.Державина и Кафедра культурологии Института социологии и культурологии (см. Культурология. Интеллектуальный потенциал культурологии. Материалы международной научной конференции преподавателей, аспирантов. 2003г. / Науч. ред. О.В.Ромах, редколлегия: В.С.Семина, Н.И.Ромах, В.В.Жилкин, Н.В.Жилкина. Тамбов. 2003г. 158 стр.).
Обратим внимание на некоторые доклады, прозвучавшие на данной конференции.

1. Белякова О.В. Эзотерическая культура в интеллектуально-культурологическом аспекте.

«Понимание идеальной личности в традиционном обществе представляется идеей совершенства как состояния, достигаемого сознательным путем. Осуществление идеалов тесно связано с нормативными системами, правилами организационной деятельности и поведения человека, без которых они не перешли бы в действительность. Каждое эзотерическое общество имело веками создаваемую модель «совершенного человека», пути ее реализации. Достоинством модели является то, что в ней содержались возможности моделирования социума и нравственно совершенствующегося в нем человека. Совершенство в моделях идеального человека достигается путем самовоспитания, позволяющего полностью контролировать страсти и эмоции, потребности тела и наклонности разума. Нравственный идеал рождается поступками, делами, представляется результатом рационального осмысления поведения, полностью согласованного с социальными стандартами морали, индивидуального человека — центрального звена общества.
Таким образом, мы вправе говорить о формировании эзотерической культурой нормативно-аксиологического субъекта, соотносящего суждение о мире с некоторым идеальным, образцовым субъектом, представляющим человечество в целом. В его интересах нормативный субъект обязан был испытывать психологические переживания, «заданные» человеческим сообществом. Говоря о том, что нечто является красивым, хорошим, нравственным, субъект эзотерической культуры испытывал психические переживания, связанные с объектом оценки в той мере, в какой эти переживания должен был бы испытывать идеальный субъект, представляющий собой видовой оптимум как в эмоциональной, так и в сфере познавательных способностей. Оценки, даваемые субъектом эзотерики, должны были иметь характер нормативной посылки, либо в скрытом виде содержать призыв к членам человеческого сообщества соответствовать идеальному субъекту.
Именно поэтому эзотерическая культура истолковывает индивидуальные качества, дифференцированные социальные роли как оптимальные, и, наоборот, в качестве индивидуальных она рассматривает все нормативные качества человека как члена сообщества. Значит, эзотерическая культура отвечает на вопрос, что есть человек, но рисует не образ абстракции человека, наделенного формальными качествами, а образ индивидуума, отмеченного определенными социальными, биологическими качествами, соотнесенного с различными этико-эстетическими требованиями.
Таким образом, именно эзотерическая культура предлагает комплекс ценность-норма-знание, занимается формированием нормативно-аксиологического субъекта и сама готовит адепта к статусу нормативно-аксиологического субъекта традиционного общества. Другими словами, эзотерическая культура предстает перед нами как нормативный аксиологический комплекс, отражающий принадлежность к традиционной общности и соответствующим образом определяющий установки единичного субъекта, его видение деятельности. Такая типология нормативного субъекта традиционного общества, а, значит, эзотерической культуры, в определенной мере выявляет гармонию между человеком и средой обитания, центростремительными и центробежными силами внутри человеческого общества».

2. Мальцева Ю.В. Категория мудрости в системе культурологических ценностей.

«Система общечеловеческих и культурологических ценностей включает в себя такие понятия, как образец, идеал, символ, регулятивная идея. Занимая соответствующее место в нашем мировоззрении, эти ценности аккумулируют весь накопленный опыт человечества, его потенции и устремления. В данном значении общечеловеческие ценности рассматриваются нами как трансцендентные, понимаемые как предельные, исторически не локализуемые ценности. Они в той или иной степени принадлежат всем народам, но не у всех выражены одинаковым образом, поскольку эти ценности обусловлены особенностями культурно-исторического развития той или иной страны, их религиозным традициям, типом цивилизации. Трансцендентные ценности имеют глубокий внутренний, скрытый от внешнего взгляда смысл, который, как правило, не улавливается. Тогда эти ценности предстают не просто в качестве внешних моральных правил, а как объекты прямого внутреннего опыта. Устремление человека к некой иной, высшей деятельности есть важнейшая потребность, дающая импульс к активности, развитию творчества, таланта. В наиболее современной философской литературе под такой ценностью понимается именно мудрость.
При выяснении значения мудрости в системе общечеловеческих ценностей возникает закономерный вопрос: «Почему именно мудрость, а не какая-либо другая ценность является наиболее приемлемой духовной опорой для каждого человека?» Доводы следующие. Современная эпоха не только высветила важную роль общечеловеческих ценностей, но и показала их противоречия и динамику. Причем в разных взаимосвязанных планах. Речь идет о противоречиях в самой природе общечеловеческих ценностей, о противоречиях между ними и конкретными явлениями по разнородности в системе этих ценностей. Существует около двадцати ценностей-антиномий, в которых человечество выразило смысл жизни, свои высшие духовные цели и потребности. Они называются бытийными ценностями или мета-потребностями. Эти ценности выражены в антиномиях: «жизнь — смерть»; «любовь — ненависть»; «свобода — несвобода»; «вера — неверие»; «добро — зло»; «прекрасное — безобразное»; «истина — заблуждение»; «правда — ложь»; «счастье — несчастье»; «справедливость — несправедливость» и др. Категории «мудрость — глупость» занимают совершенно особое положение. Они являются духовными основаниями человеческой культуры и антикультуры. В данной связи культура есть совокупность всех форм человеческой деятельности по укоренению в повседневной жизни системы позитивных общечеловеческих ценностей, а мудрость, являясь основанием, своего рода кодом для анализа духовных ценностей, понимания их иерархии и приоритетности. Мудрость выступает в этом случае как форма духовного постижения позитивных ценностных ориентаций людей, их соответствующих действий, отношений и общения. Глупость же, в сознании и действиях людей, как противоположность мудрости, будет порождать антикультуру. Тонкий водораздел между мудростью и глупостью проходит через соблюдение или нарушение меры человеком, единства и взаимоперехода друг в друга позитивных и негативных общечеловеческих ценностей.
По нашему мнению, стремление к воплощению позитивных ценностей в повседневную жизнь заложено в природе самого человека на уровне инстинктов и архетипов. Выдающийся ученый современной эпохи А.Маслоу в своей работе «Дальние пределы психики» высказал по этому поводу следующие слова: «Пора посмотреть на человека, как на существо, обладающее врожденной мудростью». Мы добавим в заключение, что человек способен к самоуправлению и выбору, он способен быть даостичным. Ведь человек стремится не к болезням, бедности и страданиям, а к самоактуализации, к жизни на основе красоты, добродетели, справедливости, богатства, мудрости, наконец, то есть воспринимать действительное через призму ценностного, духовного».

3. Белякова О.В. Эзотерическая культура как аксиоматическая категория культурологии.

«Эзотерическая культура — особый пласт культуры, всегда существующий в культуре человека. Опыт устойчивости исследуемого феномена в общечеловеческой культуре указывает на то, что эзотерическая культура обращена к наиболее глубинным слоям индивидуального и массового сознания, выполняя функции социальной и духовной регуляции поведения людей. Построение культурологической наукой моделей функционирования эзотерической культуры в социуме предоставляет возможность выйти на внутренние скрытые уровни мотивации деятельности личности и улучшить понимание многоструктурности общественного сознания.
Эзотерическая культура является целостной системой, подверженной влиянию временных факторов, формирующих в свою очередь, личностные и социальные факторы, которые отображают не только устойчивость такой системы, но и ее качественные изменения. Соотношение вида деятельности и ценностных ориентиров определяет различные варианты социального и личностного взаимодействия, что указывает на результат динамичной адаптации эзотерической культуры к социуму и сохранению ее в культуре.
Выступая как постоянная культурная категория, эзотерическая культура лишь модифицирует формы своего проявления в конкретной эпохе, делая акценты на том или ином векторе эзотерической мысли. В истории эзотерической культуры, согласно ее функциональной роли в обществе, прослеживается два основных направления. Первому — антропоцентризму эзотерической культуры, принадлежит роль в процессах ритуализации еще необъяснимых свойств реальности и экстраполяции будущего. На этом направлении прослеживается формирование (или доминирование) оккультных систем эзотерической культуры.
Второе — антропокосмическое направление эзотерической культуры — раскрывает неразрывную связь с Космосом, Абсолютом. Задача эзотерической культуры на этом рубеже — понимание мира как гармонично организованной Вселенной-Космоса. Идеи эзотерических доктрин и практик — создание этической системы, духовное единение человечества, моделирование нового социума, когда его развитие будут определять Разум, Истина, Добро, Красота, Любовь и Вера. Антропоцентрическое и антропокосмическое направления перекрещиваются, уступают доминантность в различных временных рамках, что отчетливо можно проследить на современности, когда, как никогда заметен пик перехода от расцвета оккультных тем к духовному аспекту эзотерической культуры.
Место и роль эзотерической культуры в общечеловеческой культуре определяются ее идеями, затрагивающими самые сущностные направления человеческого бытия, являющихся важной частью системы ценностей культуры любого общества».

4. Пронина И.В. «Драгоценности Востока» в культурологическом понимании.

«В настоящее время общество столкнулось с необходимостью решения ряда глобальных проблем, от которых зависит будущее не только всего человечества, но и всей нашей планеты. К ним относятся проблемы экологии, глобализации экономики, информационного неравенства и безопасности и т.д. Кроме того, большинство развитых стран мира соприкоснулись и с таким явлением, как чрезмерная гиперболизация и увлечение вещным миром, растущей бездуховностью, наступлением массовой культуры. Результатами этих процессов являются разрушение и деградация личности, рост ее зависимости от техники и технологий, потеря самостоятельности. Человек постепенно превращается в «раба вещей», теряет свою индивидуальность. Именно это стало основанием для предсказания некоторыми исследователями гибели человечества и всей планеты в ближайшее время, если основные тенденции развития общества, ценности и приоритеты останутся прежними.
Изменение приоритетов в пользу духовной сферы сможет кардинально изменить существующее положение и даже предотвратить возможную катастрофу. Особую роль, на наш взгляд, призван сыграть в данном процессе выбор в пользу философии Востока, а также «драгоценностей Востока», представляющих собой систему ценностей и добродетелей, норм и правил поведения, которые могут определять поступки и поведение людей. Восток справедливо считают родиной мировых цивилизаций.
Так, важнейшими драгоценностями считают разум, человечность, смелость, вежливость, храбрость, стремление к индивидуальному совершенствованию, постоянство устремлений, верность, сыновья почтительность, скромность, простоту и силу духа, образованность. Данные ценности нашли отражение как в религиях Востока, так и в повседневной жизни миллионов людей, а в современных условиях становятся весьма популярны и на Западе. Постулаты, принимаемые людьми как правила жизни и поведения, находили отражение в символических предметах. Так, восемь драгоценностей, аштамангала (санкр.), ба-бао (кит.), в буддийской символике восемь благоприятных знаков: набор символических предметов, которые ставились и ставятся у подножия буддийского алтаря и образуют систему защитных благопожеланий. К ним относят: колесо закона; трактуется как символ вечности, бессмертия, круговращения времени, восемь спиц колеса символизируют восьмеричный путь к достижению совершенства; бесконечный узел — символ бесконечного ряда перерождений и знак стабилизирующей и связующей силы буддизма, преобразующего хаос понятий в последовательную цепь религиозно-философских положений; раковина, как один из древних музыкальных инструментов, олицетворяет всеобъемлющий характер буддийского учения, истинность которого проникает во все концы света подобно звучащей на весь мир мелодии; две золотые рыбки — знак единства, источник силы, помогающий буддизму как религии добра противостоять злу; символ любви и семейного счастья; лотос, ассоциируется с душевной чистотой, непорочностью мыслей, божественным происхождением; зонт — знак, охраняющий от злых помыслов, несчастий и потрясений; штандарт или балдахин отождествляется с горой Меру, победой Буддизма, торжеством истины и справедливости; ваза, наполненная до краев напитком бессмертия, — символ счастья, мудрости, благих намерений. Безусловно, данные сложные метафоры наделены глубоким философским подтекстом.
Драгоценность на Востоке — это «прекрасные качества», которые определяют достоинства людей. Если человек имеет эти добродетели, то он считается исключительной личностью, а жизнь его будет долгой и прекрасной.
Как отмечают мудрецы Востока, времена меняются и достойных людей становится все меньше и меньше, но значение драгоценностей и их роль в жизни человека не меняется. Не зря они обращают внимание на краткость человеческой жизни и необходимость прожить ее достойно.
«Драгоценности Востока», присутствующие в человеке, выгодно отличают его, очищают и облагораживают жизнь, способствуют изменению человека и окружающего мира в лучшую сторону, влияют на его развитие.
Важным моментом на современном этапе развития человечества является проблема одухотворения самого человека и его жизни, которое просто невозможно без «драгоценностей». Именно они способствуют наращиванию добра, любви, счастья, дают те положительные эмоции, чувства и ценности, которые способны кардинально изменить существующее положение и спасти человечество и планету от гибели, обеспечить целостное здоровье наций, планеты и Вселенной.
Драгоценности Востока способны выполнять интегрирующую функцию, объединяя людей всего мира в рамках подобного мировоззрения, которые под влиянием данных социальных, этических и духовных ценностей смогут внести весомый вклад в прогресс человечества, сохранение и развитие планеты».

5. Белякова О.Б. Попович С.В. Личностные формы эзотерической культуры.

«Культурологическая панорама эзотерической культуры выделяет личностные позиции данного феномена. В функцию этой культуры входит отражение некоторых аспектов реального формирования личности. Речь идет о становлении различных уровней «Я», о выявлении личностного смысла своего бытия. Древние мудрецы утверждали, что самопознание, самосовершенствование и есть смысл человека — человек несовершенен, но он может и должен совершенствоваться. Именно в связи с этим считалось, что человек — самая тайная загадка для самого себя, ведь в нем заложены все возможности, резервы и ресурсы. Внутри человека есть его истинное, настоящее, трансцендентальное Я, которое интегрирует в себе все, что есть и все, что может быть вообще. А это указывает только на то, что, эзотерическое знание — знание Себя. «Оно не только существует в уме человека в виде информации, но и бытие особого рода. Ибо это не относительное бытие, но абстрактное, то есть истинное. Все учения есть учения о Самопознании. Поэтому знание Себя есть знание всех знаний. Все остальные знания относительные, приобретаемые из вне, внешние».
Каждое общество имело веками создаваемую собственную модель совершенствования человека, формируя парадигмы духовных практик эзотерической культуры. Но во всех моделях идеального человека совершенство представляется результатом осмысления поведения, полностью согласованного с социальными стандартами морали. Идея совершенства как состояния, достигаемого сознательным путем — таково понимание идеальной личности.
Совершенства развиваются в человеке постепенно. Для достижения сил высокой степени необходимы: воля, умение ею распорядиться, умственное развитие, уровень которого сможет овладеть истинным знанием. Поэтому эзотерические учения представляют собой лестницу, переступая с одной ступени которой на другую, более высокую, человек выполняет космические законы, развивает способности, совершенствуется и помогает в этом окружающим людям, тем самым создавая модель высоконравственного социума на Земле. Таким образом, эзотерическая культура выступает как программа поведения, нормативный, аксиологический комплекс, который она вводит уже на первых ступенях духовного процесса.
Несоблюдение условий, выдвигаемых самой эзотерической культурой есть возможность преодоления ее пределов, опасность духовной наготы. В рамках эзотерической культуры оказывается вся мощь универсума, не освоенного человеком. Однако, человечество претендует на овладение не только известной, но и неизвестной части деятельности, на репрезентацию целого, на овладение силами, умножающими человеческие способности. Такие силы действуют соблазнами инструментализации бытия, превращения его в предмет, не ограниченного естественными потребностями использования. Поэтому человек вынужден считаться с такими силами в попытке постичь их внутреннюю логику и тенденции развертывания. Но эта «логика» может привести субъекта эзотерической культуры далеко за пределы его цели и благих намерений.
Эзотерическая культура определяет те установки индивида, ту совокупность знаний и умений, которые в конкретной жизненной ситуации способствуют ее религиозной компенсации, религиозному осмыслению бытия и самого себя, и осознаются личностью как ее религиозных опыт. Этот опыт надо трактовать не только как переживание связи с высшим началом, но и как накопление личностью результатов ее духовных усилий, освоение религиозных представлений, то есть религиозный опыт фиксирует реальные моменты становления личности. Значит, есть полное право обозначить этим термином личностные результаты воспитания и самовоспитания, освоения информации и деятельности эзотерической культуры.
Внутренний опыт включает в себя также осмысление процессов развития личности и эмоциональное отношение к нему, достигающее уровня высочайших нравственных чувств. Этот опыт одновременно фиксирует и передает содержательную форму духовной деятельности, а эзотерическая культура существует как грандиозный самостоятельный опыт каждого своего приверженца. Это указывает на основополагающий «механизм живучести» эзотерической культуры в человеческом обществе. Такой опыт называют «живым», потому что он открывается каждый раз в результате практической деятельности отдельного ее приверженца. В индивидуальном сознании эзотерическая культура превращается в мировоззрение, однако более глубоким и устойчивым воплощением эзотерической культуры является не мировоззрение, а миропонимание и мирочувствование, базирующееся на системе ценностей. Тогда допустимо предположение, что эзотерическая культура оперирует преимущественно единичными или частными суждениями и понятиями. Все выше изложенные аспекты представляют эзотерическую культуру как личностную культуру.
Личностные позиции выводят эзотерическую культуру в особый пласт культуры и определяют ее как культуру развития сущностных сил и сверхспособностей человека как ее единичного субъекта, создающих основу реформы его сознания, где под сознанием, а точнее его уровнем понимается интегральный показатель мудрости, всезнания, владения своим психосоматическим состоянием и так далее. Утверждение нового качества сознания неразрывно связано с новым циклом антропосоциогенеза, где человек предстает вступившим на новую ступень духовно-интеллектуального развития, увеличивает энергийно-информационный показатель эволюционной высоты. Это определение указывает на то, что эзотерическая культура является первородной культурой создания сверхличности.
Технология целостного развития личности направляет эзотерическую культуру в экзотерическую плоскость в периоды духовных исканий общества. Эзотерическая культура предлагает истинную духовность, где сочетается истина, добро, милосердие, красота, сочувствие, сопереживание. Духовность в этом смысле рассматривается как способность человека творить, создавать себя, что является главными взаимосвязанными потребностями личности — самоосознанием и самосовершенствованием — духовным и физическим.
Эта позиция становится все более очевидной в настоящее время, который характеризуется как кризисный, реформаторский, а эзотерическая культура приобретает статус средства адаптации людей к новым условиям. Это поиск нового содержания человеческой жизни всех социальных страт, но чрезвычайно важным он становится для творческой интеллигенции. Это те, кто обеспокоен утратой твердых социальных ориентацией, разочарован в системе духовных ценностей. Она пытается возместить остро ощущаемый ею духовный вакуум, и, обратившись к эзотерической культуре, где предполагаемо нравственное равновесие, уверенность в себе, пробует с ее помощью преодолеть душевный разлад, внутреннее напряжение, скорректировать личностные усилия в поиске оптимальных условий для творческой деятельности. Этот пример — показатель существующей в человеческой природе потребности духовной жизни, которая выступает одним из ярких личностных факторов, способствующих сохранению эзотерической культуры в человеческом обществе.
Итак, эзотерическая культура — традиция, во все времена дающая человеку масштаб и понимание его места и функции в мире. Эзотерическая культура — это и сам путь становления человеческого духа согласно собственному нормативно-аксиологическому комплексу. Она отражает систему ценностей, строй мышления, эмоции ее единичного субъекта и существует в культуре человека, опираясь на чувственный, личностный опыт своих приверженцев. Эзотерическая культура несет гуманистические духовные традиции, его психологические, эмоциональные потребности и выражает стремление общества и каждого его члена к обновлению, особенно духовному. В условиях современного общества вопросы развития личности, самопознания и самосовершенствования стали особенно остры, ведь современность с ее потребительскими установками равнодушна к человеку как личности. Именно в области эзотерической культуры в годы тяжелейших социально-экономических кризисов сохранялась живая душа культуры человечества. Именно эта культура способна дать ответы на вопросы нашего современного сознания и удовлетворить усложнившуюся духовную жизнь современного человека».

В 2003г. в Институте социологии и культурологии (г.Тамбов) на Кафедре культурологии состоялась защита диссертации на соискание степени кандидата философских наук (специальность 24.00.01). Название диссертации: «Феномен эзотерической культуры (антропологические, аксиологические, культурологические обоснования)». Автор диссертации: Белякова Ольга Борисовна. (см. Белякова О.Б. Феномен эзотерической культуры (антропологические, аксиологические, культурологические обоснования). Диссертация. Тамбов. 2003г. 175 cтр.).

«Содержание. Введение.
Глава I. Эзотерическая культура как сущностный элемент мировой культуры.
1.1. Понятие эзотерической культуры.
1.2. Концептуальная основа духовных практик эзотерической культуры.
1.3. Структура и систематизация эзотерической культуры.
1.4. Антропологические аспекты содержания эзотерической культуры.
1.5. Эзотерическая культура в духовной культуре человечества.
Выводы по I Главе.
Глава II. Функционирование ценностей эзотерической культуры в культуре современного социума.
2.1. Социальные основания развития эзотерической культуры.
2.2. Личностные позиции обращения к эзотерической культуре.
2.3. Формы использования населением ценностей эзотерической культуры.
Выводы по II Главе.
Заключение.
Список литературы.
Введение к работе. Актуальность исследования. Современная актуализация эзотерической культуры обусловлена массой позиций, в том числе и переломными элементами во многих структурах бытия, обозначаемыми как кризисные. Привлекательность эзотерической культуры сейчас обусловлена ее интегральностью и возможностью объяснить сложные вопросы существования в силу самой ее природы. В ней объединены все средства познания, организованные вокруг единого принципа, позволяющего интерпретировать причины, следствия, смыслы и гармонию сложных отношений, образующие устройство мира и определяющие его развитие.
По традиции эзотерическая культура является древнейшей системой развития сверхкачеств и способностей человека и представляет собой первородную познавательную модель, опирающуюся на признание единства мира, объясняя его происхождение. Именно она выступает как «протодуховность» культуры, из которой впоследствии образовались отдельные сферы знания. В ней присутствуют единство знания и познания, признание сходства мира и человека, рассмотрение их как взаимопересекающихся суперсистем в процессах существования, функционирования, творения.
Имея в качестве доминантного направления развитие совершенной личности, эзотерическая культура создала специальные технологии, должные вывести ее на уровень всеобщего космического знания. Это предполагало долгий и тщательный процесс обучения той части людей, которые избирались как пригодные для этого и считались посвященными. Аспекты последнего определялись соответствующими качествами ума и нравственности, духовной зрелостью, которые без ущерба для психофизиологической структуры человека вместили бы в себя знания и могли быть ему открытыми в сложном процессе саморазвития и самореализации. В силу этого, первоначально эзотерическое знание, и в целом эзотерическая культура, предназначались только для посвященных, так как создаваемые способности давали немалую власть над окружающими и, соответственно, налагали высокую степень ответственности личности…
Сейчас можно с уверенностью сказать, что социум вступил в полосу эзотерического самообразования, ведущегося достаточно избирательно, но при этом бессистемно и архаично. Однако трансформация эзотерической культуры в часть повседневной культуры слишком очевидна, и отрицать это было бы нелепо. Все население, так или иначе, соприкасается с элементами эзотерических знаний и, следовательно, вплетает их в личностную форму культуры. При этом интеллигенция как социальная страта, занимающаяся интеллектуальной деятельностью, тяготеет к психофизиологическим направлениям (йога, цигун, даосские, тибетские, суфийские системы, боевые искусства, другие направления и их модификации). Целевой посылкой в данном случае становится приобретение чистоты мышления, стойкой психики, оптимального здоровья, в целом — качественной и долгой жизни. Остальные категории населения тяготеют к вульгарно-маргинальным ее видам — магии, колдовству, которые часто накладываются на незрелую в нравственном смысле личность и могут причинить значительный вред как носителю этих знаний, так и его окружению.
Став проявленным пластом культуры, эзотерическая ее часть в современной интерпретации нуждается в серьезной проработке со стороны науки. Именно этим обусловлено обращение данного исследования к ее фундаментальным вопросам, к проблеме диалогического взаимоотношения выделенного феномена с элементами общечеловеческой культуры. Основанием для этого выступает его культурно-исторический анализ, который позволяет трактовать изучаемое явление как аккумулятор и транслятор субъективных ценностных установок, формирующихся в рамках объективной духовно-ценностной сферы…
В избранном ракурсе исследования не проводились или проводились фрагментарно, что и позволяет считать ее малоизученной. Таким образом, проблема может быть определена как неосвоенная, малоизученная, теоретическая значимость и новизна которой подтверждает актуальность исследования.
Исходя из этого, целью диссертационного исследования является изучение эзотерической культуры как фундамента общечеловеческой культуры и форм ее проявления в современности…
Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных материалов для ведения спецкурса «Эзотерическая культура как первородная культура человечества»; разработке на этой основе комплекса вытекающих из них проблем; применении материалов диссертации в разработке программ употребления аксиологических, онтологических, организационных и технологических позиций, созданных эзотерической культурой; проработке полученных выводов в курсах философского, культурологического, психологического направления в высших и средних специальных учебных заведениях, использовании знаний для самостоятельного овладения древними позициями с целью улучшения психофизиологического качества жизни…
В переломные периоды развития общества ценности эзотерической культуры становятся достоянием широкой общественности. То есть они трансформируются в экзотерическую модель эзотерической культуры и структурируются как хорошо работающий социальный институт, в котором присутствуют все его элементы: наличие интереса населения к данной проблематике, работа школ, институтов, студий и иных образовательных организаций, распространяющих эти знания; наличие масштабного преподавательского корпуса, способного обучать и распространять эти знания; широкое тиражирование книг и периодики по данным направлениям, популяризация знаний и информации в СМИ, включенность большей части населения в эти процессы. Следовательно, эзотерическая культура не только преобразовалась в экзотерическую, но и активно изучается населением, становясь онтологическим, нормативным элементом культуры повседневности.
Разные категории населения используют различные направления эзотерической культуры. Интеллигенция тяготеет к поиску психофизиологического комфорта, используя ее аксиолого-технологические позиции, при этом занятия каким-либо направлением вплетаются в образ жизни и становятся прототипом ежедневной оздоровительной программы. Остальные категории населения используют вульгарно-маргинальные ее элементы. На пике популярности находятся общедоступные направления оккультизма: лечебная, любовная магия, мантическое искусство, астрология, хиромантия, оккультная минералогия, которые используются достаточно фрагментарно, в сложные периоды жизни. К ним прибегают как к последнему средству исправления сложных жизненных ситуаций, пользуясь многочисленными литературными источниками, которые помогают найти нужные сведения, или услугами профессионалов, оказывающих помощь в этом.
Исследование подобных проблем поможет в прогнозировании развития эзотерической культуры как целостного явления и ее отдельных направлений, так как, выступая как постоянная культурологическая категория, эзотерическая культура лишь модифицирует формы своего проявления в конкретной эпохе, делая акценты на том или ином векторе эзотерической мысли.
Основные положения диссертации были представлены на региональных и международных научно-практических конференциях: «Модернизация системы образования в сфере культуры и искусства» (Тамбов 2002г.), «Державинские чтения» (Тамбов. 2002-2003гг.), «Интеллектуальный потенциал культурологии» (Тамбов. 2003г.); а также в сборнике научных трудов «Языки и смыслы культуры» (Тамбов. 2003г.). По теме диссертации имеется девять публикаций.
Заключение. Исследование эзотерической культуры как фундамента общечеловеческой культуры и форм ее проявления было базовой целью диссертации. Эзотерическая культура представлена как единственный, уникальный феномен в культуре человека, объединяющий все аспекты человеческой деятельности, поэтому закладывает в себе все ее направления, оформляясь как первородный пласт культуры человека…
Личностные позиции выводят эзотерическую культуру в особый пласт культуры и определяют ее как культуру развития сущностных сил и сверхспособностей человека, под которым понимается интегральный показатель мудрости, всезнания, владения своим психосоматическим состоянием и так далее. Это позволяет сделать вывод о том, что эзотерическая культура является первородной культурой создания сверхличности.
В то же время, нормативная часть эзотерической культуры выступает исторически первым пластом общечеловеческой культуры. Именно в этой модификации эзотерической культуры как «протодуховности» культуры человека находят себя зачатки всех направлений деятельности человека, происходит проектирование науки, искусства, философских знаний человечества, а также навсегда остается в зашифрованном ключе некоторый опыт самой эзотерической культуры.
Маргинальная часть эзотерической культуры играет роль в трансформации знаний нормативной модификации в понятные непосвященным людям традиции на разных этапах развития мира. Следовательно, опираясь на две собственные модификации, эзотерическая культура выступает фундаментальным опытом человечества, предоставившего себя в качестве основы его культуры.
Анализ процесса освоения ценностей эзотерической культуры показал концептуальную основу духовных практик эзотерической культуры. Концептуальная основа включает в себя практики аскетического, интеллектуального духовного типов, которые объединяются в группы-уровни и составляют классические духовные практики Востока. Холистический уровень проходит в рамках духовных практик аскетического типа, которые включают в себя холистическую («все-телесную») классическую школу Востока и интеллектуальный духовный путь эзотерической философии. Другой концепцией становятся духовные практики сакрального типа, представленные мистериальными священнодействиями и оккультными системами. Практики классической школы, эзотерической философии несут в духовном процессе элементы «высокого типа»: частоту и глубину дыхания, положения тела, молитвенный текст, применяя их воздействие для работы с высшими способностями: мышлением, самоконтролем, самонаблюдением, что позволило отнести духовные практики аскетического типа к практикам высокого порядка. В них проявляются новые качества сознания, которые неразрывно связаны с новым циклом антропосоциогенеза, где человек предстает вступившим на несуществующую ранее ступень духовно-интеллектуального развития и увеличивает энергийно-информационный показатель эволюционной высоты…
Для рассмотрения места и роли эзотерической культуры в духовной культуре человечества выстроена генетическая цепочка, начинающаяся возникновением религии и заканчивающаяся современной наукой, где акцентировано внимание на элементах исследуемой части культуры во всех сферах знания человека. На первых этапах становления человека функционируют фиксированная система правил, регулирующая взаимоотношения людей, религиозные представления, культовая деятельность, и осмысление окружающей действительности человеком развивается в практическом применении их в жизни. В ходе исследования установлено, что центральные категории эзотерической культуры: благо -красота — любовь — познание — наслаждение, связывающие воедино онтологический, гносеологический, аксиологический аспекты и аспект духовного наслаждения, положены в основу элементов всех сфер знания культуры человека, которые, благодаря маргинальной модификации эзотерической культуры, переросли в экзотерическую плоскость в виде понятных непосвященным людям традиций: науки, искусства, религии…
Таким образом, с одной стороны, эзотерическая культура выступает как замещающий, а с другой, как стабилизирующий и укрепляющий духовно-физиологические структуры фактор…
Развитие и использование эзотерической культуры вышло на такой уровень бытования, когда в ее исследование активно включилась наука. Она (эзотерическая культура) активно перерастает в нормативно-ценностный комплекс повседневной культуры, следовательно, ее ценностный аспект обеспечивает потребности самосовершенствования, развития духовных сил личности. Очевидно, это приведет к тому, что ценности эзотерической культуры будут влиты в образовательные программы в более полном виде и позволят решать сложные проблемы развития культуры и человека».

4.4. ЧТО ТАКОЕ ВИРТУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА?

«Цифровая электроника, ставшая знаменем научно-технического прогресса современности, не только активно вошла в повседневную жизнь каждого человека, вписалась в традиционные интерьеры, но и активно вытесняет традиционную культуру, культуру Книги. Интернет, компьютерные игры, CD и DVD, мобильные телефоны, цифровая фотография, цифровое кино и вообще «цифра», еще лет пятнадцать назад бывшие прерогативой «продвинутых» пользователей, стали в 1990-е гг. неотъемлемой частью молодежной культуры, а на грани веков привлекли к себе широкий круг людей всех возрастов. И причина тому — не только несомненные бытовые и научно-вспомогательные удобства. Быть может, гораздо большее значение имеют открываемые компьютерными технологиями новые возможности удовлетворения важнейших потребностей человеческой психики, связанных с прорывом за границы реального, в область виртуального. Такую возможность издавна давало человеку искусство.
Хотя вопрос о наличии в искусстве «виртуальной» (возможной, вероятной, воображаемой) реальности, да и о самом искусстве как «второй», художественной реальности не новый в науке, сегодня он ставится и решается совершенно по-новому. Во-первых, существенно трансформировалось искусство, прошедшее в ХХ в. путь от классики через авангард, модернизм, постмодернизм к арт-практикам дигитальных сетей. Во-вторых, благодаря развитию компьютерных технологий радикально изменилось представление о самой виртуальной реальности. В связи с этим возникает актуальная необходимость вписать новую страницу в постнеклассическую эстетику, открыть специальный раздел в ней, изучающий весь комплекс виртуальных явлений в сфере современного эстетического опыта — виртуалистику. (Термин «виртуалистика» уже достаточно активно и в разных смыслах используется в современных текстах. Чаще всего им обозначают всю совокупность элементов, связанных не только с самой виртуальной реальностью, но и с любым использованием компьютерной техники. Нам представляется, что согласно неписаным правилам русского словообразования этот термин больше всего подходит для обозначения соответствующей науки или ее отрасли (по аналогии с лингвистикой, компаративистикой и т.п.). Для обозначения же комплекса элементов, так или иначе связанных с виртуальной реальностью, уместнее использовать понятие виртуальности).
Виртуальная реальность. Понятие виртуальной реальности (от антиномической игры противоположных смыслов: средневек. латинск. virtualis — возможный; англ. virtual — действительный, фактический) широко вошло в науку и культуру в 80-е гг. ХХ в. для обозначения специфической среды, особого пространственно-временного континуума, создаваемого с помощью компьютерной графики и полностью реализуемого в психике субъекта, определенным образом связанного с компьютером и погруженного в эту среду, активно действующего в ней. Совершенно очевидно, что так понимаемая «реальность» далеко выходит за рамки собственно эстетического опыта и касается любой деятельности человека, так или иначе связанной с компьютерно-сетевыми манипуляциями. Тем не менее, виртуальность активно внедряется и в сферу современной художественно-эстетической культуры, а понятие «виртуальная реальность» все активнее используется в эстетической теории. Сегодня мы еще можем причислить его к паракатегориям нон-классики, однако совершенно очевидно, что уже в ближайшее время оно способно занять одно из видных мест в категориальном аппарате постнеклассической эстетики, потеснив традиционные категории.
Виртуальная реальность как художественный феномен — это сложная самоорганизующаяся система, некая специфическая чувственно (визуально-аудио-гаптически) воспринимаемая среда, создаваемая электронными средствами компьютерной техники и полностью реализующаяся в психике воспринимающего (равно активно действующего в этой среде) субъекта; особый, максимально приближенный к реальной действительности (на уровне восприятия) искусственно моделируемый динамический континуум, возникающий в рамках и по законам (пока только формирующимся) компьютерно-сетевого искусства.
Суть виртуальной реальности заключается в том, что реципиент, находящийся в специально оборудованном кресле, с помощью системы сенсорных датчиков, соединяющих его с компьютером, может проникать в образе своего электронного двойника (другого Я) внутрь киберпространства, отчасти сам формировать его и свой собственный образ, активно участвовать в арт-игровых ситуациях, изначальные установки которых предлагаются компьютерной программой, модифицировать их по своему усмотрению, коммуницировать как с виртуальными, фантомными персонажами программы или собственного изобретения (электронного моделирования), так и с другими реципиентами-участниками, арт-партнерами, вошедшими, как и он, в это пространство через свой компьютер в любой точке земного шара, и при этом испытывать комплекс ощущений, полностью адекватный действиям и ощущениям человека в реальной жизненной ситуации.
В отличие от классического искусства, виртуальные арт-миры в идеале ориентированы не на изображение жизни, а на ее свободное моделирование, претендуют быть самой этой жизнью, самоорганизующейся в сложной нелинейной психотехногенной системе: человек — компьютер — сетевой пространственно-временной континуум. Фактически это ничем не ограниченный пучок возможных жизней человека, активно использующий все органы чувств и способы реагирования на внешние раздражители; в пределе полная электронная замена реальной жизни виртуальной, создаваемой по законам net-искусства на паритетных началах программистами — net-артистами (сетевыми художниками/инженерами искусства будущего) и самим реципиентом-участником. Перед реципиентом открываются неограниченные возможности «переселения душ» и перевоплощений в кого угодно (в другого человека, исторического или мифологического персонажа, в животное, фантастическое существо, инопланетянина и т.п.). Важнейшим условием, однако, такого «перевоплощения» должно быть постоянное сохранение реципиентом и своего подлинного Я, ощущение дистанции между реальным Я и виртуальным. Только в этом случае виртуальная реальность может претендовать на статус феномена искусства и участвовать в акте эстетического опыта.
Современная научно-фантастическая литература и кинематограф уже дали (иногда талантливо и на хорошем художественном уровне) множество возможных моделей действий человека в виртуальной реальности, как правило, нехудожественной: в них или вообще стирается грань между реальным и виртуальным мирами, или при сохранении этой грани персонажи посещают виртуальную реальность отнюдь не с эстетическими целями.
Напомним хотя бы фильм «Матрица» братьев Вачовски (1999), в котором дан один из возможных вариантов организации фантасмагорической виртуальной реальности, фактически уничтожающей человека в его современной виде свободно действующей творческой личности, переводящей его на уровень виртуальной марионетки, управляемой всемогущим электронным «богом» — сверхкомпьютером космического уровня Матрицей. Понятно, что этот апокалиптический вариант виртуальной реальности, созданный пока художественными средствами кинематографа, правда, при активном использовании компьютерных технологий, далек от того, что мы имеем в виду под виртуальной реальностью как феноменом искусства. Сегодня еще хотелось бы надеяться, что человеческий разум не выпустит техногенного джина из бутылки и виртуальная реальность будет существовать только как арт-реальность, удовлетворяющая эстетические запросы человека, полностью подвластная ему, а не порабощающая его.
Судя по современным тенденциям развития виртуальности, можно предположить, что в виртуальной реальности способны осуществиться в несколько неожиданном ключе идеалы, витавшие в эстетике ХХ в.: предельной активизации субъекта восприятия искусства, вовлечения его в создание и процесс развития произведения (робко начавшегося с хепенингов); полного слияния искусства с жизнью; организации жизни (виртуальной) по законам искусства; даже некой квазитеургии и своеобразной «электронной соборности» сознания.
Подготовка к перенесению эстетического опыта в виртуальную реальность исподволь и внесознательно велась на протяжении всего ХХ в. — и в пространствах научно-технической деятельности, и в плане утилитарно-обыденной жизни, и в искусстве, и во всей культурно-цивилизационной сфере. Началось все задолго до прихода компьютера в обиход, но компьютерная эра сделала этот процесс необратимым. Широчайшее внедрение компьютера, интернета, дигитальных технологий в жизнь обычного человека, начиная с самого раннего возраста, существенно меняет всю ментально-психическую структуру личности, переориентирует его с традиционного культурно-цивилизационного опыта на принципиально иной, далекий от всего, с чем человек имел дело в обозримый период истории. Этот фактор пока мало осмысливается, но он составляет существенную антропологическую проблему.
Пространства виртуальности. Опираясь на введенное выше понятие «виртуальной реальности», мы считаем целесообразным классифицировать всю сферу виртуальности, так или иначе связанной с искусством и эстетическим опытом и частично уже выявленной наукой, по пяти разрядам: 1. Естественная виртуальность; 2. Искусство как виртуальная реальность; 3. Паравиртуальная реальность; 4. Протовиртуальная реальность; 5. Виртуальная реальность.
1. Естественная виртуальность — это изначально присущая человеку сфера его духовно-психической деятельности, реализующаяся в сновидениях, грезах, мечтах, видениях наяву, бредовых галлюцинациях, детских играх, фантазировании… <…>.
2. Искусство как виртуальная реальность. Эта проблема давно и хорошо известна эстетике и неплохо разработана в ней без употребления понятия «виртуальная реальность». Для нас же здесь важно, что по существу весь образно-символический мир, создаваемый искусством, может быть понят как своеобразный космос виртуальных миров, каждый из которых уникален и полностью реализуется только в акте эстетического восприятия конкретного произведения искусства конкретным реципиентом. В процессе формирования художественных образов и символов реципиент активно переживает (сопереживает) возникающие в его внутреннем мире события и состояния как предельно реальные, хотя при этом он практически всегда сознает периферическими областями сознания, что участвует в восприятии произведения искусства, а не в реальном событии. К специфике художественной виртуальной реальности относится сознательное участие реципиента в ней (настрой на эстетическое восприятие искусства), нередко — более высокий уровень переживаний и эмоций, чем при деятельности человека в реальной действительности, а главное — эстетическое наслаждение, сопровождающее весь акт восприятия/бытия этой реальности… <…>.
3. Паравиртуальная реальность. К ней мы относим две сферы в художественной культуре ХХ в.: а) психоделическое искусство и б) всевозможные наработки элементов виртуальности в авангардно-модернистско-постмодернистском искусстве и в самых продвинутых и актуальных арт-практиках современности, возникающих (элементов) на базе традиционных «носителей» искусства, без применения особой техники, прежде всего электроники. Эти элементы и даже целые квазивиртуальные миры создаются в данной сфере отчасти осознанно, но чаще всего возникают самопроизвольно под влиянием всей современной, техногенноориентированной атмосферы в культуре, точнее уже в пост-культуре.
4. Протовиртуальная реальность. К этой области мы относим все формы и элементы виртуальности, возникающие или сознательно создаваемые на базе или с применением современной электронной техники. Здесь можно выделить, по меньшей мере, три класса виртуальных наработок: а) включение элементов виртуальной реальности в наиболее восприимчивые к ней «продвинутые» виды «технических» (возникших на технической основе) искусств, в результате чего возникают начальные формы художественно-эстетической виртуальной реальности (видео- и компьютерные инсталляции, компьютерные спецэффекты в кино, видеоклипы, TV-реклама и т.п.); б) создание на основе элементов виртуальной реальности артефактов массовой культуры и прикладных продуктов, содержащих признаки художественности (компьютерные игры, видео-компьютерные аттракционы, лазерно-электронные шоу, компьютерные тренажеры, другая утилитарная компьютерная виртуальность); в) возникновение арт-практик внутри сети, транслирующих и адаптирующих к работе интернета традиционные арт-формы (гипертекст, сетевая литература, виртуальные выставки, музеи, путешествия по памятникам искусства и т.п.), и появление принципиально новых сетевых арт-проектов (net-арт, трансмузыка, компьютерные объекты и инсталляции, сетевой энвайронмент и т.п.), рассчитанных исключительно на аудиовизуальное восприятие без сенсорного подключения реципиента к сети. На протовиртуальном этапе ощущение условной границы между реципиентом и артефактом не утрачивается, чувство дистанции сохраняется, полного погружения в виртуальную реальность не происходит.
5. Собственно виртуальная реальность в той форме, как она была определена в начале статьи, т.е. предполагающая полное погружение реципиента в виртуальный мир путем воздействия на все его органы чувств, иллюзия полного вхождения его в виртуальное пространство и свободных действий в нем. Сегодня впрямую говорить об этой реальности еще преждевременно, однако многие ее характеристики и тенденции воздействия на реципиента уже хорошо просматриваются на уровнях пара- и протовиртуальности. На них мы и предполагаем сосредоточить свое внимание в данной статье, полагая, что и феномен самой виртуальной реальности в его эстетическом аспекте не заставит себя долго ждать, учитывая современные темпы развития дигитально-сетевой цивилизации и охвата ею всего человечества, включая и современных арт-производителей… <…>.
Итак, сегодня можно заключить, что с помощью самых «продвинутых» искусств, активных экспериментов в сферах пара- и протовиртуальности интенсивно нарабатывается новый эстетический опыт, переформировываются менталитет и структуры восприятия современного реципиента, ориентированные на полноценное принятие виртуальной реальности в качестве эстетического феномена ближайшего будущего. Остается соединить принципы компьютерно-сетевой игры с наработками протовиртуального театра, кинематографа, некоторых актуальных арт-практик — и мы окажемся в полномасштабной виртуальной реальности, подчиняющейся нашим желаниям и дающей нам ощущение аутентичного эстетического опыта, реализующегося в иной, отличной и от реальной жизни, и от традиционного искусства среде.
Очевидно, что виртуальная реальность предполагает совершенно новый эстетический опыт, с которым человек еще никогда не встречался, и соответственно потребует и совершенно новых, адекватных методов его изучения, осмысления, описания. В частности, если традиционное искусство опиралось на миметический принцип, то в виртуальной реальности он как бы полностью отсутствует. Человек не изображает, не выражает и не созерцает нечто, но реально живет и действует в виртуальной жизненной среде по особым правилам игры. Фактически виртуальная реальность становится для человека XXI в. особой квазидуховной сферой, в которой он ощущает себя, тем не менее, вполне материальным существом в материальном мире.
Виртуальная реальность как эстетический феномен сегодня еще terra incognita, которая настоятельно требует пристального внимания современных эстетиков. И здесь они не обойдутся без соответствующих самых современных наработок психологов, социологов, математиков-программистов, искусствоведов разных специальностей, философов, культурологов и даже богословов. Главные вопросы, возникающие перед исследователями: что за реальность открывается человеку, проникающему за экран компьютерного монитора, в дигитальные пространства электронного мира? какое место в этом мире занимает его новый эстетический опыт? и в каком смысле этот опыт является эстетическим? в каких категориях он может быть описан?
Может показаться, что развитие виртуальной реальности не имеет предела (во всяком случае, технического). Единственная, но главная проблема, налагающая существенные и принципиальные ограничения на развитие виртуальной реальности, основанных на ней арт-практик и нового эстетического опыта, заключается в реальных возможностях человеческой психики, допустимых пределах ее функционирования в практически безграничной сфере квазиреальности электронного виртуального мира. Есть основания предполагать, что эти возможности далеко не беспредельны и не безопасны для человека, в частности для сохранения им своей личности, своей аутентичности».

(В.В.Бычков, Н.Б.Маньковская. Виртуальная реальность как феномен
современного искусства. «Эстетика: Вчера. Сегодня. Всегда».
Вып. 2. М. ИФ РАН. 2006г. Сайт iph.ras.ru.)

«1. Общая характеристика работы. Актуальность исследования. Одним из актуальных направлений философской мысли последних лет является осмысление глобализации, обусловленной развитием техники, технологий связи и информации, превращающих мир, как указал М.Маклюэн, в «глобальную деревню». Это направление глобализации определяет необходимость философского понимания того, какие изменения в сфере культуры она влечет за собой, способствует или препятствует диалогу культур, влечет ли появление новых видов культуры. Данное исследование посвящено анализу виртуальной культуры как феномена глобализации. Отличительным признаком виртуальной культуры стало моделирование возможной реальности бытия посредством компьютерных технологий. Они открыли перед человеком беспрецедентные возможности: расширение границ творчества, конструкторской деятельности, обучение мануальной технике ведения операций в медицине, формирование новых видов искусства, невозможных в физическом мире (например, «цифровые» жанры искусства) и т.п. Использование компьютерных технологий значительно облегчило трудовую деятельность человека, обеспечило широкие возможности для самореализации, образования и самообразования. Благодаря сети Интернет человек вышел за пределы одной страны, языка, культуры.
В то же время появились новые проблемы и новые вопросы. И в первую очередь это вопрос, который стал особенно актуален для религиозной сферы: каковы допустимые способы применения компьютерных технологий. Электронные коммуникации ориентируют парадигму культуры на процесс виртуализации, который порождает новый вид культуры — виртуальную культуру. Являясь, безусловно, сложным и многоплановым феноменом глобализации, она требует серьезного философско-культурологического осмысления и анализа. Процессы развития и распространения компьютерных технологий виртуализации столь стремительны, что предметное поле философско-культурологических исследований по данному направлению только начинает складываться. Указанные обстоятельства и обуславливают актуальность заявленной темы.
Степень научной разработанности проблемы. В ходе исследования был задействован обширный круг научных работ отечественных и зарубежных авторов. Среди них работы философского и культурологического направления, затрагивающие проблему соотношения категорий «цивилизация» и «культура», которая начинает исследоваться в эпоху Просвещения, когда цивилизация представлялась как некое идеальное состояние общества… <…>.
Во второй половине XX в. сущность цивилизаций осмысливается сквозь призму технологических изменений в трудах Д.Белла, М. Кастельса, Э.Тоффлера и др. В конце XX в. формируется теория мировых, локальных и глобальной цивилизаций, исследованная Б.Н.Кузыком и Ю.В.Яковцом. Ими разрабатывается концепция социогенетических закономерностей динамики цивилизаций и доказывается, что новым этапом в развитии генотипа глобальной цивилизации на рубеже тысячелетий стал процесс глобализации. Разностороннее осмысление процессов глобализации представлено в работах зарубежных и отечественных ученых и исследователей… Глубокое осмысление процессов глобализации, ее исторического развития и связи с культурой и цивилизацией дано в работах Я.Н.Питерса, А.Н.Чумакова. Проблематика формирования новой культуры в условиях глобализации, обусловленной информационно-технологическим развитием, отражена в работах таких современных авторов, как В.А.Емелин, П.Леви, А.Лемос, Я.Мацек, С.Мизрах, И.А.Негодаев, Т.Норд, Л.В.Нургалеева, Е.Степп, М.Стрейнджлав, М.Хайм, М.Хаубен, А.М.Хилтон и др. Появление новой формы культуры (префигуративной культуры) отмечено в работах М.Мид. На формирование новой коммуникативной среды в культуре ХХ в. указано в исследованиях В.С.Библера и Ю.М.Лотмана…
Одним из важнейших следствий глобализации на современном этапе ученые считают виртуализацию жизни. О виртуальной глобализации пишет Д.Холмс. Виртуализацию как особенность постиндустриального общества рассматривают В.В.Афанасьева, А.Бюль, М.Вэйстейм, В.Н.Гасилин, Д.В.Иванов, М.Кастельс, А.Крокер, Л.В.Лесков, М.Ю.Опенков, Л.А.Тягунова и др. Процессы виртуализации, категории «виртуальность» и «виртуальная реальность» комплексно анализируются в работах П.Леви. Подробная философская аналитика концепций «виртуального» и «виртуальной реальности» дана в монографии Е.Е.Таратуты. Первые элементы философского понимания феномена виртуальности были заложены в Античности в контексте осмысления проблемы основных состояний всего сущего (Платон, Аристотель). Развивая аристотелевскую онтологию, Фома Аквинский осмыслил понятие «виртуальное» как синоним потенциального. В таком значении данная категория развивалась в работах Дунса Скота и Николая Кузанского. Позиция множественности бытия была продолжена в трудах Г.Лейбница, И.Канта, А.Бергсона. Среди современных исследователей значительный вклад в трактовку понятия «виртуальная реальность» внесли представители научного направления — виртуалистики (О.И.Генисаретский, Н.А.Носов и др.). Мыслимое бытие, символизм сознания человека рассматриваются в трудах Э.Кассирера, Г.Когена, С.Лангер, М.К.Мамардашвили, A.M.Пятигорского. Трактовка виртуальной реальности с позиций компьютерных технологий представлена работами таких специалистов в этой сфере, как М.Крюгер, Дж.Ланье, И.Сазерлэнд и др. Классификации виртуальных реальностей приводятся в исследованиях В.В.Афанасьевой, Т.А.Кирик, Ю.В.Наседкиной, В.Л.Силаевой и др. Понятие «виртуальная культура» рассматривается в работах К.Ача, Дж.Берна, С.Джонса, Л.М.Земляновой, М.Кастеллса, Э.Хоукса и др. Философское осмысление феномена виртуальной культуры представлено трудами Г.Л.Тульчинского. Отдельные аспекты феномена виртуальной культуры исследовались в диссертационных работах: К.Хансена, А.И.Воронова, А.Ю.Головина, Я.А.Кривошапко, Т.А.Шу, И.И.Югай и др. Поскольку виртуальная культура анализируется в данной работе как феномен глобализации, с чем неразрывно связаны проблемы взаимодействия и взаимовлияния культур, то существенными для проводимого анализа являются работы по философии диалога культур. Идея диалога как метода философствования оформилась в трудах Л.Фейербаха. Анализ собственно диалога культур проводился в работах М.Бубера, М.М.Бахтина, В.С.Библера, Ю.М.Лотмана. Природа диалогичности философской культуры анализируется в работах М.Н.Фоминой. Диалог как наиболее продуктивная форма взаимоотношений разных культур в условиях глобализации рассматривается в работах А.А.Гусейнова, В.М.Межуева, Э.Шнайдера и др. Проблеме диалога и коммуникаций в виртуальном пространстве посвящены работы А.Н.Городищевой, А.В.Соколова и др. Диалог культур в киберпространстве представлен у Н.Амрус, П.Помье. Воздействие виртуальной среды на религиозную сферу рассматривают М.Варбург, П.Великанов, С.Гелфгрен, К.Детвайлер, Л.Доусон, Е.О.Калмыкова, В.Корлисс, Х.Кэмпбелл, К.В.Лученко, П.Тейснер, М.Томпсон, К.Хелланд, M.Хойсгард, Г.Хьюстон и др.
Анализ зарубежных и отечественных источников позволяет сделать вывод, что определение понятия «виртуальная культура» еще не сформулировано, хотя сам термин активно используется в научных работах. Большинство исследований, затрагивающих вопросы тотальной виртуализации современного общества, проведено в экономической, психологической, социальной или политической плоскостях. Вместе с тем, несмотря на значительное количество работ, непосредственно связанных с исследованием виртуальной культуры, вопрос природы виртуальной культуры как феномена глобализации до сих пор не стал предметом самостоятельного исследования с позиций философии культуры. Из этого следует, что рассмотрение виртуальной культуры с позиций философско-культурологического анализа представляет особый научный интерес, требует детальной проработки и развития.
Объектом исследования является виртуальная культура. Предметом диссертационного исследования выступает виртуальная культура как феномен глобализации. Целью диссертации является исследование специфики виртуальной культуры как феномена глобализации. Обозначенная цель диссертационного исследования предполагает решение следующих задач:
— раскрыть соотношение культуры и глобализации в условиях виртуализации;
— систематизировать учения о виртуальности с позиций философии культуры;
— выявить историко-философскую динамику становления понятия «виртуальная культура»;
— обосновать характерные формы диалога культур в виртуальной среде;
— проанализировать проблемы, обусловленные ведением религиозного диалога в виртуальной среде.
Теоретико-методологическая основа исследования. Философско-методологической базой исследования является концепция «диалога культур» В.С.Библера, в соответствии с которой различные культуры находятся в постоянном и непрерывном взаимодействии друг с другом. Теоретической базой исследования являются труды зарубежных и российских философов, антропологов, психологов, лингвистов, религиоведов, социологов, а также экономистов и политологов, посвященные глобализации, виртуализации и изменениям, происходящим в культурной сфере. Исследование имеет философско-культурологический характер. В диссертации виртуальная культура осмысливается, прежде всего, как теоретическое понятие. В работе применен комплексный, междисциплинарный подход, предполагающий привлечение выводов различных наук. В ходе работы использованы философско-антропологический, социокультурный, аксиологический подходы, применены методы сравнительного и историко-культурологического анализа для понимания генезиса виртуальной культуры.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в философском обосновании виртуальной культуры как феномена глобализации. В результате чего:
— аргументировано, что современный этап глобализации характеризуется формированием нового виртуального пространства, порождающего свои культурные практики;
— в процессе систематизации учений о виртуальности в контексте философии культуры обосновано, что многообразие точек зрения может быть сведено к анализу явления виртуальности как феномена сознания (индивидуального или коллективного) и как технико-технологического феномена;
— означены основные этапы исследований виртуальной культуры в истории философской мыcли: ранние исследования описательного характера, исследования, сопряженные с рассмотрением феномена виртуальных сообществ и исследования, анализирующие социальные, культурные и экономические взаимодействия, происходящие в виртуальном пространстве;
— на основе анализа форм диалогических отношений в виртуальной среде, образовываемой компьютерными технологиями, определены характерные формы диалога культур, существующие в ней: виртуальный диалог, реально-виртуальный диалог, виртуально-реальный диалог;
— установлено, что ведение религиозного диалога в виртуальной среде сопряжено c необходимостью определения форм взаимодействия, не противоречащих основным доктринам веры.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. В настоящее время глобализация, являясь объективным историческим процессом, проходит очередной этап своего развития, важнейшим технологическим атрибутом которого стали компьютерные виртуальные технологии. В этих условиях формируется электронное виртуальное пространство, ставшее неотъемлемой частью глобальной реальности, порождающее культурные практики, основанные на использовании компьютерных технологий и являющиеся всеобщими для пользователей компьютеров. К ним относятся многообразные формы и виды онлайн деятельности (форумы, чаты, сетевые конференции, интернет-блоги, виртуальные представительства и т.п.), а также виды деятельности, связанные с созданием произведений искусства при помощи компьютерных программ.
2. Электронное виртуальное пространство образует множество виртуальных реальностей (виртуальных сред). Виртуальность, являющаяся свойством человеческого сознания, благодаря информационным технологиям, становится новой формой культурного выражения. В философии виртуальная реальность понимается и как противоположность реальности, и как ее продолжение, и как результат развития компьютерных технологий. Увлеченность виртуальной реальностью в исследованиях последних лет обуславливается совмещением технического толкования с философскими и психологическими значениями. Компьютерная (электронная) виртуальная реальность — это значительное проявление сотворенной виртуальности на сегодняшний день. Электронную виртуальную реальность по архитектуре можно разделить на автономную и сетевую, в результате взаимодействия с которыми человек формирует виртуальную культуру.
3. В формировании представлений о виртуальной культуре в истории философской мысли можно выделить: ранние исследования описательного характера, часто принимавшие одну из двух форм — «технологическая утопия» или «технологическая антиутопия»; исследования, где основное внимание было сосредоточено на появлении феномена виртуальных сообществ; исследования, где внимание сосредоточено на анализе социальных, культурных и экономических взаимодействий, происходящих в сети Интернет, включая социальное конструирование реальности, создание этических кодексов поведения в Интернете. Наблюдается многозначность определений и характеристик виртуальной культуры, что объясняется эмпирической и феноменологической ориентацией большинства исследований.
4. Виртуальные формы диалогических отношений порождают новые формы диалога культур, которые условно можно обозначить как виртуальный диалог, реально-виртуальный диалог, виртуально-реальный диалог. Первый происходит в сознании читателя-пользователя, когда виртуальная среда выступает хранилищем и средством передачи информации, подобно бумажной энциклопедии или документальному фильму, но отличается возможностью нелинейного прочтения. Второй происходит, когда пользователь компьютера «читает произведение разработчиков программ. Здесь ведется реальный диалог с виртуальным объектом, в который вложен естественный интеллект автора. Третий выражается в виде диалогов (полилогов) с реальными собеседниками, в результате которых постигаются образы другой культуры.
5. Бытие религиозной сферы в виртуальной среде на настоящий момент сосредоточено, в основном, в сети Интернет, также встречаются компьютерные программы и видеоигры, посвященные религиозной тематике. В сети Интернет религиозные организации могут вести диалог с верующими, используя новые формы передачи информации, которые могут быть классифицированы как: сайты информационного характера, религиозно-ориентирующие сайты и сайты, манипулирующие религиозным сознанием. Использование религиозными организациями форм ведения диалога, характерных для виртуальной среды, ведет к необходимости определения допустимых пределов трансформации традиционных религиозных практик. Особое место в ряду вопросов, связанных с бытием религиозной сферы в виртуальной среде, занимает вопрос определения статуса иконы в виртуальном пространстве.
Теоретическая и практическая значимость. Основные положения и выводы диссертационного исследования расширяют предметное поле философии культуры и могут быть использованы для дальнейшей разработки проблемы культурной глобализации и виртуализации. Результаты исследования могут быть использованы в культурной практике и политике, связанных с определением и направленностью влияния электронных коммуникаций на разные сферы бытия общества и человека. Материалы диссертации могут найти своё применение в научно-образовательной деятельности при разработке вузовских курсов по философии культуры, философской антропологии, социальной антропологии, теоретических основ создания информационного общества.
2. Основное содержание работы. Во Введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, выявляется степень ее научно-теоретической разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, определяется научная новизна, показывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации. Первая Глава «Рефлексия глобализации в сфере культуры» имеет теоретический характер и содержит базовые для дальнейшего исследования положения. В ней осмысливаются ключевые для диссертационного исследования понятия «культура», «цивилизация», «глобализация», «виртуальность», «виртуальная реальность», «виртуальное пространство», подробно рассматриваются черты виртуальной культуры, дается авторская интерпретация этого понятия. В параграфе 1.1. «Культура и глобализация в условиях виртуализации: философско-культурологический анализ» приводится исторический обзор философских взглядов на соотношение категорий «культура» и «цивилизация». Обосновано, что культура порождает цивилизацию, а цивилизация порождает культуру. Рассматривается реализация системы «идея — технология — новый вид искусства». Проводится философско-культурологическое осмысление культурного и цивилизационного развития общества в контексте глобализационных процессов. Анализируется сущность культуры с позиций теорий постиндустриального общества и теории виртуализации. Дается представление о связи категорий «культура» и «цивилизация» с понятием «глобализация»… <…>.
В параграфе 1.2. «Категории «виртуальность» и «виртуальная реальность» в философии культуры» содержится краткий исторический обзор философских взглядов на понятия «виртуальность» и «виртуальная реальность», исследуется история применения термина «виртуальная реальность» в контексте компьютерных технологий, дается историческое и современное значение понятий «виртуальный мир» и «виртуальная среда», которые в настоящий момент используются, как и понятие «виртуальная реальность», в качестве метафорических абстракций и для обозначения программных систем, содержащих набор виртуальных предметов. Обосновывается, что увлеченность «виртуальной реальностью» в современном обществе базируется в значительной степени на совмещении компьютерного, некомпьютерного и философского понимания виртуальности… <…>.
После рассмотрения свойств и особенностей электронной виртуальной реальности предлагаются критерии ее классификации (по способу отображения информации, по архитектуре, по степени интерактивности, по уровню входного порога сложности, по области применения, по открытости). Выделенные критерии в дальнейшем позволяют дать авторскую интерпретацию понятия «виртуальная культура»… <…>.
В параграфе 1.3 «Методологические подходы к осмыслению понятия «виртуальная культура»» анализируются подходы к пониманию сущности виртуальной культуры зарубежных и отечественных ученых, выявляются ее положительные и отрицательные стороны, акцентируется внимание на специфике виртуальной культуры, заключенной в актуализации «со-возможности» бытия…
Представленный анализ работ зарубежных и отечественных авторов показывает, что термин «виртуальная культура» используется для обозначения широкого спектра различных явлений, а также то, что виртуальная культура рассматривается в большинстве из них в контексте понятий «виртуальное сообщество» и «виртуальное общество». В результате обобщения собранных частных определений и рассмотрения форм электронной виртуальной реальности дается авторская интерпретация понятия «виртуальная культура»: это вид культуры, где виртуальная среда, построенная средствами компьютерных технологий, как сетевая, так и автономная, является способом бытия человека. Отмечается, что исследования, в основном, связаны с сетевым электронным пространством, что обуславливается коренным изменением образа жизни и сознания человека благодаря внедрению сетевых технологий передачи данных и возможности ведения компьютерно-опосредованного диалога. Основой развития виртуальной культуры является множество диалогов: от наличных диалогов до диалога культур. Виртуальная культура формирует новые принципы взаимодействия с культурными ценностями. Доступность информации о культурных ценностях различных народов создает комфортные условия для творчества, для диалога культур. Виртуальная культура предполагает, с одной стороны, массовость как закономерность функционирования и развития, с другой, расширение границ творчества, новые способы художественной деятельности, проявления уникальности, индивидуализацию. Обосновывается, что в этих условиях возникают новые эстетические потребности, претерпевают изменения представления о формах культурой продукции, под воздействием тотальной виртуализации изменяются познавательные запросы человека».

(Муртазина М.Ш. Виртуальная культура как феномен
глобализации: философско-культурологическое осмысление
(диссертация). ЗГУ. Чита. 2012г. Сайт dissers.ru.)

* * *

N 36. 01.06.14г.