Статья 3.10.4. Осознанность как сотериологическая концепция Тантры. (ч.4).

«В нашей совершенной самотрансценденции мы выходим и поднимаемся над невежеством или полупросветленностью нашего ментального сознательного бытия к величайшему «я» Мудрости и силе Истины над ним, чтобы пребывать там в незатемненном свете Божественного Знания. <…>. Виджняна, или Гносис, есть не только Истина, но и Сила Истины, это само действие беспредельной и божественной природы; это Божественное Знание в единстве с Божественной Волей в силе и восторге спонтанного, и светлого, и неизбежного самоосуществления. Таким образом, посредством Гносиса [Виджняны] мы изменяем свою человеческую природу в божественную. <…>. Это своего рода видение Истины, слышание Истины, память Истины, непосредственное распознавание Истины. <…> Ибо Виджняна [Гносис] является непосредственным и Божественным Знанием, в противоположность косвенному и человеческому знанию.
Ментальный рассудок с трудом продвигается от невежества к Истине, но Гносис содержит в себе непосредственный контакт, мгновенное видение, легкое и постоянное владение Истиной, не нуждается в поиске или каком-либо действии. <…>. Он показывает Истину в свете явлений. Гносис начинает с Истины и показывает явления в свете Истины; он сам — тело Истины и ее дух. <…>. Истина Гносиса свободна от сомнений, самоочевидна, самосуществующа, неопровержима и абсолютна.
Интеллект помогает себе сравнением, сопоставлением и аналогией, — переходит от опыта к косвенным знаниям логическими путями дедукции, индукции, предположениями всех видов, — полагается на память, выходит за свои пределы при помощи воображения, страхуется суждениями: все это процесс нащупывания и поиска. Гносис [Виджняна] не ищет, он владеет. Если он должен осветить, то и тогда он не ищет; он открывает, он просветляет. В сознании, трансформированном из интеллекта в Гносис, воображение заменилось бы вдохновением Истины, умственное суждение уступило бы место самопросветленному распознаванию. <…>. Наша ненадежная память отпала бы, а вместо нее наступило бы светлое владение знанием, божественная память, которая не является хранилищем познаний, а хранит все вещи всегда содержащимися в сознании, память одновременно прошлого, настоящего и будущего. <…>.
Если бы мы хотели описать Гносис [Виджняну] таким, как он есть в своем собственном осознании, а не так неполно, как он представляется нам в отличие от нашего собственного рассудка и интеллекта, то было бы едва ли возможно говорить о нем кроме как в образах и символах. <…>.
Божественное сияние неуклонного знания, божественная сила непоколебимой воли и божественное спокойствие неизменного блаженства есть природа или пракрити души в сверхразуме, в Виджняне. Вещество Гносиса, или супраментальный уровень, сделано из совершенных абсолютностей того, что есть здесь несовершенного и относительного, и его движения состоят из примиренных переплетений и счастливых сплавов всего, что здесь является противоположностями. Ибо за видимостью этих противоположностей находятся их истины, а истины вечного не конфликтуют между собой; противоположности нашего ума и нашей жизни, преобразованные в сверхразуме в свой истинный дух, соединяются вместе и выступают как оттенки и цвета вечной Реальности и непреходящей Ананды. Сверхразум, или Гносис [Виджняна], — это верховная Истина, верховная Мысль, верховное Слово, верховный Свет, верховная Воля-Идея; это внутреннее и внешнее продолжение Бесконечного, которое за пределами Пространства, освобожденное от оков Время Вечного, который вне времени, небесная гармония всех абсолютов Абсолютного» (см. Шри Ауробиндо. Синтез Йоги. Часть 2. Йога интегрального знания. Глава XXII. Виджняна или Гносис. Сайт www.orlov-yoga.com.).

* * *

(продолжение)

6. ЧТО ТАКОЕ ВИДЖНЯНА?

Согласно «Словарю русских синонимов», частота употребления слова «осознанность» составляет 68 раз на ≈ 300 млн. слов. Слово «осознанность» обычно ассоциируется с мудростью, развитым сознанием, знанием и опытом. Само слово «осознанность» происходит от слова «осознание», в основе которого так же, как и слова «сознание», лежит слово «знание». Таким образом, в слове «осознанность» присутствуют два слова — «знание» и «сознание» — с одинаковыми корнями, но имеющие фундаментальное различие. Например, человек, обладающий знаниями, может быть очень умным, оперируя огромным количеством различных сведений и фактов, а человек, обладающий осознанностью, может не иметь высшего образования, но при этом владеть великой мудростью. «Знание» и «сознание» не противоречат друг другу, они являются лишь разными уровнями человеческого развития и опыта. Человек должен стремиться к развитию и знания и сознания, потому что именно они несут глубочайшие изменения, которые могут вести к полной трансформации человека и общества.

Слово «осознанность» на английском языке передается следующими словами:
— attentiveness (внимательность)
— knowledge (знание, познание, осведомленность)
— knowing (знание, осознание, познание, понимание…)
— mindfulness (осознанность, внимательность, памятование)
— sensibleness (осознанность, чувствительность, благоразумность)
— conversance (осведомленность, информированность, проницательность)
— realization (осознание, понимание, постижение, осуществление, реализация, исполнение, воплощение…)
— consciousness (сознание, самосознание, осознание, сознательность, осознанность, понимание, память)
— perception (ощущение, восприятие, осмысление, осознание, постижение, понимание, представление, проницательность, познание…)
— awareness (осознание, осознавание, осознанность, сознательность, осведомленность, информированность, понимание, знание, ощущение…)

Слово «осознанность» на Санскрите может передаваться следующими словами:
— АБХИДЖНЯ (высшее интуитивное познание; целостное знание; сверхзнание, достигаемое с помощью медитации; высшее состояние сознания; сознание, ведающее провидением, прозрением, и способное постигнуть сущее как оно есть…)
— АНУБХАВА (ощущение, восприятие, постижение, переживание, опыт, понимание, осуществление, сознание, осознание, осознанность…)
— АНУБХУТИ (самопостижение, высшее духовное переживание, переживание самореализации…)
— АПРАМАДА (самопостижение, активная осознанность, бдительность, памятование…)
— БХАВАНА (тенденция сознания, сосредоточение сознания, недвойственное осознавание, мироощущение, мировосприятие, воображение, глубокомысленная мечта, дyховное отношение, медитация…)
— ВИДЖНЯНА (знание; мирское знание, идущее от опыта; особое знание; рассудок; понимание; проницательность; мудрость; Б.Л.Смирнов: познание, распознавание, правильное познание, реализационное знание)
— ВИДЬЯ (знание в наивысшем духовном смысле; знание единства; непосредственное видение истинного; Б.Л.Смирнов: знание, наука, учение); РИГПА (тиб. rig pa; санскр. видья) (букв. «осознавание» или «знание», в учениях Дзогчен означает чистое знание-видение, всеохватывающее присутствие; осознавание истины, врожденное осознавание, коренную осознанность, истинную природу человека, «сокровенную (глубочайшую) природу сознания)
— ПРАЖНЯ (состояние, соответствующее высшему уровню сознания, всеобъемлющее сознание, интуиция, интуитивная мудрость; целостное знание; божественная премудрость, ведущая к познанию Единого; Б.Л.Смирнов: сознание, понимание, воззрение)
— САМПРАДЖНЯ — (самоосознание; памятование; ясное знание; от «сам» (приставка, означающая соединение «со-», «вместе-») и «праджня» («знание», «мудрость»))
— ЧАЙТАНЬЯ (сознание, разумность, осознанность…)

Различные словари синонимов дают, как правило, три, иногда четыре синонима к слову «осознанность»: зрячесть; сознательность, осмысленность и разумность. Но есть словари, которые дают и больше синонимов. Таким образом, у нас есть следующие синонимы к слову «осознанность»:
— зрячесть
— сознание
— осознание
— понимание
— разумность
— осознавание
— самосознание
— просветление
— здравомыслие
— намеренность
— обдуманность
— бдительность
— осмысленность
— рациональность
— сознательность
— внимательность
— неинтуитивность
— проникновенность
— настороженность

Синонимами к слову «осознание» являются следующие слова:
— уяснение
— сознание
— признание
— понимание
— уразумение
— осмысление
— постижение
— разгадывание
— соображение
— раскусывание
— осмысливание
— сущпонимание
— проникновение
— самоосознание
— раскумекивание

Согласно информации, представленной в Статье 3.10.4. «Осознанность как сотериологическая концепция Тантры», можно говорить о том, что ОСОЗНАННОСТЬ — это:
— чистый ум
— присутствие
— знание изнутри
— сознательность
— внимательность
— самовоспоминание
— состояние сознания
— другой тип познания
— свидетельствование
— доведение до сознания
— глубокое присутствие
— осознание самого себя
— пробуждение сознания
— полная сознательность
— концентрация внимания
— состояние присутствия
— это ключ от всех дверей
— осознанное присутствие
— сознательные намерения
— памятование (осознание)
— активное бодрствование
— всесохраняющее сознание
— осознание своего сознания
— присутствие в настоящем
— естественная искренность
— присутствие здесь и сейчас
— осознанная внимательность
— свобода от неспокойного эго
— повышенная осведомленность
— быть в процессе воспоминания
— узнавание или чистое внимание
— высокая степень бдительности
— объёмный охват происходящего
— другое измерение существования
— сознание, открытое восприятию
— состояние присутствия в моменте
— глубокое понимание всех вещей и себя
— непосредственное знание о самом себе
— пребывание только в точке настоящего
— инструмент и феномен трансценденции
— противоположность бессознательности
— изначальная природа духовного существа
— сампраджня (сампаджанна) — ясное знание
— осознание состояния собственного сознания
— индивидуальная духовная сущность человека
— знание о душевном переживании как таковом
— способность полностью быть в здесь и сейчас
— постоянное осознавание того, что происходит
— результат включения сознания на происходящее
— способ жизни и результат этого способа жизни
— не результат какого-либо осознанного «делания»
— обработка и практическое усвоение информации
— осознаваемое переживание настоящего момента
— самосознание и более высокие формы осознавания
— присутствие вниманием в моменте здесь и сейчас
— свидетельствование происходящего здесь и сейчас
— непрерывное отслеживание текущих переживаний
— концентрация на своём центре и наблюдательность
— устремление быть осознанным в каждый миг бытия
— основа практики самопознания и духовного развития
— качество тотального (целостного) изменения личности
— акт контролируемого приложения внимания к чему либо
— удерживание внимания на высоком/глубоком уровне себя
— непрерывная внимательность в каждое мгновение жизни
— ключ, главный ключ, который открывает все двери жизни
— состояние нахождения или присутствия в «здесь и сейчас»
— постоянное присутствие в том, что вы делаете прямо сейчас
— осознание своих мыслей, чувств, эмоций, что и как вы делаете
— чёткое рефлексирование, из какой точки мы говорим и действуем
— способность сознания к интроспекции собственной деятельности
— степень понимания природы вещей и процессов их взаимодействия
— принятие на себя ответственности за своё внутреннее состояние
— более четкое и ясное понимание (осознавание) своей истинной сути
— способность человека быть здесь и сейчас, больше чувствовать мир
— иной способ постижения, отличный от чувственного и умозрительного
— состояние, в котором ты понимаешь, что происходит в настоящем моменте
— полное отождествление с переживаемыми в настоящий момент ощущениями
— зона пересечения постоянно сдвигающегося фокуса внимания тела с сознанием
— бытие в соприкосновении со своими собственными ощущениями, с тем, что есть
— глубинное, сущностное «Я», или личностное «я», погружающее в отождествление
— способность отчетливо воспринимать себя, реальность и отношения между ними
— полное осознание того, что происходит и присутствие в этом с полным сознанием
— прямое, непосредственное, свободное, непредвзятое, спонтанное восприятие Реальности
— постоянное словесное формулирование того, что сейчас происходит вокруг тебя и внутри тебя
— метод личностного преображения и в сотериологическом и психотерапевтическом контексте
— и средство и путь, цель которых невозможно предметно обозначить и логически обосновать
— состояние осознавания, благодаря чему мы можем поступать осмысленно, делать нечто осмысленное
— развитие нового органа восприятия, позволяющего увидеть самих себя и окружающий мир в новой перспективе
— способность сопровождать сознанием свои актуальные состояния, свои действия, свою деятельность, течение своей жизни
— тотальное присутствие в настоящем, не только телом (внешне), но и сознанием (внутренне), и принятие этого настоящего момента
— полное разотождествление с любыми мнимыми формами «истинного Я» (мысли, эмоции, маски и реакции) и полное принятие настоящего, того, что есть
— знание (в каждый момент времени) того, какие мысли и побуждения присутствуют в разуме, какие чувства возникают в душе и какие действия совершает тело
— состояние, когда человек полностью отслеживает (осознаёт) своё состояние, свои эмоции, своё тело, самочувствие, окружающий мир во всём его многообразии

Санскритское слово «виджняна» (vijñāna, विज्ञान, где vi — префикс «раз-» [не только в разделительном, но и в усилительном значении: разный, многоликий, многогранный, многоплановый], jñāna — «познание», «знание», «истинное знание», «высшее метафизическое знание, обретаемое в процессе духовной практики»…) букв. означает «сознавание», «распознавание», «различающее знание/сознание»; «сознание, направленное на объект», «знание о многом и разном». В Буддизме слово «виджняна» обозначает «сознание» в широком смысле слова, в «Чхандогья-Упанишаде» «виджняна» идентифицируется как «познание», в «Брихадараньяка-Упанишаде» «виджняна» обозначает «сакральное знание», в «Катха-Упанишаде» «виджняна» выше рассудка (манас) и тождественна интеллекту (буддхи). В «Бхагавад-Гите» «виджняна» и «джняна» находятся, по мнению Ф.Эджертона, в корреляции познания практического и познания умозрительного.
Исторически в индийской и буддийской философиях место для слова «виджняна» было определено как термин, который принято переводить как «сознание», хотя этимологически в термин «виджняна» изначально было вложено понятие «мудрость» в самом широком смысле этого слова, которая включает в себя всё, что человек имеет внутри себя (инстинкты, интуиция и др.) и все, что человек сохранил в себе через восприятие (чувства), познание, понимание и осознание. Виджняна — это наивысший уровень осознания, «осознание самого себя и мира», это «целостность духовного богатства человека», это все «человеческое» богатство в сфере мирского, физического и чувственного, тонкоматериального и тонкоэнергетического, сознательного, психического и духовного планов Жизни и Бытия в духовном единстве (самарасья) всех его составляющих частей.

«Глоссарий. Виджняна — Сознание-Истина; Высшее Знание, супраментальный Гнозис».
(Шри Ауробиндо. Интегральная Йога. СПб. Адити. 2015г. Сайт www.iknigi.net.)
«Виджняна (санскр.) — сознание, знание, познание, мудрость, различающее сознание, осознание».

(Универсальный русско-английский словарь.
2011г. Сайт www.universal_ru_en.academic.ru.)

«Звено осознанности. В зависимости от «кармических образований» появляется сознание (санскр. vijnana, пали vinnana). Это не сознание вообще, а его особый аспект — «связующее сознание». Оно так называется, ибо связывает личность или психику с психофизическим организмом новой жизни».

(Сайт www.buddhayana.ru.)

«Виджняна (от санскр. виджня — распознавать, различать) — идеальный ум; свободный духовный или божественный разум; великое всеохватывающее сознание, особенная характеристика супраментальной энергии, которая включает в себя всю истину, идею, предмет (цель) знания и видит их всех сразу в их сущности, в их всеобщности и по отдельности или в различных аспектах».

(Степанов А.М. Толковый словарь по оккультизму, эзотерике
и парапсихологии. добавить. Сайт ezoezo.ru.)

«Виджняна (от префикса «ви-», соответствующего русскому «раз» и корня «джня-» — знать) — начиная с Упанишад противопоставляется джняне как знание о многом, разном, с различением знающего и знаемого — знанию единого. В Веданте виджнянамайя-коша, т.е. «оболочка (Атмана), созданная из виджняны», составлена из интеллекта и основных способностей восприятия. Буддийское значение термина как «сознания, понятого процессуально», в индуистской философии не употребительно. (А.Парибок)».

(Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь.
/ М.Ф.Альбедиль, А.М.Дубянский. М. Республика. 1996г.)

«Виджняна (vi — префикс «раз-» и jnana — «знание», «познание», то есть распознавание, различающее познание) — понятие индийской философии и психологии, означающее различительное познание, осознание, понимание; в Буддизме относится к сознанию в широком смысле. <…>. В «Катха-Упанишаде» виджняна практически тождественна интеллекту — буддхи и выше рассудка — манаса. В Веданте виджнянамайя-коша — первая из «оболочек» тонкого тела (сукшма-шариры), если рассматривать их «со стороны» каузального, причинного тела (карана-шариры). Виджняна как дискурсивное, различительное познание превосходит праджню — целостную интуитивную мудрость».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Виджняна — Сознание. Знание. Познание. Мудрость. Различающее сознание, осознание. В Буддизме — непросветленное сознание, имеющее конкретное содержание, соответствующее восприятию мира на уровне низшей истины. Согласно модели восьмиединого сознания (астайя-виджняна), сознание имеет восемь видов. Высший из них (алайя-виджняна) имеет два аспекта, индивидуальный и космический, трансцендентный В некоторых учениях сознание, очищенное от аффектов и лишенное их притока, считают еще более высоким уровнем сознания, чистым сознанием. Его приравнивают к состоянию Абсолюта. Термин «виджняна» образует словосочетание «виджняна-скандха», означающее группу дхарм сознания в учении о скандхах. Он может также означать восприятие. Синонимы: Винняна (пали), Санджня, Сання, Санна».

(Популярный словарь по Буддизму и близким к нему учениям
/ Голуб Л.Ю., Другова О.Ю. Хроникер. 2003г.)

«Виджняна (санскр. vijnāna — различающее познание) — в индийской философии высшая познавательная способность, связанная с различением истинного и неистинного, а также с определением места, роли и функции каждого элемента в системе мироздания. В Буддизме отождествляется с сознанием, обозначая, в широком смысле, всю интеллектуальную активность, в узком -– шесть видов чувственных сознаний: зрительное, слуховое, обонятельное, осязательное и ментальное (мано-виджняна). Тесно связана с концепцией перерождения, являясь именно той конфигурацией элементов (дхарм), переходящей из существования к существованию, которая продолжает постоянно изменяться под воздействием динамики действий прошлой жизни (карма). Центральное место понятие «виджняна» занимает в школе Йогачара. (В.Г.Лысенко)».

(Новая философская энциклопедия. В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)

«Виджняна (санскр. от виджна — различать, распознавать) — понятие древнеиндийской теории познания и психологии, означающее способность различения, распознавания, дискурсивного мышления и соответственно знания, предполагающего анализ состава объекта и его отличий от др. сопоставимых с ним объектов. Понятие «виджняна» получило особое развитие в Буддизме, где виджняна входит в двусоставный комплекс, объединяющий духовные и материальные элементы индивидуальности (нама — рупа); насчитывается 89 подразделений виджняны, обнимающих разные виды познания (с помощью пяти органов чувств, ума-манаса, различения хорошего, нейтрального и плохого). Центральное место понятие виджняна занимает в школе Йогачара, или Виджнянавада (т.е. сторонников учения о виджняне), утверждавшей единственную реальность виджняны, сознания».

(Философский энциклопедический словарь. / Гл. ред. Л.Ф.Ильичёв,
П.Н.Федосеев, С.М.Ковалёв, В.Г.Панов. М. СЭ.1983г.)

«Слово «виджняна» (विज्ञान, vijnāna) образовано от санскр. वि- (vi-, «diverse» — разнообразный, различный, разный, многообразный; отличный; разноплановый, разносторонний, многогранный, многоликий, многоплановый; разнородный, неоднородный, пестрый, разнотипный, разношерстный; иной, несходный, разный, отличный от) +‎ ज्ञान (jnān, «knowledge» — знание), имеет следующие значения:
— science (наука, знание, умение…)
— knowledge (знание, познание, осведомленность, наука…)
— wisdom (мудрость, благоразумие, здравый смысл…)
— understanding (понимание, осмысление…)
— skill (умение, способность…)
— proficiency (знание, умение, опытность…)».

(Сайт www.en.wiktionary.org.)

««Я не был пессимистом, ничего не знал о жизни, о том, что она полна горя. Меня не побуждали к действию ни какое-либо желание избежать перерождения, или искать Освобождения, или даже получить бесстрастие или Спасение. Я не читал никаких книг, кроме «Перия Пуранам», Библии и кусочков из Таю-манавара или Деварама. Мое понимание Ишвары было подобно найденному в Пуранах. Я никогда не слышал о Брахмане, сансаре и т.п. Я еще не знал, что есть Сущность и Безличная Реальность, лежащая в основе всего, и что Ишвара и я оба идентичны с Ней. Позднее, в «Тируваннамалайе», при слушании «Рибху-Гиты» и других священных книг, я узнал все это и обнаружил, что они анализировали и давали имена вещам, которые я уже интуитивно прочувствовал без всякого анализа или именования. На языке этих книг мне следовало бы описать свое состояние после Пробуждения как шуддха-манас, или виджняна, или как интуиция просветленного». (Шри Рамана Махарши. Жизнь и Путь)».

(Духовный опыт просветления Шри Рамана Махарши. 23.11.2010г. www.naturalworld.guru.)

«Виджняна (санскр. от виджна — различать, распознавать) — понятие древнеиндийской теории познания и психологии, означающее способность различения, распознавания, дискурсивного мышления и соответственно знания, предполагающего анализ состава объекта и его отличий от других сопоставимых с ним объектов. Понятие виджняны получило особое развитие в Буддизме, где виджняна входит в двусоставный комплекс, объединяющий духовные и материальные элементы индивидуальности (нама — рупа); насчитывается 89 подразделений виджняны, обнимающих разные виды познания (с помощью пяти органов чувств, ума-манаса, различения хорошего, нейтрального и плохого). Центральное место понятие «виджняна» занимает в школе Йогачара, или Виджнянавада (т.е. сторонников учения о виджняне), утверждавшей единственную реальность виджняны, сознания. Виджняна — это абсолютная всеобщность (алая-виджняна), достигаемая благодаря применению Йоги, всё наблюдаемое многообразие видимого мира — лишь разные проявления виджняны, которая безгранична во времени и в пространстве и содержит в себе познающее и познаваемое (субъект и объект познания). В виджняне содержатся идеальные зародыши всех вещей; проекция их на внешний мир приводит к иллюзии реальности наблюдаемого мира. Это убеждение в иллюзорности мира вещей получило продолжение в теории несуществования души, согласно которой человек есть лишь условное название ряда совокупностей — материального тела, нематериального ума (манаса или читты) и сознания. Продолжающееся во времени бытие, жизнь возможны благодаря виджняне, которая переходит из жизни в жизнь и образует так называемую виджняна-сантану, т.е. постоянную виджняну».

(Советский философский словарь. 1974г.)

«1. Тройная трансформация: психическая — духовная — супраментальная. Часть 4. 2716. То, что он описывает как суперразум, — это ярко освещенное сознание; модифицированный супраментальный свет может касаться его, но не полная сила суперразума; и в любом случае, это — не суперразум. Он говорит о супраментальной части, которая невосприимчива — это невозможно, суперразум не может быть невосприимчивым. Суперразум является самой Истиной-Сознанием; он уже владеет Истиной и даже не нуждается в том, чтобы получать ее. Слово «Виджняна» иногда используется для верхнего освещенного интеллекта, находящегося в контакте с Истиной, и это может быть той частью в нем, которую он ощущал — но это не суперразум. Войти в суперразум можно только в самом конце садханы, когда все трудности исчезли и больше нет преград на пути этой реализации.
2717. Три плана — 1. Карана. 2. Хираньягарбха. 3. Вират. Параллель между Виджняной (или Карана Джагат Упанишад во главе с Праджней), приравненной к Сушупти, как и между миром Хираньягарбха, приравненного к Свапне, и тонким вещам вовсе не соответствует моему описанию суперразума. Но можно сказать, что для нормального разума, приближающегося или входящего на супраментальный план, тот становится состоянием Сушупти. <…>.
Виджняна — идеальный ум; свободный духовный или божественный разум; каузальная Идея; Истина; гносис; суперразум; всесторонний [comprehensive] аспект истинного объединяющего знания; всеобъемлющее сознание, особенно характерная черта супраментальной энергии, которая вбирает в себя все истины и объекты знания и видит их всех сразу в их сути, тотальности, частях и аспектах».

(Шри Ауробиндо. Письма о Йоге. Т.3. Сайт www.aurobindo.ru.)

«Глава 1. Мир Тантры. 1 октября 1972г. Бомбей. Индия. <…>. Сами слова Вигьяна Бхайрава Тантра означают технику выхода за пределы сознания. Вигьяна означает сознание, бхайрава означает состояние за пределами сознания, а Тантра означает метод — метод выхода за пределы сознания. Это высшая доктрина — без каких-либо доктрин.
Мы являемся бессознательными, поэтому все религиозные учения связаны с вопросом о том, как выйти за пределы бессознательного, как быть сознательным. Например, Кришнамурти, Дзэн — все они связаны с проблемой того, как создать больше сознательности, ведь мы бессознательны. Поэтому вопрос — как стать более осознающими, бдительными? Как двигаться от бессознательности к осознанности?
Но Тантра утверждает, что в этом заключается дуализм — бессознательность и осознанность. Если вы двигаетесь от бессознательности к осознанности, то вы двигаетесь от одной стороны дуализма к другой. Двигайтесь за пределы их обеих! Если вы не выйдете за пределы их обеих, вы никогда не достигнете предельного, поэтому не будьте ни бессознательными, ни осознающими; просто выходите за пределы, просто будьте. Не будьте ни бессознательными, ни осознающими — просто будьте! Это идет за пределы Йоги, идет за пределы Дзэна, идет за пределы всех учений.
«Вигьяна» означает осознанность, а «бхайрава» представляет собой специфический термин, тантрический термин, для того, кто вышел за пределы. Вот почему Шива известен как Бхайрава и Дэви известна как Бхайрави — это те, кто уже вышел за пределы двойственностей. <…>. За пределами двойственности, за пределами бессознательности, за пределами осознанности, за пределами тела и за пределами души, за пределами мира и за пределами так называемой мокши, освобождения — как достичь этой вершины? Методом этого является Тантра».

(Ошо. Вигьяна Бхайрава Тантра. Сайт www.yogalib.ru.)

«Конечной целью в индийской философии и Йоге считается проявление истинной сущности человека. Для достижения этой цели Йога предлагает соответствующий набор методов. Путь достижения истинной природы человеческой сущности, или состояния запредельности, заключается в направлении потока праны и ума через определенный нади [канал]. Осознанный контроль потока праны — вот основа основ йогической практики. Такой контроль можно обрести с помощью дыхательных упражнений, медитации и т.д. <…>.
Санскритское слово «виджняна» (которое приблизительно переводится как «наука») означает неискаженное сотворение или развитие (обозначенное приставкой «ви») джняны, где джняна это семя или источник Абсолютного Знания или Истины. Джняну можно сравнить со скрытым (потенциально существующим) теоретическим принципом, а виджняну с реализацией этого принципа в конкретной реальности. Головной мозг (Сахасрара) является центром Абсолютного Знания, его зерном. Центры вдоль спинного мозга [чакры] символизируют различные ветви знания, выросшие от Абсолютного Знания. Головной мозг — это джняна, а спинной — виджняна. Человеческое тело — жилище и джняны, и виджняны, как показал Шриранга. Органичные взаимосвязи различных ветвей знаний и схожесть с перевернутым деревом вовсе не являются просто образом. <…>.
Истинное образование (видья) — это обретение знания внутреннего источника, или корней знания с помощью Йоги. <…>. В Древней Индии считалось, что все знания зашифрованы в природе и внутри человека. Йогическая практика — это путь пробуждения творческой энергии и интуитивных озарений. Человек может часами безрезультатно глазеть на мистические картины. Но когда просыпается творческая энергия, та же картина способна открыть человеку множество секретов. Легкость, с которой поэты сочиняют стихи, детская одаренность — все эти явления следует рассматривать в данном контексте. Такие события зачастую случайны, потому что люди, с которыми они происходят, не занимаются йогой систематически».

(Д-р Т.В.Анантхападманабха. Нади-Виджняна — внутренняя
работа в йогических практиках. Сайт www.bookitut.ru.)

«Виджняна (санскр. различающее познание) — в индийской философии высшая познавательная способность, связанная с отличением реального (сат) от нереального (асат), а также с определением места, роли и функции каждого элемента в системе мироздания. В Буддизме виджняна отождествляется с сознанием, обозначая в широком смысле всю интеллектуальную активность (ее синонимами считаются читта а и манас), а в узком — шесть видов чувственного восприятия — зрительное, слуховое, вкусовое, обонятельное, осязательное и ментальное (мано-виджняна).
Очевидно, что в буддийской литературе именно с виджняной чаще всего связывают то, что в Брахманизме ассоциировалось с душой, например, процесс перерождения и освобождения. Будда спорит с теми, кто считает виджняну единым и неизменным сознанием. С его точки зрения, сознание «начинается как одна вещь, а кончается как другая», т.е. не тождественно самому себе в разные моменты времени.
Именно изменчивость виджняны не позволяет считать ее субстанцией или какой-либо неизменной сущностью, форма существования виджняны — поток (coma, сантана) мгновенных состояний (дхарм). Виджняна не является ни самосознанием, поскольку не представляет собой самости, которую можно было бы осознавать, ни чистым актом осознавания, поскольку всегда направлена на объект, интенциональна. Последнее составляет фактор устойчивости потока виджняны: то, чего желает человек, то, на что направлено его внимание, определяет его внутренний мир. Разные стадии, или типы форм, виджняны (четыре или семь) создаются типом медитативной практики (см. Дхьяна). Будда говорит о виджняне в строгой объективированной манере, на безличном языке дхарм, как о факторе среди других факторов — обусловленных и обусловливающих. <…>.
Центральное место понятие «виджняна» занимает в школе Йогачара, доктрину которой называют также «виджняна-вада». Здесь к традиционным шести типам виджняны (последний из которых, мано-виджняна, изменяет свою роль и вместо результата любого из чувственных восприятий становится их инструментом) добавляется еще два: манас, отвечающий за присвоение всему опыту концепции «Я», «мое» (иногда его называют адана-виджняна, или «апроприирующее сознание»), и алайя-виджняна — сознание, аккумулирующее кармические семена (биджа) и отпечатки (васана) прошлых когнитивных актов. <…>. В состоянии освобождения прекращается процесс кармического воздаяния и вместе с ним алайя-виджняна. Хотя алайя-виджняну часто сближают с брахманистским Атманом, для этого нет достаточных оснований. Если Атман понимается как единое и неделимое «чистое сознание», неизменный субстрат перерождений, то алайя-виджняна, во-первых, состоит из множества латентных факторов, а значит, диверсифицирована; во-вторых, подвержена изменению — меняется от «впечатывающихся» в нее васан и бидж; в-третьих, динамична — постоянно «бурлит» от созревающих и «актуализующихся» в ней «отпечатков»; в-четвертых, недоступна сознанию обычного человека (не случайно ее сравнивают с «коллективным бессознательным» Юнга); в-пятых, хотя и служит субстратом перерождения, но, в отличие от Атмана, прекращает свое действие в результате освобождения».

(Индийская философия. Энциклопедия. / Отв. ред. М.Т.Степанянц. ИФ РАН. М. ВЛ 2009г.)

«Виджняна (санскр. сознание, познание, различение, распознавание, постижение) — один из базовых терминов индийской психологии и философии сознания, встречающийся впервые в Упанишадах. В «Брихадараньяка-Упанишаде» душа, расстающаяся с телом, сопровождается лишь виджняной (означает «сознание» как таковое), состояние корой определяет ее будущее воплощение (IV 4. 3), и в том же тексте упоминается «состоящее из познания-виджняны» духовное начало-пуруша (II 1. 16-17). В «Чхандогья-Упанишаде» виджняна. вполне четко идентифицируется как познание, посредством которого приобретаются самые разнообразные знания и «науки», начиная со знания о Четырех Ведах и завершая «наукой о змеях и низших божествах» (VII 7. 1-2). В «Тайттирийя-Упанишаде» виджняна — один из 5 «слоев» (букв. — ножен) Атмана, и «Атман, состоящий из распознавания» (виджняно-майя) выше Атманов, «состоящих» из пищи, дыхания и ума, и ниже лишь «состоящего из блаженства» (II 5. 1). В более поздней «Катха-Упанишаде», в иерархии ментальных способностей, виджняна как распознавание фактически идентична интеллекту-буддхи, располагается на этой шкале выше ума-манаса и управляет всей «колесницей» психофизической организации человека, обладателем которой является Атман (III 5-6). В «Бхагавад-Гите» (VI 8, VII 2 и т. д.) виджняна и джняна находятся, по мнению Ф.Эджертона, в корреляции познания практического и умозрительного.
Виджняна — одно из основных понятий традиционного Буддизма, в некоторых наиболее древних контекстах отчасти замещающее духовное начало. Так, в одном из пассажей виджняна, идентичная сознанию (читта) и уму (манас), противополагается телу и с распадом одного тела переходит в другое (Самъютта-никая II 95). Однако постепенно, вместе с демонтированием идеи духовного начала уже в ранней буддийской философии, начинает подвергаться осуждению взгляд (первоначально, вероятно, в Буддизме популярный) на виджняну как на некое постоянное духовное начало (Маджджхима-никая I 258). С формированием классической буддийской концепции сознания как единства функций, лишенных их носителя (анатмавада), виджняна занимает высшее место в системе 5 скандх в качестве «сознания», которое мыслится как сознание, прежде всего, различающее (и в практических вопросах и в умозрительных). В системе 18 дхату (3-й тип классификации дхарм) виджняна занимает 6 «табличных клеточек», соответствующих сознанию слышимого, видимого, осязаемого, обоняемого, вкушаемого и мыслимого. Приоритетное значение виджняны как первого буддийского «заменителя души» сохраняется, когда указывается, что именно через виджняну осуществляются реинкарнации, когда вижняна локализуется в сердце, и подчеркивается, что именно виджняна обеспечивает буддийскую жизнь определенной аккумуляцией заслуги или порока, накопленных в предыдущем состоянии псевдоиндивида. Тем не менее на шкале приоритетных понятий виджняна, по наблюдениям А.Ваймана, нередко занимает и подчиненное место по отношению к «знанию» (санскр. джняна) и соотносится с последним как «восприятие» и «постижение».
В буддийском идеализме Йогачары-виджнянавады виджняна — системообразующее понятие всей теории сознания. В сочинении Асанги «Махаяна-санграха» прежняя скандха виджняна стратифицируется и различаются 4 ее уровня (Х,5 и т.д.). Самый глубокий соответствует алайя-виджняне («аккумулированное сознание»), хранящей «плоды» всего накопленного в безначальном прошлом опыте псевдоиндивида, которые определяют «цветение» его сознания в настоящем и сохранятся (если не будет достигнуто «освобождение») для будущего. Следующие по порядку уровни виджняны: «загрязненный ум-манас» (клишта-манас); сознание, базирующееся на уме-манасе (мано-виджняна) и, наконец, 5 видов внешнего восприятия. Каждый из этих динамических слоев сознания черпает из «аккумулированного сознания» и находится, поэтому, во взаимодействии с ним. Реверсиями этих уровней сознания, достигаемыми благодаря специальной йогической практике, являются соответственно «зеркалоподобная мудрость» (адарша-джняна), «мудрость всеединства» (самата-джняна), «мудрость различающая» (пратьявекшана-джняна) и «мудрость исполнения должного» (критьянуштхана-джняна).
У Васубандху в «Тримшатике» осуществляется перегруппировка элементов этой стратификации (ст. 1-9). Глубинным слоем остается «аккумулированное сознание», но «сознание умственное» поглощает «нечистотное» сознание, загрязненное аффектами, потому что его функционирование неразрывно связано с «нечистотой», а сознание перцептивное (включающее восприятия объектов не только 5 внешних чувств, но и ума-манаса) перемещается с 4-го места на 3-е.
Поскольку Йогачара исключает существование любых экстраментальных объектов (отсюда и ее др. название — виджняпти-матра (учение, в котором признается только деятельность сознания)), стратификация «слоев» виджняны. оказывается здесь равнозначной и стратификации уровней Реальности. (В.К.Шохин)».

(Православная Энциклопедия. 2007г., 2014г. Сайт www.pravenc.ru.)

«Мне кажется, буддистам, свободно оперирующим этими словами — джняна, праджня, видья, виджняна, стоит немного разбираться в их этимологии и историческом контексте их появления. В ранний ведийский период, в частности в Ригведе, для обозначения таких понятий, как «знание», «познание», чаще всего употреблялись производные от корня «vid» (vidya, veda, vedya, vedin). Знание, о котором говорилось с использованием таких слов, — это, прежде всего, знание богов. В гимне, обращенном к Агни, этот бог характеризуется как обладатель такого особого знания: «Его спрашивайте. Он движется. Он ведает (sa veda). К нему обращаются, как к знатоку. Только к нему обращаются».
Из дальнейшего текста гимна становится ясно, что основное содержание этого знания — ведийский ритуал и все, что с ним связано. Во многих гимнах Ригведы знание как veda тесно связано с понятием «dhi», «dhisana», т.е. с «видением», «вдохновением», «высшим пониманием», которое охватывает слагателей гимнов — святых риши. «Dhi» уже в ранних текстах выступает синонимом «prajna», но, что удивительно, даже в «Абхидхармакоше» (в 41-й карике), созданной в V в., т.е. спустя, по крайней мере, полтора тысячелетия, «dhi» также используется в качестве эквивалента «prajna». «Dhi», как ясно из текста Ригведы, ни в коем случае не является каким-то логическим рассудочным знанием. Это — «видения», образы, навеянные галюциногенным воздействием сомы. Только в результате последующего осмысления пропетого гимна появляется какое-то суждение. Поэтому «dhi» и стало именоваться праджней, т.е. «пред-знанием».
«Prajna» и «abhijna» обозначают (особенно в ранних текстах) то, что предшествует обычному человеческому знанию, что является его сакральной причиной и условием. С точки зрения исторической психологии, эти понятия отражают, по-видимому, тот период в развитии человеческой психики, который характеризовался отсутствием рефлексии и соответствовал так называемой «бикамеральной» фазе развития сознания (см. работы американского психолога Джулиана Джайнса). «Бикамеральный разум» не способен правильно идентифицировать все сигналы, сообщаемые одним полушарием другому (поскольку они действовали относительно независимо друг от друга), в результате эти сигналы воспринимались как «голоса», или «видения», проникающие извне и приписываемые богам или духам. Становление самосознания происходит позже (в индийской культуре это соответствует, по-видимому, периоду создания Упанишад и маркируется появлением понятия Атман), и в это же время появляется представление о знании, как ведущей и главной психической способности человека.
Джняна в Ригведе означает как сакральное знание, так и обыденное, но чаще встречается в нейтральном значении «знания вообще». <…>. Согласно традиционной этимологии «жертвоприношение» (yajna) истолковывается как производное от выражения уо jnata («тот, кто знает»). Во многих Упанишадах жертва знанием объявляется высшей жертвой. Основная цель поучений Упанишад как раз и заключается в осознании того, что только такая жертва и является единственно подлинной и способна привести к достижению высшего результата. Но специфика этого вида знания заключается в том, что здесь, как уточняет В.С.Семенцов, «важен не результат тех или иных ментальных операций (как в любом типе мышления), но сам факт работы мысли (т.е. внимания) в некий строго определенный момент внутри ритуальной процедуры» [Семенцов, 1981. с.35].
Русское слово «co-знание» как раз наиболее точно передает смысл умственного усилия, обозначаемого в данном случае термином «джняна». В Упанишадах «джняна», ранее обозначавшее частное, обыденное знание, превращается в «виджняна» — способность к различительному познанию, в отличие от целостного знания — «праджня», «абхиджня».
«Виджняна» появляется в текстах, пришедших на смену гимнической поэзии и характеризуемых наличием обширных по объему и сложных по структуре классификаций, поначалу ритуального, а затем и философского характера.
В «Брихадараньяка-Упанишаде» «виджняна» обозначает познание, «из которого состоит Атман», и в сходных контекстах заменяется на синонимичное (в данном случае) — «праджняна» (II, 4, 12; IV, 5, 13). Таким образом, «виджняна» соответствует здесь и сакральному знанию (точнее, знанию сакральных текстов), но в то же время она является такого рода познанием, в котором уже выделяются субъект и объект (II, 4, 14).
Любопытно, что в градации индивидуальных и космических феноменов, содержащейся в поучении Санаткумары, которое он дал Нараде (седьмая часть «Чхандогья-Упанишады»), «виджняна» ставится выше «дхьяны», хотя в общем списке оказывается где-то посередине. Если внимательнее приглядеться к этому списку, то оказывается, что первая его часть, заканчивающаяся на «виджняне», полностью посвящена описанию человеческой психики, в то время как вторая включает и более древние идеологемы, связывающие проявления индивидуальной психической жизни с космогоническими процессами и ритуальной практикой.
В Упанишадах и последующей философской литературе можно отметить наличие двух тенденций в интерпретации термина «виджняна». Согласно одной из них, «виджняна» резко отличается от интуитивно-созерцательного целостного знания праджни и дхи (дхьяны, дхишаны) как различительное знание. В этом смысле она толкуется в текстах как основа эпистемологии (различие знания и незнания), логического знания (различие причины и следствия) и высшего этического знания (как различения добра и зла).
Согласно другой тенденции, «виджняна» есть выражение наибольшей полноты знания в его нераздельном единстве интуитивных и дискурсивных форм. В этом смысле «виджняна» есть чистое безобъектное и бессубъектное сознание, которое в таком случае превращается, по существу, в возможность сознания и ничем не отличается от «пред-знания» праджни. Действительно, во многих текстах оба понятия употребляются как синонимичные. Но отмечаются и случаи, когда «виджняна» рассматривается как более общий и высший вид знания, чем праджня. Обе эти тенденции интерпретации значения слова «виджняна» хорошо прослеживаются в буддийских текстах.
В «Шветашватара-Упанишаде» (VI, 16) встречается понятие «ksetrajna» — «сознающее начало» (букв.: «поле сознания»), которое, согласно традиционному толкованию, является синонимом «vijnanatma» («распознающий Атман»). Можно предположить, что «ksetrajna» могло послужить той понятийной основой, которая в дальнейшем трансформировалась в буддийское понятие «alaya-vijnana». Непосредственным же предшественником «alaya-vijnana» в Буддизме было, как полагает А.Баро, разработанное в старейшей секте Махищасака понятие «samsarakotinistha-skandha («скандха бесчисленных пребываний в сансаре») [Bareau, 1955. р. 240].
Алайя-виджняна — «восьмое сознание» виджнянавадинов явилось результатом достаточно долгого концептуального развития категории «виджняна». Уже в Упанишадах (третья часть «Каушитаки») отчетливо прослеживается мысль о связи модальностей восприятия с сознанием. Еще более очевидна эта связь для «распознающего сознания», поскольку само «распознавание» предполагает различение модальностей. В раннем Буддизме число основных видов виджнян, классифицируемых по объектам различения, достигало восьмидесяти девяти, а со всеми подразделениями доходило до ста девяносто трех.
У сарвастивадинов речь идет, прежде всего о модальностях сознания (а не разных сознаниях), поскольку оно является единичной дхармой и в каждый момент существует только одно сознание (виджняна). Сарвастивадины выделяют следующие основные модальности сознания: чакшур-виджняна, шротра-виджняна, гхрана-виджняна, джива-виджняна, кайя-виджняна (т.e. «зрительное сознание», «слуховое сознание»…). К пяти основным модальностям восприятия добавляется «ментальное сознание» (мано-виджняна), которое не связано с модальностями чувственного переживания. Сознание, рассматриваемое в качестве «опоры» для последующего момента, выполняет ту же функцию, что и пять индрий, и называется просто «manas» («сознание», «разум»). В определенном смысле понятия «читта», «виджняна» и «манас» можно рассматривать как тождественные. Как считает Васубандху, «Сознание, разум и распознавание — одно и то же» [Васубандху 1990. с.224].
У виджнянавадинов «manas» выделяется в качестве «седьмого сознания» как совокупность шести виджнян в смысле сознания предыдущего момента, но также и как рефлексия, направленная на «восьмое сознание» — алайя-виджняну, усматривающая в нем наличие «собственного Я».
В понятии «алайя-виджняна», разработанном виджнянавадинами, получило развитие представление о сознании как центральном элементе, связывающем как объективные, так и субъективные аспекты действительности. Как легко можно было убедиться, это представление, являющееся одним из центральных в Сарвастиваде, обосновывалось уже в Упанишадах. Поскольку «виджняна» является единственным элементом, обеспечивающим непрерывную связь отдельных существований (именно вокруг сознания начинают группироваться все остальные дхармы), то логично предположить, что оно является в своем изначально «чистом состоянии» той основой, которая подвергается «загрязнениям» своим содержанием, ошибочно воспринимаемым как субъективность. Сознание-основа несет в себе потенциальную возможность как наличия континуума субъективностей в виде семян (биджа), так и их просветления до состояния «безобъектного неразличающего знания» (nirvikalpa-jnana). Префикс «vi-» в Санскрите придает отглагольным именам значение распределения, разделения (например, vikalpa — «различие, выбор, сомнение, колебание, заблуждение, в Буддизме — мыслительная конструкция»), а также усиливает значение. В буддийских текстах, особенно виджнянавадинских, в слове «виджняна» используются оба значения «vi-», как разделительное, так и усилительное.
«Vijnana» — это и «различительное знание», и «высшее знание». Соответственно, в философии виджнянавадинов повышается статус джняны — «чистого потенциального бессубъектного и безобъектного знания», что проявляется в списке десяти парамит, принятом в виджнянаваде, где джняна стоит выше праджни.
В очень короткой «Мандукья-Упанишаде», состоящей всего из двенадцати частей и посвященной толкованию звука «АУМ», «праджня» упоминается в двух из них: «Когда уснувший не имеет никакого желания, не видит никакого сна, — это глубокий сон. [Находящаяся в] состоянии глубокого сна, ставшая единой, пронизанная лишь познанием, состоящая из блаженства, вкушающая блаженство, чье лицо — мысль, праджня — вот третья стопа» (5). «Состояние глубокого сна, праджня — звук м, третья часть из измерения или поглощения. Поистине, кто знает это, измеряет все сущее и поглощает [его в себе]» (11). (Перевод А.Я.Сыркина). [Упанишады, 2, 1992. с.201-202].
«Измеряет все сущее и поглощает его в себе» — возможно, потому что «pra-jna» — букв.: «знание, заполняющее все пространство». В комментариях на эту Упанишаду «праджня» ассоциируется с «будущим временем», «глубоким сном», «чистым познанием» и «блаженством». И в Буддизме «праджня», напротив, — «пробуждение», но и «блаженство», и «чистое познание», точнее — «интуиция»».

(А.Донец. Типы ведийского знания: видья, джняна,
праджня… Сайт www.nandzed.livejournal.com.)

3.10.4 (4) Ауробиндо Синтез Йоги 1992   3.10.4 (4) Ауробиндо Синтез Йоги 1993   3.10.4 (4) Ауробиндо Синтез Йоги 2006   3.10.4 (4) Ауробиндо Синтез Йоги 2010   3.10.4 (4) Ауробиндо Синтез Йоги 2014

«Часть 2. Йога интегрального знания. Глава XXII. Виджняна или Гносис. В нашей совершенной самотрансценденции мы выходим и поднимаемся над невежеством или полупросветленностью нашего ментального сознательного бытия к величайшему «я» Мудрости и силе Истины над ним, чтобы пребывать там в незатемненном свете Божественного Знания. Ментальный человек, которым мы являемся, перерождается в гностическую душу, в осознающее Истину божество, в «виджняна-майя-пурушу» (vijnanamaya purusa). Находясь на этом уровне вершины нашего восхождения, мы находимся на уровне совершенно отличном от материального, виталического, ментального положения мирового духа, и при этом превращении изменяется весь наш взгляд и переживание нашей душевной жизни и мира вокруг нас.
Мы рождаемся в новый статус души и приобретаем новую природу; ибо в соответствии со статусом души находится статус Пракрити. При каждом переходе на мировом пути восхождения от материи к жизни, от жизни к уму, от скованного ума к свободному интеллекту, по мере того, как скрытая, полупроявившаяся или уже проявившаяся душа поднимается ко все более высокому уровню бытия, природа также возвышается до высшего творения, более широкого сознания, большей силы и более интенсивной или обширной области и радости существования. Однако переход от умственного «я» до «я» знания является самым большим и решающим перемещением в Йоге. Это стряхивание с себя последней власти над нами космического невежества и наше твердое основание в Истине вещей, в сознании безграничном и вечном, и нерушимом темнотой, ложью, страданием или ошибками.
Это первейшая вершина вхождения в Божественное Совершенство (sadharmya, sadrsya), ибо все остальные только смотрят вверх на нее или улавливают какие-то лучи ее значительности. Высочайшие высоты ума или сверхразума все еще попадают в пояс умеренного невежества; они могут лишь преломлять Божественный Свет, но не посылать его с неуменьшенной силой нашим низшим членам. Ибо пока мы находимся в пределах тройного пласта ума, жизни и тела, наша активная природа продолжает работать посредством силы невежества, даже когда душа, пребывающая в уме, обладает какими-то частями знания. И даже если бы душа отражала или представляла всю огромность знания в своем умственном сознании, она не была бы в состоянии претворить его должным образом в силе действия. Истинность действия может значительно возрасти, но она все равно была бы подвержена ограничению, все еще была бы осуждена на разделение, что предотвратило бы ее возможность работать целостно, с властью бесконечного. Сила божественно просветленного ума может быть огромной по сравнению с обычными силами, но она все же будет подвержена неспособности, и не может быть совершенного соответствия между силой эффективной воли и светом идеи, которая ее вдохновляет. Безграничное Присутствие может находиться в этом статусе, но динамизм операций природы все еще относится к низшей Пракрити, должен следовать ее тройственным способом действия, и не в состоянии придать какую-либо адекватную форму величию внутри себя. В этом трагедия неэффективности, в этом зияющий пробел между идеалом и эффективной волей, нашей постоянной неспособности выработать в жизненной форме и действии ту Истину, которую мы чувствуем в нашем внутреннем сознании, которая преследует все стремления ума и жизни к Божественному, стоящему за ними. Но Виджняна, или Гносис, есть не только Истина, но и Сила Истины, это само действие беспредельной и божественной природы; это Божественное Знание в единстве с Божественной Волей в силе и восторге спонтанного, и светлого, и неизбежного самоосуществления. Таким образом, посредством Гносиса [Виджняны] мы изменяем свою человеческую природу в божественную.
Что же такое Гносис, и как его описать? Надо избегать двух противоположных ошибок, двух неправильных концепций, которые деформируют противоположные стороны истины Гносиса. Одна ошибка интеллектуально ограниченных мыслителей — принимать Виджняну за синоним другого индийского термина — «буддхи», а «буддхи» за синоним рассудка, логического познавательного интеллекта. Те системы, которые признают это значение, сразу же переходят от уровня чистого интеллекта к уровню чистого духа. Не признается какой-либо промежуточной силы, более божественного действия знания, чем чистый рассудок; ограниченные человеческие возможности распознавания Истины принимаются за высшие движущие силы сознания, за наивысшую силу и изначальное движение. Противоположная ошибка, неправильная концепция мистики отождествляет Виджняну с сознанием Беспредельного, свободного от всякого формирования понятий или же формирующего идеи в самой единой сущности мысли, не замечая другие динамичные акции в единственной и неизменной идее Единого. Это чайтанья-джняна Упанишад и является одним движением или, скорее всего, одной нитью многостороннего движения Гносиса. Гносис, Виджняна есть не только это концентрированное сознание бесконечной Сущности; это также и одновременно бесконечное знание бесчисленных игр Бесконечного. Оно содержит всю способность к формированию понятий (не ментальных, а супраментальных), однако не ограничено этим, ибо далеко превосходит всякое движение по формированию понятий. Гностическая способность к формированию идей также не является по своему характеру интеллектуальным мышлением; это не то, что мы называем рассудком, неконцентрированный интеллект. Ибо рассудок ментален в своих методах, ментален в процессе приобретения знаний, ментален в своей основе, но метод формирования идей Гносиса самопросветленный, супраментальный, испускание его мысленного света спонтанно, без предварительного приобретения знаний, база мышления является воспроизводством сознательных тождеств, а не передачей впечатлений, рожденных при непрямых контактах. Имеется связь, и даже нечто вроде нарушенной идентичности между двумя формами мысли; ибо одна скрыто вытекает из другой. Ум рождается из того, что за пределами ума. Но они действуют на разных уровнях, и процессы их действия прямо противоположны.
Даже чистейший рассудок, наиболее светлый рациональный интеллект не является Гносисом. Рассудок или интеллект — это только низший буддхи, в своих действиях он зависит от ощущений чувственного ума и от понятий ментального интеллекта. Он не самопросветленный, достоверный, объединяющий субъективное с объективным, в отличие от Гносиса. Имеется, в действительности, более высокая форма буддхи, которую можно назвать интуитивным умом или интуитивным рассудком, и он, благодаря своей интуиции, своему вдохновению, быстрому обнаруживающему видению, ясной проницательности и различению может выполнить работу рассудка более мощно, быстрее, с большей и непринужденной уверенностью. Он действует в самоозарении Истины, которое не зависит от факельных бликов чувственного ума и его ограниченных неуверенных восприятий; он руководствуется не интеллектуальными, а видимыми понятиями: это своего рода видение Истины, слышание Истины, память Истины, непосредственное распознавание Истины. Эту истинную и достоверную интуицию необходимо отличать от силы обычного ментального рассудка, которую слишком легко спутать с ней, эту силу вовлеченного рассуждения, которая приходит к своим выводам путем скачка и не нуждается в обычных шагах логического ума. Логический рассудок действует шаг за шагом и проверяет верность каждого шага, как человек, ступающий на ненадежную почву и вынужденный осторожно проверять каждую пядь земли, которую видит своими глазами. Но этот другой супралогический процесс действия рассудка является движением проницательности или быстрого распознания; оно происходит большими шагами или скачками, как человек, который прыгает с одного надежного места на другое безопасное, или, по крайней мере, которое он считает безопасным. Пространство, которое он преодолевает, он охватывает одним всеобъемлющим и мгновенным взглядом, однако при этом он не различает и не измеряет зримо или ощутимо последовательность, особенности и обстоятельства. В этом движении есть что-то от чувства силы интуиции, что-то от ее скорости, некоторая видимость ее света и уверенности, и мы всегда готовы принять его за интуицию. Но наше допущение является ошибкой, и, если мы будем ему доверять, то оно приведет нас к опасным просчетам.
Интеллектуалы даже считают, что интуиция сама по себе есть не что иное, как этот быстрый процесс, в котором все действие логического ума быстро свершается или, быть может, совершается полусознательно или подсознательно, а не намеренно вырабатывается методами рассудку. По своей природе, однако, это процесс совершенно отличен от интуиции, и необязательно является движением к Истине. Сила его прыжка может закончиться падением, его быстрота может подвести, его уверенность слишком часто оказывается самоуверенной ошибкой. Достоверность его заключения должна всегда зависеть от последующей проверки или поддержки очевидным чувствовосприятием, или же рациональное сцепление интеллектуальных концепций должно вмешаться, чтобы объяснить ему его собственную уверенность. Этот низший свет может на самом деле вобрать в себя очень охотно смесь фактической интуиции, и в результате создается псевдоинтуитивный или полуинтуитивный ум, очень обманчивый в результате частого блестящего успеха, оправдывающего вихрь чрезвычайно самоуверенных ложных убеждений. Истинная интуиция, наоборот, несет в себе свою собственную гарантию Истины; она надежна и безошибочна в своих пределах. И до тех пор, пока это чистая интуиция, и пока она не воспринимает в себя какой-либо смеси ошибочных ощущений или интеллектуального движения по формированию понятий, она никогда не опровергается опытом. Интуиция может впоследствии проверяться рассудком или чувствовосприятием, но истинность ее не зависит от этой проверки, она подтверждается автоматической самоочевидностью. Если рассудок, зависящий от своих предположений, противоречит высшему свету, то в конце концов, на основе более полного знания будет установлено, что интуитивное заключение было правильным, а более правдоподобное рациональное и предположительное заключение было ошибкой. Ибо истинная интуиция исходит из самосуществующей Истины вещей и защищена этой самосуществующей Истиной, а не какими-либо косвенными, производными или зависимыми методами достижения знания. <…>.
И когда интеллект, по своей неизменной привычке, старается ее использовать, применить ее, умножить, он строит вокруг ядра интуиции, характерным для него способом, мешанину Истины и ошибок. Чаще всего, внедрив элемент чувственной ошибки и концептуальной ошибки в самую суть интуиции, или окутав ее ментальными добавками и отклонениями, не только отклоняют, но деформируют ее Истину и превращают ее в ложь. Поэтому, в лучшем случае, интуиция дает нам только ограниченный, хотя и сильный свет; в худшем случае, благодаря нашему неправильному обращению с нею, или фальшивому подражанию ей, она может привести нас к недоумению и конфузу, которых избегает менее честолюбивый интеллектуальный разум, довольствуясь своими безопасными медлительными методами, — безопасными для более низких целей рассудка, но никогда не являющимися удовлетворительным поводырем ко внутренней Истине вещей. <…>.
Человек уровня «виджняна-майя-пуруша» живет в самом Солнце, в самом теле и великолепии истинного света; он знает, что этот свет — его собственное самосветящееся существо, и он видит всю истину низшей тройственности и каждую вещь в ней. Он видит это не как отражение в ментальном органе зрения, а самим Солнцем Гносиса в качестве своего глаза — ибо Солнце, говорится в Ведах, — это глаз богов. Ментальное существо, даже в интуитивном уме, может увидеть Истину только благодаря яркому отражению или ограниченному доступу, и подвержено ограниченности и несовершенству ментального зрения; но супраментальное существо видит ее при помощи самого Гносиса, из самого центра и бьющего источника Истины, в ее настоящей форме и в ее собственном спонтанном и самосветящемся процессе. Ибо Виджняна [Гносис] является непосредственным и божественным знанием, в противоположность косвенному и человеческому знанию.
Природа Гносиса может быть обозначена для интеллекта только путем сопоставления ее с природой интеллекта, и даже тогда словами, которыми мы пользуемся, нельзя внести ясность, необходим некоторый фактический опыт. Ибо какой язык, выкованный рассудком, может выразить супрарациональное? В основном разница между этими двумя силами в том, что ментальный рассудок с трудом продвигается от невежества к Истине, но Гносис содержит в себе непосредственный контакт, мгновенное видение, легкое и постоянное владение Истиной, не нуждается в поиске или каком-либо действии. Рассудок начинает с явлений и трудится, редко или никогда не освобождаясь от хотя бы частичной зависимости от явлений, — чтобы распознать Истину, стоящую за ними; он показывает Истину в свете явлений. Гносис начинает с Истины и показывает явления в свете Истины; он сам — тело Истины и ее дух. Рассудок пользуется предположениями, делает заключения; но гносис пользуется идентичностью или видением, — он есть, видит и знает. Как физическое зрение видит и постигает вид объекта, так и гораздо непосредственней Гносис видит и постигает Истину вещей. Но там, где физическое ощущение вступает в отношение с объектами путем скрытого контакта, Гносис идентифицируется с вещами путем открытого единения. Таким образом, он в состоянии знать все вещи, как человек знает свое собственное существование, просто, убедительно, непосредственно. К рассудку непосредственное знание (пратьякша) приходит только через чувство, остальная Истина познается только косвенным путем; для Гносиса вся его Истина является непосредственным знанием (пратьякша). Поэтому Истина, полученная интеллектом, является достоянием, над которым всегда витает тень некоторого сомнения, неполноты, окружения полутьмы и невежества или полузнания, возможность изменения или аннулирования в результате дальнейшего получения знаний. Истина Гносиса свободна от сомнений, самоочевидна, самосуществующа, неопровержима и абсолютна.
Для рассудка главным орудием является наблюдение, общее, аналитическое и синтетическое; он помогает себе сравнением, сопоставлением и аналогией, — переходит от опыта к косвенным знаниям логическими путями дедукции, индукции, предположениями всех видов, — полагается на память, выходит за свои пределы при помощи воображения, страхуется суждениями: все это процесс нащупывания и поиска. Гносис не ищет, он владеет. Если он должен осветить, то и тогда он не ищет; он открывает, он просветляет. В сознании, трансформированном из интеллекта в гносис, воображение заменилось бы вдохновением истины, умственное суждение уступило бы место самопросветленному распознаванию. Медленный и спотыкающийся логический процесс от рассуждения до заключения вытиснился бы быстрым интуитивным действием; заключение или факт сразу виделись бы в своем значении, своим собственным самодостаточным свидетельством, так же сразу видны были бы все показания, при помощи которых мы пришли к нему, одновременно с ним, в той же объемлющей картине, не как показания, а как ближайшие условия, связи и отношения, как составные части или ответвления обстоятельств. Ментальные и чувственные наблюдения превратились бы во внутреннее видение, используя орудия как каналы, но не завися от них, как наш ум, который слеп и глух без физических чувств, и это видение позволило бы видеть не только вещь, но всю ее истину, ее силы, находящуюся в ней вечность. Наша ненадежная память отпала бы, а вместо нее наступило бы светлое владение знанием, божественная память, которая не является хранилищем познаний, а хранит все вещи всегда содержащимися в сознании, память одновременно прошлого, настоящего и будущего.
Ибо пока рассудок следует во времени от момента к моменту, и теряет, и находит, и опять теряет, и опять находит, Гносис охватывает время одним взглядом и постоянной властью, и связывает прошлое, настоящее и будущее в их неделимых связях в единый непрерывный план знания. Гносис начинает с целостности, которой он непосредственно владеет; он видит части, группы и детали только в отношении и связи с целостностью и вместе с ней; ментальный рассудок в действительности не в состоянии видеть целостность и не знает полностью что-либо целое, а лишь идет к этому, начиная анализировать и синтезировать его части, массы и детали; без этого его взгляд на Целое всегда является предположением или несовершенным пониманием, перепутанным итогом неясных признаков. Разум имеет дело с составными частями, процессами и свойствами; он тщетно пытается с их помощью создать понятие о самой вещи, ее реальности, ее сущности. Но Гносис прежде всего видит вещь в себе, проникает в ее первоначальную и вечную природу, рассматривает ее процессы и свойства только как приложение, как самовыражение ее природы. Разум пребывает в разнообразии и находится у него в плену; он рассматривает вещи по отдельности и обращается с каждой, как с отдельным существованием, так же как он рассматривает доли Времени и части Пространства; он видит единство только в сумме или в устранении разнообразия, или как общую концепцию и пустой образ. Но Гносис пребывает в единстве и благодаря этому знает всю природу составляющих разнообразие; он начинает с единства и видит разнообразие только единства, не разнообразие, составляющее единение, но единство, составляющее свои собственные множества. Гностическое знание, гностическое чувство не различает какого бы то ни было реального разделения; оно не рассматривает вещи в отдельности, как если бы они были независимы от своего истинного и изначального единства. Рассудок имеет дело с конечным и беспомощен перед бесконечным: он может понять его как бесконечное продление, в котором действует конечное, но с трудом может понять бесконечное само по себе, и совсем не в состоянии охватить или проникнуть в него. Но Гносис пребывает, видит и живет в бесконечном; он всегда исходит из бесконечного и знает конечные вещи только в их отношении к бесконечному и в смысле бесконечного.
Если бы мы хотели описать Гносис [Виджняну] таким, как он есть в своем собственном осознании, а не так неполно, как он представляется нам в отличие от нашего собственного рассудка и интеллекта, то было бы едва ли возможно говорить о нем кроме как в образах и символах. И прежде всего мы должны помнить, что уровень Гносиса, Махат, Виджняны — это не высший уровень нашего сознания, а его средний, или связующий, уровень. Находясь между триединой славой самого Духа, бесконечным существованием, сознанием и блаженством Вечного и нашим низшим тройственным бытием и природой, он как бы поставлен там как промежуточная, формулирующая, организующая и творческая мудрость, сила и радость Вечного. В Гносисе Сат-Чит-Ананда собирает свет своего необозримого существования и выливает его на душу в форме и силе Божественного Знания, Божественной Воли и Божественной Радости существования. Это как если бы бесконечный свет был собран в компактный сплошной шар солнца и затем щедро расточался на все, что зависит от солнца, в виде вечного сияния. Но Гносис это не только свет, это — сила; это творческое сознание, это самовоздействующая Истина Божественной Идеи. Эта идея не является творческим воображением, не что-то такое, что создает в пустоте, а свет и сила вечной субстанции, свет Истины, полный силы Истины; и она вызывает то, что скрыто, в бытие, она не создает фикции, которой никогда не было в бытии. Способность к формированию и восприятию идей в Гносисе — это лучистое световещество сознания вечного Существования; каждый луч — это Истина. Воля в Гносисе — это сознательная сила вечного знания; она облекает сознание и субстанцию бытия в безошибочные формы силы Истины, формы, которые воплощают идею и делают ее безупречно эффективной, и вырабатывает каждую силу Истины и каждую форму Истины спонтанно и правильно в зависимости от их природы. Так как она несет созидательную силу божественной Идеи, Солнце, господин и символ Гносиса, описывается в Ведах как Свет, который является отцом всех вещей, Сурья Савитри, Светящаяся Мудрость, который выводит в проявленное существование. Это творение вдохновляется божественным восторгом, вечной Анандой; она полна радости своей собственной Истины и силы, она творит в блаженстве, творит из блаженства, творит то, что полно блаженства. Поэтому мир Гносиса, супраментальный мир, является истинным и счастливым творением (rtam, bhadram), ибо все в нем разделяет полностью радость, которая его создала. Божественное сияние неуклонного знания, божественная сила непоколебимой воли и божественное спокойствие неизменного блаженства есть природа или пракрити души в сверхразуме, в Виджняне. Вещество Гносиса, или супраментальный уровень, сделано из совершенных абсолютностей того, что есть здесь несовершенного и относительного, и его движения состоят из примиренных переплетений и счастливых сплавов всего, что здесь является противоположностями. Ибо за видимостью этих противоположностей находятся их истины, а истины вечного не конфликтуют между собой; противоположности нашего ума и нашей жизни, преобразованные в сверхразуме в свой истинный дух, соединяются вместе и выступают как оттенки и цвета вечной Реальности и непреходящей Ананды. Сверхразум, или Гносис [Виджняна], — это верховная Истина, верховная Мысль, верховное Слово, верховный Свет, верховная Воля-Идея; это внутреннее и внешнее продолжение Бесконечного, которое за пределами Пространства, освобожденное от оков Время Вечного, который вне времени, небесная гармония всех абсолютов Абсолютного.
Для распознающего ума существует три силы Виджняны. Ее высшая сила знает и принимает в себя сверху все бесконечное существование, сознание и блаженство Ишвары; это высочайшая высота Абсолютного Знания и силы вечного Сат-Чит-Ананды. Вторая ее сила концентрирует Бесконечное в плотное светлое сознание, чайтанья-джняна или чит-джняна, семенная стадия божественного сознания, в которой содержатся, живые и конкретные, все непреложные принципы божественного бытия и все нерушимые истины божественной сознательной идеи и природы. Ее третья сила выявляет или высвобождает эти вещи, благодаря эффективной способности формирования и восприятия идей, видению, подлинным идентичностям божественного знания, движениям божественной воли-силы, вибрации божественных интенсивностей восторга, в мировую гармонию, неограниченное разнообразие, многообразный ритм их сил, форм и взаимодействие жизненных результатов. «Ментальный пуруша», восходящий в «виджняна-майя-пурушу», должен подняться в эти три силы. Он должен, преобразовав свое движение в движение Гносиса, превратить свои ментальные понятия, способность к формированию и восприятию идей, волю, удовольствие — в лучезарность Божественного Знания, пульсации божественной воли-силы, волны и потоки божественных морей восторга. Он должен превратить свое сознательное вещество ментальной природы в чит-джняна, или плотное самосветящееся сознание. Он должен трансформировать свою сознательную субстанцию в гностическое «я» или истинное «я» бесконечного Сат-Чит-Ананды. Эти три движения изложены в «Иша-Упанишаде», первое как «вьюха», выстраивание лучей Солнца Гносиса в порядок истины-сознания, второе как «самуха», собирание лучей в тело Солнца Гносиса, третье — как видение красивейшей из всех форм Солнца, в котором душа должна наиболее сокровенно владеть своим единством с бесконечным Пурушей 139. [139. surya, vyuha rasmin samuha, tejo yat te rupam kalyanatanam tat te pasyami, yo’savasau purusah so’hamasmi. Веды описывают уровень Виджняны как rtam, satyam, brhat, Справедливость, Истина, Простор, та же идея тройственности, выраженная иначе. Ритам — это действие божественного знания, воли и радости в Истине, игра истины-сознания. Сатьям — это Истина бытия, которая так действует, динамичная сущность истины-сознания. Брихат — это бесконечность Сат-Чит-Ананды, из которого исходят две другие и в которой они имеют свою основу. (Прим. Шри Ауробиндо)]. Всевышний над ним, в нем, вокруг, везде, и душа, пребывающая во Всевышнем и единая со Всевышним, — бесконечная сила и истина Божественного, сосредоточенная в его собственной концентрированной светящейся природе души, — лучистая активность Божественного Знания, воля и радость, совершенная в природной активности Пракрити, — это есть основополагающий опыт ментального существа, измененного, и осуществленного, и очищенного в совершенстве Гносиса.
Знание — первый принцип Виджняны, но знание не единственная его сила. Сознание Истины, как и другие уровни, основано на определенном принципе, который, естественно, и является ключом ко всем его движениям; но оно не ограничивается этим, оно содержит и все другие силы существования. Только характер и действие этих сил модифицируется и принимает форму, соответствующую его собственному изначальному и основному закону; интеллект, жизнь, тело, воля, сознание, блаженство — все эти силы сияют, бодрствуют, преисполнены божественного знания. Это и есть процесс Пуруши-Пракрити во всем; это ключевое движение всей Иерархии и всех степеней Гармонии явленного существования. <…>.
Все изменяется, когда мы переходим от ума к Гносису; ибо там прямое непосредственное знание — центральный принцип. Гностическое (виджняна-майя) бытие по своему характеру есть сознание-истина, центр и средоточие истинного видения вещей, массированное движение или тонкое тело Гносиса. Его действие — это самореализуемое и распространяющееся действие силы Истины вещей в соответствии с внутренним законом их самого глубинного и самого истинного существа и природы. Эта Истина вещей, к которой мы должны прийти, прежде чем мы сможем войти в Гносис, — так как там все существует и оттуда все берет начало на гностическом уровне, — есть, прежде всего, Истина единства, единения, но такого единения, который дает начало разнообразию в множественности и все же всегда единения, нерасторжимого единства. Состояние Гносиса, условие бытия виджняна-майя, невозможно без полного и самого близкого самоотождествления себя со всем существованием и со всеми существованиями, всеобщего проникновения, всеобщего охвата и вмещения, как бы всего во всем. Гностический Пуруша обычно осознает себя бесконечным, вмещающим мир в себе и выходящим за его пределы; совсем не так, как разделенное ментальное бытие, привязанное к сознанию, которое чувствует, что оно находится в мире и является его частью. Из этого следует, что освобождение от ограничивающего нас и замыкающего в себе эго есть первый элементарный шаг к бытию Гносиса; ибо до тех пор, пока мы живем в эго, бесполезно надеяться на эту более высокую реальность, это необъятное самосознание, это истинное самопознание. Стоит только на мгновение вернуться к эго-мысли, эго-действию, эго-воле, как сознание сразу же выбрасывается из гностической Истины, которой оно достигло, в ложь разделенной умственной природы. Надежная всеобщность бытия — сама основа этого сияющего высшего сознания. Освободившись от всякой жесткой отделенности (но получив взамен определенный трансцендентный взгляд или независимость), мы должны почувствовать себя едиными со всеми вещами и существами, отождествить себя с ними, осознать их как себя, чувствовать их бытие как свое, принять их сознание как часть своего, вступить в контакт с их энергией как со своей энергией, научиться быть одним существом со всеми. Это единство в действительности еще не все, что требуется, но это первое условие, и без него нет Гносиса.
Такой всеобщности нельзя достичь во всей ее полноте, пока мы все еще чувствуем себя, как сейчас, сознанием, помещенным в индивидуальный ум, жизнь и тело. Необходимо некое вознесение Пуруши из физического и даже из ментального — в тело виджняна-майя. Ни мозг, ни соответствующий ему ментальный «лотос» не могут более оставаться центром нашего мышления, а сердце и соответствующий ему «лотос» — центром нашего эмоционального и чувственного бытия. Сознательный центр нашего бытия, нашей мысли, нашей воли и действия, даже первоначальная сила наших ощущений и эмоций выходят из тела и ума и занимают свободное положение над ними. У нас уже нет ощущения, что мы живем в теле, мы — над ним, как его повелитель, владелец, или Ишвара, и в то же время несем его в своем сознании, более широком, чем замкнутое в теле физическое чувство. Тогда мы начинаем понимать очень живо, со всей силой реальности, нормальной и продолжительной, что имели в виду мудрецы, когда говорили, что душа содержит в себе тело, или что не душа в теле, а тело в душе. Не из мозга, а откуда-то, что находится выше нашего тела, мы будем формулировать идеи и проявлять волю, действие мозга будет только реакцией и движением физического механизма в ответ на шок мысли-силы и воли-силы, идущие сверху. Все будет исходить сверху; только сверху будет идти все, что соответствует в Гносисе нашей нынешней ментальной активности. Многие, если не все, из этих условий гностической перемены могут и, действительно, должны быть достигнуты задолго до того, как мы достигнем самого Гносиса, — но сначала несовершенно, как будто отраженно, — в самом высшем разуме, и более полно в том, что можно назвать сознанием сверхразума, находящемся между ментальностью и Гносисом. <…>.
Это состояние сознания так ненормально для нашего нынешнего способа существования, что рациональному человеку, который не обладает им, оно может показаться невозможным или даже умопомешательством; но однажды познанное, оно неоспоримо убеждает даже ментальный интеллект в своем спокойствии, свободе, свете, силе, эффективности воли, чувств и удостоверяемой истине своей способности формировать идеи. Ибо это состояние начинается уже на более высоких уровнях освобожденного ума, и поэтому может быть частично ощутимо и понято умственным интеллектом, как только он уйдет с ментальных уровней, но достигнет совершенного самообладания только в супраментальном Гносисе.
В этом состоянии сознания бесконечное становится для нас первичной, реальной действительностью, единственной непосредственной и ощутимо истинной вещью. Для нас становится невозможным обдумывать или понимать конечное отдельно от нашего фундаментального чувства бесконечного, в котором конечное только и может жить, может формироваться, может иметь какую-то реальность или продолжительность. Пока эти конечные ум и тело являются для нашего сознания первым фактом нашего существования и основанием нашего мышления, чувств и воли, и пока вещи конечные являются нормальной реальностью, от которой мы только иногда, а может быть и часто, поднимаемся к идее и чувству бесконечного, мы все еще весьма далеки от Гносиса. На уровне Гносиса бесконечное сразу становится нашим нормальным сознанием бытия, его первым фактом, нашей ощутимой субстанцией. Оно совершенно конкретно становится для нас основанием, на котором формируется все конечное, и его необъятные неизмеримые силы становятся источником всей нашей мысли, воли и восторга. Но это бесконечное не есть только бесконечность проникновения или распространения, в которой все формируется и происходит. За этим неизмеримым распространением гностическое сознание всегда ощущает внепространственную внутреннюю бесконечность. Именно через эту двойную бесконечность мы и подойдем к сути бытия Сат-Чит-Ананды, высшему «я» нашего собственного бытия и тотальности нашего космического существования. Здесь нам открывается неограниченное существование, которое мы чувствуем, как если бы это была бесконечность над нами, в которую мы пытаемся подняться, и бесконечность вокруг нас, в которой мы стремимся растворить наше отдельное существование. Затем мы расширяемся в нее и поднимаемся в нее; мы вырываемся из эго в ее огромность и остаемся с этим навсегда. Если такое освобождение достигнуто, его сила может, если мы того пожелаем, все больше и больше овладевать и нашим низшим бытием, пока даже самая низшая и упорствующая деятельность не преобразуется в истину Виджняны. <…>.
Наши средства и способы познания и действия должны обязательно соответствовать природе нашего сознания, которое должно радикально измениться, если мы хотим овладеть, а не только иногда испытывать эту высшую силу знания. Но она не ограничивается высшей мыслью или действием некого божественного рассудка. Она вознесет все наши нынешние средства познания, только невероятно расширенные, активные и эффективные в том, в чем сейчас они ограничены, слепы, бесплодны, и превратит их в высокую и интенсивную деятельность восприятия Виджняны. <…>. Она дает нам знание, опыт уровней существования, отличных от материальных, к которым наша обычная ментальность привязана в своем невежестве, и она расширяет для нас мир. Она подобным же образом преображает ощущения и дает им всю их интенсивность, а также всю полноту удерживающей силы; ибо в нашей нормальной ментальности полная интенсивность невозможна, потому что она не обладает силой удерживать и сохранять вибрации сверх определенных пределов, ум и тело не выдержат шока или длительного напряжения. Она также возносит элемент знания в наших чувствах и эмоциях, — ибо наши чувства также имеют силу знания и силу осуществления, которую мы не осознаем и соответствующим образом не развиваем — и одновременно освобождаем их от их ограничений, ошибок и искажений. Ибо во всем сущем Гносис [Виджняна] есть Истина, Справедливость, Высший Закон. <…>.
Виджняна — это сила Истины и действие Истины божественного Бытия в его божественных отождествлениях, и, когда оно действует через индивидуума, возвышенного до гностического уровня, он реализует себя непогрешимо, без изъяна или эгоистической реакции, не отклоняясь с пути овладения Божественным. Там индивидуум уже не эго, а свободный Джива, помещенный в высшую божественную природу и ставший ее частью, para prakrtir jivabhuta, [помещенный] в природу высшего и всеобщего Я, которого мы и видим в игре множественной индивидуальности, но без порока невежества, а с самознанием, в его множественном единении, в истине его божественной Шакти.
В Виджняне мы находим правильные отношение и действие Пуруши и Пракрити, потому что там они объединены, и Божественное более несокрыто в Майе. Все есть его действие. Джива более не говорит: «я думаю, я действую, я желаю, я чувствую», он даже не говорит, как садхака, стремящийся к единению, но еще его не достигший: «я действую, как Ты, пребывающий в моем сердце, указываешь мне». Ибо сердце, центр ментального сознания, более уже не является местом происхождения, а лишь блаженным каналом. Он скорее видит Божественное, сидящее над ним, господина всего, adhistita, а также действующим в нем. И сам находясь в этом высшем бытии, par˜rdhe, paramasy˜m par˜vati, он может сказать честно и смело: «Сам Бог через его Пракрити знает, действует, любит, наслаждается через мою индивидуальность и ее формы и исполняет там в самой высокой и божественной мере многоликую Игру (Лила), которую Бесконечное вечно играет во всеобщности, которая и есть Оно на все времена».

(Шри Ауробиндо. Синтез Йоги. Сайт www.orlov-yoga.com.)

* * *