Статья 3.1.2. Тантрология: неакадемическая литература.

продолжение

2.3. ЧТО ТАКОЕ НОН-ФИКШН-ЛИТЕРАТУРА?

«Нон-фикшн в переводе с английского — «не художественная литература», то есть, не выдуманная. Это прикладные издания. Такие книги рассказывают о том, КАК сделать что-то, они повествуют о технологиях достижения успеха в разных областях жизни».

(Нон-фикшн — что это такое? 2009г. Сайт www.avtoram-com.livejournal.com.)

«Документальная проза, документальная литература, нон-фикшн (англ. Non-fiction) – особый литературный жанр, для которого характерно построение сюжетной линии исключительно на реальных событиях, с редкими вкраплениями художественного вымысла.
Non-fiction — международная ярмарка интеллектуальной литературы (International Fair for Hiqh-quality fiction and non-fiction). Проходит в Москве ежегодно с 1999г. в конце года. Во время ярмарки проводятся круглые столы, семинары, лекции, кинопоказы, встречи писателей и издателей с читателями, конкурсы «Искусство книги. Традиции и поиск» и «Лучший книжный магазин города Москвы», работает детская площадка «Территория познания», вручаются премии. <…>. Ярмарка задумывалась как территория независимого искусства, альтернативной интеллектуальной мысли».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«К non-fiction принято относить документальную (мемуары, жизнеописания, путешествия, хроники), эссеистику, критическую и научную литературу. Так или иначе, это произведения, основанные на фактах, их описаниях и осмыслении. В противовес ей в беллетристике в описании героев и событий допускается самая различная степень вымысла. При этом герои могут иметь реальных прототипов, вымышленные герои могут помещаться в реальные исторические условия, или мир этих произведений целиком выдуман автором и существует по авторским законам. Читая беллетристику, всегда нужно помнить, что автор не ставил перед собой задачи точно описывать события и людей, поэтому эта литература не может служить документальным свидетельством эпохи.
А вот в non-fiction, наоборот, автор должен быть предельно точен, выдумка там лишает произведение всякой ценности».

(Что такое литература нон-фикшн? Сайт www.otvet.mail.ru.)

«Нон-фикшн (буквально — «без вымысла») можно перевести как «правда» [англ. non-fiction: non — не + fiction — беллетристика; фикция] – это литературно-прозаическое произведение, не являющееся ни романом, ни повестью, ни рассказом; деловая или критическая проза. Сегодня именно такие книги начали пользоваться огромной популярностью. Книготорговцы подтверждают: зачастую подобные издания продаются успешнее, чем художественная литература.
Кто же классик этого жанра? Авторов, которые стояли у его истоков, если говорить о научном нон-фикшн, в первую очередь нужно упомянуть Стивена Хокинга. Его еще называют «Прометеем в инвалидной коляске». Наверное, это единственный современный физик-теоретик, известный широкой публике. Он даже был героем мультфильмов, таких как «Симпсоны» и «Футурама». Благодаря ему понятие «черные дыры» стало известно самому широкому кругу людей. А каждая его книга доказывает: научно — это совсем не скучно.
Направление нон-фикшн включает не только всем привычную научную и научно-популярную литературу. В него входят эссеистика и публицистика. Активно развивается такой жанр, как травелог — рассказы о путешествиях, городах и странах. Подобная литература может занимательно рассказывать о серьезных явлениях — черных дырах или сверхпроводимости. А может представлять из себя научное исследование, посвященное бытовым, каждодневным вещам. Например, истории мороженого.
Здесь нельзя не заметить, что самые, казалось бы, незначительные изобретения подчас играют в истории весьма существенную роль. Скажем, изобретение велосипеда потребовало изменений в одежде. В первую очередь женской. Это привело в дальнейшем к изобретению бикини и… сексуальной революции в Европе. Чем не повод для исследования?
Тенденция последнего времени — электронные издания. И здесь в первую очередь представлен жанр нон-фикшн. Если художественную литературу мы привыкли читать в кресле или на диване, то для научно-популярной важны краткость, полезность и оперативность».

(Литература «нон-фикшн». 09.02.2012г. www.klasnaocinka.com.ua.)

«Non-fiction — это слово, которым обозначают литературу, рожденную без участия вымысла, для нас в новинку, отчего оно и не нашло еще, как видим, даже своего эквивалента в русском языке. Хотя само явление известно, разумеется, испокон века, и все помнят, что именно «Жизнь и приключения А.Болотова, описанные самим им для своих потомков» (1789-1816), «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Радищева (1790) и «Письма русского путешественника» Н.Карамзина (1803) стоят у истоков новой русской словесности и новой русской гражданственности. Да и позднейшая история литературы непредставима без таких разных «невымышленных» сочинений, как «Былое и думы» А.Герцена, «Фрегат «Паллада»» И.Гончарова, «Записки из Мертвого дома» Ф.Достоевского, «Очерки бурсы» Н.Помяловского, «Уединенное» В.Розанова, «Люди, годы, жизнь» И.Эренбурга, «Архипелаг ГУЛАГ» А.Солженицына. А слова как не было, так и нет, ибо такие привычные для нас понятия, как документалистика, в том числе художественная, очеркистика и литература факта явно не охватывают всего явления.
Возможно, поэтому и сейчас под non-fiction понимают все, что угодно. Так, скажем, в журнале «Знамя», где для произведений такого рода выделена специальная рубрика, «non-fiction» трактуется как литература, содержащая в себе все признаки художественности — но только за вычетом вымысла. И другой пример: благодаря усилиям организаторов книжной выставки-ярмарки, которая проходит поздней осенью в московском Центральном Доме художника, это слово употребляется журналистами и как синоним понятия интеллектуальной литературы. А если учесть непременную презентацию на этой выставке новинок современной поэзии, прозы, эссеистики, то и как синоним некоммерческой литературы вообще.
Смысл во всем этом, разумеется, есть. Хотя есть и своего рода дискриминационность по отношению к явлениям низовой, массовой словесности, которые, не отличаясь «высоколобостью» и/или стилистическим изяществом, тоже ведь входят в состав литературы non-fiction. И более того, — как утверждает Г.Юзефович, — «сегодня, употребляя этот термин, мы чаще всего имеем в виду практические руководства по диагностике кармы или нейро-лингвистическому программированию, скандально-исторические расследования Эдварда Радзинского или Виктора Суворова, гиперпопулярные многосерийные отчеты врача-офтальмолога Эрнеста Мулдашева о своих странствиях по заснеженным Гималаям и встречах с внеземными цивилизациями». «Посмотрите, что делается на Западе: там подобного рода литература — основа книжного бизнеса», — продолжает Г.Юзефович. — Поэтому и у нас именно нон-фикшн, а вовсе не качественная художественная литература с большой степенью вероятности станет главной тенденцией ближайшего — и не только — книжного года».
Это уже почувствовали издатели, запуская все новые и новые серии литературы «без вымысла», насыщая книжный рынок мемуарами, в том числе и представителей, — по словам М.Ремизовой, — «того некультурного слоя, который текстов практически не порождает», или «путевой прозой», то есть книгами о путешествиях, записками бывалых людей, историческими, крае- и страноведческими, культурологическими исследованиями, а также разного рода «учебниками жизни» — в широком диапазоне: от книг Вл.Мегрэ и Е.Марченко, манифестирующих новые религиозные вероучения, до книг о правильном мышлении и образе жизни, о вкусной и здоровой пище, принадлежащих перу не только педагогов, врачей и диетологов, но и таких статусных писателей, как П.Вайль и А.Генис, М.Арбатова, М.Веллер, А.Найман.
Non-fiction сегодня — это и основанная на подлинных свидетельствах проза С.Алексиевич, и повествование А.Приставкина о людях, приговоренных к смертной казни, и философски изощренный «Бесконечный тупик» Д.Галковского, и стилистически изощренная полуновеллистика-полуочеркистика В.Порудоминского, И.Померанцева, Л.Рубинштейна, И.Клеха, В.Голованова, иных многих. Причем, — как небезосновательно замечает А.Генис, — «единственный критерий, позволяющий провести достаточно определенную границу между двумя видами словесности, — персонаж. Именно его отсутствие и лишает литературу вымысла, который делает ее «художественной».
Принимая во внимание обширность и разнообразие нынешней «невымышленной» литературы, нельзя не посожалеть, что в России нет пока премии, которая, как Пулитцеровская в США, присуждалась бы за наивысшие достижения в этом роде словесности. И нельзя исключить предположение, что — вновь процитируем Г.Юзефович, — Россия вскоре перестанет быть «единственной страной в мире, где фикшн продавался лучше, чем нон-фикшн».

(Чупринин С.И. Non-fiction литература. Сайт www.magazines.russ.ru.)

 

2.4. ЧТО ТАКОЕ МАССОВАЯ ЛИТЕРАТУРА?

«Какая литература сегодня пользуется наибольшим спросом и почему — попытаемся разобраться. Начнем с детской литературы. <…>. Перейдем к ныне популярному, мистическому направлению. Эх, хочется все же любить нашим девушкам, как молодым так и не очень, да и прикоснуться к тайному. Вот и популяризируется нынешняя литература по магии и прочим колдовским ухищрениям. Чего в этих книгах только нет: это и привороты, и обороты, и навороты, и наговоры… Как увидел весь этот объем, так сразу и глаза свело. Агни-Йога из раздела эзотерика расскажет о преображении и огромной любви, Хатха-Йога научит контролировать физическое тело, ну а сборники под названием «Большая книга Магии» будет помогать каждый день. Ну а в общем чтение современного литературного массива обеспечит вам вполне хорошее времяпрепровождение вечером, после работы или учебы».

(Какая литература сегодня популярна. Сайт www.prowriterslab.com.)

«Общая характеристика работы. В современной культурной ситуации, когда основным пространством производства и функционирования художественной продукции является рынок, массовая литература, ориентированная на вкусы усредненного носителя культурных норм, становится предметом рефлексии, как в различных областях гуманитарного знания, так и в самой художественной практике. <…>.
Цель работы предполагает решение следующих задач:
1. Выявление специфики массовой литературы как особого типа словесного художественного творчества. Решение этой задачи включает в себя определение массовой литературы, установление ее места в массовой культуре, краткое описание жанров современной отечественной массовой литературы.
2. Изучение отношения современной массовой литературы к классической литературе (канону), специфики использования массовыми авторами имен, тем, мотивов классических произведений.
3. Изучение репрезентации в массовой литературе идей высокой культуры о творчестве, искусстве, художнике.
4. Исследование того, как конвенции массовой литературы используются в качестве материала инновационного творчества, изучение разнообразных стратегий работы современных авторов с массовой литературой и имажинарием массовой культуры».

(Саморуков И.И. Массовая литература: проблема художественной рефлексии.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
к.фил.н. Самара. 2006г. Сайт www.cheloveknauka.com.)

«Аннотация. В пособии обсуждаются вопросы, связанные с историей массовой литературы, этапами ее изучения в России и на западе, выявляются дифференциальные признаки массовой литературы, устанавливается ее место в литературном процессе и культуре, степень влияния на читательскую аудиторию, характеризуется язык текстов массовой литературы в проекции на языковую ситуацию рубежа XX-XXI вв. <…>. Для студентов-филологов, культурологов, социологов, бакалавров, магистров, аспирантов гуманитарных специальностей.
Предисловие для студентов и преподавателей. Российская культура характеризуется литературоцентризмом. Это значит, что мировоззрение россиян, их отношение к истории и проблемам современности, модели коммуникативного поведения в значительной степени определяются литературными образцами. Политические, социально-экономические изменения, произошедшие в России на протяжении XX-XXI вв., привели к резкому изменению общекультурной и литературной ситуации. Книжный рынок наводнили тексты массовой литературы — отечественной и переводной. Чтение стало вытесняться «чтивом». Возникла необходимость в целостном осмыслении феномена отечественной массовой литературы.
Предлагаемое учебное пособие представляет собой опыт филологического осмысления современной массовой литературы. Материалом служат тексты, имеющие коммерческий успех, пользующиеся повышенным читательским спросом. Поскольку массовая литература неоднородна, авторы учебного пособия сочли необходимым представить тексты разного литературного достоинства, охватив основные жанровые разновидности коммерческих изданий.
Пособие состоит из четырех основных разделов и прилагаемой к ним системы заданий. В разделе 1 (М.Л.Литовская) массовая литература характеризуется как часть культуры. Продемонстрировано, как предназначенная первоначально для невзыскательных читателей «низовая» литература в индустриальную и постиндустриальную эпоху постепенно занимает прочное место в литературном процессе, становится своеобразной альтернативой авангарду и, гранича с беллетристикой, непосредственно влияет на развитие — в том числе и «высокого» — искусства. В разделе дан также краткий очерк исследований массовой литературы с момента ее возникновения до современности. Особое внимание уделено освещению споров вокруг эстетического статуса массовых текстов, постепенному раскрытию исследователями функций массовой литературы, обеспечивающих ее неизменную популярность у различных групп читателей. Охарактеризованы «обвиняющие» и «оправдывающие» концепции массовой литературы, сложившиеся в современной гуманитаристике.
В разделе 2 (М.А.Литовская) выделяются дифференциальные признаки массовой литературы. Опора на существующие исследования текстов массовой литературы и практику ее функционирования позволяет выделить такие ее сущностные особенности, как популярность, тривиальность, структурно-смысловая жесткость, в совокупности необходимые для определения принадлежности художественного текста к этому типу словесности. Теоретические положения, связанные с проблемами социокультурного освоения феномена массовой литературы, раскрываются на материале современной отечественной литературной ситуации.
В разделе 3 (Н.А.Купина) характеризуется язык текстов массовой литературы на фоне активных языковых процессов рубежа XX-XXI в. С учетом образа автора и образа читателя выделяются тенденции, определяющие культурно-речевой уровень текстов массовой литературы: характеризуются тенденция к обеднению речи, тенденция к нелитературности и сниженности, тенденция к стереотипности. Описываются проявления языкового натурализма, характерного для текстов «низких» жанров: специально интерпретируются формы вербализованной пошлости. Функциональный подход к языку текстов позволяет продемонстрировать приемы имитации художественности, характеризующиеся совмещением сфер эстетической и обыденной коммуникации, стандартными формами выражения эмоционального, коммуникативно-стратегической установкой на характеризованный тип читательской аудитории.
Раздел 4 (Н.А.Купина, М.А.Литовская, Н.А.Николина) посвящен филологическому анализу жанров массовой литературы: детектива, романа-боевика, фантастического романа, историко-авантюрного романа, массовой песни, дамского романа. С учетом типа читательской аудитории выделяются параметры каждого жанра: фабула, герои, конфликт, проблематика, пафос. Проводится анализ жанроспецифических средств текста, типологизируются формулы, составляющие особую примету анализируемых текстов, предлагается методика лингво-культурологической критики текстов.
Раздел 1. Динамика развития и изучения массовой литературы. 1.1. Массовая литература как часть культуры. Литература, которая всегда адресовалась представителям разных сословий, обречена была делиться на «высокую» и «низовую». «Высокая» создавалась для высших в культурном плане сословий — людей образованных, подготовленных к чтению, знающих традицию, взыскательных. «Низовая» литература, соответственно, была рассчитана на низшие (в культурном плане) слои, т.е. на невзыскательных, малообразованных читателей. Естественно, что «высокая» литература, воплощающая идеалы и соответствующая интересам более культурной части общества, на определенном этапе развития социума становится основой для формирования канона национальной литературы и тем самым определяет образец дальнейшего развития литературного процесса. «Низовая» литература, складываясь в обществе, имеющем не просто письменную традицию, но развитый тип «высокой» литературы, и ориентируясь на уже сложившиеся литературные нормы, тем временем продолжает успешно существовать, с одной стороны, неизменно сохраняя свое внешнее неприсутствие в «большой» культуре, с другой — оставаясь едва ли не единственной культурной «пищей» читательского большинства. «Низовая» литература, понятная большинству населения конкретной историко-культурной эпохи, обладающая определенными эстетическими особенностями, находится в сложном комплексе взаимодействий с пластами элитарной и коллективно создаваемой народной культуры — фольклора. <…>.
Необходимость поддерживать определенный состав заранее определенных ценностейприводит к ориентации массового искусства (и литературы в частности) на то, чтобы вызвать у массы однотипную, однозначную реакцию: сходный эмоциональный отклик, не предполагающий напряженной или хотя бы длительной индивидуальной духовной работы. «Потребление» массовой литературы должно отвечать важному для массового общества признаку комфортности: она должна создавать у читателя ощущение безопасности, отвлекать от болезненных психологических, социальных и т.п. проблем, не требовать усилий при чтении, быть увлекательной, чтобы заставить читателя «выключиться» на время чтения из круга повседневности.
В эпоху массовизации и «технической воспроизводимости» «низовая» литература в большей своей части сводится к литературе массовой. В известной степени можно говорить о том, что в среде слабообразованных слоев населения массовая литература в какой-то степени заменяет фольклор и даже сама становится его источником. Постепенно «потребителями» активно развивающейся «низовой» литературы становятся новые слои населения. <…>.
Массовая литература, как и массовая культура в целом, возникает и развивается благодаря развитию и укреплению политических демократий. Выражая в конечном итоге представления элит о потребностях и запросах народа, она в то же время поддерживает в читательской массе целый ряд психологических и социальных иллюзий, в том числе иллюзию сглаживания противоречий между социальными стратами. В тоталитарных государствах массовая литература практически отсутствует, поскольку деление литературы на «массовую» и «элитарную» официально «прячется». <…>.
В постиндустриальном обществе, которое, по мнению большинства исследователей, становится обществом потребления, резко изменился стиль жизни. В эту эпоху происходит отказ от модернистского проекта Просвещения с его идеей существования некоей абсолютной истины и определенности. Мир перестал восприниматься как устойчивый, подчиняющийся заданным стандартам. Человек в разных сферах жизни постоянно сталкивается с необходимостью выбора из множества предложений, каждое из которых объявляет себя истинным. Транслируемое знание — и это осознается — превращается в товар и форму власти, а не является «чистым» продуктом поиска истины. В этих условиях культурный акцент переносится на поиск индивидуальных ценностей, стиль жизни становится предметом выбора. В конечном счете, на первый план в мироощущении человека выходят неопределенность, смущение от двусмысленности, привыкание к плюрализму. В условиях открывающихся бесчисленных возможностей и отсутствия непреложности законов становится невозможным говорить о том, что тот или иной стиль в культуре и искусстве лучше или хуже. Начинается игра со стилями, приводящая в итоге к размыванию границ между искусством «высоким» и «низким». <…>.
Массовая литература является неотъемлемой частью массовой культуры и обладает всеми ее специфическими особенностями. Наследница «низовой» словесности, оформившись в XIX в. и получив мощное развитие в XX в., она напрямую связана с новыми индустриально-техническими формами производства и распространения культуры, сложнейшими социальными процессами, происходящими в обществе. <…>.
Понятие массовой литературы подразумевает в качестве обязательной антитезы некоторую вершинную культуру. Говорить о массовой литературе применительно к текстам, не разделенным по признакам распространения, ценности и т.п. на какие-либо части (например, к фольклору), очевидно, не имеет смысла.
Массовая литература должна обладать двумя взаимно противоречащими признаками. Во-первых, она должна представлять более распространенную в количественном отношении часть литературы. При распределении признаков «распространенная — нераспространенная», «читаемая — нечитаемая», «известная — неизвестная» массовая литература получит маркированные характеристики. Следовательно, в определенном коллективе она будет осознаваться как культурно полноценная и обладающая всеми качествами, необходимыми для того, чтобы выполнить эту роль. Однако, во-вторых, в этом же обществе должны действовать и быть активными нормы и представления, с точки зрения которых эта литература не только оценивалась бы чрезвычайно низко, но она как бы не существовала вовсе. Она будет оцениваться как «плохая», «грубая», «устаревшая» или по какому-либо другому признаку исключенная, отверженная, апокрифическая». <…>.
Многие исследователи рисуют мрачные картины развития современного общества: с одной стороны, благодаря экспансии массовой культуры глобальное подавляет национальное, с другой — люди оказываются в плену хаоса значений, реальностей, навязываемых им ценностей. Так, Ж.Бодрийяр утверждает, что в современном обществе культура представляет собой своеобразную виртуальную систему, для которой характерна подмена подлинной социокультурной реальности симуляционной. С его точки зрения, телевизионные образы «гиперреальны», то есть кажутся более реальными, чем сама реальность. Чтобы установить правду, человек может обращаться к любому источнику знаний, и никто не скажет ему, что верно, а что неверно. Актуальный «живой» опыт оказывается ничуть не более истинным, чем тот, который аудитория получает из современных телепрограмм. Сбитое с толку множеством реальностей «молчаливое большинство», по мнению Ж.Бодрийяра, все менее способно интересоваться политическими, религиозными, научными идеями, предлагающими в прежнем — модернистском — духе возможность существования некой единственной абсолютной истины. Вместо этого остается массовая культура, продукты которой покупают с единственной целью — внести хоть какую-то упорядоченность в картину мира, но которая становится для «потребителя» реальнее самой реальности. Он не может отделить «реальный» мир масскульта от его медиа-основы, принимает предлагаемую ему симуляцию истории, природы, социальности за реальность. В итоге для «молчаливого большинства» именно массовая культура оказывается главным источником мыслей, руководств к действию, удовольствий.
Существует также все растущее число теоретиков, которые утверждают, что нет принципиальных отличий между «высоким» и «массовым» искусством ни в структуре, ни в функциях, ни в онтологии. Так, по мнению Д.Новица, единственным отличием высокого искусства от массового является их классовая составляющая. В первом случае мы говорим об искусстве, которое репрезентирует себя как принадлежащее высшим классам, элите, а в последнем — как о принадлежащем низшим, широким слоям населения. Таким образом, деление искусства является конвенциональным и связано с исторически сложившейся системой предпочтений, сходным с различием в еде, интерьере или манере одеваться. Но, поскольку современное общество обладает набором элит, сегодня трудно установить жесткие соответствия между той или иной общественной группой и предпочтениями в области искусства. <…>.
Массовая литература, как мы уже отмечали, не стремится быть учебником жизни, делать читателя выше, лучше, чище, показывать ему реальные проблемы, дополнительно проблематизировать и без того сложную и непонятную жизнь. Она подстраивается под человека, прощает ему слабости, потакает расхожим представлениям, дает ему возможность ощутить свое внутреннее превосходство.
В массовой литературе на первый план выходит компенсаторная функция искусства. Искусство обладает способностью выводить наружу невысказанные мечты и страхи человека, читатели ищут в книге убежище для тайных желаний. Массовая литература вследствие своей установки на эффекты удовольствия и комфорта занимается персонификацией добра и зла, унификацией типовых конфликтов, переносит читателя из монотонной обыденности в другой мир, где все развивается в соответствии с мечтами. <…>. Реалии опыта каждого человека, касаются ли они счастья, насилия, желаний, быта и т. п., в массовой литературе преображаются, приобретая желанную для человека ясность и встраиваясь в общую внятную картину мира. У читателя создается необычайно важное ощущение понимания мира и себя в нем. Массовая литература не помогает человеку осознать возникающие у него проблемы, но создает временное облегчение или даже иллюзию избавления от гнетущих его отрицательных эмоций. Компенсаторность искусства неизменно приобретает в массовой литературе характер утешения и поддержки. <…>.
Произведение массовой литературы — это особый тип текста, предназначенного для массового «потребления», воспроизводимого и воспринимаемого по определенным правилам. Правила задаются спросом, а он, в свою очередь, формируется представлениями элит и массовым ожиданием».

(Купина Н.А., Литовская М.А., Николина Н.А. Массовая
литература сегодня. М. Наука. 2010г. 424 стр. Сайт www.TheLib.ru.)

 

2.5. ЧТО ТАКОЕ ЭЛИТАРНАЯ ЛИТЕРАТУРА?

«2. Элитарная литература возникла как антипод массовой, как главный ее «конкурент» и «противник». Элитарная литература создавалась в узких кругах писателей, священнослужителей, представителей высшего общества и насыщалась лексикой и образами, доступными и понятными лишь определенной прослойке. В современном мире понятие элитарной литературы несколько размыто: благодаря быстрому распространению информации, моде на все необычное и желанию многих быть «не такими, как все», элитарная литература уходит в массы».

(Жанры современной литературы: что читаем? Сайт www. Lirate.ru.)

«3. Массовая и элитарная литература. Искусство издавна подразделяется на элитарное и массовое. Элитарное искусство предназначено для искушённых знатоков. Его жизненность не зависит от ярких эффектов. Оно рассчитано на сосредоточенное постижение мира в единстве его знакомых и незнакомых, неясных сторон. Повествование непредсказуемо, оно требует удержания, совмещения в памяти большого количества ассоциаций, нюансов, символики. Многие проблемы могут остаться после прочтения нерешёнными, что вызывает новую неопределённость и беспокойство.
Массовое искусство предназначено для рядового, обычного читателя, слушателя, зрителя. С появлением средств массовой коммуникации (кино, телевидение, радио) оно получило широчайшее распространение. Они (СМК) позволяют приобщаться к культуре всё большему числу людей. Отсюда — огромное увеличение тиражей массовой литературы и необходимость изучать вкусы и пристрастия массовой аудитории. <…>.
Но нельзя считать массовое искусство низкопробным. Оно просто выполняет другие задачи. Массовые жанры подкрепляют уже существующие социальные ориентиры и установки, подменяя художественным моделированием нерешаемость и неоднозначность большинства проблем.
Элитарная же литература часто оказывается для массового читателя набором звуков. Её элитарность вовсе не в предназначенности для немногих, а в недоступности для большинства. Вина здесь обоюдная. Массовый читатель отвернулся от произведений, решающих, прежде всего, эстетические задачи (не понимая, что без их решения невозможно никакое глубокое исследование важнейших жизненных проблем). С другой стороны, «продвинутый» литератор считает ниже своего достоинства быть внятным толпе. В этих условиях даже утвердился негласный критерий «подлинности», который пускают в ход многие из считающих себя приобщенными к «высокому»: чем непонятнее — тем совершенней. Для большинства настоящая литература, во-первых, нечто очень скучное (еще по школьным воспоминаниям), во-вторых, совершенно нежизненное, заумное.
В то же время элитарная литература со временем может перейти в разряд массовой, то есть её свободно смогут воспринимать люди без специальной подготовки (высшего гуманитарного образования, например)».

(Миронова М.В. Психология и социология чтения.
Учебное пособие. Ульяновск. 2003г. Сайт www.sci-book.com.)

«Паралитература в наше время — это часть трансмедийного нарратива и, следовательно, к ней должны применяться иные критические и исследовательские методики, нежели к традиционной художественной литературе. <…>.
Наряду с нечеткостью жанровых границ существует и неясность в разграничении массовой и элитарной литературы. Различаются они, как правило, не только по типу и количеству потребителей, потенциальных или реальных реципиентов, а по каким-то более существенным, внутренним признакам. Видимо, с точки зрения квалифицированного читателя могут быть выделены следующие признаки элитарности/массовости в современной литературе. Во-первых, для современной элитарной литературы характерна «жанровая игра» — жанровое изобретательство, маскировка, гибридизация жанров, активное использование форматов и языкового облика нехудожественных текстов, в то время как произведение массовой литературы маркировано как художественное и стремится максимально отвечать своей жанровой характеристике. <…>.
Во-вторых, массовую и элитарную литературу характеризует не просто некий «объективно» разный уровень сложности языковых средств — элитарная литература больше полагается на сотворчество читателя и его готовность к обману ожиданий при восприятии языкового облика произведения, в частности, позволяет себе фрагментарность, ослабленную сюжетность, отсутствие знаков препинания.
Заметим, однако, что квалифицированный читатель читает не только элитарную литературу. Он в равной мере является потребителем старой и относительно современной классики, экспериментальных экзерсисов, с одной стороны, а с другой — массовой литературной продукции. Лишь для части попадающих в их поле зрения литературных произведений квалифицированные читатели образуют «целевую группу». Остальные тексты они «делят» с читателем массовым, на которого эти тексты, собственно, и нацелены. В то же время, если массовый читатель за небольшим исключением «потребляет» по своей воле именно массовую литературу, все больше и больше сопротивляясь программному набору классики, предлагаемому учебными заведениями. Причем дело тут не в доступности текстов и не в их литературном качестве и даже не просто в большей или меньшей сложности используемых языковых средств. У «высокой» литературы свои языковые и литературные маркеры элитарности, то есть предназначенности для квалифицированного восприятия, — жанровые и структурнокомпозиционные. Дело в том, что у элитарного и у неквалифицированного читателя разный читательский опыт, различные социокультурные установки и, следовательно, различное отношение к литературе».

(Гусев В.А. Массовая литература и ее читатели.
г.Днепропетровск. Сайт www.info-library.com.ua.)

«Элитарная Литература — литература, предназначенная для некой элитной группы. Элитарная культура — специфическая сфера культуротворчества, связанная с профессиональным производством культурных текстов, приобретающих впоследствии статус культурных канонов. Понятие «Элитарная Культура» возникает в западной культурологии для обозначения культурных пластов, диаметрально противоположных по своему содержанию «профанной» массовой культуре. В отличие от присущих любым типам культуры сообществ носителей сакрального или эзотерического знания Элитарная Культура представляет собой сферу промышленного производства культурных образцов, существующую в постоянном взаимодействии с различными формами массовой, локальной и маргинальной культуры. В то же время для Элитарной Культуры характерна высокая степень закрытости, обусловленная как специфическими технологиями интеллектуального труда (формирующими узкое профессиональное сообщество), так и необходимостью овладения техниками потребления сложноорганизованных элитарных культурных продуктов, т.е. определенным уровнем образованности. Образцы Элитарной Культуры предполагают в процессе своего усвоения необходимость целенаправленного интеллектуального усилия по «расшифровке» авторского послания. Фактически Элитарная Культура ставит адресата элитарного текста в положение соавтора, воссоздающего в своем сознании набор его значений. В отличие от продуктов массовой культуры элитарная культурная продукция рассчитана на неоднократное потребление и обладает принципиальной многозначностью содержания. Элитарная Культура задает ведущие ориентиры актуального типа культуры, определяя как присущий «высокой» культуре набор «интеллектуальных игр», так и популярный набор «низких» жанров и их героев, воспроизводящих базисные архетипы коллективного бессознательного. Любая культурная инновация становится культурным событием лишь в результате своего концептуального оформления на уровне Элитарной Культуры, включающей ее в актуальный культурный контекст и адаптирующей для массового сознания.
Таким образом, «элитарный» статус конкретных форм культуротворчества определяется не столько их закрытостью (характерной и для маргинальной культуры) и сложной организацией культурного продукта (присущей и массовой продукции высокого класса) , сколько способностью существенно воздействовать на жизнь социума, моделируя возможные пути его динамики и создавая адекватные общественным потребностям сценарии социального действия, мировоззренческие ориентиры, художественные стили и формы духовного опыта. Только в этом случае можно говорить о культурной элите как привилегированном меньшинстве, выражающем в своем творчестве «дух времени».
Вопреки романтической трактовке Элитарной Культуры как самодостаточной «игры в бисер» (Гессе) вдали от прагматизма и пошлости «профанной» культуры большинства, реальный статус Элитарной Культуры чаще всего связан с различными формами «игры с властью», сервильного и/или нонконформистского диалога с актуальной политической элитой, а также способностью работать с «низовым», «мусорным» культурным пространством. Только в этом случае Элитарная Культура сохраняет способность влиять на реальное положение дел в обществе».

(Жбанков М.Р. Элитарная Литература. 2011г. Сайт www.otvet.mail.ru.)

 

2.6. ЧТО ТАКОЕ ДУХОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА?

«Вопрос: Что такое духовная литература?
1. Духовная литература — это книги о душе. Обычно это литература религиозного и философского характера, описывающая жизнь святых и религиозных деятелей, проповедующая основы той или иной религии, с напутствиями и советами для людей, ищущих смысл жизни и решающих для себя извечные вопросы человечества.
2. Та литература, которая развивает Вашу душу.
3. Всё, что заставляет задуматься, серьёзно анализировать — это и есть духовная литература.
4. Любые религиозные книги.
5. Это не обязательно религиозные книги. Это может быть и художественная литература с философским смыслом».

(Что такое духовная литература? Сайт www.otvet.mail.ru.)

«Духовная литература особняком стоит и от научных, и от художественных, и от публицистических книг, и в то же время словно соединяет в себе элементы всех остальных направлений литературы. Ответ на вопрос о том, что такое духовная литература, логично будет начать с определения самой духовности.
Что такое духовность? Согласно словарю Ожегова, духовность — это свойство человеческой души, которое заставляет духовные, нравственные и интеллектуальные интересы ставить выше материальных благ. Ушаков трактует духовность как стремление к внутреннему самосовершенствованию, к отрешенности от низменных, грубых чувств и интересов. Соответственно, духовная литература — та, что помогает человеку саморазвиваться внутренне и стремиться к возвышению над своей низменной, животной природой и удовлетворением элементарных потребностей.
В разных странах и частях света принято традиционно считать средоточием духовности религиозные институты в различных традициях, будь то Христианство, Ислам, Буддизм, Индуизм и т.д., именно потому основополагающие произведения духовной литературы в разных странах «закручены» на религиозной мифологии, заповедях, житиях святых и т.д.
Религиозные трактаты. В каждой религиозной традиции есть свои так называемые религиозные трактаты — это «главные книги», которые содержат в себе, как принято считать, некие «инструкции по применению» земной жизни, которая проходит в приверженстве к конкретной религии. Так, для всех ответвлений Христианства основной религиозный трактат — это Библия, для мусульманства — Коран, для Индуизма — «Бхагават-Гита» и т.д. В каждой духовной традиции — свои основополагающие Священные Писания. Однако это не означает, что помимо Библии, Корана, «Бхагавад-Гиты» и т.п., не существует более никаких духовных трактатов. Так, в Индуизме (Ведическая культура) насчитывается несколько тысяч таких религиозных произведений — Вед».

(Что такое духовная литература? Сайт www.kakprosto.ru.)

«Вопрос. Какая литература называется греховной и какую литературу, кроме духовной, можно читать? (Евгений).
Ответ. Дорогой Евгений! Как отличить греховную литературу от просто литературы? К греховной литературе можно отнести литературу, пропагандирующую всевозможные пороки, оккультные науки, гадания и т.д. Сюда же относится пустяковая, совершенно пустая, никчемная литература, Ее классифицируют как «чтиво» сами потребители. Ее читают, чтобы «убить время». Но есть классическая литература. Пушкин и Гоголь, Лермонтов и Грибоедов, Тютчев и А.К.Толстой, Достоевский и Лесков…, классики недавнего времени — Ахматова, Шмелев — как без них может жить культурный православный человек? Выбор круга чтения зависит и от твоих запросов, и от того, чего ты ждешь от прочитанного. Духовную литературу ничто не заменит, но ничто не заменит и классическую литературу, от которой при избирательном и внимательном чтении может быть великая польза. Есть и прекрасные образцы занимательной, приключенческой литературы — Вальтер Скотт, Майн Рид, Конан Дойл, Честертон… Даже Дюма-отец… разве плохо, если «один за всех, а все за одного», как у его мушкетеров. Но это, если брать из подобной литературы действительно лучшее. (священник Александр Ильяшенко).
Вопрос. Как относиться к книгам Стругацких? Оккультны ли они?
Ответ. В отношении книг братьев Стругацких можно отметить, что это, прежде всего, талантливая литература, часто очень меткая сатира. Другое дело как читать книги талантливых авторов. Можно, если постараться, и «Пиковую даму» Пушкина прочитать в «мистическом» ключе, не говоря уже о некоторых произведениях Лермонтова, Гоголя, Достоевского. Как литературные произведения — книги Стругацких заслуживают безусловного внимания. Но придавать им некое исключительное, самодовлеющее значение нельзя, иначе можно дочитаться и до того, чего в них нет ни на поверхности, ни по замыслу автора. Для христианина их чтение, естественно, не обязательно, но при правильном чтении — не вредно. Их место в ряду авторитетных авторов литературной фантастики — Рэй Бредбери и др. Нужно иметь достаточно широкий круг чтения. Любой культурный человек должен знать, прежде всего, классическую литературу, которая, в целом, проявление и неотъемлемая часть христианской культуры. С уважением, священник Александр Ильяшенко».

(Христианин и литература. Ответы на вопросы. Сайт www.pravmir.ru.)

«Духовно богатый человек всегда греется теплом своего сердца и греет «замерзших». Однако не всегда и не везде возможно найти такого человека, особенно в современном обществе, стремящемся лишь к материальным благам и не видящего ничего кроме них. Как писал епископ Феофан Затворник, «Как новорожденному дитяти нельзя жить без матери, которая печется о нем,… так и новорожденному в духе и обратившемуся нужны на первый раз… руководитель и руководство. Необходимость в руководителе-отце очевидна сама собою». Среди так называемых учителей и помощников могут быть и книги, которые без фанатического навязывания помогут определиться по какому пути Вам искать истину и обогащаться духовно.
Духовная литература весьма разнообразна, в зависимости от всестороннего понимания и видения человеком мира и окружающих, в соответствии с чем он выбирает себе «наставника». Существует духовная литература ортодоксальной направленности… <…>.
Другая духовная литература. Книги Лобсанга Рампы, канадского писателя тибетского происхождения, посвятившего своё творчество по вопросам эзотерического и оккультического характера. Всего издано 22 книги тибетского ламы, в которых описываются обычаи и традиции тибетского народа, их мировоззрение, жизненные путешествия и скитания Рампы, а также его мудрые изречения. Наиболее увлекательные среди них: «Третий глаз», «Доктор из Лхасы», «Пещеры древних», «Мудрость древних», «Ты вечен», «Шафранная мантия», «За пределами 1/10», «Три жизни», «Тринадцатая свеча» и другие.
Работы Рерихов, в которых описана эзотерическая суть подлинного учения Будды: «Основы Буддизма» (Е.И.Рерих), «Врата в будущее» (Н.К.Рерих), «Пути благословения» (Н.К.Рерих), «Держава света» (Н.К.Рерих).
Книги Ричарда Баха, американского философа и публициста, написавшего серию книг философского направления, в которых затрагивается тема полёта, как в прямом, так и переносном значении. Наиболее известные его произведения: «Мост через вечность», «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», «Единственная», «Бегство от безопасности», «Иллюзии» и другие.
«Рубайят» Омара Хайама (персидский поэт, философ, астроном, математик, Омар Хайам составивший сборник четверостиший «рубаи», содержащие различные философские размышления по вопросам человеческого предназначения, любви, мирских радостей, старости и молодости и других вопросов человеческого бытия)».

(Духовная литература. Сайт www.tigivas.com.)

«Для многих людей мир православной, духовной литературы загадочен. Ведь мы не знакомимся с ним в школе или в институте. Обилие книг, издаваемых сегодня православными издательствами, вызывает множество вопросов: с чего начать свое самообразование? Все ли книги полезно читать мирянину? Об этом мы беседуем с Епископом Покровским и Николаевским Пахомием.
— Владыка, скажите, пожалуйста, какие книги относятся к духовной литературе? Как можно определить это понятие?
— Понятие «духовная литература» достаточно широкое. Это целый ряд книг на различную тематику. Часто к духовной литературе относят труды святых подвижников, которые излагают в них опыт своей духовной жизни. Главный критерий духовности литературы — ее соответствие евангельскому духу. Эти книги помогают понять Евангелие, познать Божественный мир, духовно совершенствоваться, учиться молитве, а самое главное — научиться сверять свои поступки с заповедями Христа.
В современном мире понятия «духовность» и «духовное развитие» приобрели несколько иной смысл, чем тот, который вкладывается в него в Христианстве. Православный человек в понятие «духовность» вкладывает развитие души человека, стремление ее к Богу. Поэтому можно, наверное, говорить о мусульманской, буддистской духовности. Из этого сегодня исходят авторы курса «Основы религиозных культур и светской этики», предполагая наличие конфессиональной духовности. А говорить о некой абстрактной духовности, когда человек просто представляет себе образы, понятия некой туманной духовной жизни, несерьезно. Порой это может даже привести к трагедии. Потому что, не желая разобраться в духовном, сверхъестественном мире, человек может попасть под власть духов падших и серьезно повредиться.
— С чего человеку нужно начать знакомство с миром духовной литературы: с серьезных трудов или с азов?
— Первая духовная книга, которую нужно прочитать каждому человеку, — это Евангелие. Потом стоит познакомиться с толкованием Священного Писания. Потому что Евангелие достаточно специфическая книга, в ней много глубоких образов, исторических аллюзий, примеров. Для того чтобы их понять, нужно иметь определенный навык, знания, понятийный аппарат. Многие святоотеческие творения позволяют правильно истолковать Священное Писание, помогают понять, о чем нам говорит и чему нас учит Христос. Можно посоветовать, например, труды святителя Иоанна Златоуста или Феофилакта Болгарского. <…>.
Второе важное направление — развитие внутренней духовной жизни человека. Потому что можно научиться соблюдать все правила внешнего христианского благочестия, но при этом особо и не понимать, что происходит в Церкви и что такое духовная жизнь. Обязательно нужно знакомиться со святоотеческой литературой. Каждому христианину нужно прочитать «Лествицу» преподобного Иоанна Лествичника, «Душеполезные поучения» аввы Дорофея, «Невидимую брань» Никодима Святогорца. Потому что это своего рода букварь духовной жизни. Чтобы Евангелие применить в своей жизни, нужен пример подвижников, чьи труды, подвиги, искания мы встречаем на страницах духовных книг. <…>.
— бывает и так, что мы много читаем, знаем о тонкостях духовной жизни, только вот с исполнением все сложно. Как сделать духовные книги руководством к действию для себя?
— Исполнение любого предписания всегда связано с определенными сложностями. Всегда сложно делать то, что вызывает трудности. А когда мы читаем об исполнении некой добродетели — такой, как любовь по отношению к ближнему, прощение, смирение, — это всегда трудно. Но тут стоит вспомнить русскую пословицу: «Без труда не вытащишь рыбку из пруда». Поэтому здесь главный принцип: прочитал — начни, пусть с самого малого. Человек говорит: «Я не могу молиться, у меня не хватает времени». Начни молиться с одной-двух молитв, читать — с одной-двух страничек в день. Чтобы ты не уподобился людям, всегда учащимся и никогда не могущим дойти до познания истины (см.: 2 Тим. 3, 7)».

(Пища для нашей души. Беседовала М.Шмелева.
04.04.2012г. Сайт www. Pravoslavie.ru.)

«Какие качества характера помогают изучению духовного знания, а какие — мешают? Два пути обретения знания: восходящий, нисходящий. Почему Ведическое знание не распространяется? Три метода обретения нисходящего знания. 1. Непосредственное восприятие объекта. 2. Свидетельство. 3. Слушание. Каким образом обретаются мистические способности? Препятствия на пути изучения духовной литературы. Каким должен быть подход к изучению духовной литературы? Как можно увидеть свои прошлые жизни? Источники Ведического знания. Законы Ману. Что значит Баба Яга? Что нужно для того, чтобы человек был способен воспользоваться нисходящим знанием? Четыре категории глупцов. Что мешает человеку развивать свое знание? Природа души. Почему мы из духовного мира попали в материальный? Наше тело — результат наших желаний. Наша судьба — результат прошлых поступков. К чему приводит желание много спать, много заниматься сексом, много есть? Как можно определить в момент смерти на какие планеты попадет душа? Вопросы-ответы. Москва. 2005г.
Препятствия на пути изучения духовной литературы. Какие препятствия на этом пути есть? Первое препятствие — мы не знаем, истинная эта литература или ложная. Это очень трудно понять, вот мне говорят, это духовная литература действительно истинная. Но мало ли что говорят? Если действительно разумный человек, я буду изучать. И опять есть три пути изучения истинная литература или ложная. Первый путь — видение практических результатов, как действует это знание. Второй путь — совмещение того, что написано со своим внутренним чувством, совмещение. Понимаете? Это означает, задавать вопросы.
Допустим, что-то не совместилось у меня внутри, я подхожу и говорю, как это так, допустим, «Бхагавад-Гита» — это знание, которое поведал Кришна, это верховная личность Бога спустилась на землю специально для того, чтоб поведать это знание. Арджуна — это был его спутник вечный, но он играл роль, он воплотился в виде воина, который должен сражаться в определенном сражении. И Кришна объясняет, Арджуна спросил его, откуда это знание появилось, Ведическое знание, откуда оно появилось? И Кришна говорит, он говорит «сначала я передал это знание Богу Солнца Вивасвану, это было миллионы лет назад, потом это знание, сейчас вспомню, потом кому, Ману, потом это знание было передано Ману, который управлял всей Вселенной, Ману означает правитель. Потом это было знание передано Икшваку, это царь, который правил в то время на земле».
Итак, это знание, Ведическое знание, попало на землю. И что вы думаете, Арджуна спросил? Он говорит, как ты, всего живешь столько-то времени на земле, как мог ты миллион лет назад поведать это знание? Элементарный, вполне разумный вопрос, да? Основанные на нашем понимании вещей. И что Кришна в ответ? Он улыбнулся и сказал ему, он ему сказал, что много жизней уже подряд мы с тобой рождаемся в этой Вселенной, чтобы давать это знание на разных планетах. Я помню их все, а ты не помнишь ни одной. Вот что он ему ответил. Но надо ли верить в этом случае? Тоже человек просто так не поверит.
И когда Арджуна Кришне поверил? Кришна ему показал свою вселенскую форму, он дал ему божественное видение, и тот увидел, как божественная сила проявляется во всех планетных системах, он ему показал все планетные системы, он ему показал все, что происходит на них. И тот увидел все это в едином свете, и все только он увидел через одну личность, перед ним стоял Кришна, он все это видел, и тогда он поверил уже. Сначала он слушал, потом он анализировал, потом только он поверил, через видение, понимаете? Вот.
Таким образом, надо понять такие вещи, что существует, мы читаем, изучаем описание Ведического знания, изучаем описание, и все равно мы еще не уверены до конца, может это сказки. И нам надо найти личности, которых изменило это Ведическое знание. И мне для того, чтоб искать личности, я поехал в Индию, начал смотреть, как людей меняет Ведическое знание. Начал изучать, кто является святой личностью, я начал смотреть. Поехал специально в один святой город, называется Вриндаван, я изучал этих людей, и пришел к выводу, что это знание действительно меняет людей очень сильно, что оно делает людей святыми.
Также я изучал и другие моменты, можно ли использовать, если это Ведическое знание является истинным, можно ли его использовать в медицине. Я врач, мне было интересно, я хотел подтверждения, и я начал изучать связь планет с камнями, с полудрагоценными, если есть астрология, астрология утверждает, один из постулатов астрологии — полудрагоценные камни, драгоценные камни влияют на наше здоровье. Они связаны с нашим здоровьем. И, допустим, если какой-то пласт породы какой-то есть в вашей местности, здесь, то такие черты характера, которые дает этот пласт камней, связываясь с определенными планетами, будет иметь ваш город. Я думаю, может это сказки, начал изучать. Изучая, я начал постепенно экспериментально и с помощью видения, развивать видение, как действуют камни на планеты, я изучил это, и увидел на самом деле, что камни действуют на планеты. И действительно, планеты действуют на наше здоровье. Я по гороскопу смотрю, какие камни ставить, ставлю эти камни, тут же меняется здоровье, не надо долго ждать. Не всегда я могу правильно отгадать какой камень, определить, но немножко опыта и все, нет проблем. И тогда я понял, что это все существует.
Раз существует Ведическая астрология, почему бы не существовать, допустим, Ведической истории, которая описывает древность, все это один труд, понимаете? Веды — это одна целая вещь, нельзя оторвать одно от другого, все перетекает. Например, Ведическая астрология написана Парашарой, это великий мудрец, описана его жизнь, подробно описана его жизнь, хотя он жил вообще не здесь, не на земле, он жил на Высших планетах, описана жизнь этого Парашары, и описана астрология, которую он принес. Если я верю, что астрология есть, то почему бы мне не поверить, что есть Парашара.
Дальше, я начинаю изучать факты различные, оказывается, есть даже факты на земле, подтверждающие жизнь этого великого мудреца. Точно также и все другое, так с помощью изучения, человек постигает истину. У него появляется вера уже, что это все есть, Ведическая история, Ведическая медицина, Ведическая археология и т.д. Понимаете? С помощью практического изучения я достигаю веры. Когда я поверил в это Священное Писание, допустим, что дальше происходит? Так просто дешево не поверишь, но, допустим, вы после лекции этой поверили, ну и что? Эта вера является очень маленькой, это маленькая вера. Каким должен быть подход к изучению духовной литературы?
Пока практического подтверждения не будет, вы все равно не будете иметь глубокой веры, так действует разум. Поэтому каждый человек изучает индивидуально, в соответствии со своими возможностями. Что человек должен изучать в первую очередь? Он должен изучать, что ему изучать, господа. В этом заключается ведическая мудрость. Веды говорят, что надо изучать в первую очередь, они говорят, изучай, господин дорогой, то, что тебе надо изучать. Если ты изучаешь все подряд и веришь всему подряд, Веды говорят, это значит, ты глупец. Потому что существуют разные уровни знания, разные виды знания, бывает ложное, истинное, даже истинное знание имеет разные уровни, и что ты хочешь изучать, в этом заключается проблема, что мы вообще не знаем, что изучать. Мы все подряд изучаем.
Так вот, сначала человек разумный начинает изучать, что ему изучать. И потом, когда он изучил уже, он приходит к какому выводу? Надо начать изучать это глубоко, и глубокое изучение, первое, означает, взять просто прочитать эту информацию, дальше, практически начать смотреть, как она работает, дальше найти личность, которая уже получила возможность измениться с помощью этого знания, и дальше, следующий этап изучения, получить знание через звук, принять эту личность своим Учителем, и служить ему, и получить возможность принять знание через звук. Таков процесс получения, изучения.
Мы, не развивая в себе качеств хороших личности, уже на первом этапе у нас будет осечка. Почему? Почему это я не знаю, что мне читать? Я знаю, что мне читать. Вот что я читаю, то и правда. Я тоже думал, почему же мне кажется, что все это правда, ну почему? В «Бхагавад-Гите» написано, я нашел в «Бхагавад-Гите», там говорится, сверх-душа, т.е. наша совесть, Бог внутри человека, что делает, если у меня появляется сильное желание считать, что это правда, это знание, которое я имею, сверх-душа немножко посопротивлявшись, показывает человеку и внутри, и снаружи, что это ложь, дает ему это знание, что это правда потом, через некоторое время. <…>.
Многие люди искренне верят в то, что Бога нет, или что нет нисходящего знания. Это все выдумки, они говорят, и когда они начинают изучать нисходящее знание, что им высвечивает их разум? Всю самую противоречивую информацию. Это называется предвзятое изучение. Как они изучают? Они смотрят все, что, где есть противоречие, они изучают, а для человеческого разума многие вещи недоступны сразу, многие вещи вообще сразу недоступны. Например, я опять же говорю, тонкое тело ума. Я когда начинаю лекцию читать, говорю тонкое тело ума, сразу человек 20 из зала встают и уходят, тут же сразу, одна фраза, все. 20 человек ушло, почему? Потому, что люди не хотят принимать то, что недоступно для их восприятия. Не позволяет эгоизм. Понимаете? В этом заключается проблема.
Другой вариант. Изучение, человек, который не знает, как правильно изучать, на что он, какие есть подводные камни? Первый подводный камень — он считает свой практический опыт самым главным, не звуковую вибрацию того, кто познал, он является главным опытом, считает, а свой практический опыт, и поэтому, начиная изучать какое-то знание, он создает свои теории по поводу этого знания. И потом пишет эти свои теории, искажая знание, свои комментарии, свои теории, которые не соответствуют истине. Есть истинные комментарии, есть ложные. Как определить, я сейчас вам скажу.
Вторая ошибка — это ошибка собственного восприятия, собственного видения. Человек, который считает: мое видение правильное всегда, — это уровень эгоизма. Он считает, как я вижу, так и есть на самом деле, никаких сомнений. Если я увидел прошлую жизнь свою, значит это и есть. Как мы изучаем на этом уровне? Это называется примитивный способ изучения мира, он дает только иллюзорное восприятие. Первая вещь — в каком-то источнике достоверном должно быть записано, что с помощью такой техники мы сможем достичь видения прошлой жизни. Раз, первое, что я должен знать. Покажи мне, где написано, что с помощью такой техники я могу увидеть свои прошлые жизни. Он говорит Учителю, который учит его, так? Второе, что мы должны знать, мы должны знать личности, которые видели свои прошлые жизни и действительно практически, он мне должен по архивам доказать, что он видит эти прошлые жизни. И третье, что мы должны иметь, мы должны почувствовать сами, уже третье, как это все происходит и делать выводы. Так? Мы как изучаем этот мир, познаем? Мы сами начинаем чувствовать, видим там что-то у себя в голове, и говорим, это я вижу свои прошлые жизни. Теперь попробуй, докажи, что я не вижу. Но так как мы неправильный путь познания взяли с самого начала, что происходит? Человек ошибается. Понимаете, в чем заключается проблема?».

(Торсунов О.Г. Изучение духовной литературы. www.audioveda.ru.)

* * *

В качестве заключения обратим внимание на научный реферат, который был представлен на IV Международную конференцию «Студенческий научный форум 2013» и стал победителем в 2-х номинациях.

«Аннотация. Реферат по дисциплине «Философия Науки» описывает принципы построения научного знания, особенности гипотезы и ее отличия от вненаучных предположений, методология науки. Отдельно освещается отличие научного метода познания от религиозного. Разбираются психологические основы появления и распространения псевдонаучных заблуждений и истоки мифологического мировоззрения. Обсуждается важность научного метода познания для человечества. Реферат был выставлен на конкурс от Факультета биологии, химии и экологии Московского государственного областного гуманитарного института. Победитель в номинации «За лучшую студенческую научную работу» и «За самую цитируемую в сети Internet научную работу» секции философских наук.
Реферат. Актуальность темы. Сегодня, в XXI в сложно найти такую область человеческой деятельности и такую сферу человеческой жизни, которая не пользовалась бы многочисленными плодами науки. В наибольшей степени это касается естественных наук и полученных в их рамках знаний. Множество технических приспособлений и средств, используемых в самых разных отраслях деятельности, современная энергетика, средства коммуникации, лекарства, биотехнологии и многое другое стало для нас привычным и повседневным. Это позволило кардинальным образом изменить человеческую жизнь, избавить людей от тяжелого изнуряющего труда для своего выживания, миллионы людей спасает от холода, голода, болезней и пр.
При таком успехе, как собственно в получении новых фундаментальных знаний о мире, так и в области применения этих знаний людьми, казалось бы, наука может быть спокойна за свой завтрашний день, утопая в лаврах. Однако, это совсем не так. Последние же десятилетия не только внушают тревогу за будущее отечественной науки, но и науки во всем мире, и даже за развитие человеческого общества: ведь назад, в пещеры, можно вернуться и с карманными компьютерами.
Характерной особенностью современности является уже не прямое противостояние науке со стороны светских и религиозных властей, как это не раз случалось. Что же сегодня угрожает научному поиску и чем нам это грозит? Паразитирование на авторитете науки, преследование мошеннических интересов под прикрытием научности расцвели именно в наше время, принося обществу огромный вред. Предпринимаются попытки дискредитации научного знания, опровержения научно установленных фактов и замены их на «жареные» открытия новоявленных кудесников, пропагандируемые в широких массах. Массы же не обладают необходимыми знаниями предмета, но обладают при этом значительным легковерием. Наша страна, к сожалению, подвержена подобным тенденциям в очень большой степени.
Потери от подобных действий достаточно масштабны, они оборачиваются миллионными тратами для государства и общества, отставанием в технологиях и даже человеческими жертвами. Так, на нашумевший государственный проект «Чистая вода» было выделено 20 млрд. годового бюджета. Использовались в проекте фильтры скандально известного псевдоученого В.И.Петрика, с заявленными «чудесными» свойствами. В результате использования этих фильтров, которые «полностью исключают возможность попадания в очищенную воду болезнетворных микроорганизмов» в ноябре 2008г. в Новгородской области была зафиксирована вспышка эпидемии серозного менингита в детских дошкольных и образовательных учреждениях с 19 (!!!) летальными исходами. Воду просто перестали кипятить! Таких примеров можно приводить очень и очень много.
При наблюдающейся активизации мистицизма, лженаук и всевозможных знахарских центров просто необходимо уметь отличать научную истину от псевдонаучных мифов. Важным критерием такого отличия является научный метод, который присущ науке и только ей. Понимание принципов научной деятельности и критериев истинности в науке является надежным заслоном и для людей с наукой связанных, и для далекого от науки обывателя, защищает от шарлатанства и позволяет избежать многих научных ошибок. <…>.
Такому положению дел способствует ряд причин. Необходимость многих лет обучения предшествующим научным достижениям дополняется невозможностью стать специалистом во всем, чего достигла человеческая цивилизация настолько, чтобы иметь собственные, проверенные опытом знания, дающие уверенность в их использовании. О многих вещах человек имеет лишь сведения, полученные от других и, без собственной уверенности, — может только верить или не верить им. Естественно, это должна быть вера рациональная, основанная на результатах, однако широкие массы, не имеющие представления о науке, не способны оценить такую рациональность и ту степень, до которой их вера должна заходить.
Повысить уровень рационального восприятия обществом окружающего мира и кардинально изменить ситуацию в пользу здравого смысла можно пропагандой научного подхода, популяризацией науки, улучшением естественнонаучного образования. Человек не рождается с рациональным разумом и знаниями, но приобрести он их может. Человеку, которому недоступны методы научного познания, каким бы умным он ни был, ни за что не устоять перед сладкоголосым пением сирен псевдонауки. <…>.
Множество людей верят во всевозможные чудеса, астрологию, магию, ясновидение, телепатию и прочие вещи, не подтверждающиеся практикой и явно не соответствующие критериям научности, то есть являющиеся псевдонаучными. И если чаще всего это происходит от необразованности, то иногда встречаются и люди, которые имеют необходимое профильное образование, но, тем не менее, отвергающие и годы учебы, и свои знания, и весь накопленный человечеством опыт. Почему это происходит?
Прежде всего, образование еще не гарантирует научной грамотности. Некоторые исследования были проведены в Германии, где выяснилось, что только треть будущих учителей биологии (студентов-выпускников) смогла удовлетворительно ответить на базовые вопросы о механизмах биологической эволюции. Исследования были спровоцированы ростом креационизма в Европе. Неожиданный вывод этого исследования: наилучшим предиктором креационистских взглядов среди будущих учителей является не религиозность, как можно было бы ожидать, а общее непонимание основ науки и методологии научного познания. Иными словами, людей толкает к креационизму не столько религия, сколько базовая научная безграмотность.
У некоторых людей наблюдается склонность к мистике, которая, по-видимому, связана с процессами закрепления детских впечатлений и импринтированием. На эту тему проводилось соответствующее исследование в Йельском университете, в результате которого выяснилась склонность детей к вере в то, что все в природе существует потому, что это кому-то нужно. Такое явление психики получило название «неупорядоченной телеологии» (promiscuous teleology). Авторы исследования объясняют это так: «…человеческий мозг изначально развивался именно как приспособление для решения практических задач, для целеполагания и придумывания путей достижения цели. Самые насущные задачи для высших приматов, и людей в том числе, всегда были связаны с общественными отношениями, например, с борьбой за положение в общественной иерархии. Для решения этих задач необходима способность понять мотивы поступков своих соплеменников, способность, которая изначально строилась на рефлексии, на суждении о других «по себе».
Некоторые склонности к вере в паранаучные глупости определяются и воспитанием в специфической культурной среде. Легко импринтируются общепринятые «истины»: так, вера, складывающаяся у детей в «микробов», и вера в то, что мусор на ночь нельзя выносить, совершенно одинаковы и остаются часто на всю жизнь.
К сожалению, приходится констатировать и предсказуемую веру в экстрасенсов, целителей, различные чудо-лекарства и подобные вещи: люди болеют. Бороться же со всеми имеющимися болезнями современная медицина не может. Это дает хорошую почву для работы жуликов и шарлатанов, которые предлагают людям надежду, утверждая, что их метод или их лекарство является панацеей от всех бед. Способствует этому также падение доступности и уровня медицины. Да и в целом социальная и идеологическая ситуация в России, как и во многих других странах, оставляет желать лучшего, а это самая благоприятная почва для различных теорий мирового заговора, резидентного вмешательства инопланетян и подобного. В эту же компанию входит довольно распространенный миф о «заговоре ученых», которые в силу внутренней конъюнктуры не дают развиваться «новым революционным теориям», например, волновой генетике или торсионным полям. Конспирология процветает на рынке по причине того, что люди готовы верить и платить каждому, кто назовет виновника их бед. Истинных же причин люди предпочитают не замечать, особенно в тех случаях, когда изменить что-либо они не в состоянии.
Немалую роль играют в распространении суеверий и лженаучных глупостей СМИ и люди, стремящиеся к личному пиару. Они используют в своих целях главную психологическую особенность человека. Эта особенность — уверенность в собственной исключительности. Непреодолимое желание рассматривать себя как нечто исключительное, а не как биологический объект, подчиняющийся законам природы.
При всем при этом авторитет науки в обществе сохраняется и он довольно высок. Но далеко не все понимают принципы и, главное, условие существования науки: если природу поставить несколько раз в одинаковые условия, то она должна откликнуться на тождественные ситуации одинаковым образом. Если бы это было не так, и чудеса все же существовали, то и естественные науки просто были бы невозможны! <…>.
Истоки мистицизма в картине мира. Поиск естественнонаучных объяснений одного из самых загадочных аспектов человеческой культуры в последнее время привлекает всё большее внимание ученых. И несмотря на то, что изучение религиозности научными методами проводится относительно короткое время, некоторые интересные результаты уже есть. Суть их в том, что особенности человеческого мышления, имеющие адаптивное значение и развивавшиеся эволюционно, делают людей очень восприимчивыми к различным религиозным идеям. При этом сами идеи могут быть как традиционными, так и весьма маргинальными и отличающимися от общепринятых религий, полезными и нет, и в разной степени рациональными. <…>.
Как бы ни обстояло дело, но мы имеем сегодня веские основания утверждать, что религиозная вера не насаждается изначально ни чьим-то умыслом, ни является случайной. Строго говоря — религиозная вера является нормальным состоянием психики человека. Поэтому научный метод всегда будет соседствовать с верой иррациональной, либо какой-либо формой религиозной экзальтации, в том числе и в научном мировоззрении, чем-то подобным «космизму» Эйнштейна. <…>.
Рациональность научного знания, один из фундаментальных критериев науки, строго определяет как принципиальную познаваемость мира, так и единство его законов и их непреложное действие. В действительности, если бы это было не так, то наука не имела бы основы для своего существования. Выражаясь обыденным языком: либо должны существовать чудеса, либо наука. Религии же (возможно, исключая разновидности деизма и пантеизма) содержат в себе указания на некие чудеса.
Здесь следует отметить, что не смотря на то, что наш практический опыт всегда подтверждал рациональность окружающего мира, логическим путем обосновать это нельзя. Таким образом принцип рациональности – это все же вопрос веры. Если считать мир подчиненным неким законам природы, которые мы можем познать, то мы придем к науке. До момента написания этих строк подобный выбор окупался сторицей плодами научного знания, и нет никаких оснований полагать, что завтра будет иначе. Между тем возможно и отрицание рациональности мира, которое одновременно дает реальность чудес и вообще любые мифические явления. Математик Феликс Хаусдорф выразил это знаменитой фразой: «Если дважды два равно пяти, то существуют ведьмы». Принципиальная возможность нерациональности дает любые чудеса, в том числе и религиозные. Мы теперь находимся в сфере мифологии, можно ни в чем себе не отказывать. То, что мы с какими-либо чудесами не столкнулись в развитии науки, всегда можно списать на конечность нашего знания, или наоборот — объявить чудесами явления, наукой не познанные. <…>.
Системность знания, как и механизм получения нового знания есть и у религии. Конечно, они сильно отличны от научных критериев. Так система религиозных знаний основывается на неких мифических построениях, основывающихся на священных книгах, преданиях и т.д. Система, например, православного богословия — набор различных богословских дисциплин (отрасли богословия), каждая из которых излагает различные стороны вероучения и культа. Таким образом, если научная системность знания основана на принципе расширения уже известных данных и непротиворечии ранее установленным научным фактам, то для религии основой системности служит некоторая центральная догма, вокруг которой все и строится. Источниками богословия православного являются Священное Писание (Библия) и Священное Предание (традиция понимания Священного Текста), а также её определенное мировоззрение и мистический опыт. Как следствие из этого, не существует какой-либо единой религиозной системы, они строго конфессиональны. Вторым следствием являются многочисленные противоречия между богословами даже одной концессии.
Механизм получения религиозного знания это не только трактовка священных текстов и традиции такой трактовки, это еще и мистический опыт. «…Религиозное переживание удостоверяет человека в реальности иного, Божественного мира не тем, что доказывает его существование… но тем, что… ему его показывает. На подлинно религиозный путь вступил лишь тот человек, который реально на своей жизненной дороге встретился с Божеством, кого настигло Оно, на кого излилось превозмогающей Своей силой. Жизнь святых, подвижников, пророков, основателей религий и живые памятники религии: письменность, культ, обычай… — вот что, наряду с личным опытом каждого, вернее вводит в познание в области религии, нежели отвлеченное о ней философствование». Собственно говоря, исходя из такого механизма получения знания ни о какой объективности речи не идет. Опыт всегда субъективен. Даже научное наблюдение природы или эксперимента было бы субъективным без методологии, включающей верификацию и проверку следствий из возможных гипотез. Подобных же недостатков должен бы быть лишен и язык познания. Вместо спора о том, полон ли наполовину стакан или наполовину пуст, следует указать, что половину объема его занимает вода.
Выбор мировоззрения. «С кем Вы?..» — такой вопрос возникает, когда встает вопрос о выборе между религиозным мировоззрением и научным. Если речь идет о познании окружающего мира, то несомненно, что вооружиться можно лишь чем-то одним. Наука отличается от религии как общими принципами, так и критериями истинности. Более того, науке присущ «методологический атеизм», как это определил митрополит Волоколамский Иларион. Но должен ли человек обязательно пользоваться каким-либо определенным мировоззрением в повседневной жизни? Должен ли он следовать неким гласным или негласным предписаниям во всех аспектах своей жизни? По-видимому, это не является обязательным и никаким образом не разрушает человеческую личность. Личность — это не структура ролей, а человек, жизнь которого не сводится к исполнению заданных ролей.
Религия и наука являются феноменами человеческого общества. Применение религиозных доктрин в науке науку уничтожит, то же самое грозит и религии, если к ней применить научный подход. Однако, при всем этом уже длительное время они соседствуют в умах людей. И в наше время часто научные и религиозные представления уживаются в голове одного и того же человека. В прошлом же при всеобщем религиозном воспитании и жизни в религиозных традициях такое явление имело массовый характер. <…>.
Это не просто философская тема — это вопрос практического выбора. Чему мы отдадим свою жизнь — лжи или хотя бы поиску истины? И как нам удовлетворить свой врожденный поисковый инстинкт, не потеряв при этом реальность? Ведь хотим мы или не хотим того, осознанно или нет, но каждый из нас сталкивается с миром и познает его. Может быть, если бы люди больше знали о научном методе и о том, что такое наука, было бы меньше почитателей Блаватской, меньше недействующих лекарств и меньше «астрологических наук». И наша жизнь была бы разумней и лучше?».

(Ваулин Д.Е. Научный метод и принципы научного знания. Их отличие
от псевдонаучного мифотворчества. Сайт www.scienceforum.ru.)

* * *

N 36. 01.03.15г.