Статья 3.2.4. Тождество Микрокосма и Макрокосма.

«В «Шри-Кала-Чакра-Тантре», раннем тексте тантрического Буддизма, который сейчас находится в библиотеке Кембриджского Университета, Будда ясно говорит: «Макрокосм содержится в Микрокосме»… Считалось, что истина обитает в физическом теле, а само тело является лучшим проводником к осознанию истины» (см. Филипп Боневитс. Реальная Магия. 2007г. / Пер. с англ. К.Савельева).
«Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17:21). «…Царствие — внутри вас и вне вас» (Евангелие от Фомы, 2). «Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя (т.е. открыто, с непосредственной радостью), тот не войдет в него» (Лк. 18:17)» (см. Внутренний голос — награда или проклятье. 2008г.).
«Антропологический путь — единственный путь познания вселенной, и путь этот предполагает исключительное человеческое самосознание. Лишь в самосознании и самочувствии человека открываются божественные тайны. Философы, в сущности, всегда принимали это, то сознательно, то бессознательно» (см. Бердяев Н.А. Смысл творчества (Опыт оправдания человека). Имка-Пресс. 1985г.).
«…такой вид жертвоприношения обычно называют «ментальным жертвоприношением». Мы предпочитаем называть его «ритуальной интериоризацией», потому что, кроме умственной молитвы, оно подразумевает полное отождествление физиологических функций с Космосом. Подобное отождествление физиологических органов и функций с космическими районами и ритмами свойственно всему населению Индии. Упоминание об этом можно заметить в Ведах, но только в Тантризме (вследствие большого влияния йогических техник) это отождествление приобрело завершенность «системы»» (см. М.Элиаде. Йога. Свобода и бессмертие. София. 2004г).

* * *

1. ЧТО ТАКОЕ ТОЖДЕСТВО?

Согласно утверждению Садгуру Шивайя Субрамуниясвами (см. Садгуру Шивайя Субрамуниясвами. Слияние с Шивой. 2006г.), американца датского происхождения, Роберта Хансена (1927-2001), признанного во всем мире одним из виднейших проповедников Индуизма, «древнеиндийские священные тексты учат, что человек является не просто человеком, а Богом, что истинная природа его души божественна и пребывает в совершенном единстве с Господом. Это тождество души с Богом существует всегда и ожидает лишь пробуждения человека, который осознает данную истину». Садгуру Шивайя Субрамуниясвами рекомендует размышлять над этой истиной, поскольку она говорит нам о нашей истинной природе.
В Упанишадах, древнеиндийских религиозно-философских текстах, которые относятся к священным писаниям Индуизма, высшая природа человека обозначена термином «Атман», а высшая природа Реальности обозначена термином «Брахман». Существует множество определений и толкований термина «Атман» (см. статью 3.2.3. «Человек как манифестация Атмана») и термина «Брахман» (см. ниже). Но, во всяком случае, под «Атманом», в определенной степени, можно понимать принцип индивидуального/отдельного существования и начало, которое при всех трансформациях индивидуума остается неизменным, а под «Брахманом», в определенной степени, можно понимать принцип целостного, абсолютного существования и начало, которое при всей множественности и всем многообразии проявления остается неизменным. В Упанишадах много говорится о тождестве Атмана и Брахмана. Это тождество выражено в знаменитых четырех изречениях Упанишад (санскр. махавакья — афоризм, великое слово, мудрое изречение, высокодуховная фраза. см. ниже).
В древнеиндийской философии можно найти, по крайней мере, еще одно тождество, которому уделяется достаточно много внимания и которому придается особое значение — это тождество Микрокосма и Макрокосма, тождество Человека и Космоса. Согласно утверждению М.Элиаде (1907-1986), известного румынского писателя, ученого, исследователя мифологии, историка религии, автора более 30 научных, литературных и философских трудов, переведённых на 18 языков мира, «…подобное отождествление… свойственно всему населению Индии. Упоминание об этом можно заметить в Ведах, но только в Тантризме это отождествление приобрело завершенность «системы»» (см. М.Элиаде. Йога. Свобода и бессмертие. София. 2004г).
Но, прежде чем говорить об идее тождества Микрокосма и Макрокосма в Тантрической Традиции, обратим внимание на некоторые моменты. Во-первых, означают ли «тождество Атмана и Брахмана» и «тождество Микрокосма и Макрокосма» одну и ту же идею, или это, все-таки, разные идеи в рамках одной и то же концепции? Во-вторых, как известно, многие санскритские термины имеют множество значений и толкований не только в рамках Западной Традиции, но даже в рамках самой Индийской Традиции, и тем более в рамках Тантрической Традиции. Что следует подразумевать, при таких обстоятельствах, под понятиями Микрокосма и Макрокосма, и что следует включать в эти понятия. В-третьих, очень часто говорится о принципе подобия, аналогии, соответствия, соразмерности Микрокосма и Макрокосма, их «синонимичности», совпадении, единстве, взаимовлиянии, о присутствии, нахождении одного в другом. Означает ли это именно «тождество» Микрокосма и Макрокосма, или это все-таки «последствия» первичного, исконного «тождества» Микрокосма и Макрокосма. Но что тогда следует понимать под «тождеством» Микрокосма и Макрокосма?

«Тождество — см. идентичность».

(Философский энциклопедический словарь. 2010г.)

 «Тождество — 1. Полное сходство, совпадение. 2. В математике: равенство, справедливое при любых числовых значениях входящих в него величин».

(Толковый словарь русского языка С.И.Ожегова, Н.Ю.Шведовой.)

«Тождество — 1. Полное сходство, совпадение (напр. взглядов). 2. В математике: равенство, справедливое при любых числовых значениях входящих в него величин».

(Толковый словарь русского языка С.И.Ожегова.)

«Тождество — 1. В математике — уравнение, справедливое при всех допустимых значениях аргументов. 2. Предельный случай равенства объектов, когда не только все родовые, но и все индивидуальные их свойства совпадают».

(Социологический словарь.)

«Тождество – 1. А) Абсолютное совпадение с кем-л., чем-л. Как в своей сущности, так и во внешних признаках и проявлениях. Б) Точное соответствие чего-л. Чему-л. 2. Равенство, справедливое при всех числовых значениях входящих в него букв (в математике)».

(Толковый словарь русского языка Т.Ф.Ефремовой.)

«Тождество — отношение между объектами (предметами реальности, восприятия, мысли), рассматриваемыми как «одно и то же»; «предельный» случай отношения равенства. В математике тождество — это уравнение, которое удовлетворяется тождественно, т.е. справедливо для любых допустимых значений входящих в него переменных».

(Большой Энциклопедический Словарь.)

«Тождество — категория, выражающая равенство, одинаковость предмета, явления с самим собой или равенство нескольких предметов. О предметах А и В говорят, что они являются тождественными, одними и теми же, неразличимыми, если и только если все свойства (и отношения), которые характеризуют А, характеризуют и В, и наоборот (закон Лейбница). Однако, поскольку материальная действительность постоянно изменяется, абсолютно тождественных самим себе предметов, даже в их существенных, основных свойствах, не бывает. Тождество является не абстрактным, а конкретным, т.е. содержащим внутренние различия, противоречия, постоянно «снимающим» себя в процессе развития, зависящим от данных условий. Само отождествление отдельных предметов требует их предварительного отличия от других предметов; с др. стороны, часто приходится отождествлять различные предметы (напр., с целью создания их классификаций). Это означает, что тождество неразрывно связано с различием и является относительным. Всякое тождество вещей временно, преходяще, а их развитие, изменение абсолютно. В математике, где мы оперируем с абстракциями (числами, фигурами), рассматриваемыми вне времени, вне их измерения, закон Лейбница действует без особых ограничений. В точных же опытных науках абстрактное, т.е. отвлекающееся от развития вещей, тождество используется с ограничениями, и то лишь потому, что в процессе познания мы прибегаем в известных условиях к идеализации и упрощению действительности». 

(Что такое тождество. Ответы на Mail.ru.)

«Тождество — отношение между предметами (реальными или абстрактными), которое позволяет говорить о них как о неотличимых друг от друга, в какой-то совокупности характеристик (напр., свойств). В действительности все предметы (вещи) обычно отличаются нами друг от друга по каким-то характеристикам. Это не исключает того обстоятельства, что у них есть и общие характеристики. В процессе познания мы отождествляем отдельные вещи в их общих характеристиках, объединяем их в множества по этим характеристикам, образуем понятия о них на основе абстракции отождествления. Предметы, объединяемые в множества по некоторым общим для них свойствам, перестают различаться между собой, поскольку в процессе такого объединения мы отвлекаемся от их различий. Иными словами, они становятся неразличимыми, тождественными в этих свойствах. Если бы все характеристики двух объектов а и b оказались тождественными, объекты превратились бы в один и тот же предмет. Но этого не происходит, т.к. в процессе познания мы отождествляем отличные друг от друга предметы не по всем характеристикам, а лишь по некоторым. Без установления тождеств и различий между предметами невозможно никакое познание окружающего нас мира, никакая ориентировка в окружающей нас среде. Другими словами, предмет х может быть отождествлен с предметом у, когда абсолютно все их свойства являются одними и теми же. Понятие тождества широко используется в различных науках: в математике, логике и естествознании. Однако во всех случаях его применения тождество изучаемых предметов определяют не по абсолютно всем общим характеристикам, а лишь по некоторым, что связано с целями их изучения, с тем контекстом научной теории, в пределах которой изучаются эти предметы».

(Философский словарь.)

«Тождество — понятие, выражающее предельный случай равенства объектов, когда не только все родовидовые, но и все индивидуальные их свойства совпадают. Совпадение родовидовых свойств (сходство), вообще говоря, не ограничивает числа приравниваемых реально различных объектов — вид может быть и бесконечной совокупностью. Но совпадение наряду с родовидовыми и всех индивидуальных свойств (индивидуация) необходимо приводит к одному объекту или к одночленной совокупности, в которой объекты различны лишь условно-нумерически.
Имея в виду объективность тождества и опасность подмены тождества сходством, если анализ признаков не доведён до конца, философская мысль с давних пор связывала совпадение свойств тождественных либо с актуальной бесконечностью этих свойств, либо с положением объектов в пространстве и во времени. В первом случае одновременно постулировалось бесконечное разнообразие объектов), во втором — абсолютный характер пространства и времени. Эти соперничающие взгляды на основу тождества господствовали до начала XX в. и в естествознании, поскольку они подкреплялись авторитетом классической физики. Но с появлением новой физики оба постулата в их общем виде пришлось оставить: теория относительности релятивизировала пространственно-временные свойства объектов, а микрофизика открыла объекты с очень малым числом тех свойств (параметров), по которым все эти объекты оказались тождественными, обосновав при этом достаточность названных свойств для какого-либо сравнения микрообъектов и вовсе исключив пространственно-временные свойства из множества индивидуализирующих. Таким образом, отказ от постулатов, определявших классические представления о тождестве, обозначил переход научного мышления к более простой и более конструктивной идее тождества, основанного на понятии о наблюдаемых состояниях объектов, т.е. по существу — на абстракции отождествления или на абстракции неразличимости».

(Философский энциклопедический словарь. Гл. ред:
Л.Ф.Ильичёв, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалёв, В.Г.Панов. М. СЭ. 1983г.)

«Понятие тождества является основным понятием философии, логики и математики, поэтому к нему относятся все трудности, связанные с выяснением и определением исходных (основных, фундаментальных) понятий науки. В комплексе вопросов, относящихся к понятию тождества, особого внимания заслуживают два: вопрос о тождестве «… самом по себе. Признаем мы, что оно существует, или не признаем?» и вопрос о тождестве вещей. Первый из этих вопросов является частью вопроса об онтологическом статусе абстрактных объектов, второй имеет самостоятельное значение. Как бы эти вопросы ни решались в философии, для логики и математики их решение всегда эквивалентно решению вопроса об определении понятия тождества. Однако нетрудно убедиться, проанализировав любое из известных логических (математических) определений тождества (вместо со способом его обоснования), что «идея тождества» и так или иначе определенное «понятие тождества» — это не одно и то же. Идея тождества п р е д в а р я е т любое определение понятия (предиката) тождества, равно как и вводимое определением понятие «тождественные вещи». Это обусловлено тем, что суждение о тождестве каких-либо объектов всегда предполагает, что уже выполнены (или должны быть выполнены) какие-то другие, вспомогательные, но необходимые — отнюдь не посторонние для данного суждения — отождествления. Именно в связи с проблемой «допустимых отождествлений» философский анализ может послужить полезной предпосылкой для логического и математического анализа понятия тождества…
Очевидно, что с онтологической точки зрения, выраженной в принципе индивидуации, тождество представляется абстракцией и, следовательно, идеализацией. Тем не менее, оно имеет объективное основание в условиях существования вещей: практика убеждает нас в том, что существуют ситуации, в которых «разные» вещи ведут себя как «одна и та же» вещь. В этом смысле принцип тождества неразличимых выражает эмпирически подтверждаемый, основанный на опыте, факт нашей абстрагирующей деятельности. Поэтому «отождествление различного» по принципу Лейбница не следует понимать как упрощение или огрубление действительности, не соответствующее, вообще говоря, истинному порядку природы…
В связи с этим формулировка принципа тождества, известная как лейбницевско-расселовская (см. Равенство в логике и математике), вряд ли соответствует философской точке зрения самого Лейбница. Известно, что Лейбниц принимал принцип индивидуации: «Если бы два индивида были совершенно… не различимы сами по себе, то …в этом случае не было бы индивидуального различия или различных индивидов». Известно также, что любое нетривиальное употребление тождества, соответствующее принципу тождества неразличимых, предполагает, что x и у — разные предметы, которые лишь относительно неразличимы, неразличимы в некотором интервале абстракции, определяемом либо разрешающей способностью наших средств различения, либо принимаемой нами абстракцией отождествления, либо, наконец, задаваемом самой природой. (М.Новосёлов)». 

(Философская Энциклопедия. В 5 т. / Под ред. Ф.В.Константинова. М. СЭ. 1960-1970гг.)

«Тождество — понятие, обычно представленное в естественном языке либо в форме «а (есть) то же, что и б», или «а тождественно б, что может быть символизировано как «а = б» (такое утверждение обычно называют абсолютным тождеством), либо в форме «а есть то же по свойству, что и б» (утверждения подобного вида называются относительным тождеством).
Утверждения тождества, как правило, истолковываются различным образом. Наиболее ограничительным является предложение Л.Витгенштейна, выдвинутое в его «Логико-философском трактате»: элиминировать утверждения тождества путем введения специальных ограничений на единичные термины, когда каждому предмету сопоставляется не более одного единичного термина. Альтернативный подход представлен классической теорией тождества (Дж. Перри, Дж. Нельсон), сводящей все тождества естественного языка к абсолютным тождествам, и релятивистской теорией (П.Гич), сводящей все тождества к относительным. Существует и смешанная нередукционистская стратегия (Д. Одегард), когда принимаются во внимание оба вида тождества.
Классическая теория тождества базируется на утверждении о том, что все тождественно самому себе, ничто не является тождественным чему-либо еще, кроме самого себя (Д.Льюис). Однако при подобном понимании тождества для физических объектов возникают проблемы преемственности (самотождественны ли длящиеся во времени предметы, сохраняются ли предметы после замены их частей). Согласно Г. Фреге, мы должны уметь распознавать объект, обозначенный введенным нами символом, как тот же самый. В связи с этим вводится принцип неразличимости тождественных предметов, гласящий, что тождественные объекты неразличимы по свойствам. Такое понятие тождества удобно для математических целей, где объекты заданы жестко и не изменяются со временем.
Теория относительного тождества принимает следующий постулат: два предмета могут совпадать по отношению к одному свойству и различаться по отношению к другому. Формальные теории относительного тождества в большинстве своем строятся в рамках второпорядковой логики, поскольку приходится вести речь о совокупности свойств. Отношению относительного тождества в этом случае сопоставляется множество свойств.
В последние десятилетия проблема тождества часто обсуждалась в связи с проблемой семантики возможных миров. Центральными вопросами при этом были проблема подстановки тождественных выражений и проблема идентификации индивидов сквозь возможные миры. Закон подстановки тождественного гласит, что если один из двух тождественных объектов обладает определенным свойством, то им обладает и второй объект. Однако в модальных контекстах это приводит к тому, что все тождества являются необходимыми тождествами, т.е. если а = b, то выводимо (а = b). Тем самым ставится под сомнение возможность случайных утверждений о тождестве. (В.Л.Васюков)». 

(Новая философская энциклопедия. В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)

Конечно, все эти и другие подобные вопросы могут составить отдельную интересную тему, достойную внимания такого раздела Российской Тантрологии, как Антропология (Тантры), поскольку «определенность» по таким понятиям, как «атман» и «брахман», «микрокосм» и «макрокосм», и «определенность» по таким утверждениям, как «тождество Атмана и Брахмана», «тождество Микрокосма и Макрокосма» и др., позволят глубже и лучше понять соответствующие тантрические концепции и по достоинству оценить то Знание, через которое Тантра «предлагает» свою уникальную и неповторимую Истину о Мире и Человеке, согласно которой, и Мир и Человек есть «Шива-Шакти», т.е. не только душа человека тождественна Шиве, не только сознание человека тождественно сознанию Шивы, но и тело человека также тождественно телу Шивы. Более того, верно и другое: тело человека есть «план» проявления Шакти, сознание человека есть «план» проявления Шакти, душа человека есть «план» проявления Шакти. Весь Мир и Человек являются «проявлением» Шакти и «отражением» Шивы. Поэтому, согласно Тантре, самым важным для человека является не познание какой-либо отдельной метафизической истины, а постоянное движение человека и его сознания для расширения понимания и осознания этой Истины, и в итоге  о с о з н а в а н и я  этой Истины, Истины о Мире и Человеке.

«Часть 3. Лестница Иакова, или Эволюционный архетип. От Микрокосма до Макрокосма. Одна из величайших загадок, предлагаемых древней индийской философией, заключается в неоднократно постулируемом тождестве Микрокосма (человека) и Макрокосма (Вселенной) и, более того, в утверждении, если говорить на современном языке, голографической природы мира: мир целиком и полностью отражен в каждом своем объекте; и в то же время каждый объект имеет богатую собственную структуру, которая совершенно различна у разных объектов. Как же все это можно понимать?». 

(А.Подводный. Покрывало Майи, или сказка для невротиков. М. Изд. Флинта. 2002г.)

«Суть-то великой религиозной истины заключалась совершенно в другом. Подобие Бога и человека кроется не во внешней форме, а во внутреннем содержании. Внутреннее содержание человека столь же многомерно и богато неисчерпаемым смыслом, как и содержание Бога. Именно через это изначально заложенное в конструкцию мироздания сходство и лежит возможный путь человека к Богу. Через развитие, взращивание в себе потенциальных, скрытых до поры до времени эмбриональных энергоинформационных возможностей до поистине Божественных качеств. Именно в этой идеологии и философии потенциального тождества кроется философия соотнесения Человека-Микрокосма и Абсолюта-Макрокосма, которая широко использовалась во многих великих мировоззрениях древности от античных герметистов до китайских даосских алхимиков». 

(Источник неизвестен)

«Я хочу сказать вам — вы не части Бога; нет никакого Бога. Вы — это целый космос в самом себе. В тот миг, когда вы достигаете своего пика, своего предельного достижения буддовости, вы и есть Бог, потому что вы становитесь частью Космоса. Не частью Бога… вы целый Бог. Только один человек, П.Д.Успенский, пошел на огромные хлопоты, чтобы доказать это. В обычной математике — он был великим математиком этого столетия — часть всегда меньше, чем целое, это очевидно. Но он был главным учеником Георгия Гурджиева. Он писал: «Во внутреннем мире сознания есть высшая математика, где часть равна целому, не меньше, чем целое». Он — единственный человек во всей истории, кто утверждал абсолютную истину. Во внутреннем мире вы не часть Бога, вы — целое. Во внутреннем мире часть равняется целому. Когда Успенский показал свой манускрипт своему учителю, Георгию Гурджиеву, тот сказал ему: «Вам придется сделать еще одно утверждение: что бывают моменты во внутреннем мире, когда часть больше, чем целое». Успенский, будучи математиком, уже вышел за пределы математики, но это было слишком — то, что часть может быть больше, чем целое.
Но я абсолютно согласен с Георгием Гурджиевым. С неохотой Успенский записал это, но отметил в своем введении: «Это утверждение — что часть может оказаться больше целого — непостижимо для меня, но так говорит мой учитель, поэтому я помещаю это. Но я не могу поддержать этого никаким доказательством».
Доказательство — это еще не вся проблема. Целое бессознательно: деревья, горы, реки, океаны, — все бессознательно. Когда будда приходит к своему осуществлению, он не только равен целому, он определенно больше, чем целое, потому что целое почти бессознательно. В его сознании, во взрыве его сознания часть может стать больше, чем целое.
Я говорю вам: каждый равен целому, а бывают моменты взрыва сознания, когда часть гораздо больше, гораздо обширней, чем целое существование. Сознание окружает все существование подобно огромному таинству…». 

(Ошо. Таинство и поэзия запредельного. 2003г.)

Идея тождества Микрокосма и Микрокосма с давних времен присутствует во многих культурных, религиозных, философских, эзотерических традициях разных стран мира. И в науке, и в философии, и даже в богословии можно найти множество символов, которые «говорят» об идее тождества Микрокосма и Макрокосма.
Как известно идея единства мира, единства Микрокосма и Макрокосма была положена в основу греческой философии и культуры. Эта идея играла большую роль в учении Сократа, философии Платона. Именно эта идея лежит в основе знаменитого изречения древнегреческого мудреца Хилона, высеченного на фронтоне храма Аполлона в Дельфах: «Познай самого себя и ты познаешь богов и Вселенную». Именно эта идея лежит в основе высказываний Гермеса Триждывеличайшего, например: «Третье существо есть человек, сделанный по образу (всего) мира» (Герметический свод. 8:5).
«В основе христианской антропологии лежит идея об образе и подобии Божием. О сотворении человека Откровение возвещает так: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1, 26)… Св. Василий Великий говорит, что человек есть тварь, получившая повеление стать Богом. Это повеление надо понимать не как принуждение, а как обращение к человеческой свободе. Как существо личностное, человек может принять или отвергнуть волю Божию, но образ Божий — неразрушим в человеке…
«Нет ничего замечательного в том, — говорит святой Григорий Нисский, — что хотят сделать из человека образ и подобие вселенной; ибо земля преходит, небо изменяется и все их содержимое столь же преходяще, как и содержащее». «Говорили: человек-микрокосмос и, думая возвеличить человеческую природу этим напыщенным наименованием, не заметили, что человек одновременно оказывается наделенным качествами мошек и мышей». Совершенство человека заключается не в том, что уподобляет его совокупности тварного, а в том, что отличает его от космоса и уподобляет Творцу. Откровение говорит нам, что человек был создан по образу и подобию Божию.
Все отцы Церкви, как восточные, так и западные, видят в самом факте сотворения человека по образу и подобию Бога превечную соустроенность, первоначальную согласованность между существом человеческим и существом Божественным. Однако богословское освещение этой откровенной истины в восточном и западном предании часто различно, хотя нисколько не противоречиво…
Множественность образа Божия во множестве человеческих ипостасей, совершенно не противоречит онтологическому единству природы, общей всем людям. Наоборот, человеческая личность не может достичь полноты, к которой она призвана, не может стать совершенным образом Божиим, если она присваивает себе часть природы, считает ее своим личным достоянием. Ибо образ Божий достигает своего совершенства только тогда, когда человеческая природа становится подобной природе Божией, когда она стяжает полное приобщение нетварным благам. Однако существует только одна природа, общая для всех людей, хотя она и кажется нам раздробленной грехом, разделенной между многими индивидами. Это первозданное и восстановленное в Церкви единство природы представляется апостолу Павлу столь абсолютным, что он именует его «Телом Христовым»…
Итак, то, что соответствует в нас образу Божию, не есть часть нашей природы, а [есть] наша личность, которая заключает в себе природу. Природа есть содержание личности, личность есть существование природы. Личность становится совершенным образом Божиим и стяжает Его подобие, которое есть совершенство природы, общей всем людям. Различение между личностями и природой воспроизводит в человечестве строй Божественной жизни, выраженный троичным догматом. Это — основа всякой христианской антропологии, всякой евангельской морали…» (см. В.Лосский. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М. 1991г. Глава VI. Образ и подобие).

Как известно, существуют общеиндийская и общебуддийская идеи тождества Макрокосма и Микрокосма. Эта же идея присутствует и в Даосизме и др. традициях.
Как известно, в основе астрологических суждений лежит принцип подобия, в том числе принцип подобия Микрокосма Макрокосму. «То, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу» — это основной «постулат» алхимии. То же самое можно наблюдать и в Магии. В Изумрудной Скрижали Гермеса Трисмегиста сказано: «Вот что есть истина, совершенная истина и ничего кроме истины: то, что внизу, — подобно тому, что наверху, то, что наверху — подобно тому, что внизу», или «Правильно, верно без лжи и истинно то без сомнения: что то, что внизу и вовне, подобно тому, что в выси и в глуби, и то, что в глубине и вверху, подобно тому, что внизу и снаружи, — для исполнения чуда единства».
Поэтому и увековечено изречение древнегреческого мудреца Хилона на фронтоне храма Аполлона в Дельфах: «Познай самого себя и ты познаешь богов и Вселенную». Т.е. познав себя, можно познать мир. Но ведь истинно и обратное — познав мир, можно познать человека. Существует еще третий вариант — одновременный процесс познания себя и мира, который мы обнаруживаем в Тантрической Традиции, в которой принцип тождества Микрокосма и Макрокосма приобретает важное практическое значение. Благодаря познанию человеком своей истинной природы и осознанию природы Высшей Реальности, становится возможной (через определенную практику) трансформация «низкого» состояния сознания человека в состояние более высокое и даже высшее.
Принцип тождества Микрокосма и Макрокосма хорошо представлен в Тантрической Традиции, где он не только убедительно и красиво обоснован «философски», «теоретически», но и прекрасно используется в практических целях и отличается широкой практической применимостью (см. Мантра-Видья, Пинда-Видья, Прана-Видья, Свабхава-Видья, Свадхарма-Видья, Таттва-Видья, Чакра-Видья, Янтра-Видья, Панча-Махабхута-Видья, Панча-Майякоша-Видья и др.). Вот что пишет С.В.Пахомов:

«Основное содержание работы. Вторая глава исследования «Индуистская тантрическая философия: общие перспективы» посвящена введению в проблематику ИТФ. ИТФ структурирована определенным образом. Мы выделяем четыре основополагающих раздела ИТФ: теология, онтология, антропология и сотериология… Третий раздел ИТФ, антропологический, обнимает весь комплекс проблем, связанных с описанием человека как духовного, микрокосмического существа…
ИТФ характеризуется таким методологическим приемом, как «критерий тождественности». В Тантре Реальность трактуется как совокупность гомологических рядов, отражающихся друг в друге. Критерий тождественности охватывает четыре типа тождественности, коррелирующих с четырьмя разделами ИТФ. Так, в теологическом разделе это тождество двух аспектов абсолютного, в онтологии — тождество абсолюта в целом и вселенной, в антропологии — тождество вселенной и человека, наконец, в сотериологии — тождество между человеком и Богом. Четверица тождеств является чем-то вроде символического комплекса узловых точек, облегчающих гомологизацию Реальности.
Глава пятая носит название «Антропология Тантризма». Тантризм не обходит своим вниманием архаическую проблему соотношения макро- и микромиров. Если макромиром является окружающий Универсум, мифологически окрашенный, то микромир сосредоточен в индивидуальной телесной сфере и как таковой антропоцентричен. При этом микромир — это не «плотное» (физическое) тело, а более тонкий его уровень. Йога позволяет Тантре созерцать внутренние пространства как сущностно идентичные «внешнему» символическому, сакральному Космосу.
Человеческое тело попадает в зону особого внимания со стороны Тантры. Тантрический йогин видит свое тело-микрокосм как состоящее из различных уровней, вбирающих друг друга. Каждый из них сопоставлен с макрокосмическим аналогом. Тело состоит как минимум из пяти подобных слоев: это тело плотное, тело «жизненное», интеллект, сознание и «тело божественной радости». Порядок восхождения этих «тел» показывает, что между ними нет по сути принципиального различия. В конечном счете, он доказывает идентичность материи и духа: и та, и другой оказываются разными формами энергии…
Помимо вертикальной структурации тело-микромир в Тантре воспринимается и «горизонтальным» образом: в этом случае тело превращается в совокупность участков различной степени сакрализованности. Континенты, океаны, горы, реки, сакральные маршруты «внешнего» мира имеют параллели на микрокосмическом уровне. Так, позвоночный столб коррелирует с мировой горой Меру, каналы энергии — с реками, и т.д.».

(Пахомов С.В. Индуистская тантрическая философия.
Диссертация. Монография. СПб. 2001г.)

«В своем анализе тантрической мысли мы выделили четыре вида тождества. Их можно было бы выделить и больше, нюансируя исходные варианты, в основе которых лежат представления о Божестве, вселенной, языке и человеке. Однако нам показалось, что систематизация, обращенная к открытости, будет более приемлемой и уместной, нежели замкнутая классификационная схема. Все равно ведь все различия учесть никогда не удастся, да это и не нужно: достаточно прочитать исходный принцип, который их выделяет. И в основе этого принципа лежит тождество двух ликов абсолютного. Тождество Шивы и Шакти. Тождество абсолютного и множественного. Данная разновидность тождества с успехом может быть прослежена практически во всех сакральных течениях индийской мысли. Тантра внесла в этот комплекс представлений идею о том, что тождество двух миров происходит на основе одного из аспектов высшего начала, а именно динамического начала, Шакти… <…>.
Тождество микро- и макрокосма. Универсум называется Махабрахманда, «большое яйцо Брахмы», которое, в свою очередь, состоит из «космосов» меньшего размера. Все эти миры можно обнаружить и в человеческом теле. Как говорит «Вишвасара-Тантра» относительно тела, «то, что есть здесь, имеется и в другом (мире); то, чего нет здесь, нет нигде». Сакральному центру индийского универсума, горе Меру, соответствует позвоночник, внутри которого располагается центральный энергетический канал (сушумна). Чакры, духовные центры «тонкого» тела — это питхи, традиционные места паломничества, и в то же время это семь миров индийской мифологии. Нади, каналы энергии, отождествляются с реками, семь дхату (элементы тела) — с семью островами. Пот, слезы и другие жидкости — океаны, огонь — прана, и т.п.
В целом подобные соответствия индийская культура знает в изобилии. Однако эта традиционная идентификация двух уровней, один из которых является ограниченным, а другой безграничным, производится в Тантре с привлечением концепта Кундалини.
Свернувшаяся в кольца «змея» Кундалини, «спящая» в недрах духовного существа — это квинтэссенция духа творения, которое завершается образованием наиболее плотных слоев материи (бхуми, «земля»). Материальность происходит из чистой энергии Абсолюта. Невозможно определить, где кончается чистый дух, а где начинается телесность, все происходит постепенно, с выделением определенных аспектов. Шакти, трансформируясь, «извлекает», из себя мироздание… <…>.
Кундалини есть центр микрокосмического существа, в котором существуют все миры и планы, встречающиеся и макрокосмической вселенной. Естественно, это вселенная сакральная, пронизанная божественным сознанием и на каждом плане охраняемая соответствующими небесными покровителями. Духовное спасение человека заключается в постепенном овладении различными силами, скрывающимися в теле. Это овладение происходит параллельно с нарастанием «пробуждения» Кундалини… <…>.
Может возникнуть вопрос, зачем стремиться к освобождению из этого мира, раз он в основе своей идентичен Парашиве? Тантра различает между миром как целым (вишва, или прапанча) и миром как объятым Майей, миром-сансарой. В первом случае смысл понятия «мир» географически нейтрален, даже положителен, поскольку вишва раскрывается именно в качестве формы (рупа) абсолютного Сознания. От подобного мира не освобождаются, скорее, он мыслится как своего рода сцена, на которой адепт достигает наибольшего могущества и идентификации с Шивой. Во втором случае подчеркивается омрачение высшего сознания, влекущее за собой дуалистическое (множественное) видение вещей, членение единого Универсума на отдельные кластеры и слои значений, а самое главное, непонимание того, что в основе всего этого лежит динамическое, живое, универсальное сознание. Стремясь прервать дурную бесконечность сансары, именно с Майей сражается тантрический практик, ее он старается победить — но на высших ступенях практики и посвящения он приходит к пониманию того, что Майя, в сущности, ничем не отличается от Шакти, с помощью которой он движется к окончательной свободе».

(Пахомов С.В. Представление о тождестве в индуистской тантрической
философии. Ж. «Религиоведение». 2004г. №1. С.134-149)

«Идея тесной взаимосвязи микрокосмического (индивидуально-телесного) и макрокосмического (или трансцендентного) уровней фигурирует в индийских учениях с древнейших времен. Возможно, эта повсеместно распространенная идея есть следствие «примитивного материализма, в котором человеческое тело и природа не ощущаются разделенными». Индийская культура смогла не только сохранить эту архаичную идею, но и наполнить ее новым содержанием. Взаимосвязь двух уровней проглядывает в знаменитом ригведийском гимне к Пуруше, о ней говорится в Брахмaнах, Упанишадах и других типах сакральных текстов. Поэтому Тантра в разработке холистической темы опирается на достаточно устойчивую и длительную традицию.
В пределах этой самой общей микро-макрокосмической парадигмы можно выделить несколько моделей тантрического понимания телесности. Согласно первой из них, иератической, тело воспринимается как некое сакральное вместилище, или как своего рода «голографическая ячейка», в которой целиком отображаются и уровни вселенной, и весь пантеон божеств и духов. Вторая охватывает специфические особенности физического и других, более тонких уровней тела; ее можно назвать полиморфной, потому что здесь представлено описание разных типов тел (в пределах одного и того же индивида), соединенных, тем не менее, прочными узами. Третью же модель понимания телесности мы условно именуем энергийной, потому что она описывает тонкие «энерго-структуры» и процессы тела, невидимые на физическом уровне и постигающиеся только в процессе йогической практики. По существу, каждая из моделей предлагает отдельный язык описания телесности в рамках единого микро-макрокосмического метаязыка.
Иератическая модель. Тело есть сакрализованный Микрокосм, или, говоря языком ортодоксальных индийских текстов, «малое яйцо Брахмы» (кшудра-брахманда). Оно также именуется Брахмапурой, т.е. «городом Брахмы». Согласно «Шива-Самхите» (II. 1-5), «в этом теле есть гора Меру, окруженная семью островами, есть реки, моря, горы, поля, владыки полей. В нем пребывают риши и муни, все звезды и планеты, священные места паломничества, святилища, божества святилищ. Солнце и луна, творящие и разрушающие мир, движутся [в нем]. Акаша, воздух, огонь, вода и земля также находятся в нем. Все существа трех миров также можно обнаружить в теле; весь мир вращается вокруг Меру. Тот, кто знает это — истинный йогин». Похожие слова звучат и в «Кауладжняна-нирнае». Как бы обобщая подобные перечисления, «Вишвасара-Тантра» заявляет: «То, что есть здесь, [в теле], есть и там, а чего здесь нет, нет и там».
Таким образом, иератичность телу придает то таинственное, непостижимое обычному уму обстоятельство, что весь этот огромный окружающий мир, со всем своим содержимым, целиком, без остатка способен поместиться в столь малую и ограниченную структуру…
В теле пребывают и самые высшие существа — Шива и Шакти, которые в общем понимаются только как символические персонификации каких-либо психофизиологических аспектов…
Наконец, тело как сакральное вместилище содержит в себе и все цели человеческого бытия. По словам «Маханирвана-Тантры» (VIII. 140), человеческое тело — это вместилище дхармы, артхи, камы и мокши, поэтому его нельзя продавать и покупать.
Полиморфная модель. В этой модели иератичность тела отступает на второй план, на первый же выходят его анатомические и психофизиологические компоненты. В описании телесной анатомии Тантра опирается в основном на разработки традиционной индийской медицины — Аюрведы. Есть две известные схемы полиморфной модели: в одной выделяются три, в другой — пять телесных структур разной степени материальной плотности.
Наиболее распространена в Тантре (собственно, и не только в ней) схема из трех элементов. В ней выделяются следующие уровни телесности: стхула (грубый, плотный), сукшма (тонкий) и пара (высший), или карана (причинный)…
Три этих тела соотносятся с тремя состояниями сознания индивида, известными в индийской психологии. Плотное тело — состояние бодрствования, тонкое — легкий сон, причинное — глубокий. Оставление же всех тел выводит существо в трансцендентную сферу (турийя).
В схеме из пяти элементов, восходящей еще к Упанишадам, иерархия выглядит иначе: 1) анна-майя, «пищевое тело»; 2) прана-майя, или «жизненное тело», состоящее из десяти внутренних жизненных сил-пран; 3) мано-майя, «рассудочное тело», основная функция которого — обработка данных, поступающих от органов чувств; 4) виджняна-майя, «тело сознания», имеющее целью постижение объекта, и, наконец, 5) ананда-майя, «тело блаженства», наиболее тонкое.
Пятеричная схема, в сущности, есть просто более детальная разработка тройственной схемы. Аннамайя соответствует стхула-шарире, пранамайя — частично стхуле, частично сукшме, маномайя и виджнянамайя — сукшме, анандамая — карана-шарире.
Пятеричная схема принята в Веданте, и те тантрические школы, которые ориентированы на эту школу (особенно на Адвайта-Веданту), используют данную схему…
Подобная модель телесности с резко сниженным масштабом иератичности статична и ретроспективно, с аксиологической точки зрения, выглядит негативной. Уже сам факт соединения индивидуальной души с телом — свидетельство ограниченности человека…
Сотериологическая составляющая в такой статичной десакрализованной модели также отсутствует: тело — это сложная органическая структура, направленная, прежде всего, на посюсторонние цели. Однако момент сотериологичности проявляется в следующей модели.
Энергийная модель. Представление об особой «тонкой», «мистической» физиологии часто излагается тантрическими авторами и довольно хорошо изучено современной наукой, более того, оно проникло даже в массовое сознание. По крайней мере, очень многие люди, не имея никакого отношения к Тантризму, наслышаны о кундалини, чакрах и «духовных нервах», по которым растекаются потоки энергии. Поскольку тема «мистической» физиологии достаточно хорошо известна, мы ограничимся только сжатым ее изложением…
Интерес к «мистической» тантрической физиологии в современной западной культуре сравнительно высок, что поднимает и вполне понятный вопрос относительно ее реальности. Однако в силу того, что проблематичен сам статус реальности, вопрос о реальности чакр, кундалини и нади, наверное, еще долго будет оставаться предметом споров. В рамках той парадигмы, в которой пребывает современная, материалистически мыслящая наука (в частности, медицина), аналогов этим сущностям она найти не может. Поэтому и продолжается упорное ассоциирование чакр с различными анатомическими «сплетениями». На самом же деле представление о «мистической» физиологии неразрывно связано с сотериологическими задачами, которые ставят перед собой последователи Тантры, поэтому вряд ли уместно рассматривать его вне этого контекста.
Разумеется, три вышеназванные модели тесно друг с другом связаны, и в тантрических текстах часто встречаются описания, в которых переплетаются элементы разных моделей. Ярким примером таких описаний служит уже сама концепция чакр…
Три модели телесности — иератическая, полиморфная и энергийная — соединяются в одно целое в рамках монистической модели. В индуистском Тантризме монистический принцип означает не статичное внутри-себя-присутствие единой идеальной сущности (как, например, в Адвайта-Веданте), а ее динамическое континуальное развертывание в виде эманирующих друг из друга «слоев», которые становятся все более плотными и в то же время дробными по мере удаления от сакрального центра. Это развертывание совпадает с проявлением и развитием мироздания.
С точки зрения космогонического процесса оказывается возможным рассматривать весь спектр реальности сквозь призму телесности. Тело в этом смысле предстает не столько как некая ограниченная форма, сколько как способ организации (и самоорганизации) бытия. Человеческая телесность становится частью «общетелесного» целого. Поскольку все едино и организовано, расположено в определенном порядке, то нет сущностей, не имеющих отношения к телу. «Телом» наделен даже высший Бог Парамашива, хотя его «телесность», конечно, несопоставима с телесностью более низких этажей Реальности. Шива обладает абсолютным духовным «телом сознания» (виджняна-деха), наделенным высшей силой, жизненностью, вибрацией (спанда). Начало творения-исхождения универсума (сришти) есть начало излучения Шивой-телом слоев, имеющих одновременно и гносеологический, и онтологический характер. Эти слои отличаются друг от друга степенью слитости субъективного и объективного аспектов сознания: чем выше, полнее эта слитость, тем ближе слой к высшей реальности. Абсолютная же слитость существует только в Боге…
Последователь Тантры, начиная трудную работу по самоосвобождению, обнаруживает себя в положении тела среди других тел. Постепенно ему становится ясно, что основной причиной постоянно возникающих в его жизни негативных ситуаций является дисгармония между умом и телом. Духовная практика (садхана) последовательно смещает его мировоззрение в нужном направлении: бесконечные отождествления «я» с физическим телом прекращаются. В процессе практики адепт постигает условность границ между своим телом и другими телами, постигает, что вселенная, по существу, есть продолжение его собственного тела, а значит, приходит к пониманию иных способов организации бытия, иных вариантов телесности. Идеалом духовного пути должен стать переход от индивидуальной дивергенции к надындивидуальной конвергенции с обретением высших состояний сознания. В конечном итоге происходит полное совпадение индивидуального «я» и высшего божественного «Я»».

(Пахомов С.В. Антропология Тантры: психосоматические аспекты.
// Asiatica. Труды по философии и культурам Востока. Выпуск 1. СПб. 2005г. С. 87-103)

* * *