Статья 3.1.2. Тантрология: неакадемическая литература.

продолжение

2. ЧТО ТАКОЕ НЕАКАДЕМИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА?

2.1. ЧТО ОЗНАЧАЕТ «НЕАКАДЕМИЧЕСКАЯ»?

Сегодня можно встретить самые разные словосочетания со словом «неакадемический», например, неакадемическая наука, неакадемический взгляд, неакадемический комментарий, неакадемический язык, неакадемический словарь, неакадемическое издание, неакадемическое учреждение, неакадемический проект, неакадемический театр, неакадемический стиль, и др.

Согласно «Словарю русских синонимов» (см. сайт www.Jeck.ru.),
«частота употребления слова «неакадемический» составляет 1 раз на 300 млн. слов».

Если обратиться к различным словарям, то можно найти практически одно и то же толкование слова «неакадемический»:
— неуниверситетский, неакадемичный;
— практический, практичный, неакадемичный.

Если обратиться к синонимам, то разные словари дают практически те же самые «определения»:
— практический, практичный, неакадемичный.

Чтобы лучше понять слово «неакадемический», можно взять толкования слова «академический» и применить к ним «отрицание», например:
— не отвлечённый, широкодоступный, популярный;
— не имеющий сугубо теоретическую направленность;
— не относящийся к академии как научному учреждению;
— не соответствующий строгим классическим образцам;
— не соблюдающий установившиеся традиции (в науке, искусстве);
— не теоретический, а практический, имеющий практическое значение;

Таким образом, слово «неакадемический» может означать, что, например, данное знание, данное утверждение и пр. может является произвольным и может быть выведено без академических процедур исследования.
Если обратить внимание на синоним слова «неакадемический» — «практический», то «Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений» под редакцией Н.Абрамова (М. Русские словари. 1999г.) дает следующие его толкования (синонимы): неакадемический, неакадемичный, приземленный, реалистичный, опытный, практичный, сподручный, полезный, удобный, прагматичный, прагматический, расчетливый, предприимчивый, ловкий, деловитый, выгодный, продуктивный, способный, положительный.
В определенном смысле еще одним синонимом слова «неакадемический» может быть слово «экзотерический». Слово «экзотерический» происходит от греч. eksoterikos — букв. «общедоступный», «внешний», «направленный вне», Если обратиться к различным словарям, то можно найти следующие толкования слова «экзотерический»:
— внешний
— общепринятый
— открытый, явный
— направленный вовне
— внешний, публичный
— несекретный, понятный
— общедоступный (книжн.)
— предназначенный для непосвящённых
— понятный всем, не составляющий тайны
— не посвященный во все тайны (какого-нибудь учения)
— относящийся к миру вне круга избранных, доступный для непосвященных
— доступный и понятный тем, кто не занимается данным вопросом, непосвященным, неспециалистам
— не представляющий собой тайны, предназначенный для непосвященных (о религиозных обрядах, мистических учениях, магических формулах)

Согласно словарю синонимов (напр., Словарь синонимов русского языка (см. сайт www.edbi.ru/sinonim/.), или Словарь синонимов ASIS. / В.Н.Тришин. 2010г., 2013г. (см. сайт www.dic.academic.ru.), для понятия «Неакадемическая Наука» существует 6 синонимов: альтернативная наука; квазинаука; лженаука; ненаука; паранаука; псевдонаука. Означает ли это, что для понятия «Неакадемическая Литература» также может существовать 6 синонимов: альтернативная литература, квазилитература, лжелитература, нелитература, паралитература и псевдолитература?
Что же следует сегодня подразумевать под неакадемической литературой? К какому «жанру» литературы следует относить, например,следующие типы, виды литературы:
— духовная литература
— светская литература
— массовая литература
— ненаучная литература
— элитарная литература
— популярная литература
— оккультная литература
— религиозная литература
— паранаучная литература
— околонаучная литература
— гуманитарная литература
— псевдонаучная литература
— псевдодуховная литература
— научно-популярная литература
— и др.

«Сегодня хотелось бы поговорить о современной литературе и тех жанрах и типах, которые уже успели в ней сложиться. Классическое деление на эпические, лирические и драматические рода с присущими им жанрами я во внимание не беру. Речь пойдет именно о современной книге и о том, что сейчас популярно и модно.
Прежде всего, современную литературу можно разделить на два типа:
— фикшн (fiction — художественная литература)
— нон-фикшн (non-fiction — нехудожественная литература).
С нон-фикш все более-менее ясно: это научные, околонаучные и псевдонаучные труды по психологии, диетологии, обучению, воспитанию детей и т.д. Когда-нибудь мы обязательно поговорим об этом виде и жанровому разделению внутри него».

(Жанры современной литературы: что читаем? Сайт www.Lirate.ru.)

 

2.2. ЧТО ТАКОЕ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА?

«Одной из наиболее познавательных и одновременно увлекательных для многих людей во всем мире является научно-популярная литература. Она представляет собой работы, написанные в разных жанрах, касающихся как самой науки, так и выдающихся научных достижений. Множество интересных фактов можно почерпнуть и об ученых, внесших огромный вклад в развитие каждой дисциплины. Известные и признанные в мире отечественные и зарубежные авторы исключительно доступным языком рассказывают нам просто о сложном. Научно-популярная литература хороша тем, что стиль ее повествования рассчитан не на узкоспециализированных людей, а на тех, кто не владеет значительным багажом знаний о предмете. Любой человек вполне может почитать такого рода издания и получить полное представление о вещах и явлениях, понимание которых повышает всестороннюю образованность и эрудированность личности».

(Научно-популярная литература. Книжный магазин «Аконит». Сайт www.akonit.net.)

«Научно-популярная литература — литература, посвящённая изложению научных идей в форме, доступной пониманию широкого круга читателей-неспециалистов. Для подрастающего поколения научно-популярная литература — источник познания разнообразия мира, приобщения к радости первых самостоятельных научных открытий и возможность найти своё место в профессиональной жизни. Первоначально научно-популярные произведения восполняли пробелы в образовании читателя, но по мере повышения образовательного ценза и ускорения темпа научно-технического прогресса стали важным источником сведений о современной научной картине мира. Современный специалист вынужден пополнять свои знания каждые 3-4 года, и прежде чем приступить к углублённому изучению предмета, он обращается к научно-популярной литературе, что позволяет ему получить общее представление о выбранной проблеме и тем самым существенно облегчить усвоение нового материала».

(Научно-популярная литература. Сайт www.injournal.ru.)

«Аннотация. Научно-популярная литература переживает в России очевидные трудности. В коммерческом издательском секторе она почти полностью вытеснена оккультной и военно-исторической прозой. Государственные и просветительские фонды предпочитают поддерживать академические или переводные издания. Из-за острого дефицита качественной научно-популярной литературы у молодого поколения складывается впечатление, будто бы наука остановилась, будто бы за последние двадцать лет не сделано сколько-нибудь значимых научных открытий. <…>. Статус научного работника девальвируется, что представляет прямую угрозу для России, выживание и конкурентоспособность которой зависит от научно-технического потенциала. Одним из путей выхода из кризиса видится возрождение школы научно-популярной прозы, которая одинаково привлекала бы ищущих молодых литераторов, журналистов и молодых научных работников, которые хотят интересно рассказывать о своих достижениях, обращаясь к широкой аудитории».

(А.Первушин. Научно-популярная литература. Лекция. 30.05.12г. Сайт www.strf.ru.)

«Председатель Издательского совета Московского Патриархата протоиерей Владимир Силовьев выразил обеспокоенность обилием эзотерической и псевдохристианской литературы в крупнейших книжных магазинах Москвы. «Очень много издается откровенно оккультных книг. Я считаю, что подобные книги приносят большой вред. Чтение, литература имеет существенное значение в деле воспитания нации», — заявил отец Владимир в интервью порталу «Православная книга России». В то же время, по его словам, у многих светских книготорговцев существует возникшая еще в советские времена «определенная внутренняя преграда — боязнь православной литературы». «Они могут допустить все, что угодно: эзотерику, любую антихристианскую литературу, книги по магии и колдовству, которые очень вредны для психики людей. Но когда им предлагают православную литературу, то мы сталкиваемся с полнейшим неприятием», — констатировал представитель Московского Патриархата. По его словам, вследствие такой ситуации даже «Православная энциклопедия», «энциклопедия всей русской жизни на протяжении 1000 лет», «с трудом пробирается на полки больших книжных магазинов» и, даже пробившись, «стоит на задворках».
«Перед книжными магазинами, к сожалению, в первую очередь стоят коммерческие задачи», — отметил отец Владимир. В качестве примера он привел ситуацию, когда один из крупнейших столичных книжных магазинов одно время продавал большое количество книг о сибирской секте «Анастасия». «Дирекция этого прославленного магазина, который раньше называли самым большим книжным магазином в Европе, ради погони за прибылью наполняла ядом сердца людей, посетителей, покупателей», — сказал священник. Он выразил пожелание, чтобы в отделах «духовной литературы», появляющихся сейчас во многих магазинах, «отсутствовала или хотя бы не преобладала эзотерическая и псевдодуховная, псевдохристианская литература, действующая лишь во вред». Кроме того, подобные отделы, по мнению отца Владимира, должны быть подразделены на сектора для православной, буддийской, мусульманской литературы. (Интерфакс-Религия. Седмица.Ru.)».

(Йога, Тантра, оккультизм, восточные практики и верования
— путь в вечную погибель. Сайт www.forum.rusbeseda.org.)

«Вопрос. Как вы относитесь к научно-популярной литературе? Вредна она, по вашему мнению, или полезна? И для кого вредна или полезна — одно дело, если ее читает специалист (опять же, надо ли это ему) и другое, когда обыватель, который при помощи этой литературы знакомится с предметом. Может быть, к обывателям здесь стоит и отнести специалистов, но другого профиля? А вообще, что вы скажете насчет специалиста? Имеет ли ему смысл читать популярную литературу? Если, конечно, она написана на должном уровне, то есть не журналамерами?
Ответы. 1. Это сильно зависит от того, кто автор этой литературы. Если хороший специалист популярно рассказывает о своей области знаний — то полезно всем, а если наглый журналюга пишет о том, в чем сам не разбирается — то специалисту смешно, а остальным — вредно.
2. Я думаю, что научно-популярная литература совершенно необходима. Только по ней школьники могут познакомиться с наукой и техникой и даже выбрать себе будущую профессию. Вред обывателю возможен только от плохой научно-популярной литературы. Особенно если она скрывает свою «популярность» и создает у читателя впечатление, что она, научно-популярная книга, содержит исчерпывающее изложение предмета. Вред специалисту возможен, если специалист слишком ограниченный, т.е. тот же обыватель во всем, кроме своей узкой специальности. Специалисту научно-популярную литературу читать имеет смысл, чтобы получить общее представление, если ему нужно работать на стыке наук. Да и степень популярности научно-популярной литературы сильно варьируется. Ср. например, журналы «Техника — Молодежи» и «Природа».
3. Это сильно зависит от того, кто автор этой литературы… Научно-популярную литературу может писать только специалист, возможно с литературной обработкой журналистом. Причем желателен не столько выдающийся ученый, сколько хороший специалист, но с педагогическим даром.
4. Полезна для всех, подразумевая всё же качественную научно-популярную литературу. Полезна может быть и специалистам в этой же области, если натолкнёт на способ объяснения какого-либо явления на пальцах. А для неспециалистов полезна тем паче, что дает общее представление о других науках. Формирует научную картину мира, в конце концов, как это ни банально звучит».

(Вред и польза популярной литературы. 2007г. Научный форум. Сайт www.dxdy.ru.)

«Вопросы к участникам дискуссии: Какие из научно-популярных книг произвели на вас наибольшее впечатление? Есть ли среди них шедевры, которые вы перечитывали, рекомендовали другим? Закончили ли вы читать научно-популярную литературу, став взрослыми, или продолжаете интересоваться науками, какими? Способствуете ли вы распространению научно-популярной литературы среди своих юных родственников и знакомых или пассивно согласились с тем, что «современным детям это неинтересно»? Что такое хорошая научно-популярная книжка и научно-популярная книжка плохая? Ведущие дискуссии: Т.Александрова, Г.Макарова.
Г.К.Макарова: <…>. Итак, традиционно зажигаем нашу зелёную лампу — «Лампочка, гори!» и начинаем наше сегодняшнее заседание. Тема очень интересная — научно-популярная литература и проблемы с этой темой связанные. Инициатором этого заседания была Татьяна Семёновна Александрова, всем вам хорошо известная, она будет сегодня основным докладчиком и ведущим. Татьяна Семёновна невероятно много читает и при этом успевает писать рецензии на прочитанные книги. Публикует их и в своём ЖЖ, и мы также вывешиваем их на страничке клуба «Зелёная лампа» в разделе «Книжная полка». Так что читайте её, вкус у Татьяны Семёновны великолепный, вы не ошибётесь, если последуете её рекомендации. К сегодняшней теме она готовилась тоже очень серьёзно, в том числе она подготовила вопросы к сегодняшней дискуссии, которые вы все видели в пригласительных билетах и на наших афишках. Я надеюсь, что разговор сегодня будет интересным. Ну а сейчас я передаю слово Татьяне Семёновне».
Т.С.Александрова, инженер-химик (г.Кирово-Чепецк): «<…>. Итак, научно-популярная литература — это особое наджанровое направление в литературе, которое рассказывает о науке, о научных достижениях, учёных и предназначается для неспециалистов. Огромное количество видов, форм и направлений внутри научно-популярной литературы определяется тем, кому она адресована. Есть научно-популярная литература для детей, есть для молодёжи, есть для взрослых, есть для специалистов смежных отраслей, которые с одной стороны вроде бы не очень владеют материалом, а с другой — всё равно как обучающемуся родственному языку — легче его понять. Есть научно-популярные сказки, научно-популярные стихи, эссе, монографии, статьи. Научно-популярная литература очень разнообразна. Всё-таки генетически она происходит, скорее всего, от литературы научной. Дело в том, что со временем научная литература усложнилась на столько, что стала фактически литературой для посвящённых. И это правильно! Но поскольку людям всегда были интересны достижения науки, то родился вот такой вот симбиоз научной литературы и художественной. Этот симбиоз несёт в себе плюсы и минусы и той и другой. История знает примеры того, что произведения научно-популярной литературы становились по-настоящему шедеврами и литературы большой — художественной. <…>.
В общем, научно-популярная литература — это очень интересный мир, очень богатый, очень разнообразный, многие из нас ему преданы всю жизнь. Хотя один из авторов статей, которые я прочитала, готовясь к этой лампе, считает, что читать научно-популярную литературу во взрослом возрасте — это чудачество. Я с этой точкой зрения не согласна.
Во-первых, потому, что никогда нельзя сказать «стоп» своему развитию и заглушить свои познавательные рефлексы. Говорить о том, что научно-популярная литература интересна, наверное, не стоит. Она интересна. Говорить о том, что она прекрасна… Да, она прекрасна. Многие из нас находят в ней не только новое о мире, но и просто отдохновение души, радость, счастье, удовольствие.
Во-вторых, есть у научно-популярной литературы такая функция как наша защита от невежества. Безопасность человека и безопасность общества напрямую связаны с тем, насколько мы просвещены. К сожалению любой из нас каждый день подвергается атакам людей, которые хотят на нас заработать. Мы включаем телевизор и видим рекламу, которая идёт вразрез с учебником биологии за 8 класс. Например, что есть шампуни, которые «питают волосы до самых кончиков». Волосы до самых кончиков никогда и ничем не питаются! И это самое малое и самое безобидное. Например, человек, который долго не пополнял багаж своих реальных знаний о мире, чья картина мира может немножечко «поплыть» и покривиться, очень подвержен тому, что один из моих обожаемых научно-популярных авторов Конрад Лоренц назвал индоктринируемостью. То есть внедрение каких-то непонятных идей в нашу ослабшую психику, в которой пропали защитные механизмы. Научно-популярная литература воспитывает не только пытливость, она ещё и критичность нашу питает. А без неё жить просто-напросто опасно.
История научно-популярной литературы в России знала спады, подъёмы, и эти моменты всегда мне казались очень драматичными. Очень интересно было читать о том, что научно-популярная литература родилась как жанр в период научно-промышленного подъёма в России в начале XIX в. Хотя до этого она была представлена в работах Ломоносова, и до него появлялись научно-популярные стихи, очерки. В XVIII в. издавался научно-популярный журнал. Но всё-таки расцвет этого жанра пришёлся на вторую половину XIX в. Забегая вперёд, скажу, что как это ни странно, не научно-популярная литература питает интерес к науке, а наоборот. Уважение и интерес к науке в обществе определяется его материальным состоянием, развитием производительных сил. Вот, например, сейчас в условиях, когда к учёным относятся разве что не с презрением, работать в науке считается уделом убогих чудаков. И можно издавать научно-популярные книги огромными тиражами — толку не будет! Я захожу в книжные магазины и вижу удручающую картину: множество красивых, богато иллюстрированных книг уценены ну просто в какое-то астрономическое число раз. Моя дочь начала собирать энциклопедии, которые стоят сейчас 150 рублей, но они были бы не по карману, если бы продавались хотя бы по себестоимости. Это говорит о том, что интерес к научно-популярным книгам в нашем обществе катастрофически упал. Несмотря на то, что они нужны, важны и безумно интересны.
Почему так происходит? Можно задаться этим вопросом, наверное, сегодня в наших разговорах эта тема всплывёт. Но прежде всего надо задуматься не только над тем «кто виноват?», но и «что делать?». Мои рассуждения, предложения могут вам показаться наивными, но вариант ответа на вопрос «что делать?» у меня есть. <…>.
Научно-популярная литература всё равно живёт, появляется, обсуждается академическим научным сообществом. Её официально не рецензируют, не аттестуют, она не получает права появиться в списке работ, например, на соискание степени. И, тем не менее, как правило, всегда научное сообщество (в предисловии, послесловии к книге, в каких-то отзывах) поддерживает своего собрата в этом альтруистическом и благородном деле. <…>.
Научно-популярная литература рождается не из всякой научной темы, а только из, так скажем, социально-ориентированных. Она всегда берётся только за очень горячие болевые точки в обществе. Всегда следует за интересом читателя. Научно-популярная литература устаревает медленнее, чем художественная литература, и это очень радует — хорошие книги должны жить долго. Мы даже сейчас можем прямо по ней проследить какие научные дисциплины, направления были в тот или иной период времени наиболее востребованными. Например, проводилось однажды исследование на предмет чтения научно-популярных книг в наше время, и выяснилось, что у читателей имеют приоритеты три направления. Это история, экономика и информационные технологии. А если взять художественную сторону этих книг, то экономику теснит биологи». <…>.
М.Л.Гребенщиков, преподаватель физики ВятГУ: «Я по специальности больше работаю с научной литературой, чем с научно-популярной, так что про физику и естественные науки я пока ничего говорить не буду. Мне очень нравится читать научно-популярную литературу гуманитарного толка – книги по истории, философии, мифологии. Этот интерес у меня ещё со школьной скамьи. В советское время, в 80-е годы, было издано очень много хороших книг. Одна из первых книг, которую я прочитал ещё в начальной школе, была книга Дегтярёва и Дубова «Начало Отечества». Небольшая красная книжка по древнерусской истории. С неё и начался мой интерес к истории.
Потом была книжка Янина «Я прислал тебе бересту», очень хорошое издание, которое много раз переиздавалось. У Л.Гумилёва есть очень интересные научно-популярные книги, причём можно не соглашаться с его теориями, но написано это очень здорово. В последнее время очень хорошая серия выходит в издательстве «Молодая гвардия» — «Повседневная жизнь…». <…>. Издательство «Центрполиграф» издавало серию «Загадки древних цивилизаций» — кельты, древние язычники и т.д. Одно время они очень хорошо издавались, их было много в магазинах и в библиотеке они тоже есть, но в последнее время я всё реже их встречаю. Можно долго перечислять научно-популярные книги, которые сейчас выходят, их много. А упадок интереса к этого рода литературе — это отчасти произошло потому, что появилось большое количество псевдонаучной литературы. Один мой знакомый называет это фоменковщиной и носовщиной. В этих книгах с помощью научной терминологии излагаются завиральные идеи. И что характерно — эти книги изданы очень ярко, с красивыми иллюстрациями, а вот те книги, которые основываются на научных фактах, издаются меньшими тиражами (следовательно, они более дорогие), не так богато иллюстрированы и ещё иногда бывают написаны более сложным языком. <…>.
В последние годы у научно-популярной литературы появился конкурент — интернет. С одной стороны это хорошо, быстро можно найти ответ на любой вопрос. Но с другой стороны — то, что легко даётся, легко и забывается». <…>.
М.А.Селезнёва, преподаватель химии ВГСХА: «Моё выступление, может быть, будет не в русле сегодняшнего разговора… Лет двадцать последних меня интересует вопрос: каким образом Россия спасалась обилием монастырей в своё время. Люди молились с разной степенью усердия и т.д., но, однако Россия спасалась. И тут вдруг я увидела передачу какую-то по телевидению. Там был такой эпизод: собрали физиков, которые пытались объяснить один необъяснимый эпизод. Летела эскадрилья сверхзвуковых самолётов, лётчики общались по радио, и вдруг связь прервалась. Как вести эскадрилью? Несколько мгновений лётчики были в полной растерянности. И вдруг они поняли, что понимают друг друга без слов! Они выровняли эскадрилью и всё закончилось благополучно. Что позволило им общаться на таком уровне? Позднее мне попала в руки книга мужа и жены Тихоплавов. Они физики, он — доктор наук, она — кандидат наук. В своих книгах они популярно излагают различные физические проблемы. Достаточно понятно изложена теория относительности и т.д., и, наконец, я дохожу до вопроса о физическом вакууме. Оказывается, что в настоящее время этому вопросу уделяется огромное внимание, только мы не в курсе. А вопрос этот чрезвычайной важности. И он уже достаточно разработан, в частности учёными Шиповым и Акимовым. Это не тот вакуум, который мы знаем. Это физический вакуум, скорее математическое понятие. Шипов и Акимов являются почётными докторами зарубежных академий, у нас же лишь недавно создан центр, где они могут заниматься своими исследованиями. И вот этот физический вакуум и лежит в основе объяснения явления, о котором я вам только что говорила.
Тут надо коснуться воды. Всё дело в воде! Вот структура самой распространённой молекулы СH4, которую вы все знаете со школы. Она представляет собой правильный тетраэрд. Четыре грани и все эти грани равны. Совершенно химически неактивная молекула получается. И с другой стороны — молекула воды Н2О, которая тоже имеет строение SP3 гибрид, но деформированное. Потому что у CH4 4 вершины заняты водородом, а у Н2О только две. Не удержусь, чтобы не сказать — все эти выводы, что атом кислорода имеет такую гибридизацию, это заслуга Шредингера. Мы начинаем классическую физику с Ньютона, а квантовую механику — с Шредингера.
Казалось бы, какое значение имеет эта информация для широкой публики? Да огромное! Потому что будущее наше общение (друг с другом и с другими планетами… тут и монахи как раз выходят на первый план…) будет происходить через информационное поле. И вот в книге А.Никонова, которую мне Татьяна Леонидовна дала почитать к этому заседанию, как раз об этом и идёт речь. Никонов общается там с учёными и пытается эту тему как-то обосновать и донести. Благодаря вот такому строению деформированному молекула воды может вступать во взаимодействие с другими молекулами воды, создавая кристаллы за счёт водородных связей. Наверное, многие из вас видели программу по ТВ «Тайна воды». Когда над водой священник произносит молитву, молекула воды структурируется за счёт водородной связи, а когда воду замораживают, кристаллы получаются правильнейшей формы. Они излучают голубоватый свет! Если же вы будете материться над водой, а потом заморозите её, кристаллы будут черны, изломаны и т.д. Почему у нас пьянство передаётся из рода в род? Потому что это всё осуществляется с помощью водородных связей. Через поля, которые сопутствуют нашим генам и несут эту информацию из рода в род. Мы на 80 % состоим из воды, мозг соответственно тоже на 80% состоит из воды и в нём образуются взаимодействия с водными структурами физического вакуума. С чего я и начала. И эту информацию мы передаём в информационное поле Земли.
Ещё Эйнштейн ставил вопрос: в чём же покоится весь мир? Но в то время развитие науки было таково, что он не в состоянии был ответить на этот вопрос. И только Шипов и Акимов с помощью математических методов доказали существование физического вакуума. Благодаря открытию физического вакуума мы имеет представление о торсионных полях, но это уже другой вопрос — большой и глобальный». <…>.
А.Л.Рашковский, краевед: «Я вообще считаю, что нет никакой научно-популярной литературы. А есть просто книги, написанные понятным и доступным языком, и есть книги, написанные научным языком, причём специально, чтобы это никто не понял. Я недавно читал одну научную статью, так там этих слов «фрактальный» и т.п. — масса. Я заменил эти слова на простые синонимы, и оказалось, что в этой статье ничего и нет. Она абсолютно пустая. Приведу пример, в своё время был такой физик Хвольсон, так вот он написал учебник по физике, не применив ни одной формулы. Прекрасный учебник для университета, который может читать любой школьник. А сегодняшние полудурки-доктора ничего не могут написать. Надо просто переиздавать то, что у нас было. Я за последние полгода просмотрел массу научно-популярной литературы, изданной в XIX в. — начале ХХ в., она сейчас лежит всеми забытая. <…>.
В библиотеках эти книги были всегда! Мы никогда не были самой читающей страной, мы были самой покупающей. Про читающую страну — это ещё большой вопрос. Самое главное препятствие для развития интереса к самообразованию — это формализованная система образования в школе. В школе не объясняется, что учебник — это всего лишь версия! Что это не аксиома! Что может быть и другая версия. Не объясняется, что многие процессы ещё плохо изучены и могут иметь разную трактовку.
Второй момент — это увлекательность. Мне в своё время помогла очень книга Катаева «Алмазный мой венец». Автор зашифровал в ней всех персонажей, и я потратил три месяца, чтобы их расшифровать. Но я узнал столько нового! Мне открылся целый мир поэзии, про который я вообще раньше не знал. Вот такие книги надо писать нашим писателям! Они вызывают интерес и побуждают к дальнейшему чтению.
Ещё большой недостаток нашего образования — из школ напрочь убрана дискуссионность. У нас ничего не обсуждается! У нас и в библиотеке уже нет дискуссий. Вот была однажды встреча по фальсификации истории, обещали продолжать эти обсуждения… И где они? Боятся! А чего бояться-то? В споре рождается истина.
В общем, основная задача сегодня — сделать учёбу в школе увлекательной. А с этими ЕГЭ и прочей требухой до того всё формализовано и перегружено, что школьникам собственно учиться-то некогда. Они занимаются скачиваем рефератов из интернета, причём темы им дают совершенно идиотские. Боюсь, что уже и учителей настоящих у нас не осталось. Если они есть, то это единицы».
А.С.Василевский: «Научно-популярная литература для меня — это необходимая вещь. Я просто по ней учусь рассказывать, читать лекции, излагать материал и т.д. Я слежу за этой литературой такого рода и обязательно её читаю.
Тут было сказано насчёт Хвольсона, но, понимаете, он писал всё-таки о классической физике, а не о квантовой и не о теории относительности. Такая физика была наглядной и могла излагаться почти без математики. К сожалению, современная физика вышла на такие рубежи, когда наглядность потеряна. Какой из себя электрон — мы представить не можем. Ни один образ, которым мы располагаем, не может быть проведён последовательно во всех случаях жизни. Можно электрон изображать пулей, но это дело не пройдёт в других случаях. <…>.
Есть ещё такой момент в научно-популярной литературе… Некоторые авторы не очень аккуратно обращаются со словами, несколько вольно, и создают неправильное представление о том, что происходит на деле. Вот тут прозвучало в выступлении одной уважаемой дамы фраза об обмене информации между мозгом и физическим вакуумом. Я думаю, в вакууме никакой информации не поместится, это слишком круглая вещь. Это та же самая вольность в словах, как и знаменитое «энергия переходит в массу, масса переходит в энергию». Очень вольное употребление этих слов, совершенно неправильное. Масса вообще понятие, которое применимо только тогда, когда имеется силовой подход к изучению движения, в ньютоновской механике, скажем. А в других случаях появляется электромагнитное поле и это тогда материя без массы. Не имеет массы и всё тут! А сейчас выясняется, что на самом деле есть только энергия и никакой массы, в общем-то, и не нужно. <…>.
Далее, есть такая наука синергетика. Что это такое — я много раз пытался понять и никак не получалось. И вот к моей радости под старость лет узнал! Вышло несколько толковых книг по синергетике, к сожалению, эти книжки полны математики. Но математику можно пропустить, а вот идеи можно и прочесть. Это интересно. Вся синергетика, как известно, пошла от опытов Белоусова и Жаботинского. Представляете, Белоусов грел химическое вещество на сковородке, и вдруг возникло организованное движение по кругу, причём ещё вещество меняло цвет. Когда он опубликовал своё открытие, ему досталось по шее. Крупные учёные ему громко сказали «фи» — такого не бывает! Но, слава богу, Жаботинский сумел переломить такое отношение, а потом это пошло вглубь и вширь по всему миру. Возникновение структур в открытых системах. Поняв это, вы тогда и поймёте, что такое фрактальность». <…>
Е.В.Шутылева: «Когда мне сказали, что будет такое заседание, я не совсем понимала – что такое собственно научно-популярная литература. С детства у меня почему-то это связывалось с журналом «Наука и жизнь». Это был очень популярный журнал, в нём печаталось много статей, которые в основном касались наук точных. Там было много физики, химии. Я читала это всё, но меня это не особенно увлекало. И когда я начала смотреть свою библиотеку — а что у меня из научно-популярной литературы есть — я нашла достаточно много книг. Татьяну Семёновну сегодня очень интересно и доступно для меня раскрыла тему классификации научно-популярной литературы. А потом, когда я слушала других выступающих, я убедилась, что многие к этой теме не приблизились. Нам кажется, что вот это научно-популярная литература, и вот это, и вот это. Это настолько оказалось широкое понятие, и рамки установить для такого рода литературы очень сложно. А что такое нон-фикшн? Это научно-популярная литература или нет?». <…>.
Т.Л.Машковцева, гл. библиотекарь отдела абонемента: «Образование, наука — это дело государственное, об этом уже говорила Татьяна Семёновна. Я в детстве очень увлекалась научно-популярной литературой и особенно астрономией. Чёрные дыры, галактики, время, прошлое, путешествие во времени и т.д. То есть от каких-то научных к каким-то прикладным вещам, например, могу ли я повидать своего прадедушку. Всё это в детской голове пыталась уложить. Потом в течение 20 лет мне эта литература как-то не попадалась, куда-то она пропала. Я работала в библиотеке и прекрасно помню, как лет 10 назад у нас в пединституте открылся факультет «Издательское дело», и ко мне пришла девочка и спросила: «Издаётся ли у нас в Кировской области что-нибудь научно-популярное. Я не могла вспомнить ни одной научно-популярной книги не только изданной у нас, но и в России. И тут года два назад я смотрю по моей любимой астрономии — Хокинг! Чёрные дыры! Теория струн! То есть так много всего было открыто, оказывается, за то время, пока наша страна осуществляла переход… ну, в общем, куда-то там она переходила. В результате мы имеем что — много переводной литературы, что читателю не так интересно, потому что она излагается людьми с немножко другим поворотом мозгов. Она излагается не с целью образовать читателя, западный писатель просто рассказывает свою теорию доступным языком. У нас же в научно-популярной литературе были немножко другие акценты. Для автора было важно, чтобы ребёнок, который будет его читать, его понял. Современная, особенно переводная литература, такой цели не преследует. У авторов зарубежных одна из основных целей — быть политкорректными. Это очень бросается в глаза». <…>.
М.Кадырли: «Вот я неспроста вначале задавал вопрос про проблемы. Мы к этому подошли. Вот тут хороший термин прозвучал — «завиральные теории». Так вот и фундаментальная наука, и наука, и вслед за ними научно-популярная литература имеют всего два смысла. Во-первых, подготовить специалистов с молодости, которые будут работать в этой фундаментальной и прикладных науках. А во-вторых, — дать общие понятия. Так вот когда речь идёт о том, чтобы дать общие понятия нам, читателям, чтобы мы ориентировались что такое квантовая механика, к примеру, — это здорово. Мы должны знать, в каком мире мы живём. И знать это с детства, вы совершенно правы. Но когда мы готовим молодых специалистов, узких специалистов, мы должны говорить им что квантовая механика… даже Нильс Бор говорил, что это в воздухе всё висит! Квантовая механика не имеет никакого истинного значения, она имеет только практическое значение. Вот ушёл квантовый механик, не успел я ему это сказать! Что это тоже всё завиральные теории! Вот я читаю книжку о Большом взрыве. Да, это действительно теория о том, что было, о том, что мир произошёл из одной точки и т.д. Это не просто завиральная идея, это специально созданная атеистами теория для того, чтобы заменить Бога. Вот и всё! Да там все коэффициенты подогнаны! И квантовая механика существует только для того, чтобы просчитывать какие-то процессы, давать прогнозы, приборы строить и т.д., то есть создавать материальный мир вокруг нас. Только для этого! Сами основатели говорили, что это воздух всё.
Да, мы должны готовить молодёжь, чтобы они создавали весь окружающий нас материальный мир. Для этого и нужна научная и научно-популярная литература. С другой стороны мы должны с молодости их готовить к тому, что мир каким-то образом объясняется, да, но всё это — липа!
Представьте, XIII в., какой-то удмуртский или скандинавский князь дал нам денег, и мы построили избу. И вот мы в этой избе сидим, и нам докладчики говорят о научно-популярной литературе, которая описывает космос: «Солнце вертится вокруг Земли». И вдруг какой-то Кадырли встаёт и говорит: «А вы знаете, я вот читал древнегреческие книги, да и сам думаю, что, может быть, Земля вертится вокруг Солнца». Вы знаете, что будет? На меня на этом собрании набросятся и скажут: «Да ты посмотри на небо! Что вокруг чего крутится!» Я прошёл через это. Я в четвёртом классе попал в аул, и я рассказывал местным деткам, что Земля вертится вокруг Солнца. Вы знаете, они меня чуть не выкинули со второго этажа: «Да ты ненормальный! Ты посмотри на небо!». Понимаете? И вся наука вот точно так устроена. Сплошное шарлатанство!».
Т.С.Александрова: «Я хочу подвести итог нашей дискуссии. Я вижу, что у нас большая разноголосица мнений, которая вызвана тем, что мы все по-разному относимся к устройству мира. Ну, и, наверное, это хорошо и правильно. По крайней мере, мы имеем на это право. Главное, чему меня лично научила работа в научной организации (я имею честь там пока ещё работать) — это, прежде всего, уважение, это корректное оппонирование и способность видеть здравое зерно во всём, что мы слышим. Я считаю, что для того, чтобы наши дети развивались, имели представление об окружающем мире и чтобы в них зарождался интерес, который может вырасти впоследствии и в профориентацию и в формирование мировоззрения, для того, чтобы эта литература была, прежде всего, она должна находить своего читателя. <…>.
О научно-популярной литературе. Научно-популярная литература — это направление в литературе, которое занимает особое место, особую нишу. Мы не можем отрицать того, что в этом направлении написано немало произведений, которые можно расценивать как шедевры литературы — безотносительно к тому, что содержанием их является наука, и никому не придет в голову сомневаться в их художественной ценности. Вспомнить великие и славные имена и с детства многим из нас памятные названия — увлекательное занятие, с которого мы, скорее всего, начнем наш разговор.
Научно-популярная литература (НПЛ) — литературные произведения о науке, научных достижениях и об учёных, предназначенные для широкого круга читателей. Научно-популярная литература направлена как на специалистов из других областей знания, так и на малоподготовленных читателей, включая детей и подростков. В отличие от научной литературы, произведения научно-популярной литературы не рецензируются и не аттестуются. Научно-популярная литература включает произведения об основах и отдельных проблемах фундаментальных и прикладных наук, биографии деятелей науки, описание путешествий и т. д., написанные в различных жанрах. Лучшие популярные сочинения пропагандируют достижения передовой науки в форме, наиболее доступной читателям, которым они предназначены.
В поэтической форме были написаны первое в Европе популярное произведение о науке — «О природе вещей» Лукреция Кара и «Письмо о пользе стекла» М.В.Ломоносова. Из бесед возникли «История свечи» М.Фарадея и «Жизнь растения» К.А. Тимирязева. Известны популярные сочинения, написанные в форме календаря природы, этюдов, очерков, «интеллектуальных» приключений и т.п.
В России первые печатные популярные произведения о науке появились в 1-й четверти XVIII в. Первые русские журналы «Примечания» к «Санкт-Петербургским ведомостям» (1728-1742) и «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755-1764) были по преимуществу научно-популярными. Передовые русские учёные, начиная с М.В.Ломоносова, были пропагандистами науки. Труд И.М.Сеченова «Рефлексы головного мозга» — образец высокой научности и яркой популяризации. А.И.Герцен создал блестящие образцы популяризации философии и естествознания среди читателей различных возрастных категорий.
Огромное влияние на формирование мировоззрения целого поколения оказала популяризаторская деятельность К.А.Тимирязева. Научные открытия конца XIX в. — начала XX в. вызвали повышенный интерес к литературе о науке в широких кругах читателей, что привело к росту выпуска научно-популярной литературы. В России выходили научно-популярные книги западноевропейских учёных, например «Мировые загадки» Э.Геккеля, «Жизнь животных» А.Э.Брема и многие другие.
В 1919г. в Госиздате был образован научно-популярный отдел, который выпустил ряд общеобразовательных серий для читателей различных категорий («Наука для всех», «Начатки науки», «Книжная полка рабочего», «Природа вокруг нас» и др.). Наряду с популярными произведениями классиков русской науки серии включали лучшие произведения зарубежных популяризаторов — К.Фламмариона, Ж.А. Фабра, Дж.Тиндаля и др. Большое влияние на популяризацию науки оказал С.И.Вавилов, который руководил изданием научно-популярной литературы в АН СССР, был автором популярных трудов. Многие произведения, созданные учёными, писателями, журналистами — В.А.Обручевым, А.Е.Ферсманом, Я.И.Перельманом, О.Н.Писаржевским, Б.С.Житковым, В.В.Бианки, И.А.Халифманом, В.И.Орловым, Д.С.Даниным, Я.К.Головановым и др., значительно расширили представления читателей о различных явлениях науки.
Однако ныне наблюдается резкое падение тиражей серьезных научно-популярных книг и журналов, которое началось в 90-е годы, кое-кто склонен говорить о кризисе НПЛ как жанра и чуть ли не о вымирании литературы такого рода, вместе с обслуживающими ее авторами и издательствами. Здесь, однако, нужно различать две тенденции. С одной стороны, это временные последствия экономического коллапса, который когда-нибудь все же должен закончиться. С другой стороны, это глобальное, не зависящее от экономической ситуации, смещение акцентов внутри самого жанра НПЛ, перенос внимания читателей и издателей с взрослой НПЛ на детскую. Эту ситуацию еще больше усугубляет упадок библиотек, который сильнее всего бьет именно по НПЛ, как принципиально «библиотечному жанру», который при нормальном финансировании библиотек (учитывая, что в России их тысячи, а вместе со школьными — десятки тысяч) вполне мог бы жить за счет обслуживания библиотечных фондов.
Тем удивительнее, что на фоне общего кризиса проявляет себя и другая тенденция: в 90-е гг. начала заполняться ниша детской популярной литературы, которая в прошлом была развита совсем не удовлетворительно. С начала 90-х на полках книжных магазинов (по крайней мере, в крупных городах) появилось множество прекрасно изданных иллюстрированных книг для детей, буквально по всем темам — от астрономии и палеонтологии до истории пиратства. Появилась новая, мультимедийная форма НПЛ, которая облегчает процесс усвоения новых знаний и делает его менее рутинным.
Научно-популярная литература — это не просто литература о науке, написанная доступным языком, эту литературу мы бы назвали литературой научных проблем, представляющих интерес для широкой публики. Содержание научно-популярных произведений не сводится только к описанию явлений, изучаемых наукой. В него включается все то, что связано с самой наукой, научным исследованием, и авторское отношение к науке и к объекту ее изучения.
Авторская позиция часто выражает отношение не столько к конкретно описываемому объекту, сколько к самой науке как к социальному институту. Наука, научные исследования как таковые представлены в научно-популярных описаниях поэтому гораздо шире, чем даже в самих научных трудах: ведь научно-популярная литература скорее открывает широту обзора, чем глубину его.
Признавая тесную связь научно-популярной литературы одновременно и с научной, и с художественной литературой, необходимо вместе с тем ясно отдавать себе отчет в том, что науку и художественное творчество соединить в одном произведении без потерь для каждой стороны невозможно. Научно-популярная литература, поэтому, не может быть в целом не только дидактической, не только художественно-образной. Ей нужны произведения разных типов — соответственно многогранным задачам научной популяризации и разнообразию круга ее читателей.
Это важно помнить, так как неоднократно в прошлом выступали, да и сейчас выступают ревнители некого усредненного, нивелированного стиля научно-популярного описания, близкого к «научно-художественному». Особенным нападкам при этом подвергался стиль описания, характерный для популярной научной информации, как стиль совершенно не «художественный».

(Научно-популярная литература: история, современность, проблемы.
Дискуссия в литературном клубе «Зелёная лампа». 04.04.2013г. Сайт www.herzenlib.ru.)

* * *