Статья 3.3. Концептология (Тантры) как раздел Российской Тантрологии.

продолжение

«Архетип как метаконцепт и именной ареал. Концепт, по определению С.А.Аскольдова, «есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли определенное множество предметов одного и того же ряда» [Аскольдов С.А. Концепт и слово. // Русская словесность: от теории словесности к структуре текста: антология. М. 1997. С. 269]. Создатель современной Концептологии, академик Ю.С.Степанов, затрагивая вопрос о типологическом родстве этого явления с «понятием», отмечает принадлежность второго к сфере логики и философии, тогда как первое более распространено в науке о культуре: «Концепт — это как бы сгусток культуры в сознании человека». Отличие его от «понятия» прежде всего в том, что «концепты не только мыслятся, они переживаются. Они — предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений. Концепт — основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [Степанов Ю.С. Константы: словарь русской культуры. М. 2001г. С. 43]. Если терминологический объем «понятия» синонимичен «значению», то «концепт» — «смыслу», «сущности»…
Вербальная и понятийно-образная природа концепта. Уже заглавие статьи Аскольдова (Алексеева) «Концепт и слово» задало параметры в осмыслении проблемы: на первый план вышла вербальная природа концепта, а также его понятийно-образная природа, которая, в своих вариативных колебаниях, и вызывает деление концептов на познавательные (научные) и художественные. Относя «концепт» к разряду «универсалий» (к которым, добавлю, принадлежит и «архетип»), автор выявляет сопряжение концепта, слова (а также связанных с ним переживаний) и художественного образа: «Художник вызывает в уме воспринимающего по преимуществу образы (т.е. те же представления), а не понятия, и они-то и производят эмоциональный эффект» [Аскольдов С.А. Концепт и слово. // Русская словесность: от теории словесности к структуре текста: антология. М. 1997г. С. 267]. Хотя тезис об образной природе (художественного) концепта далее подвергается автором сомнению и даже частичному отторжению.
На первый план в этой теории концепта выходит функция заместительства, признание которой и породило многократно цитируемую формулу: «Концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода» [Там же. С. 269]. По сути, здесь заложены основы типологического сходства имени — концепта — архетипа: все они замещают единичным именованием сущности множество ее вариативных проявлений.
Отсюда — утверждаемый Ю.С.Степановым тезис о сверхиндивидуальной природе концепта и его связи с коллективным бессознательным, которое напрямик ведет нас к признанию связи между концептом и архетипом: в своем словаре концептов Степанов исходит из оговоренной им презумпции, что «существуют концепты над индивидуальными употреблениями» и что охарактеризованные им в словаре «концепты представляют собой в некотором роде «коллективное бессознательное» современного российского общества». Говоря о функции заместительства как самой существенной в природе концепта, Аскольдов также подчеркивает: «…Мы не отождествляем концепт с индивидуальным представлением, а видим в нем общность».
Другой момент, им выделяемый, состоит в потенциальной открытости всякого концепта, предстающего скорее как возможность, нежели только реальность: «Самое скрытое и загадочное в природе концепта и слова, как его органической части, раскрывается через понятие потенциального». Так, в познавательно-научной сфере «концепты — это эмбрионы мысленных операций, которые в своем раскрытии могли бы занять часы, дни, иногда месяцы, например, концепт «падение Римской империи» в понимании историка специалиста… Несомненно, предмет художественного произведения в гораздо большей мере дан, чем в научном концепте. Но все же в нем, как в научном концепте, есть своя направленность и на что-то дальнейшее в этом «роде», в каком-то заданном направлении». И дальше Аскольдов обозначает важнейшее, для понимания литературных универсалий, сопряжение: зависимость раскрытия потенциальных (дополнительных, наращиваемых) смыслов (художественного) концепта от читательского восприятия: «Что это (направленность и на что-то дальнейшее) именно так, вполне подтверждается процессом постижения художественных произведений, которое никогда не дается сразу, а требует повторных подходов, причем каждый новый подход несколько продвигает содержание художественного восприятия в новые области».
Очертив основные контуры концепции Аскольдова, отметим, что основная сложность ее состоит в понимании концепта на грани между понятием и образом. Однако именно здесь, думается, обнаруживается и грань, отделяющая «архетип» от обычного концепта, несмотря на типологическую принадлежность к общей концептосфере как своду универсалий: архетип — прежде всего, «первообраз», тогда как «концепт» есть образ лишь отчасти, даже в художественных концептах сильна понятийная природа. И Степанов, отстаивающий тезис о культурологической природе концептов (они «не только мыслятся, они переживаются»), все-таки начинает свою характеристику с формулы: «Концепт — явление того же порядка, что и понятие», тогда как архетип — явление того же порядка, что и образ, осмелимся добавить мы. Однако продолжим определение: «По своей внутренней форме в русском языке слова концепт и понятие одинаковы: концепт является калькой с латинского conceptus — «понятие», от глагола concipere — «зачинать», т.е. значит буквально «понятие, зачатие»; понятие от глагола «пояти», др.-рус. поiати, — «схватить, взять в собственность, взять женщину в жены» — буквально значит в общем, то же самое».
Нельзя не признать, однако, наличие понятийной части в архетипе также — являясь нам как именованная сущность, он несет в своем ядре ту или иную идею, которая формулируется на понятийном уровне. А художественный концепт, в силу своей зависимости от переживаний воспринимающего, образен: ведь именно образы, а не понятия, как справедливо заметил Аскольдов, вызывают эмоциональный эффект.
Продолжение тема «концепт и слово» получила в статье академика Д.С.Лихачева, предложившего терминологическое сочетание «концептосфера русского языка» в одноименной статье 1993г. Будучи лишь развитием заявленных Аскольдовым тезисов (о функции заместительства и зависимости концепта от опыта воспринимающего), данная статья, однако, не внесла принципиально нового в Концептологию. Далеким от литературоведения и культурологии представляется определение концепта как ««алгебраического» выражения значения… которым мы оперируем в своей письменной и устной речи». Неразличение математической и художественной сторон одного феномена дополняется неразличением концепта как общности и — индивидуального художественного образа, детали и пр. Во многом это происходит из-за смыслового смещения: концепты в данной интерпретации нередко предстают не как именованная сущность, но просто как «концепты слов русского языка». Тогда смысловая иерархия утрачивается и возможно ставить рядом, как однопорядковые величины, концепт «Отчизна» и такие произвольно выбранные слова, как «незнакомка», «варяг», «интеллигенция», «верба», «булат», «сцена». Отсутствие ценностно-содержательных ориентиров очевидно. Достоинством статьи, однако, стало введение неологизма «концептосфера» (по аналогии с термином Вернадского «ноосфера»)».

(Большакова А.Ю. Теория архетипа и концептология.
Культурологический журнал. № 1 (7) 2012г.)

 «Введение. Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена изменениями в политической реальности и в политическом знании, реагирующем на эти изменения. Переход от индустриальной к информационной культуре характеризуется высокой динамичностью и информационной насыщенностью социально-политических процессов. На рубеже тысячелетий возникла проблема переосмысления политической реальности, связанная с возникновением информационного общества и потребностями в новой конфигурации политики.
Одним из направлений политико-философских исследований, позволяющим сформулировать и разрешить возникшие проблемы, можно считать политическую Концептологию. (См. Макаренко В.П. Политическая концептология: обзор повестки дня. М. Праксис. 2005г.). Ее основой является комплекс утверждений о несовпадении политической реальности и множества дисциплин и знаний о ней. Это обстоятельство фиксирует кардинальные различия между процессом принятия политических решений и ресурсами когнитивности, которые накоплены человечеством. Ни система права, ни принципы государственного управления, ни существующие идеологии не в состоянии совместить поле политической проблемности с наличными ресурсами рационализма и политического сознания. Возникает потребность в создании методологии, которая позволит обобщить политический опыт и на этой основе более сознательно отнестись к политическому конструированию на уровне информационных потребностей.
Политическая Концептология основана на междисциплинарном подходе к исследовательской деятельности. Трансдисциплинарность, связанная с интегративными ресурсами сетевого информационного пространства, получает признание и развитие в когнитивной практике. Так, во «Всемирной Декларации о Высшем образовании для XXI в.: подходы и практические меры», принятой участниками Международной конференции по Высшему образованию, состоявшейся в октябре 1998г. в Париже, в статьях 5 и 6 содержится призыв поощрять трансдисциплинарность. Программы учебного процесса должны способствовать обучению будущих специалистов трансдисциплинарным подходам для решения сложных проблем природы и общества.
В то же время междисциплинарный подход для современного высокодифференцированного знания является серьезной проблемой, поскольку интегрирование различных методологий и содержаний невозможно осуществить формально. Политические исследования нуждаются в соответствующих интегративных ресурсах, достаточных для обеспечения реализации адекватных междисциплинарных практик. В политической Концептологии для этих целей используется аналитическая методология, позволяющая осуществить соответствующую интерпретацию содержания.
Таким образом, потребность в осмыслении политического управления на уровне постиндустриального и информационного общества существует. Ее суть заключается в совмещении свободы и управляемости социальной системы на уровне сетевых взаимосвязей. Методы классических политических исследований ограничены и не имеют ресурсов для обеспечения принятия политических решений. Одним из способов выхода из когнитивного кризиса можно считать политическую Концептологию, которая нуждается в распространении как методология и дальнейшего развития в качестве теории политических исследований.
Степень разработанности проблемы. Концептологические теории, которые возникли в последние десятилетия в различных отраслях знания, в качестве базового элемента используют форму мысли «концепт», являющуюся альтернативой традиционному «понятию». Термин «концепт» не является новым, он используется в психологии, философии, филологии и других отраслях знания. Но в современной политической литературе он применяется редко. Непосредственных исследований в области изучения функционирования концептов в социально-политическом направлении мало.
Впервые основания для изучения концепта теоретически были разработаны в философии Средних веков Петром Абеляром. Концепт, представленный как связь вещи и речи о вещи, есть, по Абеляру, «универсалия, поскольку именно речь схватывает, или конципирует, все возможные произнесения, отбирая необходимое для конкретного представления вещи. Концепт неразрывно связан с общением, или со смыслом».
В Новое время, характеризующееся научным способом познания, концепт был вытеснен понятием, как наиболее адекватным постижением истинности вещи, представленной как объект. Ориентация на однозначное истинное знание, характерное для гносеологии Нового времени, привело к освобождению знания от всех коммуникативных связей. Получила развитие лишь одна перспектива рассмотрения ментальных образований — соответствие идей эмпирическому основанию.
Впоследствии Кант, обратившись к исследованию синтетических суждений и актов синтеза, прибегнул к разграничению «conceptus communis, conceptus comparationis, conceptus cosmicus, conceptus ratiocinans, conceptus rationalis, conceptus ratiocinatus для характеристики актов постижения и понимания». Кант обращается к старому термину conceptus для того, чтобы подчеркнуть активность познавательных способностей. Проводя различие между понятиями рассудка и разума, он употребляет для них и разные термины: «Понятия разума служат для постижения понятия рассудка подобно тому, как понятия рассудка — для понимания восприятий. Понятия разума, имеющие объективное значение, он называет conceptus ratiocinatus (рациональным пониманием), а понятия разума, которые не имеют объективного значения, — conceptus ratiocinans (рационализирующим пониманием)».
В дальнейшем отечественный философ С.А. Алексеев-Аскольдов развивает точку зрения, которую он называет концептуализмом: «По крайней мере, точка зрения концептуализма, представляется нам способной выдержать все направляемые против неё возражения, которые зачастую производят впечатление лишь некоторых искусственных изобретений, а не естественных аргументов». Аскольдов делает акцент на индивидуальном статусе концепта, его генезисе в индивидуальном сознании.
Г.Г.Шпет определяет концепт «как экстенсиональную характеристику понятия», т.е. связывая его с объемом понятий, с пустыми формами, независимыми от предметного значения. А.Черч определяет концепт с помощью семантического обоснования, он «определяет смысл как то, что бывает усвоено, когда понято имя, так что возможно понимать смысл имени, ничего не зная о его денотате». В работе Р.Карнапа «Значение и необходимость» концепт выражается как метаязычный термин, репрезентирующий семантическую структуру. Дальнейшие исследования в области изучения концептов следует отнести к лингвистическому перевороту. Так, Ж.Делёз и Ф.Гваттари проводят различие между научным понятием и философским концептом.
В нашем веке изучением концептов активно занимаются филологи: Карасик В.И., Слышкин Г.Г., Воркачев С.Г., Стернин И.А., Алейникова Т.В. В работах этих авторов Концептология развивается в рамках лингвистических и психолингвистических школ. Наработки в этой области достаточно обширны…
Несмотря на определенное количество исследований, посвященных концептам, до сих пор отсутствует однозначное толкование этой формы мысли. Существуют дискуссионные вопросы, связанные с теорией концептов: о статусе концепта, его структуре, особенностях вербализации, соотношении концепта и понятия, концепта и значения, а также о его аксиологических и коммуникативных аспектах. Еще больше неясности в интерпретации «политических концептов».
Цель диссертационного исследования — осмыслить методологические и теоретические аспекты политической Концептологии и возможности ее использования в политико-философском пространстве».

(Коротец И.Д. Политическая концептология как направление
политико-философских исследований. Диссертация.
Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону. 2012г. 23 стр.)

«Аннотация. Совместная книга двух выдающихся французских мыслителей — философа Жиля Делеза (1925-1995) и психоаналитика Феликса Гваттари (1930-1992) — посвящена одной из самых сложных и вместе с тем традиционных для философского исследования тем: что такое философия? Модель философии, которую предлагают авторы, отдает предпочтение имманентности и пространству перед трансцендентностью и временем. Философия — творчество «концептов» — работает в «плане имманенции» и этим отличается, в частности, от мудрости и религии, апеллирующих к трансцендентным реальностям. Философское мышление — мышление пространственное, и потому основные его жесты — «детерриториализация» и «ретерриториализация».
Для преподавателей философии, а также для студентов и аспирантов, специализирующихся в области общественных наук. Представляет интерес для специалистов — философов, социологов, филологов, искусствоведов и широкого круга интеллектуалов.
1. Философия. 1.Что такое концепт? Не существует простых концептов. В концепте всегда есть составляющие, которыми он и определяется. Следовательно, в нем имеется шифр. Концепт — это множественность, хотя не всякая множественность концептуальна. Не бывает концепта с одной лишь составляющей: даже в первичном концепте, которым «начинается» философия, уже есть несколько составляющих, поскольку не очевидно, что философия должна иметь начало, а коль скоро ею таковое вводится, то она должна присовокупить к нему некоторую точку зрения или обоснование. Декарт, Гегель, Фейербах не только не начинают с одного и того же концепта, но даже и концепты начала у них неодинаковые. Всякий концепт является как минимум двойственным, тройственным и т.д. Не существует также и концепта, который имел бы сразу все составляющие, ибо то был бы просто-напросто хаос; даже так называемые универсалии как последняя стадия концептов должны выделяться из хаоса, ограничивая некоторый мир, из которого они выводятся (созерцание, рефлексия, коммуникация…). У каждого концепта — неправильные очертания, определяемые шифром его составляющих. Поэтому у разных авторов, от Платона до Бергсона, встречается мысль, что суть концепта в членении, разбивке и сечении. Он представляет собой целое, так как тотализирует свои составляющие, однако это фрагментарное целое. Только при этом условии он может выделиться из хаоса психической жизни, который непрерывно его подстерегает, не отставая и грозя вновь поглотить.
При каких условиях концепт бывает первичен — не в абсолютном смысле, а по отношению к другому? Например, обязательно ли Другой вторичен по отношению к «я»? Если обязательно, то лишь постольку, поскольку его концепт — это концепт иного, субъекта, предстающего как объект, особенный по отношению ко мне; таковы две его составляющие. Действительно, стоит отождествить его с некоторым особенным объектом, как Другой уже оказывается всего лишь другим субъектом, который предстает мне; если же отождествить его с другим субъектом, то тогда я сам есть Другой, который предстоит ему. Каждый концепт отсылает к некоторой проблеме, к проблемам, без которых он не имел бы смысла и которые могут быть выделены или поняты лишь по мере их разрешения; в данном случае это проблема множественности субъектов, их взаимоотношений, их взаимопредставления. Но все, разумеется, изменится, если мы станем усматривать здесь иную проблему: в чем заключается сама позиция Другого, которую лишь «занимает» другой субъект, когда предстает мне как особенный объект, и которую в свою очередь занимаю я сам как особенный объект, когда предстаю ему? С такой точки зрения, Другой — это никто, ни субъект ни объект. Поскольку есть Другой, то есть и несколько субъектов, но обратное неверно. В таком случае Другой требует некоторого априорного концепта, из которого должны вытекать особенный объект, другой субъект и «я», — но не наоборот. Изменился порядок мысли, как и природа концептов, как и проблемы, на которые они призваны давать ответ. Оставим в стороне вопрос о различии между проблемой в науке и в философии. Однако даже в философии концепты творятся лишь в зависимости от проблем, которые представляются нам дурно увиденными или дурно поставленными (педагогика концепта).
Грубо говоря, мы рассматриваем некоторое поле опыта, взятое как реальный мир, не по отношению к некоторому «я», а по отношению к простому «наличествованию». В некоторый момент наличествует тихо и спокойно пребывающий мир. И вдруг возникает испуганное лицо, которое смотрит куда-то наружу, за пределы этого поля. Здесь Другой предстает не как субъект или объект, а совсем иначе — как возможный мир, как возможность некоего пугающего мира. Этот возможный мир не реален или еще не реален, однако же он существует — это то выражаемое, что существует лишь в своем выражении, в чьем-то лице или эквиваленте лица. Другой — это и есть, прежде всего, такое существование возможного мира. И этот возможный мир обладает в себе также и своей собственной реальностью, именно в качестве возможного мира.
Китай — это возможный мир, но он обретает реальность, как только в данном поле опыта кто-то заговаривает о Китае или же на китайском языке. Это совсем не то же самое, как если бы Китай обретал реальность, сам становясь полем опыта. Таким образом, перед нами концепт Другого, предполагающий единственное условие — определенность некоторого чувственного мира. При этом условии Другой возникает как выражение чего-то возможного. Другой — это возможный мир, каким он существует в выражающем его лице, каким он осуществляется в придающей ему реальность речи. В этом смысле он является концептом из трех неразделимых составляющих — возможный мир, существующее лицо и реальный язык, то есть речь.
У каждого концепта, разумеется, есть история… у концепта есть становление, которое касается уже его отношений с другими концептами, располагающимися в одном плане с ним. Здесь концепты пригнаны друг к другу, пересекаются друг с другом, взаимно координируют свои очертания, составляют в композицию соответствующие им проблемы, принадлежат к одной и той же философии, пусть даже история у них и различная. Действительно, любой концепт с конечным числом составляющих разветвляется на другие концепты, иначе составленные, но образующие разные зоны одного и того же плана, отвечающие на взаимно совместимые проблемы, участвующие в сотворчестве. Концепту требуется не просто проблема, ради которой он реорганизует или заменяет прежние концепты, но целый перекресток проблем, где он соединяется с другими, сосуществующими концептами…
Мы начали с довольно сложного примера. Но как же иначе, коль скоро простых концептов не бывает? Читатель может обратиться к любому примеру по своему вкусу. Мы полагаем, что в итоге он получит те же самые выводы о природе концепта или о концепте концепта. Во-первых, каждый концепт отсылает к другим концептам — не только в своей истории, но и в своем становлении и в своих нынешних соединениях. В каждом концепте есть составляющие, которые в свою очередь могут быть взяты в качестве концептов. Во-вторых, для концепта характерно то, что составляющие делаются в нем неразделимыми; различные, разнородные и вместе с тем неотделимые одна от другой — таков статус составляющих, которым и определяется консистенция концепта, его эндоконсистенция. В-третьих, каждый концепт должен, следовательно, рассматриваться как точка совпадения, сгущения и скопления своих составляющих. Концептуальная точка постоянно пробегает по составляющим, движется в них вверх и вниз. В этом смысле каждая составляющая есть интенсивный признак, интенсивная ордината, которая должна пониматься не как общее или частное, а просто как чисто единичное — «такой-то» возможный мир, «такое-то» лицо, «такие-то» слова, — которое становится частным или общим в зависимости от того, связывают ли с ним переменные величины или приписывают ему константную функцию. Но, в противоположность тому, что происходит в науке, в концепте не бывает ни констант, ни переменных, так что невозможно различить ни переменных видов для некоторого постоянного рода, ни постоянного вида для переменных индивидов. Внутриконцептуальные отношения носят характер не включения и не расширения, а исключительно упорядочения, и составляющие концепта не бывают ни постоянными, ни переменными, а просто-напросто вариациями, упорядоченными по соседству. Они процессуальны, модулярны…
Концепт — это событие, а не сущность и не вещь. Он есть некое чистое Событие, некая этость, некая целостность… Соответственно, концепт одновременно абсолютен и относителен — относителен к своим собственным составляющим, к другим концептам, к плану, в котором он выделяется, к проблемам, которые призван разрешать, но абсолютен благодаря осуществляемой им конденсации, по месту, занимаемому им в плане, по условиям, которые он предписывает проблеме. Он абсолютен как целое, но относителен в своей фрагментарности. Он бесконечен в своем парящем полете, то есть в своей скорости, но конечен в том движении, которым описывает очертания своих составляющих. Философ постоянно реорганизует свои концепты, даже меняет их; порой достаточно какому-нибудь отдельному пункту концепта разрастись, и он производит новую конденсацию, добавляет новые или отнимает старые составляющие. Бывает, что философ являет пример настоящей амнезии, делающей его чуть ли не больным: по словам Ясперса, Ницше «подправлял свои собственные идеи, создавая новые, но не признавал этого открыто; в состоянии возбуждения он забывал те выводы, к которым приходил ранее». Или у Лейбница: «Я думал, что вхожу в гавань, но… был отнесен обратно в открытое море». Одно, однако, остается абсолютным — тот способ, которым творимый концепт полагает себя в себе самом и наряду с другими. Относительность и абсолютность концепта — это как бы его педагогика и онтология, его сотворение и самополагание, его идеальность и реальность. Он реален без актуальности, идеален без абстрактности… Концепт характеризуется своей консистенцией — эндоконсистенцией и экзоконсистенцией, — но у него референции; он автореферентен, будучи творим, он одновременно сам полагает и себя и свой объект. В его конструировании объединяются относительное и абсолютное…
Напрасно пытаться наделять концептами науку: даже когда она занимается теми же самыми «объектами», то не с точки зрения концепта, не создавая концептов. Могут возразить, что это спор о словах, но в словах почти всегда содержатся определенные интенции и уловки. Это был бы чистый спор о словах, если бы решили закрепить понятие концепта только за наукой, найдя при этом иное слово для обозначения того, чем занимается философия. Чаще же всего поступают иначе. Сначала науке приписывают способность создавать концепты, определяют концепт через творческие приемы науки, меряют его наукой, а потом задаются вопросом, нет ли возможности и для философии формировать некие концепты второго порядка, возмещающие свою неполноценность расплывчатой отсылкой к жизненному опыту. Так, Жиль-Гастон Гранже сначала определяет концепт как научную пропозицию или функцию, а потом признает, что возможны все-таки и философские концепты, в которых референциальная связь с объектом заменяется корреляцией с «целостностью опыта». На самом же деле одно из двух: либо философия вообще ведать не ведает о концепте, либо она ведает им по праву и из первых рук, ничего не оставляя на долю науки, — которая в этом, впрочем, и не нуждается, занимаясь только состояниями вещей и их условиями. Науке достаточно пропозиций и функций, а философия, со своей стороны, не имеет нужды обращаться к какому-либо опыту, способному придать лишь призрачно-внешнюю жизнь вторичным, внутренне бескровным концептам. Философский концепт не нуждается в компенсирующей референции к опыту, но сам, в силу своей творческой консистенции, создает событие, парящее над всяким опытом, как и всяким состоянием вещей. Каждый концепт по-своему кроит и перекраивает это событие. Величие той или иной философии измеряется тем, к каким событиям призывают нас ее концепты, или же тем, какие события мы способны вычленить из концептов благодаря ей. Поэтому следует изучать во всех деталях ту уникальную, исключительную связь, которую имеют концепты с философией как творческой дисциплиной. Концепт принадлежит философии и только ей одной».

(Жиль Делез, Феликс Гваттари. Что такое философия?
/ Пер. с фр. С.Н.Зенкина. СПб. Алетейя. 1998г.)

 

3. ЧТО ТАКОЕ КОНЦЕПЦИЯ?

«Концепция — восприятие, способ понимания».

(Попов М. Полный словарь иностранных слов,
вошедших в употребление в русском языке. М. 1907г.)

«Концепция (лат.) — понятие, образ понятия, способ пониманья, соображения и выводы».

(В.Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. М. 1889г.)

«Концепция (лат. conceptio, от concipere — схватывать, думать, замышлять) — соображение».

(Михельсон А.Д. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших
в употребление в русский язык, с означением их корней. М. 1865г.)

«Концепция (лат. conceptio) (книжн.) — замысел, теоретическое построение; то или иное понимание чего-нибудь».

(Большой словарь иностранных слов. Изд. «ИДДК». М. 2007г.)
(Толковый словарь русского языка. / Под ред. Д.Н.Ушакова. М. ОГИЗ. 1935-1940гг.)

«Концепция (лат. conceptio, от concipere — схватывать, думать, замышлять) — соображение, способ понимания, восприятие».

(Чудинов А.Н. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. М. 1910г.)

«Концепция (лат. conceptio — понимание, познание) — основная идея, замысел, ведущая мысль, план какого-либо научного труда, произведения искусства и т.п.».

(Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. М. 2006г.)

«Концепция — 1) Система связанных между собою и вытекающих один из другого взглядов на те или иные явления. 2) Общий замысел, основная мысль чего-либо».

(Толковый словарь русского языка. / Под ред. Т.Ф.Ефремовой. М. 2000г.)

«Концепция (лат. conceptio) — 1) система взглядов, то или иное понимание явлений, процессов; 2) единый, определяющий замысел, ведущая мысль какого-л, произведения, научного труда и т.д.».

(Новый словарь иностранных слов. EdwART. 2009г.)

«Концепция (от лат. conceptio) — ведущий замысел, определенный способ понимания, трактовки какого-либо явления; внезапное рождение идеи, основной мысли, художественного или другого мотива».

(Философский энциклопедический словарь. 2010г.)

«Концепция (нем. кonzeption, фр. conception, лат. conceptio — система, совокупность, сумма) — 1. Система взглядов, то или иное понимание явлений действительности. Ср., доктрина, теория. 2. Единый, определяющий замысел, ведущая мысль какого-нибудь произведения, научного труда. Ср. идея».

(Толковый словарь иностранных слов Л.П.Крысина. М. Русский язык. 1998г.)

«Концепция (от лат. conceptio — понимание, система) — определенный способ понимания, трактовки какого-либо предмета, явления, процесса, основная точка зрения на предмет или явление, руководящая идея для их систематического освещения. Термин «концепция» употребляется также для обозначения ведущего замысла, конструктивного принципа в научной, художественной, технической, политической и других видах деятельности».

(Большая советская энциклопедия. В 30 т. М. СЭ. 1969-1978гг.)
(Философская Энциклопедия. В 5-х т. / Под ред. Ф.В.Константинова. М. СЭ. 1960-1970гг.)
(Философский энциклопедический словарь. / Гл. ред.
Л.Ф.Ильичёв, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалёв, В.Г.Панов. М. СЭ. 1983г.)

«Концепция, или концепт, (от лат. conceptio — понимание, система) — определенный способ понимания (трактовки) какого-либо предмета, явления или процесса; основная точка зрения на предмет; руководящая идея для их систематического освещения. Концепция — это определенная система связанных между собою и вытекающих один из другого взглядов, способов понимания и трактовки явления, предмета или процесса, система достижения целей».

(М.Тарасов. Что значит концепция романа? 28.04.2012г. Вопросы и ответы на Google)

«Концепция, концептуальное искусство (лат. conceptio — «соединение, совокупность, выражение, формулировка идеи»). Концепция — система взглядов, понятий, представлений о каком-либо предмете, являющаяся «образным ключом» к пониманию конкретной проблемы, определяющая методы и способы ее решения. Художественная концепция — система идей, убеждений, взглядов художника (идеологии) и творческого метода, способов и приемов работы. В более широком значении любое образное мышление является концептуальным — оно не может быть иным по определению».

(Власов В.Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного
искусства. В 10 т. СПб. Азбука-классика. 2004-2009гг.)

«Концепция, или концепт, (от лат. conceptio — понимание, система) — генеральный замысел, руководящая идея. Концепция определяет стратегию действий. Также концепция — система взглядов на явления в мире, в природе, в обществе. Концепция — это определённый способ понимания (трактовки, восприятия) какого-либо предмета, явления или процесса; основная точка зрения на предмет, руководящая идея для его систематического освещения, комплекс взглядов, связанных между собою и вытекающих один из другого, система путей решения выбранной задачи. Употребляется также для обозначения ведущего замысла, конструктивного принципа в научной, художественной, технической, политической и других видах деятельности».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Концепция — это комплекс ключевых положений или установок мышле¬ния, позволяющих сохранять направленность исследования, это своеобраз¬ный компас в движении мысли. Концепция отражает своеобразную способность человека соединить в ис¬следовании имеющиеся знания с прогностическими, существующее понима¬ние того или иного явления с представлениями и предположениями о сущ¬ности первого, второго порядка и т.д.
В мышлении каждого человека, (а исследователя тем более) ярко прояв¬ляется как структура его знаний, так и предрасположенность к тем или иным видам знаний, готовность ими пользоваться в качестве инструмента. Поэтому типы мышления можно разделить и по приоритетным областям знаний, на которых построена мыслительная деятельность. Здесь можно выделить мышление гуманитарное, математическое и технократическое.
При этом хотелось бы еще раз напомнить, что нет плохих или хороших типов мышления. Есть типы, которые в тех или иных условиях могут быть более или менее эффективны, формирование или использование которых при групповой деятельности можно регулировать. По степени абстрактности и обобщенности можно выделить мышление теоретическое, эмпирическое и фактологическое».

(Коротков Э.М. Исследование систем управления. Учебник. М. ДеКа. 2000г.)

«Концепция (от лат. conceptio — схватывание) — термин философского дискурса, который выражает или акт схватывания, понимания и постижения смыслов в ходе речевого обсуждения и конфликта интерпретаций, или их результат, представленный в многообразии концептов, не отлагающихся в однозначных и общезначимых формах понятий. Концепция связана с разработкой и развертыванием личного знания, которое в отличие от теории не получает завершенной дедуктивно-системной формы организации и элементами которого являются не идеальные объекты, аксиомы и понятия, а концепты — устойчивые смысловые сгущения, возникающие и функционирующие в процессе диалога и речевой коммуникации. Концепции, приобретая пропозициональную форму теории, утрачивают свою сопряженность с коррелятивностью вопросов и ответов, образующих определенный комплекс.
Концепции коррелируют не с объектами, а с вопросами и с ответами, выраженными в речи, и смысловыми «общими голосами», признаваемыми участниками диалога. Референцильное отношение к предметам в них опосредовано речью Другого и моей речью, ориентированной на Другого. Каждый элемент концепции коррелирует не с объектом, а с целостностью личного опыта.
Уже в средневековой философии оппозиция «доктрина-дисциплина», где одна сторона характеризует знание для обучающего, а другая — для обучаемого, была восполнена Абеляром схоластическим методом «Да» и «Нет», что не только углубило антиномии религиозности, но и вынудило комментирующий разум обратиться к герменевтике как к искусству истолкования и к осмыслению особенностей знания, функционирующего в речевом обсуждении и конфликте интерпретаций. Философия Нового времени, ориентировавшаяся на построение теории, сначала полностью освободила знание от его коммуникативных связей и особенностей и свела идею концепта к понятию, а концепцию — к теоретико-системному знанию. Однако в начале XIX в. в английском эмпиризме (В.Гамильтон, Ш.X.Ходжсон) концепт и концепция были поняты как формы, восстанавливающие целостность перцептивного опыта, но все же отличающиеся от перцепции концентрацией внимания. В XX в. концепция связывается с символизацией личностного перцептивного опыта через воображение (С.Лэнгер), через метафору (X.Блюменберг) или через систему тропов (X.Уайт). В современном постмодернизме (Ж.Делёз, Ф.Гваттари) философия понимается как «творчество концептов» (Делёз Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? СПб. 1998г. с. 56), противопоставляемых понятиям науки. Концепты, понятые как ядро концепции, рассматриваются ими как «нечто внутренне присутствующее в мысли, условие самой ее возможности, живая категория, элемент трансцендентального опыта» (там же, с. 11), как «фрагментарные единства, не пригнанные друг к другу, т.к. их края не сходятся» (там же, с. 40), научающие нас пониманию, а не познанию, как «архипелаг островов» смысла. Коммуникативная природа концептов и концепций не позволяет описать их с помощью интенциональной феноменологии, делающей акцент на направленности сознания на вещь. Поэтому наряду с концепциями диалога (?.?.Бахтин, В.С.Библер), где концептуальным ядром выступает произведение, и с «респонсивной феноменологией» (Б.Вальденфельс), исходящей из отношений Я и Другой, из значимости вопросов и ответов для сознания, ныне развиваются трансцендентальная прагматика языка (К.О.Апель), теория речевых актов (Д.Серль), теория коммуникативного действия (Ю.Хабермас), сопрягающие формы сознания с формами коммуникаций.
Синонимы: автогенез, аристогенез, батмогенез, доктрина, задумка, замысел, идея, мысль, план, положение, представление, система, тезис, теория, учение».

(Новая философская энциклопедия. В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)

«Концепция — ограниченная совокупность обозначений, допущений, постулатов, правил, утверждений, теорем, используемых в комплекте для построения человеческого знания или создаваемых человеком устройств и организмов. Концепции классифицируются как научные, религиозные, художественные или этнические. Такая классификация условна; например, одна и та же концепция может рассматриваться и как религиозная, и художественная.
Научные концепции. Особое место в человеческом знании занимают научные концепции; от них требуется конечность области применимости (не полное множество и не пустое множество), верифицируемость, опровержимость, простота и определенное отношение к иным концепциям (принцип соответствия). За счет таких критериев научное знание может иметь вложенные структуры: сложные концепции строятся из простых. Простая концепция может состоять из одной гипотезы. Ключевым для научных концепций является критерий опровержимости (неопровержимые концепции научными не являются). Сама по себе научность концепции не означает ни ее истинности, ни ее ложности. Опровержимость означает, что в рамках этой концепции можно описать наблюдение, которое ее опровергает. Примерно так же во многих компьютерных программах-приложениях предусмотрена команда, которая останавливает, закрывает приложение. Неопровержимые концепции, как компьютерные вирусы, таким свойством не обладают.
Религиозные концепции. Несколько мягче требования к религиозным концепциям; от религиозных концепций не требуется опровержимость. Несмотря на их неопровержимость (и, таким образом, нулевую предсказательную способность), религиозные концепции могут нести специфический нравственный смысл, и даже противоречить друг другу. От религиозных концепций в каком-то смысле требуется верифицируемость; например, гармония этого мира может рассматриваться как подтверждение существования Бога и его мудрой доброй воли. Основные религиозные концепции обычно канонизированы, абсолютны; сомнение в их справедливости не допускается. В частности во многих религиях, автоматически отвергаются все альтернативные концепции, в чем-либо противоречащие канонической концепции.
Художественные концепции. Аналогично религиозным, могут существовать и художественные концепции, но для художественных концепций допускается многообразие: в одном и том же художественном направлении, и даже в одном и том же произведении могут быть представлены несовместные концепции.
Этнические концепции. Этнические концепции соответствуют традициям, обычаям, ритуалам. Грамматика и семантика языка тоже являются концепциями. В разных языках эти концепции сильно отличаются, и в некоторых случаях адекватный и однозначный перевод невозможен так же, как невозможно однозначно представить классическое состояние системы в терминах квантовой механики или описать квантовое состояние в терминах классической механики. Языковая концепция может касаться семантики, не затрагивая грамматику; например, способ перевода текстов с одного языка на другой является концепцией.
Во многих случаях граждане склонны рассматривать концепции их этноса, их страны, их ареала, или даже их научной группы как правильные, объективные, и считать иные концепции, не согласующиеся с «правильной» и «объективной» концепцией неправильными, ложными, фальшивыми. Попытки совмещения различных концепций не всегда удачны. В силу жестких ограничений на научные концепции, они являются наиболее интернациональными, трансферабельными, и допускают выработку обозначений, имеющий близкий смысл в разных языках. Среди всех наук Метафизика и Физика являются самыми «научными» в том смысле, что они пользуются наиболее простыми и потому наиболее трансферабельными концепциями. Несмотря на такую трансферабельность, далеко не все «специалисты» имеют четкое представление о том, что является наукой; в журналах появляются публикации, противоречащие фундаментальным физическим концепциям (без попыток обсуждения этих противоречий). По-английски это выражается фразой: How many physicians know physics?
Концепция обучения. Процесс обучения тоже следует некоторой концепции. Эта концепция определяет, в какой последовательности предлагается материал для изучения, и какие утверждения постулируются, а какие выводятся на основе дедукции».

(Кузнецов Д.Ю. Концепция. 24.07.2010г. Сайт Samlib.ru.)

«Концепция, или концепт, (от лат. conceptio — понимание, система) — определённый способ понимания (трактовки) какого-либо предмета, явления или процесса; основная точка зрения на предмет; руководящая идея для их систематического освещения. Употребляется также для обозначения ведущего замысла, конструктивного принципа в научной, художественной, технической, политической и других видах деятельности.
Концепция и ее аспекты. Концептуальный аспект теоретического знания выражает прежде всего парадигмальное «сечение» последнего, задает его топику и риторику, то есть определяет релевантные области применения и способы выражения конституируемых на основе развертывания «порождающей» идеи систем понятий (базовых концептов). Концепция исходит из установок на фиксацию предельных для какой-либо области («фрагмента» действительности) значений и реализацию максимально широкого «мировидения» (на основе «отнесения» к ценностному основанию познания). Она имеет, как правило, ярко выраженное личностное начало, означена фигурой основателя (или основателей, которые не обязательно являются реальными историческими персоналиями, так как в качестве таковых могут выступать мифические персонажи и культурные герои, трансцендентное божественное начало и т.д.), единственно знающего (знающих) исходный замысел.
Концепция вводит в дисциплинарные дискурсы, необязательно эксплицируемые в них онтологические, гносеологические, методологические и (особенно) эпистемологические допущения (способ дисциплинарного видения и доступные внутри него горизонты познания), без которых невозможна последующая более детальная проработка («раскрутка») презентируемой идеи. Кроме того, она «онтологизирует» и «маскирует» внутри исходной (базисной) теоретической структуры компоненты личностного знания, нерационализируемые, но необходимые внутри нее представления, «стыкуя» между собой различные по языковому оформлению и генезису (происхождению) компоненты, вводя с этой целью ряд дисциплинарных метафор.
Таким образом, концепция, прежде всего, вводит в теоретические дискурсы дисциплин их исходные принципы и предпосылки («абсолютные предпосылки», согласно Коллингвуду), определяющие базисные понятия-концепты и схемы рассуждений, формируя «фундаментальные вопросы» («идеи»), в соотнесении с которыми получают свое значение и обоснование выстраиваемые внутри этих дискурсов специальные утверждения. Коллингвуд считал, что изменение концептуальных оснований (изменение интеллектуальной традиции у Тулмина) — наиболее радикальное из всех, которые может испытывать человек, так как оно ведет к отказу от обоснованных ранее убеждений и стандартов мышления и действия, к смене исходных концептов-понятий, обеспечивающих целостное восприятие мира. Концепция, являясь формой выражения дисциплинарности, по-разному специфицируются в философии, теологии и науке.
Концепция как философия. Наиболее адекватной собственно концептуальной форме является философия, которую можно трактовать как дисциплинарность по порождению и обоснованию концепции (в которых культура (само) описывает себя), «производству» базовых концептов культуры, определяя «концептуальные возможности» последней. Дисциплинарная концептуальность философии принципиально разомкнута в гиперпространство. В этом отношении теология принципиально «замыкает» свои горизонты через механизмы догматизации, соответственно — свои догматы.
Сам термин «концепция» заменяется здесь, как правило, близким ему термином «доктрина» (лат. docere — учить, doctrina — учение, например, доктрина грехопадения), но несущим подчеркнуто христианские коннотации и подчеркивающим элемент разъяснения сути вероучения: в частности, новообращенным, когда она может приобретать форму катехизиса — поучения, аналог которому можно найти в большинстве развитых вероучений, например, «тора» («указание», «наставление») в Иудаизме. Тем самым, будучи содержательно релевантной концепцией, доктрина в смысловом отношении делает акцент на «непреложности», «конечности» оснований-предпосылок, не подлежащих релятивизации (что периодически происходит в философских концепциях).
В свою очередь, акцент «научения» имплицитно присутствует и в понятии концепции как таковой. Этот ее аспект эксплицируется, когда понятие доктрины переносят за рамки теологии и религии, в частности, в область идеологических и политологических дискурсов (например, коммунистическая доктрина), чтобы специально подчеркнуть элемент «догматики» в концепции (отсюда производные понятия — «доктринер», «доктринерство»).
В классических дисциплинарных дискурсах была сильна тенденция к отождествлению понятия «концепция» с понятием «теория». Иногда им обозначали «неполную», «нестрогую» и т.д. теорию именно для того, чтобы подчеркнуть ее «неполноту», «нестрогость». В неклассической науке понятие концепции стали, как правило, редуцировать к фундаментальной теоретической (концептуальной) схеме (включающей в себя исходные принципы, универсальные для данной теории законы, основные смыслообразующие категории и понятия), или (и) к идеализированной (концептуальной) схеме (модели, объекту) описываемой области (вводящей, как правило, структурно-организационный срез предметного поля, на которое проецируются интерпретации всех утверждений теории).
Таким образом, концепция редуцируется к предварительной теоретической организации «материала» внутри научной теории, которая в своей полной «развертке» выступает как ее реализация (в том числе «переводящая» исходные базовые концепты в конструкты). Однако в науке концепция способна быть и самостоятельной формой организации знания, особенно в социогуманитарном знании (например, диспозиционная концепция личности или концепция социального обмена в социологии), «замещающей» собой теорию.
Акцент на концептуальности в научном знании имплицитно актуализировал социокультурную и ценностно-нормативную составляющую в нем, смещал фокус с «когнитивного», «логического», «внутрисистемного» в теории на «праксеологическое», «семантическое», на ее «открывание» вовне, что актуализировало проблематику социокультурной исторической обусловленности научного знания в целом. Эксплицитно это было осознано в постклассической методологии науки и в социологии знания (концепции и\или концепты: «личностное знание» и «научное сообщество» Полани, «тематический анализ науки» Холтона, «исследовательская программа» Лакатоса, «сильная программа» Д.Блура, «парадигма» и «дисциплинарная матрица» Куна, «междисциплинарное единство» А.Койре, «дисциплинарный анализ» и «интеллектуальная экология» Тулмина и др.).
В целом постклассическая методология сильно поколебала и представления о теории как высшей форме организации и структурации научного знания, и представления о возможности преодоления его «гипотетической природы», реабилитировав тем самым и концепцию как самостоятельную форму знания».

(Социология: Энциклопедия. / Сост. А.А.Грицанов, В.Л.Абушенко,
Г.М.Евелькин, Г.Н.Соколова, О.В.Терещенко. 2003г.)

Таким образом, слово «концепция» может иметь следующие значения и толкования:
— выводы
— замысел
— понятие
— восприятие
— соображение
— соображения
— образ понятия
— общий замысел
— ведущий замысел
— система взглядов
— руководящая идея
— способ понимания
— генеральный замысел
— основная мысль чего-либо
— система достижения целей
— теоретическое построение
— единый, определяющий замысел
— основная точка зрения на предмет
— то или иное понимание явлений, процессов
— система путей решения выбранной задачи
— основная точка зрения на предмет или явление
— то или иное понимание явлений действительности
— акт схватывания, понимания и постижения смыслов
— система взглядов на явления в мире, в природе, в обществе
— ведущая мысль какого-либо произведения, научного труда и т.д.
— определенный способ понимания, трактовки какого-либо явления
— ведущий замысел, конструктивный принцип в какой-либо деятельности
— комплекс взглядов, связанных между собою и вытекающих один из другого
— руководящая идея для систематического освещения предмета или явления
— внезапное рождение идеи, основной мысли, художественного или другого мотива
— определенный способ понимания, трактовки какого-либо предмета, явления, процесса
— система идей, убеждений, взглядов и творческого метода, способов и приемов работы
— единый, определяющий замысел, ведущая мысль какого-нибудь произведения, научного труда
— система связанных между собою и вытекающих один из другого взглядов на те или иные явления
— определённый способ понимания (трактовки, восприятия) какого-либо предмета, явления или процесса
— комплекс ключевых положений или установок мышле¬ния, позволяющих сохранять направленность исследования
— разработка и развертывание личного знания, которое в отличие от теории не получает завершенной дедуктивно-системной формы организации
— определенная система связанных между собою и вытекающих один из другого взглядов, способов понимания и трактовки явления, предмета или процесса
— ограниченная совокупность обозначений, допущений, постулатов, правил, утверждений, теорем, используемых в комплекте для построения человеческого знания
— система взглядов, понятий, представлений о каком-либо предмете, являющаяся «образным ключом» к пониманию конкретной проблемы, определяющая методы и способы ее решения

* * *