Статья 3.1.7. Тантрология: частные исследования.

продолжение

2. ЧТО ТАКОЕ ИССЛЕДОВАНИЯ?

«3.3. Классификация научных исследований. Научные исследования классифицируют по различным признакам. В зависимости от методов исследования используемые научные исследования могут быть теоретическими, теоретико-экспериментальным и экспериментальными.
Теоретические научные исследования основываются на использовании логических и математических методов познания. Их результатом может быть установление в исследуемых объектах зависимостей, свойств, связей и т.д.
Теоретико-экспериментальные научные исследования — это исследования теоретического характера, связанные с одновременной опытной проверкой выявленных зависимостей, свойств, связей и т.д.
Экспериментальные научные исследования — это исследования, проводимые в конкретных объектах с целью выявления новых зависимостей, свойств, связей, или проверки выдвинутых ранее теоретических положений.
В зависимости от сферы использования результатов научные исследования разделяют на фундаментальные, прикладные и разработки.
Фундаментальные научные исследования — это экспериментальные или теоретические исследования, направленные на получение принципиально новых знаний о закономерностях развития природы, общества, человека, их взаимосвязи. Необходимость таких исследований обусловлена потребностями народного хозяйства или отрасли. Они могут заканчиваться рекомендациями относительно постановки прикладных исследований для определения возможностей практического использования полученных научных знаний, научными публикациями и т.д.
Прикладные научные исследования — это научная и научно-техническая деятельность, направленная на получение и использование знаний для практических целей, поиск наиболее рациональных путей практического использования результатов фундаментальных научных исследований в народном хозяйстве. Конечным их следствием является рекомендации по созданию технических нововведений (инноваций).
Фундаментальные и прикладные научные исследования являются основными формами научной деятельности.
Разработки — это целенаправленный процесс преобразования прикладных научных исследований в технические приложения. Они направлены на создание новой техники, материалов, технологий и т.д. К объему разработок включают проектно-конструкторские и технологические работы, работы по созданию опытных образцов (партий) изделий (продукции), а также проектные работы для строительства. <…>.
По стадиям исследования научно-исследовательские работы дифференцируются на поисковые, научно-исследовательские и научно-производственные разработки. При формулировке любой научно-технической проблемы прикладного характера внимание исследователя направлена, прежде всего, на рассмотрение результатов выполненных фундаментальных исследований и практических достижений в той или иной сфере. Если же такая информация отсутствует, выполняется поисковое исследование.
Поисковые исследования направлены на отбор факторов, влияющих на объект, поиск путей создания новых технологий и техники на основе способов, предложенных в результате фундаментальных исследований».

(Марцин В.С., Миценко Н.Г., Даниленко А.А. и др. Основы научных исследований
Учебное пособие. / Л. Ромус-Полиграф. 2002г. Сайт www.banauka.ru.)

«Научное исследование. Научное исследование — процесс изучения, эксперимента, концептуализации и проверки теории, связанный с получением научных знаний. Виды научных исследований:
— фундаментальное исследование, предпринятое главным образом, чтобы производить новые знания независимо от перспектив применения;
— прикладное исследование, направлено преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей, решения конкретных задач;
— монодисциплинарное исследование проводится в рамках отдельной науки. Междисциплинарное исследование требует участия специалистов различных областей и проводится на стыке нескольких научных дисциплин;
— комплексное исследование проводится с помощью системы методов и методик, посредством которых ученые стремятся охватить максимально (или оптимально) возможное число значимых параметров изучаемой реальности;
— однофакторное или аналитическое исследование направлено на выявление одного, наиболее существенного, по мнению исследователя, аспекта реальности;
— поисковое исследование, направлено на определение перспективности работы над темой, отыскивание путей решения научных задач;
— критическое исследование проводится в целях опровержения существующей теории, модели, гипотезы, закона и пр. или для проверки того, какая из двух альтернативных гипотез точнее прогнозирует реальность. Критические исследования проводятся в тех областях, где накоплен богатый теоретический и эмпирический запас знаний и имеются апробированные методики для осуществления эксперимента;
— уточняющее исследование. Это самый распространённый вид исследований. Их цель — установление границ, в пределах которых теория предсказывает факты и эмпирические закономерности. Обычно, по сравнению с первоначальным экспериментальным образцом, изменяются условия проведения исследования, объект, методика. Тем самым регистрируется, на какую область реальности распространяется полученное ранее теоретическое знание.
— воспроизводящее исследование. Его цель — точное повторение эксперимента предшественников для определения достоверности, надежности и объективности полученных результатов. Результаты любого исследования должны повториться в ходе аналогичного эксперимента, проведенного другим научным работником, обладающим соответствующей компетенцией. Поэтому после открытия нового эффекта, закономерности, создания новой методики и т.п. возникает лавина воспроизводящих исследований, призванных проверить результаты первооткрывателей. Воспроизводящее исследование — основа всей науки. Следовательно, метод и конкретная методика эксперимента должны быть интерсубъективными, т.е. операции, проводимые в ходе исследования, должны воспроизводиться любым квалифицированным исследователем;
— разработка — научное исследование, внедряющее в практику результаты конкретных фундаментальных и прикладных исследований.
Исследователи. Исследователь — это специалист, создающий новые знания. В широком смысле этого слова исследователь — это человек, создающий или открывающий новые знания в соответствующей отрасли деятельности. Исследователи создают новые знания, накопление которых позволяет выдающимся исследователям совершать научные открытия, которые влияют на ход развития человеческой цивилизации. Выдающиеся исследователи — это исследователи, вклад которых в науку получил признание в обществе.
Публикации. Научные исследователи публикуют свои работы в:
— журналах научных публикаций;
— коллективных трудах, объединяющих статьи журнала или исследования вокруг данной темы, координированных одним или несколькими исследователями, названными издателями;
— монографиях по исследовательской теме.
Направления исследований. Можно выделить три основных направления в научных исследованиях:
— Фундаментальные научные исследования — это глубокое и всестороннее исследование предмета с целью получения новых основополагающих знаний, а также с целью выяснения закономерностей изучаемых явлений, результаты которых не предполагаются для непосредственного промышленного использования. Термин «фундаментальность» (лат. fundare — «основывать») отражает направленность этих наук на исследование первопричинных, основных законов природы.
— Прикладные научные исследования — это такие исследования, которые используют достижения фундаментальной науки для решения практических задач. Результатом исследования является создание и совершенствование новых технологий.
— Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) — здесь соединяется наука с производством, тем самым обеспечивая как научные, так и технические и инженерные проработки данного проекта. Иногда полученные результаты могут привести к научно-технической революции. <…>.
Прикладные исследования. Прикладные исследования — научные исследования, направленные на практическое решение технических и социальных проблем. Наука — это сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Непосредственные цели науки — описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет её изучения на основе открываемых ею законов, то есть в широком смысле — теоретическое отражение действительности.
По своей направленности, по отношению к практике отдельные науки принято подразделять на фундаментальные науки и прикладные науки. Задачей фундаментальных наук является познание законов, управляющих поведением и взаимодействием базисных структур природы, общества и мышления. Эти законы и структуры изучаются в «чистом виде», как таковые, безотносительно к их возможному использованию. Непосредственная цель прикладных наук — применение фундаментальных наук для решения не только познавательных, но и социально-практических проблем.
Деление исследований на фундаментальные и прикладные достаточно условно, так как отдельные результаты фундаментальных исследований могут иметь непосредственную практическую ценность, а в результате прикладных исследований могут быть получены научные открытия. <…>.
Три этапа прикладных исследований. Прикладные исследования при решении производственных проблем составляют три этапа. Первый этап исследований производственной проблемы — научная постановка задачи — содержит выявление и описание фактов, формулировку проблемы, цели и гипотезы исследований. <…>.
Второй этап исследования производственной проблемы — разработка математической модели. Объективность при этом должна обеспечиваться использованием научных принципов оценки ситуаций, а также методов и моделей принятия решений. <…>.
На третьем этапе исследования проблем после обоснования вида и структуры адекватность и, соответственно, эффективность управленческого решения, полученного с помощью математической модели, связаны с качеством исходной информации, на основании которой вычисляются, например, элементы матрицы условий задачи математического программирования или коэффициентов уравнения регрессии. Характер искажений здесь во многом зависит от метода моделирования. <…>.».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Глава II. Наука и научное исследование. § 2. Научное исследование. Формой существования и развития науки является научное исследование. В ст. 2 Федерального закона РФ от 23 августа 1996г. «О науке и государственной научно-технической политике» дано следующее понятие: научная (научно-исследовательская) деятельность — это деятельность, направленная на получение и применение новых знаний. Научное исследование — это деятельность, направленная на всестороннее изучение объекта, процесса или явления, их структуры и связей, а также получение и внедрение в практику полезных для человека результатов. Его объектом являются материальная или идеальная системы, а предметом – структура системы, взаимодействие ее элементов, различные свойства, закономерности развития и т.д.
Научные исследования классифицируются по различным основаниям. По источнику финансирования различают научные исследования бюджетные, хоздоговорные и нефинансируемые. В нормативных правовых актах о науке научные исследования делят по целевому назначению на фундаментальные, прикладные, поисковые и разработки. В Федеральном законе от 23 августа 1996г. «О науке и государственной научно-технической политике» даны понятия фундаментальных и прикладных научных исследований.
Фундаментальные научные исследования — это экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды. Прикладные научные исследования — это исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач. Иными словами, они направлены на решение проблем использования научных знаний, полученных в результате фундаментальных исследований, в практической деятельности людей. Поисковыми называют научные исследования, направленные на определение перспективности работы над темой, отыскание путей решения научных задач. Разработкой называют исследование, которое направлено на внедрение в практику результатов конкретных фундаментальных и прикладных исследований.
По длительности научные исследования можно разделить на долгосрочные, краткосрочные и экспресс-исследования. В зависимости от форм и методов исследования некоторые авторы выделяют экспериментальное, методическое, описательное, экспериментально-аналитическое, историко-биографическое исследования и исследования смешанного типа.
В теории познания выделяют два уровня исследования: теоретический и эмпирический. Теоретический уровень исследования характеризуется преобладанием логических методов познания. На этом уровне полученные факты исследуются, обрабатываются с помощью логических понятий, умозаключений, законов и других форм мышления. Здесь исследуемые объекты мысленно анализируются, обобщаются, постигаются их сущность, внутренние связи, законы развития. На этом уровне познание с помощью органов чувств (эмпирия) может присутствовать, но оно является подчиненным.
Структурными компонентами теоретического познания являются проблема, гипотеза и теория. Проблема — это сложная теоретическая или практическая задача, способы решения которой неизвестны или известны не полностью. Различают проблемы неразвитые (предпроблемы) и развитые. Неразвитые проблемы характеризуются следующими чертами: 1) они возникли на базе определенной теории, концепции; 2) это трудные, нестандартные задачи; 3) их решение направлено на устранение возникшего в познании противоречия; 4) пути решения проблемы не известны. Развитые проблемы имеют более или менее конкретные указания на пути их решения.
Гипотеза есть требующее проверки и доказывания предположение о причине, которая вызывает определенное следствие, о структуре исследуемых объектов и характере внутренних и внешних связей структурных элементов.
Научная гипотеза должна отвечать следующим требованиям:
1) релевантности, т.е. относимости к фактам, на которые она опирается;
2) проверяемости опытным путем, сопоставляемости с данными наблюдения или эксперимента (исключение составляют непроверяемые гипотезы);
3) совместимости с существующим научным знанием;
4) обладания объяснительной силой, т.е. из гипотезы должно выводиться некоторое количество подтверждающих ее фактов, следствий. Большей объяснительной силой будет обладать та гипотеза, из которой выводится наибольшее количество фактов;
5) простоты, т.е. она не должна содержать никаких произвольных допущений, субъективистских наслоений.
Различают гипотезы описательные, объяснительные и прогнозные. Описательная гипотеза — это предположение о существенных свойствах объектов, характере связей между отдельными элементами изучаемого объекта. Объяснительная гипотеза — это предположение о причинно-следственных зависимостях. Прогнозная гипотеза — это предположение о тенденциях и закономерностях развития объекта исследования.
Теория — это логически организованное знание, концептуальная система знаний, которая адекватно и целостно отражает определенную область действительности. Она обладает следующими свойствами:
1. Теория представляет собой одну из форм рациональной мыслительной деятельности.
2. Теория — это целостная система достоверных знаний.
3. Она не только описывает совокупность фактов, но и объясняет их, т.е. выявляет происхождение и развитие явлений и процессов, их внутренние и внешние связи, причинные и иные зависимости и т.д.
4. Все содержащиеся в теории положения и выводы обоснованы, доказаны.
Теории классифицируют по предмету исследования. По этому основанию различают социальные, математические, физические, химические, психологические, этические и прочие теории. Существуют и другие классификации теорий.
В современной методологии науки выделяют следующие структурные элементы теории:
1) исходные основания (понятия, законы, аксиомы, принципы и т.д.);
2) идеализированный объект, т.е. теоретическую модель какой-то части действительности, существенных свойств и связей изучаемых явлений и предметов;
3) логику теории — совокупность определенных правил и способов доказывания;
4) философские установки и социальные ценности;
5) совокупность законов и положений, выведенных в качестве следствий из данной теории.
Структуру теории образуют понятия, суждения, законы, научные положения, учения, идеи и другие элементы. Понятие — это мысль, отражающая существенные и необходимые
признаки определенного множества предметов или явлений. Категория — общее, фундаментальное понятие, отражающее наиболее существенные свойства и отношения предметов и явлений. Категории бывают философскими, общенаучными и относящимися к отдельной отрасли науки. Научный термин — это слово или сочетание слов, обозначающее понятие, применяемое в науке. Совокупность понятий (терминов), которые используются в определенной науке, образует ее понятийный аппарат. Суждение — это мысль, в которой утверждается или отрицается что-либо. Принцип — это руководящая идея, основное исходное положение теории. Принципы бывают теоретическими и методологическими. Аксиома — это положение, которое является исходным, недоказываемым и из которого по установленным правилам выводятся другие положения. Закон — это объективная, существенная, внутренняя, необходимая и устойчивая связь между явлениями, процессами. Законы могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, по основным сферам реальности можно выделить законы природы, общества, мышления и познания; по объему действия — всеобщие, общие и частные. Закономерность — это: 1) совокупность действия многих законов; 2) система существенных, необходимых общих связей, каждая из которых составляет отдельный закон. Положение — научное утверждение, сформулированная мысль. Учение — совокупность теоретических положений о какой-либо области явлений действительности. Идея — это: 1) новое интуитивное объяснение события или явления; 2) определяющее стержневое положение в теории. Концепция — это система теоретических взглядов, объединенных научной идеей (научными идеями).
Эмпирический уровень исследования характеризуется преобладанием чувственного познания (изучения внешнего мира посредством органов чувств). На этом уровне формы теоретического познания присутствуют, но имеют подчиненное значение. Взаимодействие эмпирического и теоретического уровней исследования заключается в том, что: 1) совокупность фактов составляет практическую основу теории или гипотезы; 2) факты могут подтверждать теорию или опровергать ее; 3) научный факт всегда пронизан теорией, поскольку он не может быть сформулирован без системы понятий, истолкован без теоретических представлений; 4) эмпирическое исследование в современной науке предопределяется, направляется теорией. Структуру эмпирического уровня исследования составляют факты, эмпирические обобщения и законы (зависимости). Понятие «факт» употребляется в нескольких значениях: 1) объективное событие, результат, относящийся к объективной реальности (факт действительности) либо к сфере сознания и познания (факт сознания); 2) знание о каком-либо событии, явлении, достоверность которого доказана (истина); 3) предложение, фиксирующее знание, полученное в ходе наблюдений и экспериментов. Эмпирическое обобщение — это система определенных научных фактов. Эмпирические законы отражают регулярность в явлениях, устойчивость в отношениях между наблюдаемыми явлениями. Эти законы теоретическим знанием не являются. В отличие от теоретических законов, которые раскрывают существенные связи действительности, эмпирические законы отражают более поверхностный уровень зависимостей».

(Сабитов Р.А. Основы научных исследований:
Учебное пособие. М. 2002г. Сайт www.ahmerov.com.)

 

3. ЧТО ТАКОЕ ЧАСТНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ?

«…разные отрасли исследований Эзотеризма значительно пересекаются друг с другом. Те, кто изучает Герметизм, неизбежно должны исследовать и Гностицизм; каббаловеды обращаются к Неоплатонизму, Неопифагорейству, Магии; исследования Алхимии затрагивают изучение Астрологии и т.д. Поэтому подобные частные исследования уместно рассматривать как отдельные «профилизации» в рамках некоей общей дисциплины».

Это утверждение мы находим в докладе С.В.Пахомова, прочитанном на Четвертой международной научной конференции (2-4 декабря 2010г. Днепропетровск), посвященной исследованиям эзотеризма (см. Пахомов С.В. Контуры Эзотериологии: эскиз научной дисциплины об Эзотеризме. // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «Тайное и явное»: многообразие репрезентаций Эзотеризма и Мистицизма. Сборник материалов Четвертой международной научной конференции (2-4 декабря 2010г. Днепропетровск). / Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2011г.), см. статью 4.7. «Эзотерическая» направленность Российской Тантрологии с 2000г. по 2012г.).

«4-я Международная научная конференция «Мистико-эзотерические движения в теории и практике». «ТАЙНОЕ И ЯВНОЕ»: многообразие репрезентаций эзотеризма и мистицизма. 2-4 декабря 2010г. Днепропетровск. Украина.
Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма при поддержке Кафедры философии Национального горного университета (Днепропетровск), Института философии им. Г.С. Сковороды НАН Украины (Киев), Украинской ассоциации религиоведов, Центра исследований эзотеризма и мистицизма (Санкт-Петербург), Центра религиоведческих исследований и международных духовных отношений (Донецк).
Присутствие элементов эзотеризма и мистицизма в современной культуре трудно переоценить. При этом расхожее понимание эзотерических видов знания как «сокровенной тайны» на фоне их многообразных актуальных (само-)репрезентаций в обществе ставит под вопрос эту «таинственность» и требует от исследователей выработки иных, более объективных категорий для его описания.
Динамика репрезентации эзотерических и мистических феноменов в средствах массовой информации, кино, музеях и т.п., а также диалектика элементов глобального и локального в проявлениях эзотеризма и мистицизма образуют тематику Четвертой конференции «Мистико-эзотерические движения в теории и практике». Особое внимание при этом уделяется не только многообразию проявлений мистицизма и эзотеризма в современном медийном пространстве, но и видам их взаимодействия с иными общественными структурами и доминирующими формами институционализированных религий, академической науки и политической конъюнктуры.
Организаторы конференции надеются, что планируемый научный форум сможет внести вклад в развитие этой перспективной тематики и привлечь исследовательский интерес к освоению новых методов анализа. Исследование проблематики репрезентаций эзотеризма и мистицизма, бытующих в самой мистико-эзотерической среде и в массовой культуре, и в научном сообществе, может заложить фундамент для дальнейшего развития науки о мистицизме и эзотеризме.
Примерная рубрикация тематики:
1. Эзотеризм, мистицизм и медиа: теоретическое осмысление взаимодействия;
2. Глобальное и локальное измерения эзотерической образности;
3. Научная методология изучения мистицизма и эзотеризма;
4. Проблемы репрезентации мистического опыта;
5. Герменевтика эзотерической образности;
6. Историческое развитие символических форм эзотеризма;
7. Основные характеристики символического языка мистицизма и эзотеризма;
8. Самопрезентация эзотерических сообществ в СМИ и иных видах медиа;
9. Репрезентации эзотеризма и мистицизма в музейном пространстве;
10. Эзотерические и мистические образы в кино;
11. Воображение и изображение в мистицизме и эзотеризме.
Рабочие языки конференции: русский, украинский, английский».

(Сайт Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма. www.asem.ucoz.org.)

«Академическое исследование эзотеризма (англ. esoteric studies) — область научной деятельности, связанная с изучением эзотеризма с использованием научных методов и в рамках научного подхода. На постсоветском пространстве для обозначения этой области исследований иногда используется термин «эзотериология». (Пахомов С.В. Контуры эзотериологии: эскиз научной дисциплины об эзотеризме. // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «Тайное и явное»: многообразие репрезентаций эзотеризма и мистицизма. Сборник материалов Четвертой международной научной конференции * (2-4 декабря 2010г. Днепропетровск). / Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2011г. 207 cтр.).
История. В разное время ученые обращались к различным аспектам западного эзотеризма и публиковали связанные с ним исследования. В частности, большой интерес к таким темам, связанным с эзотеризмом, проявляли такие известные психологи как Уильям Джемс и Карл Густав Юнг. В связи с этим историк Коринна Трэйтел говорит о значительном влиянии исследований в этой области на выделение психологии как самостоятельной научной дисциплины.
Тем не менее, окончательное выделение академического исследования эзотеризма в качестве самостоятельной области исследований относится только ко второй половине XX в. и было связано с работами Д.П.Уолкера, Ф.Йейтс, и деятельностью кружка «Эранос». Американский исследователь А.Верслуис указывает, что выделение в последней четверти ХХ в. академического исследования эзотеризма как самостоятельной области исследований и быстрый рост числа научных организаций, занимающихся исследованием данного вопроса, был связан с тем, что в конце ХХ в. многие западные ученые признали концепцию «междисциплинарного подхода», подразумевающую возможность и необходимость научных исследований, выходящих за пределы ограничений, накладываемых частными научными дисциплинами.
Профильные кафедры и учебные программы. Первой кафедрой, посвященной академическому изучению западного эзотеризма, стала кафедра «Истории христианской эзотерики» в Практической школе высших исследований, созданная в 1965г. Анри Корбеном и впоследствии переименованная в кафедру «Истории эзотерических и мистических учений в Европе эпохи Нового времени и современности», которую ранее возглавлял Антуан Февр (франц.), а в настоящее время – Жан-Пьер Брак. В Амстердамском университете c 1999г. действует кафедра «Истории герметической философии и связанных с ней течений», возглавляемая Воутером Ханеграафом, а в университете Эксетера существует кафедра «Истории западного эзотеризма», которую возглавлял ранее Николас Гудрик-Кларк.
В России первая профильная программа подготовки открыта в 2014г. в Русской христианской гуманитарной академии в Санкт-Петербурге как образовательный профиль в рамках магистерской программы «Религиоведение».
Научные организации. По мере развития академических исследований эзотеризма как самостоятельной области научных исследований стали возникать и объединения ученых, занимающихся данной темой. Среди них чаще всего выделяют две международные организации, объединяющие специалистов по данной теме: американскую Ассоциацию исследователей эзотеризма и Европейское общество исследователей западного эзотеризма. Указанные ассоциации, объединяющие крупнейших специалистов в данной области со всего мира, проводят международные научные конференции, посвященные академическим исследованиям эзотеризма, которые проходят раз в два года и чередуются друг с другом, а также публикуют книги и научные журналы, связанные с исследованиями эзотеризма.
В России с 2009г. действует Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма, основной формой деятельности которой является проведение регулярной международной научной конференции «Мистико-эзотерические движения в теории и практике», издание сборников материалов конференций и электронного журнала Aliter. При этом АИЭМ сотрудничает с европейскими организациями, занимающимися академическим исследованием эзотеризма. С докладами на VI конференции Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма, прошедшей 10-13 апреля 2013 года, выступили европейские специалисты, представляющие эти организации, в частности, члены руководства Европейского общества исследователей западного эзотеризма В.Ханеграаф и Б.Менцель, а также основатель Библиотеки герметической литературы Й.Ритман.
Методология. Говоря о методологии академических исследований эзотеризма, Н.Гудрик-Кларк отмечает ряд черт, характерных, по его мнению, для исследователей, занимающихся изучением эзотеризма с академических позиций: вместо того, чтобы относиться к эзотеризму как к «отвергнутому типу знания», исследователи этого предмета пытаются выделить внутренние философские и религиозные характеристики эзотерической духовности. Их другая задача состоит в том, чтобы изложить историю эзотеризма как особой формы духовности, охарактеризовавшей и продвинувшей многие школы и направления западной мысли от поздней Античности до наших дней.
В.Ханеграаф, говоря о методологии исследований эзотеризма, выступает за необходимость «эмпирического» подхода, который определяется такими признаками, как глубокое понимание предмета, открытость и максимально нейтральное отношение к изучаемой теме: эмпирическое исследование должно основываться на методологическом агностицизме по отношению к религиозным и философским «первым принципам»; оно также должно полностью признавать историчность религиозных явлений. Эта эмпирическая перспектива применяется в отношении зарождающегося академического поля [исследований] эзотеризма.
При этом Ханеграаф разделяет «эмический» и «этический» подходы в исследовании западного эзотеризма. Первый представляет собой взгляд «изнутри» традиции, в то время как второй — взгляд исследователя, историка. Согласно мнению Ханеграафа, для академических исследований эзотеризма необходим «эмический материал и этическая интерпретация».
Критикуя методологическую концепцию Ханеграафа, А.Верслуис разрабатывает собственную методологию изучения эзотеризма, которую он называет «симпатическим эмпиризмом»: что же касается «симпатического эмпиризма», то под ним я подразумеваю промежуточную позицию, которая включает как эмический, так и этический подходы. Применительно к западному эзотеризму, а также к религии в более широком смысле важно соблюдать баланс между ценностями научного исследования, стремящегося к достижению высоких стандартов объективности, и ценностями подхода, который ориентирован на то, чтобы благожелательно, с симпатией понять объект исследования, так сказать, постигнуть его изнутри.
По мнению одного из наиболее авторитетных европейских специалистов по академическим исследованиям эзотеризма, В.Я.Ханеграафа, основными проблемами в данном направлении исследований на 2011г. являются:
— сильное влияние устаревших парадигм, например, варбургской школы в лице Фрэнсис Йейтс и Д.П.Уокера;
— слишком частое смешение личных интересов исследователей — сторонников эзотерических школ, с научными исследованиями: как выразился Ханеграаф, «Нет большой беды в том, что какой-нибудь специалист, наряду со своими исследованиями, лично увлечен теми или иными формами эзотеризма. Но важно не смешивать эти две области: невозможно и не стоит пробовать носить одновременно и эзотерическую, и научную шляпы»;
— чрезмерное влияние на исследователей идей «вечной философии» с её представлениями об «абсолютной, универсальной, неизменной духовной истине», что Ханеграаф называет религионизмом;
— существующие противоречия в определении предмета исследований;
— недостаточное осознание междисциплинарности области.
Дальнейшее развитие академических исследований эзотеризма, по мнению Ханеграафа, напрямую связано с решением этих проблем».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

В 2013г. в журнале «Государство, религия, церковь в России и за рубежом» (М. № 4 (31). 2013г. С. 36-65) была опубликована статья С.В.Пахомова «Специфика современной российской эзотериологии». Вот что в ней, в частности, говорилось:

«Эзотерические учения — это призыв к кардинальному и бескомпромиссному изменению прежде всего самих себя и уж вслед за этим — мира как неотделимого от нас». (В.М.Розин).
С начала 1990-х гг. в западной гуманитарной науке (прежде всего в религиоведении) развернулись исследования эзотеризма как комплексного предметного поля. На смену одиноким ученым пришли целые научные группы и институты; исследовательский процесс получил новый импульс к развитию, и с тех пор он не ослабевает. Организуются ученые сообщества (в частности, European Society for the Study of Western Esotericism (ESSWE), Association for the Study of Esotericism (ASE), и др.), проводятся тематические конференции, которые посещают все больше и больше высококлассных специалистов (так, ESSWE с 2007г. раз в два года проводит тематические конференции по эзотеризму: «Constructing Tradition: Means and Myths of Transmission in Western Esotericism» (2007г. Тюбингенский университет); «Capitals of European Esotericism and Transcultural Dialogue» (2009г. Страсбургский университет); «Lux in Tenebris: The Visual and the Symbolic in Western Esotericism» (2011г. Университет Сегеда, Венгрия), и «Western Esotericism and Health» (2013г. Университет Гетеборга, Швеция), публикуются монографии и сборники статей, выходят журналы, кроме того, эзотеризм изучают на университетских кафедрах (подробнее тема развития западной (точнее, европейской) эзотериологии раскрывается в статье: Ханеграаф В.Я. Западный эзотеризм: следующее поколение. / Пер. с англ. С.В.Пахомова. // Aliter. №1. 2012г. С. 7-23), и по данной дисциплине присуждаются ученые степени.
Начало эзотериологического (введение данного термина обосновывается в статье: Пахомов С.В. Контуры эзотериологии: эскиз научной дисциплины об эзотеризме. // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «Тайное и явное»: Многообразие репрезентаций эзотеризма и мистицизма: Сборник материалов Четвертой международной научной конференции (2-4 декабря 2010г. Днепропетровск). / Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2011г. С. 76-91) бума на Западе совпало по времени с религиозно-мистико-эзотерическим бумом в бывших советских республиках, в первую очередь в России. С падением «железного занавеса» к нам хлынул небывалый прежде поток самых разных учений. Уставшие от марксизма-ленинизма и голодные до новых познаний россияне с интересом знакомились с эзотерической и мистической литературой, которая наводнила книжные прилавки. «Девятый вал» книжной продукции естественным образом поднял вопрос о том, как в целом следует понимать это безбрежное и хаотичное море идей, образов и категорий, в котором ведантистская майя соседствовала с майянским календарем, китайское Дао — с плотиновским Единым, а теософские махатмы превращались то в индуистских философов, то в христианских святых. Иными словами, возникла потребность в осмыслении этих многоплановых феноменов. Среди исследователей тогдашнего времени имело место порой несколько романтическое, в каком-то смысле «инициатическое» отношение к предмету исследования, возможно, навеянное теми надеждами, которые пропитывали атмосферу российской общественной жизни конца 1980-х — первой половины 1990-х гг. Впрочем, неоднократно звучали и резко критические оценки эзотеризма, основанные либо на религиозных (православных) пристрастиях, либо на остатках марксистской идеологии. Методологическая база подобных исследований была достаточно слабо проработана. Можно согласиться с мнением Ю.В.Курносова: «… рассмотрение эзотерических явлений в отечественной и зарубежной литературе в основном осуществляется на публицистическом уровне, философско-методологические аспекты поднимаются очень редко» (Курносов Ю.В. Тайные доктрины: вчера и сегодня. Эзотеризм как культурно-исторический феномен. М. Интеллект. 1997г. С. 13. Недостаточность методологичности в отечественных эзотериологических исследованиях более позднего времени отмечает и В.В.Михайлов: см. Михайлов В.В. К вопросу о методологии изучения эзотерики. // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. Проблемы интерпретации эзотеризма и мистицизма: Сборник материалов Третьей международной научной конференции (3-5 декабря 2009г. Владимир). / Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2010г. С. 58-59).
Вопрос о развитии современной отечественной эзотериологии подразумевает два аспекта. С одной стороны, можно говорить о «частных секторах» научных исследований эзотеризма в философии, психологии, истории, религиоведении и других гуманитарных областях. Например, таковы конкретные исследования Масонства, Алхимии, Герметизма, Гностицизма, Теософии и т.д., изучение тех или иных эзотерических символов, образов, идей и пр. С другой стороны, может подразумеваться исследование «эзотеризма как такового», зачастую в отрыве от его конкретных приложений, с весьма впечатляющим размахом обобщений. Иными словами, уместно подразделять эзотериологию на «частную» и «общую». В настоящей статье нас будет интересовать именно вторая область знаний, однако по необходимости следует сначала коснуться первой из них.
Само собой разумеется, что в советскую эпоху исследования различных эзотерических традиций не пользовались в академической науке серьезным успехом. Обращались к ним сравнительно нечасто, да и то при строго определенных обстоятельствах. 1) Некоторые учения рассматривались в русле истории науки, как обладающие неким протонаучным потенциалом: например, историки химии неизбежно касались богатейшего алхимического наследства (См., например: Возникновение и развитие химии с древнейших времен до XVII в. / Отв. ред. Ю.И.Соловьев. М. Наука. 1980г.; Фигуровский Н.А. История химии. М. Просвещение. 1979г.), историки астрономии пытались разобраться в астрологических хитросплетениях, историки математики затрагивали учение Пифагора и т.д.; 2) эта тематика могла рассматриваться в контексте изучения истории философии в целом и отдельных ее дисциплин, с историко-философской точки зрения; 3) эзотерические символы, образы, сюжеты фигурировали при исследовании художественной литературы и изобразительного искусства; 4) наконец, наиболее ярко и драматично эта тематика была представлена в трудах, посвященных изучению религии, атеизма и свободомыслия. Излишне говорить, что на все эти исследования, особенно в последнем случае, накладывала свою печать марксистско-ленинская идеология, с обязательной критикой, а порой и разгромом, изучаемого предмета.
Впрочем, на фоне подобной доминанты примерно с 1970-х гг. и особенно в 1980-е гг., на фоне ослабления марксистского диктата, начинают появляться труды, не зацикленные на обязательности идеологической победы над «противником», но пытающиеся его понять и освоить его наследие. Порой только для проформы кивнув в адрес «классиков», авторы подобных изысканий исследовали свои объекты с иных, чем «научный коммунизм», методологических предпочтений.
В дальнейшем, с начала 1990-х гг. и по настоящее время, в России было издано и продолжает издаваться множество неплохих трудов, посвященных отдельным направлениям эзотеризма. Многочисленные отечественные специалисты изучают те или иные «профили» эзотеризма, например, Масонство (С.В.Аржанухин, С.П.Карпачев, Ю.Е.Кондаков, Е.Л.Кузьмишин, В.В.Кучурин, А.И.Серков, Ю.Л.Халтурин), Алхимию (Ю.Ф.Родиченков), Астрологию (Ю.А.Данилов, Д.Куталев, А.А.Пензенский), Герметизм (О.Ф.Кудрявцев, Н.А.Шабуров), Гностицизм (Д.А.Алексеев, Е.В.Афонасин, Р.В.Светлов, Е.Б.Смагина, М.К.Тимофеева, А.Л.Хосроев), Магию, Ведовство (В.В.Иванова, Ю.Ф.Игина, И.Т.Касавин, С.А.Панин), Каббалу (К.Ю.Бурмистров, О.О.Ладоренко), Теософию, Антропософию, Рерихианство (С.Р.Аблеев, А.И.Андреев, Г.А.Кавтарадзе, А.Н.Сенкевич), Тантру (С.В.Пахомов, А.А.Терентьев) и т.д., или эзотерические аспекты русской литературы (Н.А.Богомолов, Е.А.Дайс, А.Л.Рычков). <…>.
Можно подвести итоги нашего изложения. Российская эзотериология прошла чуть больше двадцати лет в своем развитии. Она по-прежнему молода, находится в стадии творческого становления и ожидания качественного рывка. За истекший период появилось много работ разного научного уровня, авторы которых рассуждают о причинах появления и формах функционирования эзотеризма, стараются отчленить понятие эзотеризма от смежных понятий (оккультизм, мистицизм, магия и др.), выдвигают всевозможные дефиниции эзотеризма, классифицируют различные его виды, выделяют в нем характерные признаки, структуры и функции, осмысляют место эзотеризма в культуре и обществе, анализируют феномены эзотерического знания, эзотерического мира, эзотерической личности. Все это, несомненно, обладает большой ценностью. Однако все-таки сделано недостаточно по сравнению с тем, что еще необходимо сделать, и остается еще немало факторов, которые задерживают развитие данной науки.
Так, далеко не все авторы стремятся строго академически очертить изучаемое предметное поле, и периодически мы видим в научных вроде бы работах интервенцию ненаучных и даже эзотерических способов изложения; в некоторых случаях эти подходы встречают благосклонный прием со стороны государственной образовательной элиты. Подобная проблема существует и на Западе, однако у нас, как всегда, это протекает с б?льшим напряжением и конфликтами. Далее, часто мы видим и то, что к эзотериологии обращаются специалисты «со стороны», как бы между делом, просто чтобы привлечь некий тематический материал для своих основных исследований, и не всегда это привлечение демонстрирует высокий уровень. По-прежнему эзотеризм в большей степени осмысляется (эзотерически) самими же эзотериками, чем (академически) учеными. Все еще недостаточно хорошо проработана методологическая и терминологическая база, по которой нет единого консенсуса, не хватает общих справочных пособий, фундаментальной обобщающей монографии по эзотеризму, энциклопедического труда, грамотных научно-популярных и просто популярных изданий, нормальных учебников для студентов. Продолжает оставаться слабой (собственно, это характерно для многих областей гуманитарного знания в России) включенность отечественной эзотериологии в общемировые исследования, равно как во многом сохраняется и разобщенность российских специалистов, действующих на свой страх и риск. Отсутствуют исследовательские школы.
Как нам кажется, устранением этих и некоторых других недостатков будут ознаменованы следующие два-три десятилетия развития российской эзотериологии. Перспективным выглядит также изучение различных областей «частной» эзотериологии, особенно алхимии, астрологии, масонства, индуистской Тантры, создание новых, капитальных научных трудов, прокладывание новых академических маршрутов, укрепление связей с мировой наукой, дальнейшая «междисциплинизация» и институциализация эзотерических исследований. Существует также вероятность появления в России образовательных программ наподобие тех, что действуют в Амстердамском университете или Университете г.Эксетер (Великобритания), но с учетом российской специфики. Есть все основания надеяться на появление новых поколений специалистов, которые, несмотря на все сложности, связанные с изучением эзотеризма и особенностями функционирования гуманитарной науки в России, внесут свежую, молодую «кровь» в эти исследования и выведут их на еще более высокий, качественно новый уровень».

(Пахомов С.В. Специфика современной российской эзотериологии.
Ж. «Государство, религия, церковь в России и за рубежом».
М. № 4 (31). 2013г. С. 36-65. Сайт www.indcultur.narod.ru.)

А теперь обратим внимание всего лишь на несколько примеров частных исследований.

«Мадам Блаватская поняла все неправильно. Одной из характерных особенностей, отметивших культуру возрождения оккультизма в XIX в., стало бестолковое заимствование экзотичной метафизической терминологии из культур не западных. Теософское Общество, основанное в 1875г. русской спиритуалисткой мадам Еленой Петровной Блаватской (1831-1891), сыграло в этом процессе немаловажную роль. Благодаря снискавшему известность во многих странах Теософскому Обществу (оно, кстати, помимо прочего ввело в обиход ныне одиозное выражение «Нью-Эйдж»), европейские и американские оккультисты пошли сыпать плохо понятыми терминами вроде «карма», «хроники акаши», «махатма», «йог», «чакра» и пр. В запасе экзотичных фраз, произносимых Блаватской и ее последователями, присутствовали «Путь Левой Руки» и «Путь Правой Руки» (обычай написания этих слов с большой буквы пошел от Блаватской, впоследствии его подхватил А.Кроули).
Вряд ли можно найти более бестолкового интерпретатора путей левой и правой руки для Западной аудитории, чем Блаватская, чье настойчиво сбивающее с толку объяснение сексуального и несексуального подходов к Тантре само по себе оказало огромнейшее влияние на складывание ложных представлений о данном предмете. Наиболее принятой в оккультных кругах Запала остается версия путей правой и левой руки Блаватской, впервые изложенная ею (после ее деспотичной цензуры — в смягченном виде) в книгах и журнальных статьях. Их содержание представляет собой грубо надранный плагиат из многочисленных источников; несуразицы в этот вопрос добавили впоследствии еще более глупые толкователи.
У Блаватской все примитивно: путь левой руки — это просто путь зла, в то время как путь правой руки охарактеризован как дорога добра. Обширная сеть тантрических концепций, дающих определение этим терминам, — и выходит за рамки самой идеи добра и зла, равно как и прочих оппозиций, которыми живет стадное животное, — была проигнорирована. Неудивительно после этого ее утверждение, что сама она и ее Теософское Общество целиком и полностью принадлежат к пути правой руки, который она ассоциировала с туманной розенкрейцеровской формулировкой Великого Белого Братства. По мнению славной Мадам, всякий, кто не верит в ее Теософию, либо решил разоблачать ее махинации — приверженец пути левой руки или Черного Братства. Хотя многие ортодоксальные индусы, скорее всего, согласятся с ее оценкой пути левой руки как «зла», неизвестно, откуда собственно она взяла такое предвзятое определение.
Если верить Блаватской, источником ее мудрости, которой она поделилась с человечеством в своей «Тайной Доктрине», стал Тибет, где она якобы прошла инициацию в бесценное древнее эзотерическое учение. Однако ни один из ее текстов не свидетельствует ни о чем большем кроме поверхностного знакомства с тибетской мистикой, что, в частности, выдает ее невежественная интерпретация пути левой руки. Неглубокие познания, которых она нахваталась в процессе своего масштабного чтения оккультных текстов, показывают ее явное понимание того, что путь левой руки каким-то там боком связан с сексом. Для Блаватской же (по крайней мере, в ее «официальных» текстах) секс — это чудовищно. Это «звериный аппетит, который надо неукоснительно давить в себе». (Подобно прочим самозваным стражам морали, Блаватская, по всей видимости, вела куда более интересную сексуальную жизнь, нежели то предполагал ее публичный имидж ходячей добродетели). Теософская Теология, явно испытавшая на себе влияние, прежде всего, аскетического, не безнравственного гностицизма, отмечена неприятием плотской оболочки, в которой теоретически «томится» душа. Карл Юнг однажды тонко назвал Теософию Блаватской «чистым гностицизмом в индуистских одеяниях». Тантра левой руки, будучи инициатической доктриной, видящей в плоти не кошмарную тюрьму, из которой надо бежать, но храм, святилище, разумеется, предана Блаватской анафеме.
В «Теософском словаре» она возмущенно замечает по поводу пути левой руки: «особая энергия, связанная с сексуальными ритуалами и магическими силами — худшая форма черной магии или чародейства». Здесь мы впервые встречаемся со ставшим впоследствии популярным сравнением Восточной идеи пути левой руки с Западной концепцией черной магии. Этот несостоятельный синтез взаимоисключающих культурных формулировок — точное описание методики и непоследовательное моральное суждение — будет любимой «фишкой» вздорного легиона оккультистов на протяжении всего XX в. В этот период неграмотная увязка Блаватской пути левой руки с черной магией станет нормой среди поклонников оккультной субкультуры.
В своей космогонии, не уступающей по детальной разработке фантастике Лавкрафта, Блаватская, помимо прочего, учила, что «аморальный» путь левой руки, по сути дела, представляет собой дегенеративный пережиток наследия упадочнической «первичной расы», зародившейся на пропавшем континенте Атлантида. Эта теория — пример того, насколько далеко Западное оккультистское понимание пути левой руки отклонилось от реальных практик Азии. Для Блаватской, чьи эзотерические теории стали предвестниками бредовых идей национал-социализма, оказав непосредственное влияние на его последующее формирование, дурное происхождение пути левой руки от допотопной низшей человеческой расы было тяжким обвинением. Теософская увязка сексуальной магии левой руки с его якобы происхождением от низшей расы перекликается с индуистской ортодоксией, которая, как мы видели, считает Вама-Маргу презренным культом, возникшим среди низших каст.
Артур Авалон понял почти правильно. Блаватская стала главным западным автором уравнения «путь левой руки = зло», но ее упрощенческие искривления были сбалансированы куда более точным описанием темной Тантры, представленным в работах сэра Джона Вудроффа (1863-1936). Вудрофф не был оккультистом или магом из маргинальных слоев общества. Он был респектабельным судьей высокого ранга, который жил в Калькутте в конце XIX в. и страстно увлекался тантрической философией и практиками.
Со свойственным законнику рвением защищать и давать явлениям скрупулезное объяснение, Вудрофф взялся за перо, избрав себе загадочный кельтский псевдоним «Артур Авалон», и создал ряд солидных трудов, повествующих о Тантре как о логичном и легитимном духовном учении. Книги Авалона послужили не только частичному развенчанию неверных представлений о Тантре в сознании европейских читателей. Многие говорящие по-английски индийцы также видели в пути левой руки позорный пережиток своего якобы дикарского прошлого, которое они тут же от себя отбросили, пожелав заделаться современной нацией по западному образцу. Работы Авалона познакомили широкую индийскую читающую публику с интереснейшими практиками, которые раньше были окутаны тайной. Предшествующие индийские книги на английском, посвященные Тантре, предлагали жестоко цензурированную, прилизанную версию тантрических дисциплин. Как правило, описание велось с саркастической и предубежденной точки зрения касты брахманов, к которой принадлежали авторы этих книг. Как ни парадоксально, но именно благодаря европейцам Тантра сделалась как минимум частично приемлемым объектом изучения в Индии.
Отдавая должное заслугам Авалона в сохранении живой находившейся под угрозой исчезновения Традиции, — его книги были действительно новаторскими исследованиями — заметим, что он также преуспел в распространении оказавшихся живучими ложных трактовок пути левой руки. Если Блаватская живописала Вама-Маргу в самых зловещих черных тонах, то Авалон обелял ее, обходя вниманием наиболее социально-табуированные аспекты тайных ритуалов. Вудрофф переусердствовал в своем стремлении одновременно оправдать и сгладить пользовавшиеся дурной славой эротические стороны Тантризма левой руки. Авалон подчеркивает опасности и суровые последствия, которые навлекает на себя адепт, познакомившийся с сакральным сексом, и совершенно выхолащивает все следы телесного наслаждения и биологической чувственности из этого акта. Сэр Джон максимально постарался разъяснить духовную философию, на которой зиждется сексуальное просветление Тантры, однако его аргументы звучат как оправдание, отражая, по всей видимости, его собственные, ханжеские предрассудки.
Учитывая превалирующую в то время викторианскую истерию и цель Вудроффа/Авалона не дать объявить Тантру противозаконной, его сдержанность вполне понятна. К сожалению, многие другие авторы, не имевшие доступа к первоисточникам или учителям, невольно позаимствовали такой не вполне соответствующий действительности и «затянутый в корсет» подход непосредственно из работ Авалона. Результатом стало то, что составляет сегодня практически кредо западных исследователей этой темы: якобы всякий серьезный адепт тантрической инициации обязан, призвав на помощь всю свое мужество (или женственность), сопротивляться любым ощущениям физического наслаждения при сексуальном ритуале. Такую педантскую позицию можно проиллюстрировать следующим замечанием Авалона: «Много лет назад Эдвард Селлон, руководствуясь помощью ученого-ориенталиста, находившегося на государственной службе в Мадрасе, попытался познакомиться с мистериями [тайного ритуала], однако по ряду причин, которые мне нет нужды здесь обсуждать, занял по отношению к ним не вполне верную позицию». «Верной» позицией, как мы должны догадаться, может быть лишь анти-гедоническая интерпретация сексуального просвещения, сторонником которой является Авалон, чью нежную душу оскорбил похотливый подход к предмету Селлона. Тем не менее, книги Авалона заслуживают прочтения, поскольку заслуживает уважения та объективность, с которой они повествуют о методах и принципах Тантры.
Еще Авалон замечателен тем, что он первым из авторов предположил, что методы сексуального нарушения табу в пути левой руки по природе своей являются «антиномианистскими». В свете недавно возникшей связи некоторых западных школ, номинально относящих себя к пути левой руки, с антиномианистской концепцией, гораздо более ранние идеи Авалона кажутся прозрениями. Описывая доктрину пути левой руки, где сказано, что достигший освобождения адепт уровня виры или дивьи поднимается над добром и злом (Дхарма и Адхарма), Авалон отмечает, что этих посвященных именуют Свечакари, «тот, чей путь — Свечакара или «твори, что ты желаешь»». Он добавляет, что «в Европе сходные доктрины и практики называются Антиномианизмом». Однако Авалон детально разъясняет, почему Антиномианизм — не совсем точная характеристика преодоления социальных условностей в рамках пути левой руки, и дает следующий комментарий: «Я говорю об Антиномианистской Доктрине и Практике, а также о некоторых шактических теориях и ритуалах, предположительно, относящихся к ним. Это слово, тем не менее, требует уточнения, иначе оно может (насколько мне представляется) привести к неправильному пониманию в этом конкретном случае. Всегда опасно применять термины Запада к фактам жизни Востока. Антиномианизм — название еретических теорий и практик, зародившихся в христианской Европе. Если кратко, термин, в широком смысле, относится к Христианству, а именно означает «противоречащий или несоответствующий Закону, под каковым здесь подразумевается иудейский закон, перенятый и адоптированный этой религией».
Благодаря своему настойчивому стремлению употреблять слова с мантрической точностью, а не следовать интеллектуальным капризам и модам, новаторское исследование Вама-Марги Авалоном по сей день на голову выше многих современных потуг проникнуть в мистику пути левой руки.
П.Б.Рэндольф — забытый отец современной сексуальной магии. Хотя книги Селлона, Уилкинса, Блаватской и Авалона принесли зачатки понимания (и непонимания) системы сексуального просветления левой руки, миновало много десятилетий, прежде чем Европа сама приступила к практике методик Тантры левой руки. Задолго до того как в 1960-е годы интерес контркультуры к восточному мистицизму соприкоснулся с сексуальной революцией — в результате их перекрестного опыления ряд аспектов Вама-Марги стал доступен ищущей молодежи — на Западе стало складываться независимое течение сексуальной магии. Корни этой разновидности темной волны восходят не к культу древней Богини-Матери в Индии, а к энергиям, бурлившим в Америке в период после Гражданской Войны. И наиболее значительным сексуальным магом XIX в. и, пожалуй, первым, кто назвал себя этим именем, стал американский оккультный утопист Паскаль Беверли Рэндольф (1825-1875). <…>.
Его оккультные работы и, по всей видимости, методы, не преданные бумаге, оказали решающее влияние на Блаватскую, Ройсса, Кроули, а также на немецкого мага Франца Бардона. Концепции Рэндольфа, в частности его оригинальная идея о том, что он обладает тайным сводом знаний, который он называл «Ансейратические мистерии», как кажется, были заимствованы без ссылки на первоисточник духовным учителем Г.И.Гурджиевым. Итак, мы можем со всей ответственностью заявить, что этот впоследствии забытый маг был автором многих ценных теорий, которые затем были популяризированы самыми значительными персонажами оккультного возрождения на Западе».

(Николас Шрек и Зина Шрек. Демоны плоти. Полный путеводитель
по сексуальной магии пути левой руки.
/ Пер. К.Матвеевой. 150 стр. Сайт www.litmir.net.)

«Есть древняя легенда: великий учёный Аристотель покончил с собой из-за того, что не мог объяснить, отчего возникают морские приливы. Столь печальным оказалось одно из проявлений Всемирного Закона Тяготения к Знанию… 30 лет отдал теоретическим поискам в познании наиболее общих основ мироздания зеленоградский учёный В.Крикоров, д.т.н., профессор, лауреат Госпремий. В физике эта проблема имеет название Теории Единого Поля (ТЕП). Именно над ней те же 30 лет бился Эйнштейн, но безуспешно. Но то, что такая теория должна быть когда-то создана, никто из великих физиков ХХ в. не сомневался. Иначе, выходит, у нас концы с концами не сходятся, и мы по-настоящему не понимаем, как устроен мир. Для создания новой модели мироздания нужен был совершенно новый взгляд. И вот В.Крикоров доложил, что проблема Единого Космоса им решена. Результаты его исследования оглашаются на различных конференциях и в вольных аудиториях. Два увесистых тома из 8 подготовленных уже вышли из печати.
— Вадим Сергеевич, почему усилия многих выдающихся физиков оказались тщетными при подходе к созданию ТЕП? Какой ключевой момент ими упускался?
— Понимая, что Космос — это энергия, они не понимали, что форм энергии — бесконечное множество. Это и энергетические формы микромира — живого и неживого, это и живые и неживые формы энергии макромиров. Но начало мультиплетности (делению) Энергии Единого Космоса даёт деление на две основные формы — Энергию Материи и Тонкую Энергию. Официоз современной науки не признавал существования «тонких» энергий — того, что было известно Посвящённым всех времён. Но чтобы понять природу Единого Космоса, надо было исследовать все виды энергетических взаимодействий, и только тогда становится возможным наступление Эры Единого Знания — синтеза Науки и Религии.
— Проблема создания ТЕП всё время упиралась в бессилие подвести «общий знаменатель» под 4 типа взаимодействия — два сильных (гравитационное и электромагнитное), а также ядерные и слабые. Почему это не удавалось?
— Эффективность этих взаимодействий была известна в частных проявлениях, но они были получены экспериментально для различных сред. Результаты эти были, конечно, важны, но не находили достаточного теоретического осмысления и их нельзя было пролонгировать на взаимодействия в других условиях, а также на другие виды взаимодействий, до которых эксперимент ещё не дошёл. Мне, говоря вашими словами, такой «общий знаменатель» удалось найти.
— А дальше?
— А дальше стоял вопрос: исчерпывают ли эти 4 типа взаимодействий ВСЕ взаимодействия в природе? Из закона сохранения энергии следовало, что все четыре известных физикам взаимодействия должны находиться в энергетическом равновесии. Однако в реальности энергетическое поле в 10 раз превышало равновесное состояние. И дело в том, что наука не учитывала важнейшего фактора — взаимодействия со светом, которое является пятым типом взаимодействия. Мною был переформулирован закон сохранения энергии, который стал звучать так: «Энергия не исчезает и не появляется вновь, но, трансформируемая светом, переходит из одной формы в другую».
— И что, вам удалось объяснить механизм трансформации энергии светом?
— Да. Выход был найден в дуализме природы света (волна и частица). Частица света летит прямолинейно, а волна образует энергетическую сферическую поверхность. Найдя условия энергетического равновесия между энергиями волны и частицы света, я доказал, что скорость трансформации энергии любой среды светом равна числу p = 3,14…, а сгущение энергии определяется другим замечательным числом: е = 2,71… Эти числа хорошо известны математикам, но они не знали их физического смысла, не знали, что эти числа — потенциал энергетического поля Единого Космоса.
Далее в механизме трансформации энергии светом надо было понять кинематику этого процесса, которая связана с движением точечного участка волны света. Исследование этого процесса позволило выявить принцип энергетического подобия в Едином Космосе — понять, почему энергетические поля различных форм взаимно перпендикулярны, понять движение планет во Вселенной и движение электронов в атоме.
— Помимо закона сохранения энергии есть другие фундаментальные законы природы. Их открывали всегда экспериментально. Но если космос един и стал понятен, то и для открытия его законов не обязательно яблоку падать на голову, не так ли?
— С позиций энергетических взаимодействий законы природы имеют единое начало, и их теперь можно открывать заново — не экспериментально, а теоретически, «на кончике пера». И это уже сделано мной. Причём ТЕП даёт ясное понимание сути этих законов и позволяет формулировать их чётко, без приближений. А их новое прочтение позволяет вскрыть такие неизвестные ранее пласты явлений, реализация которых может продвинуть нашу цивилизацию на небывалую высоту в таких кардинальных направлениях, как способы получения энергии, развитие транспорта и связи, медицины.
— Вполне диалектичная картина, новый виток на спирали познания. Какие ещё важные черты этого нового витка вы можете обозначить?
— В диалектической логике данные эксперимента обобщаются, и на этой стадии появляется «степень свободы», уводящая от реальности. Возникает ситуация «куда кривая вывезет». А вывозит «кривая» в противоречия между физикой и метафизикой, материальным и духовным. Эти противоречия снимаются через понимание того, что в Едином Космосе материя и тонко-духовные поля — это лишь две формы энергии. Причём доля Энергии Материи составляет 1/3, а доля Тонкой Энергии — 2/3 от общей энергии Единого Космоса. А чтобы понять законы тонкой, духовной, энергии, надо заглянуть в спектральное поле белого света. Что же обнаружили? Вихри фотон-фононов (частиц-волн). Эти вихри то сжимались в спирали, синтезируя энергию в сгустке, то разворачивались и расщеплялись. Фотон-фононы пульсировали, взаимодействуя между собой то в резонансе, то в антирезонансе. В резонансе их скорость превышает скорость света в 1040 раз. Этот энергетический поток проходит за 0,001 секунды расстояние, которое свет проходит за год. Возникает скорость, сравнимая со скоростью мысли…
— И всё-таки, как можно на языке физики определить, что такое Тонкая Энергия?
— Тонкая Энергия — это волновая среда, которая трансформируется в другие волновые поля со скоростью, о которой мы уже сказали. А вот взаимотрансформация в Энергии Материи происходит со скоростью света, эквивалентной числу p. Между полями Энергии Материи и Тонкой Энергии есть промежуточная энергетическая область. Определив её потенциалы и построив эпюру векторов-потенциалов, я был поражён: эпюра имела форму пирамиды, пропорции которой точно соответствуют пропорциям Великой Пирамиды Хеопса. Причём внешние параметры Великой Пирамиды описывают переход к Энергии Материи, а пропорции внутренних помещений — переход к Тонким Энергиям. Конечно, в этом не может быть случайности, и строители пирамиды зафиксировали фундаментальный закон природы в форме монументального сооружения.
Волей-неволей мне, атеисту, пришлось взяться за изучение религиозно-мифологической литературы. При этом я делал акцент на математическое описание тех или иных событий или процессов.
— И наверняка «нарыли» кучу интересных результатов.
— Оказалось, что древнейшая на земле «Книга Дзиан» (Книга Дробей) описывает закономерности космогенезиса и антропогенезиса и их взаимосвязь в чётко выраженных количественных соотношениях. Эта книга даёт описание связи энергетического поля с Пространством и Временем. Система счёта «Книги Дзиан» применялась и в Древнем Китае, и в цивилизации Праславян, и в Египте в той математике, которая связана с древнейшим учителем мудрости Гермесом Трисмегистом, и в Южной Америке при строительстве пирамид. И, как теперь стало очевидным и доказанным, появление школы пифагорейцев связано с совершенным забвением системы счисления энергетических процессов в динамике и переходом к счислению процессов в статике без учёта движения энергетических полей.
Назову ещё один интересный вывод, полученный при работе над древней литературой. Оказалось, что «Откровение» Иоанна Богослова описывает трансформацию энергии сред светом в резонансном режиме. А вот современные теория относительности и теория кварков применимы к энергетическим полям, функционирующим в антирезонансном режиме. При переходе от антирезонанса к резонансу теории относительности и кварков становятся несостоятельными, а ведь в Едином Поле пульсирующего Космоса резонанс и антирезонанс сменяются периодически. Непонимание этого ставило современную физическую науку в тупик. <…>.
Исследовав множество описанных наукой, но непонимаемых процессов, я пришёл к выводу о необходимости создания новой периодической системы химических элементов (для неживого), которая начинается не с Водорода, а со Света. Новая таблица объясняет «белые пятна» в периодической системе Менделеева, а также отвечает на вопросы: каким элементом она кончается; в чём причина радиоактивного распада и лантаноидного сжатия; в чём природа изменения ядер и электронных оболочек атома; какова роль магнитного поля в строении атома и каким образом магнитное поле в атоме связано с гравитационным; какова роль вакансий-дырок, носителей зарядов в формировании вещества. <…>.
— Как бы всё это сказать попроще?
— Проще — стал понятен механизм образования биологической клетки: две хромосомы, находясь в волновом взаимодействии (для поэтов: волнуя друг друга) в резонансном режиме (для поэтов: бурно целуясь, обнимаясь и синхронно колеблясь), формируют между собой водородную связь (для поэтов: плодородную) — и создают биологическую клетку (для поэтов: ребёнка)…
Но идём дальше. Исследовав пульсацию клетки на всех фазах митоза (деления), я обнаружил, что её энергетические потенциалы пропорциональны энергообмену между Солнцем, Землёй и Луной. Причём в ходе эволюции живое воспринимает биоклеткой волны солнечной энергии (фотосинтез), а серым веществом мозга — гравитационные излучения Луны. Регуляция такого обмена происходит за счёт нервной системы, излучающей импульсы Тонкой Энергии. Анализируя эту проблему с позиции религиозно-мифологической математики, я обнаружил, что энергетический обмен между компонентами в живом описан Русскими Рунами, а сами они являются описанием периодической системы, состоящей из 5 периодов и 6 групп. Причём 5 периодов формирует энергия связи при своём последовательном возрастании от 1 до 5, а 6 групп — «солнечный ветер». Эта периодическая система Тонких Энергий предшествует периодической системе химических элементов. И обе периодические системы взаимосвязаны. <…>.
— Вы раньше были атеистом. А теперь? Вы Тонкую Энергию называете духовной, вносите её в соотношения при построении физической картины мира. Но как бы вы ответили на такие ключевые вопросы, издавна волнующие человечество: что первично — Дух или Материя? Есть ли Абсолют (Бог, Творец, Вездесущий и т.д.), управляющий Вселенной? Есть ли Эгрегор как сумма психофизических полей, создаваемых нами?
— Ньютон, человек верующий, на вопрос о Боге горделиво ответил: «Гипотез не измышляю». Скажу без гордыни, что показанная мною физическая картина Единого Космоса не исключает вероятности наличия в мире того, что у скептиков называлось ругательно: сверхъестественным, метафизикой и пр. Я думаю, что у этих понятий при рассмотрении их на основе Новой Физики отпадут запредельные приставки-ярлыки: «сверх», «мета». Да, мир устроен так сложно, что мы о нём знаем очень мало. Вот сейчас экспериментаторы-физики показали, что элементы Древней Магии действительно работают. Вы кладёте рядом с собой крестик — и он изменяет картину окружающего пространства, его энергетику. И не только с магическими символами, но с любым предметом связана его идея — мыслеформа, создавшая его. Это уже доказано инструментально. А физика Единого Космоса сможет дать этому научное описание. <…>.
— Сейчас с вашим открытием получили возможность знакомиться различные учёные. Как они оценивают ваш труд?
— Учёные-специалисты, рецензировавшие мою работу по своим специальностям в областях физико-математических, химических, медицинских наук, техники и архитектуры, отмечают отсутствие изначальных гипотез, допущений, постулатов (люди, знакомые с методологией науки, понимают, что это значит) — всё логично и последовательно вытекает из взаимодействий со светом. Ни один из ранее открытых фундаментальных законов не отвергается, но все объединяются, выводятся аналитически более точными и становятся понятными. (А.Шерстюк)».

(Зеленоградский Эйнштейн посадил свет в клетку таблицы
Менделеева. Архив газеты «41». Сайт zelenograd.ru.)

* * *