Статья 2.5. Тантра как Древняя Наука. (ч.6).

Возможно следует говорить о том, что пришло время определиться не только с «концепцией» науки, но также и с «концепцией» знания, а также и с «концепцией» опыта, разработка которых занимала важное место во многих традициях мира, например, Христианской, Исламской, Буддийской и др., в том числе и в Тантрической Традиции, поскольку человеческая жизнь для того и предназначена, чтобы не только получать знание, но также ощущать, осознавать опыт присутствия Бога в Мире, Жизни и Человеке. Более того, как следует относиться к тому «особому» Знанию и «особому» Опыту, которые мы обнаруживаем в Тантрической Традиции, если сегодня можно наблюдать радикальные расхождения, различия в определениях даже таких понятий, как «наука», «знание», «опыт», которые дают маги, академики, богословы, философы, эзотерики, мистики, культурологи и др. специалисты? Возможно, сегодня нам следует обратить особое внимание на положение, статус, роль и влияние различных форм «науки», «знания» и «опыта» в современной культуре и современной цивилизации.

* * *

(продолжение)

3. «КОНЦЕПЦИЯ» ЗНАНИЯ.

Возможно следует говорить о том, что пришло время определиться не только с «концепцией» науки, но также и с «концепцией» знания, а также и с «концепцией» опыта, разработка которых занимала важное место во многих традициях мира, например, Христианской, Исламской, Буддийской и др., в том числе и в Тантрической Традиции, поскольку человеческая жизнь для того и предназначена, чтобы не только получать знание, но также ощущать, осознавать опыт присутствия Бога в Мире, Жизни и Человеке.
Как показывают исследования, «концепция» Знания и «концепция» Опыта, как и другие тантрические концепции (см. статью 3.3. «Концептология (Тантры) как раздел Российской Тантрологии»), в Тантрической Традиции подверглись всестороннему анализу и поэтому приобрели значительность и уникальность, которых не найти в других традициях.
Более того, как относиться к тому «особому» Знанию и «особому» Опыту, которые мы обнаруживаем в Тантрической Традиции? Например, Тантрическое знание может быть рассмотрено как Эзотерическое знание, и в таком случае изучением, исследованием такого вида, типа, рода, формы знания следует заниматься Эзотериологии — молодой (академической) науке, предметом изучения которой являются Эзотеризм и Мистицизм, т.е. эзотерические и мистические традиции (см. Пахомов С.В. Контуры Эзотериологии: эскиз научной дисциплины об эзотеризме. // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «Тайное и явное»: многообразие репрезентаций эзотеризма и мистицизма. Сборник материалов Четвертой международной научной конференции (2-4 декабря 2010г., Днепропетровск). / Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2011г., также см. статью 1.6. «Нужна ли нам Российская Тантрология?» (ч.3), п.10. Цели и задачи Российской Тантрологии). Но ведь в Тантрической Традиции мы обнаруживаем и другие виды, типы, уровни и формы Знания и Опыта, например,
— магическое знание и магический опыт (см. статью 2.4. «Тантра как Древняя Магия»)
— научное знание и научный опыт (см. статью 2.5. «Тантра как Древняя Наука»)
— религиозное знание и религиозный опыт (см. статью 2.6. «Тантра как Древняя Религия»)
— философское знание и опыт философии (см. статью 2.7. «Тантра как Древняя Философия»)
— духовное знание и духовный опыт (см. статью 2.8. «Тантра как Духовная Традиция»)
— мистическое знание и мистический опыт (см. статью 2.9. «Тантра как Мистическая Традиция»)
— эзотерическое знание и эзотерический опыт (см. статью 2.14. «Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии»).
Будем считать это одним из важных моментов в изучении и исследовании Тантры. Существуют и другие не менее важные моменты. Например, сегодня можно наблюдать радикальные расхождения, различия в определениях, например, такого понятия, как «знание», которые дают маги, академики, богословы, философы, эзотерики, мистики, культурологи и др. специалисты. Что тогда говорить о таком понятии, как «опыт»? Или, например, ввиду многообразия познания, знания и опыта, возможно, сегодня нам следует обратить особое внимание на положение, статус, роль и влияние различных форм «науки», «знания» и «опыта» в современной культуре и современной цивилизации.
Более того, мы можем говорить о том, что помимо самих «концепции» знания и «концепции» опыта, сегодня существует множество различных концепций вокруг самих понятий «знание» и «опыт». Поэтому далее мы лишь коснемся понятия «знание» и «концепции» знания. (О понятии «опыт» и «концепции» опыта см. в статье 2.10. «Тантра как Древнее Учение»).

 

3.1. ЧТО ТАКОЕ ЗНАНИЕ?

«Знание — постижение действительности человеком. Знание объективируется знаковыми средствами языка. Процессы получения, обоснования, проверки и распространения знания изучаются логикой, методологией, теорией познания, науковедением, социологией».

(Современная энциклопедия. 2000г.)

«Знание — форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: обыденное («здравый смысл»), личностное, неявное и др. Научному знанию присущи логическая обоснованность, доказательность, воспроизводимость познавательных результатов. Знание объективизируется знаковыми средствами языка».

(Большой Энциклопедический Словарь. 2000г.)

«Знание — 1. Деятельность сознания, имеющая целью постижение действительности, познание (филос.). Теория знания. Логические законы знания. 2. Результат познавательной деятельности, система приобретенных с ее помощью понятий о действительности (филос.). Область знания. 3. Обладание сведениями о чем-нибудь, состояние знающего что-нибудь человека. Знание сцены. Хорошее знание предмета. 4. мн. Совокупность сведений, познаний в какой-нибудь области. У него большие знания. Приобрести много знаний. Обладать знаниями. Мне не хватает знаний».

(Толковый словарь русского языка Д.Н.Ушакова. 1935-1940гг.)

«Знание — в совокупности с навыками и умениями обеспечивает правильное отражение в представлениях и мышлении мира, законов природы и общества, взаимоотношений людей, места человека в обществе и его поведения. Это все помогает определить свою позицию по отношению к действительности. По мере приобретения новых знаний и развития самосознания ребенок все больше овладевает оценочными понятиями и суждениями. Сопоставляя новые знания с уже усвоенными знаниями и оценками, он формирует свое отношение не только к объектам познания и действия, но и к самому себе. Это и определяет развитие его активности и самостоятельности как деятельной личности».

(Головин С.Ю. Словарь практического психолога. М. АСТ. Харвест. 1998г.)

«4. Что такое знание и научное знание? Приведем слова К.Ясперса: «Я обладаю научным знанием лишь в том случае, если понимаю метод, посредством которого я это знание обретаю. Я обладаю научным знанием лишь в том случае, если могу его проверить и убедиться в его достоверности. Я обладаю научным знанием, когда это знание общезначимо». «Наше знание — капля, а незнание — океан» (К.Э.Циолковский). Что есть Знание? Знание в собственном смысле — это результат мышления, выраженный в форме принципов и понятий, раскрывающих содержание системы-процесса и дающих возможность понять: — суть системы (ее законы-меры); — как устроена и как работает система; — как обеспечивается ее жизнедеятельность; — как сохранить развитие. Что есть научное Знание? Научное знание — это знание, которое можно доказать. Доказать — это логически и экспериментально воспроизвести знание».

(Кузнецов О.Л., Кузнецов П.Г., Большаков Б.Е. Устойчивое развитие:
Научные основы проектирования в системе природа-общество-человек.
Учебник. 2001г. Сайт www.window.edu.ru.)

«Знание — проверенный практикой результат познания действительности, верное ее отражение в мышлении человека; обладание опытом и пониманием, которые являются правильными и в субъективном и в объективном отношении и на основании которых можно построить суждения и выводы, кажущиеся достаточно надежными, для того чтобы рассматриваться как знание. По М.Шелеру, знание представляет собой участие в конкретном бытии сущего, предпосылкой которого является участие, трансцендирующее подлинное бытие. В формальном смысле это участие называется любовью (ср. Отдавание себя). Знание должно служить, как считает Шелер, во-первых, становлению и развитию личности, которая обладает знанием, — такое знание называется образовательным; во-вторых, становлению мира и, вероятно, вневременному становлению его высших принципов, рассматриваемых с точки зрения конкретного бытия и наличного бытия. Эти принципы достигают в человеческом и в любом др. возможном знании о мире своего собственного сущностного определения или чего-то такого, без чего они не могут достичь этого определения».

(Философский энциклопедический словарь. 2010г.)

«Знание — проверенный практикой результат познания действительности, верное её отражение в сознании человека. Знание противоположно незнанию, т.е. отсутствию проверенной информации о чём-либо. Элементарные Знания, обусловленные биологическими закономерностями, свойственны и животным, у которых они служат необходимым условием жизнедеятельности организма, реализации его поведенческих актов. Знания могут быть житейскими, донаучными, художественными и научными, а последние — эмпирическими и теоретическими. Житейские Знания, как правило, сводятся к констатации фактов и их описанию, тогда как научные Знания поднимаются до уровня объяснения фактов, осмысления их в системе понятий данной науки, включаются в состав теории. Сущность научных Знаний заключается в понимании действительности в её прошлом, настоящем и будущем, в достоверном обобщении фактов, в том, что за случайным оно находит необходимое, закономерное, за единичным — общее и на этой основе осуществляет предвидение. Мышление человека постоянно движется от незнания к Знанию, от поверхностного к всё более глубокому и всестороннему Знанию. (А.Г.Спиркин)».

(Большой энциклопедический словарь. БЭС. М. 1998г.)

«Знание — проверенный общественной практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности, адекватное её отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий. 3нание обладает различной степенью достоверности, отражая диалектику относительной и абсолютной истины. По своему генезису и способу функционирования 3нание является социальным феноменом. Оно фиксируется в форме знаков естественных и искусственных языков.
Отношение 3нания к действительности носит многоуровневый и сложно опосредованный характер и развивается как в истории человеческой культуры, так и в процессе индивидуального развития личности. 3нания могут быть донаучными, житейскими, художественными и научными (эмпирические и теоретические). Научные знания характеризуются осмыслением фактов в системе понятий данной науки, включаются в состав теории, образующей высший уровень научного Знания. Мышление человека постоянно движется от незнания к 3нанию, от поверхностного ко всё более глубокому, сущностному и всестороннему 3нанию, служащему необходимым условием преобразующей деятельности человека и человечества».

(Философский энциклопедический словарь. / Гл. ред.
Л.Ф.Ильичёв, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалёв, В.Г.Панов.М. СЭ. 1983г.)

«Знaние — форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Знание помогает людям рационально организовывать свою деятельность и решать различные проблемы, возникающие в её процессе.
Знание в широком смысле — субъективный образ Реальности в форме понятий и представлений. Знание в узком смысле — обладание проверенной информацией (ответами на вопросы), позволяющей решать поставленную задачу.
Знание (предмета) — уверенное понимание предмета, умение обращаться с ним, разбираться в нём, а также использовать для достижения намеченных целей.
Знание в теории искусственного интеллекта и экспертных систем — совокупность информации и правил вывода (у индивидуума, общества или системы ИИ) о мире, свойствах объектов, закономерностях процессов и явлений, а также правилах использования их для принятия решений. Главное отличие знаний от данных состоит в их структурности и активности, появление в базе новых фактов или установление новых связей может стать источником изменений в принятии решений.
3нания фиксируются в образах и знаках естественных и искусственных языков. Знание противоположно незнанию (отсутствию проверенной информации о чём-либо)».

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Некогда один мудрец отметил, что любая наука начинается с вопроса. При этом, ответ на этот вопрос порождает знание о предмете вопроса. Что такое знание было понятно не всегда и не везде. Знание требует своего доказательства каждый день. Иначе, оно превращается просто в информацию, а что такое знание может дать обществу? Ничего, кроме новых вопросов. «Знание — сила», говорим мы сегодня. И эта сила определяет сегодня развитие науки, технологии, сохранение информации в разных сферах. Между тем, знание каждого отдельного человека отличается от знания как такового. Персональные знания могут обеспечить миропонимание, обеспечить существование и развитие. Знание же, как категория является абсолютной величиной и не может содержать в себе ошибочных данных, потому что является основой мировоззрения. При этом знание может быть научным и ненаучным. Научное знание — это результат производительности различных наук, ненаучное знание является синтезом религиозных концепций, опытного знания, априорного понимания окружающего мира. Что значит вненаучное знание, что такое знание означает в повседневной жизни человека? Вненаучное знание занимает гораздо большее место в жизни обыкновенного человека, нежели наука. Мы можем пользоваться плодами науки, не задумываясь над их происхождением, при этом вненаучное знание представляет для нас жизненный опыт — эмоциональные переживания, религиозные верования, мифологию, сны, поведение и многое другое».

(Что такое знание? Ж. «Вопросы философии». Сайт www.vphil.ru.)

«Знание — проверенный практикой и удостоверенный логикой результат познания действительности, отраженный в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений и теорий. Здесь важны следующие ключевые слова: удостоверенный логикой, т.е. логически непротиворечивый; проверенный практикой, т.е. какова бы ни была теория, она может быть признана знанием только тогда, когда теоретические расчеты совпадают с результатами экспериментов. Отсюда вытекает такое свойство, как объективность — результаты эксперимента должны быть независимы от личности экспериментатора (эмоции, предрассудки, личные симпатии и антипатии, предубеждения и т.п.). Результат должен повторяться у всякого, кто повторит эксперимент, вне зависимости от того, например, православный ли он, мусульманин ли, или же атеист. Такие свойства знания позволяют использовать его для практики. Это своего рода гарантия (хоть и не 100%-ная, но близкая к 100%), что при соблюдении определенных действий мы получим заранее определенный результат (например, стыковку космических аппаратов). Только знание может служить описанием Реальности вследствие его объективности (т.е. знание существует независимо от конкретного человека). Следовательно, знание и только знание может описывать все то, что существует и действует во Вселенной (мир, в котором действует человечество). Если какой-то объект не может быть описан в терминах знания, то такой объект не существует, не действует во Вселенной».

(Наука. Научный метод познания. Что такое знание? Сайт www.tao44.narod.ru.)

«Знание — продукт общественной материальной и духовной деятельности людей; идеальное выражение в знаковой форме объективных свойств и связей мира, природного и человеческого. 3нания могут быть донаучными (житейскими) и научными, а последние разделяются на эмпирические и теоретические. Кроме того, в обществе наличествуют мифологические, художественные, религиозные и т.п. 3нания. Сущность 3нания не может быть понята без раскрытия общественно-исторической обусловленности человеческой деятельности. В 3нании кристаллизуется, преемственно накапливается и объективируется общественная сила человека. Этот факт служил (и служит) основой объективно-идеалистических представлений о первичном и самодовлеющем характере идеальных образований и духовной активности. Идеалистической мистификации 3нания домарксовские материалисты противопоставляли понимание 3нания как результата индивидуальных познавательных усилий, индивидуального опыта. Однако подобная т. зрения не могла объяснить того существенного обстоятельства, что человек в контексте реальных общественных отношений приступает к познанию, обладая «готовым» (общественно-исторически выработанным) понятийным и категориальным аппаратом. В 3нании осуществляется перевод разрозненных представлений в теоретически систематизированную общезначимую форму, удержание того, что может быть сохранено, передано, преемственно развито в качестве устойчивой опоры последующей человеческой деятельности».

(Философский словарь. / Под ред. И.Т.Фролова. 4-е изд. М. Политиздат. 1981г.)

«Лекция № 2. Знание и познание. Научное знание и его критерии. Для естествознания, как и для философии в целом, большое значение имеет такой критерий, как знание. В словаре русского языка С.И.Ожегова даются два определения понятия знания: 1) постижение действительности сознанием; 2) совокупность сведений, познаний в какой-нибудь области. Давайте определимся, что такое знание в философском смысле.
Знание — это многоаспектный проверенный практикой результат, который был подтвержден логическим путем, процесс познания окружающего мира. Многоаспектность философского знания, как уже было сказано выше, вытекает из того, что философия состоит из множества наук. Можно назвать несколько критериев научного знания: 1) систематизированность знания; 2) непротиворечивость знания; 3) обоснованность знания. Систематизированность научного знания означает, что весь накопленный опыт человечество приводит (или должно приводить) к определенной строгой системе. Непротиворечивость научного знания означает, что знания в различных областях науки дополняют друг друга, а не исключают. Этот критерий непосредственно вытекает из предыдущего. Первый критерий в большей мере помогает устранять противоречие — строгая логичная система построения знания не даст одновременно существовать нескольким противоречивым законам.
Обоснованность научного знания. Научное знание может подтверждаться путем многократного повторения одного и того же действия (т. е. эмпирически). Обоснование научных концепций происходит путем обращения к данным эмпирического исследования либо путем обращения к возможности описывать и предсказывать явления (проще говоря, опираясь на интуицию)».

(С.Филин. Концепции современного естествознания.
(Конспект лекций). Сайт www.gumer.info.)

««Всё знать невозможно…». Эта фраза почему-то воспринимается большинством людей как нерушимая истина. Но на самом деле является лишь криком отчаяния ограниченного сознания, к которому приводит неправильное образование, к сожалению обычное в наше время.
Путь к «всезнанию» выстроен самой Природой, поэтому это состояние естественно и не требует особых усилий для его обретения. Для достижения состояния всезнания нужно лишь правильное и основанное на естественных технологиях образование. Само мироздание является Знанием. Наш ум не может охватить своим вниманием всё мироздание на проявленном уровне. Но эта задача становится не такой уж сложной, если рассмотреть мироздание на более тонком, менее проявленном уровне. И она будет совсем простой, когда нам открыт самый фундаментальный уровень жизни.
Когда мы хотим обхватить руками огромное дерево с множеством ветвей и листьев, кажется, что это невозможно. Но для мудрого, который видит то же огромное дерево и даже целый лес в одном маленьком зернышке, задача становится элементарно простой. Он может весь огромный лес, а не то, что одно дерево, обхватить одной ладонью.
Древняя мудрость гласит — «Знание структурировано в сознании», что означает прямую связь между степенью развития сознания и тем, что человек знает. Осознание — это окошко, через которое мы смотрим на мир. Если окошко маленькое, мы судим об огромном мире по тому фрагменту, который видим в окошке восприятия. Тогда полученное знание будет неполным, а значит, не может считаться истиной. Да, это будет знанием, но выводы, сделанные на его основе, слишком относительны. Это сразу будет заметно, когда окошко восприятия расширится. Мы увидим, что ранее сделанные выводы были неверными и у нас сформируется новое знание на основе увиденного. Таким образом, знание будет меняться, пока окно восприятия не расширится до безграничности. И тогда мы увидим то ЗНАНИЕ, которое никогда не меняется — вечное, абсолютное ЗНАНИЕ, не требующее анализа и доказательств».

(Древняя наука о состоянии «всезнания». Сайт dhanur.ved.bz.)

«Трудно, может быть, даже невозможно дать четкое определение того, что есть знание. Дело в том, что, во-первых, это понятие является одним из самых общих, а таковым всегда сложно дать однозначное определение. Во-вторых, существует достаточно много различных видов знания, и их невозможно уложить в один ряд.
Приняв это во внимание, попробуем все же прояснить, что же такое знание. Обычно, когда мы говорим, что знаем нечто, мы полагаем, что имеем об этом достаточно правильное и достоверное представление. Мы также убеждены в том, что наше представление не является заблуждением, иллюзией или только нашим личным мнением. Наконец, мы можем привести какие-то обоснования и аргументы, подкрепляющие это убеждение. Таким образом, в нашей обычной жизни мы считаем знанием такие убеждения, которые соответствуют реальному положению дел и которые имеют определенные основания.
Общий дух этого характерного для здравого смысла понимания знания сохраняется и в эпистемологии, которая вместе с тем уточняет и проясняет заложенные в этом понимании моменты. В соответствии с «трехчастной» трактовкой можно дать такое краткое определение: знание есть адекватное и обоснованное убеждение. Оно кажется достаточно простым и применимым ко всем видам знания. Однако это не так. Каждое из этих трех слов скрывает под собой проблему. Например, мы считаем, что механика Ньютона не вполне адекватна и что ее сменила более точная теория Эйнштейна. Но разве теория Ньютона в результате перестала быть знанием? И была ли она знанием до Эйнштейна, когда в ее истинности было убеждено большинство людей? Сходные слова можно сказать в адрес тысяч теорий, которые раньше стали достоянием истории науки. Как может обосновываться знание, и существуют ли достаточные основания? Этот вопрос также далек от ясности. Далее, гипотезу обычно рассматривают как форму знания, однако нередко ученые не слишком убеждены в верности выдвигаемых ими гипотез.
Может быть, стандартное понимание знания слишком приблизительно и грубо? Отчасти это так, но важнее то, что знание — очень многообразный феномен, который трудно уложить в прокрустово ложе одного определения».

(Что такое знание? // Философия. Учебник. / Под ред. В.Д.Губина,
Т.Ю.Сидориной, В.П.Филатова. М. Русское слово, 1996г. Сайт www.philosophy.ru.)

«Знание — 1. Текущий результат открытого для обсуждения и критики (в рамках некоторого сообщества) изучения проблем, явлений (согласно правилам описания и нормам удовлетворительности, принятым данным сообществом) по некоторым формальным или неформальным процедурам. Существенный момент в понятии Знания — это претензия на то, что оно является обобщающим выражением, отражающим деятельность ума, и притязает на объективную истину (в отличие, напр., от мнений и фантазий, к которым не предъявляются столь же жесткие правила и нормы отбора), которая подтверждается практикой… В науковедении популярна позиция Т.Куна, анализировавшего состояние науки (как системы рационального Знания) с помощью понятия парадигмы (фиксирующего принятые сообществом правила формирования Знания, норм и критериев). При этом в каждый конкретный момент может существовать несколько принципиально различных парадигм, поддерживаемых разными сообществами.
Знание обычно противопоставляется незнанию как отсутствию проверенной информации о явлении (или процессе) и псевдознанию (паразнанию), способы получения которого не удовлетворяют некоторым базисным критериям Знания.
2. В более широком смысле Знание отождествляется с более или менее адекватными результатами познавательных (когнитивных) процессов. В философии отдельно выделяют спекулятивное Знание — тип теоретического Знания, которое выводится без обращения к внешнему опыту, при помощи рефлексии. Знание нередко смешивают с опытом, с пониманием, с информацией, отражением. Наряду с этим сплошь и рядом смешивается подлинное понимание, эрудированность и информированность. В обыденном сознании грани между ними размываются, как и грани между Знанием и информацией. Тем не менее, такие грани существуют. Знание всегда чье-то, кому-то принадлежащее, его нельзя купить, украсть у знающего (разве что вместе с головой), а информация — это ничейная территория, она безлична, ее можно купить, ею можно обменяться или украсть, что часто и происходит. К этой разнице чувствителен язык. Есть жажда Знания и есть информационный голод. Знания впитываются, в них впиваются, а информация жуется или глотается (ср. «глотатели пустот, читатели газет»). Жажда Знания, видимо, имеет духовную природу: «духовной жаждою томим». Однако и одной, и др. жажде испокон века противостоят «суета сует и томление духа».

(Большой психологический словарь. / Под ред. Б.Г.Мещерякова,
акад. В.П.Зинченко. М. Прайм-еврознак. 2003г.)

«Знание — форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности и общения, результат обозначения, структурирования и осмысления объекта в процессе познания.
Со времен элеатов, атомистов и Платона Знание характеризуется через противоположность мнению. Глубокое, полное и совпадающее с объектом знание противопоставляется иному — поверхностному, фрагментарному и отклоняющемуся от подлинной реальности знанию, фактически лишаемому позитивного статуса и объявляемого заблуждением. Это – онтологическое представление о знании как образе скрытой реальности, которое постольку состоятельно, поскольку совпадает с последней (теория корреспонденции).
От Аристотеля ведет начало целый ряд представлений о Знании, в том числе о Знании как умении. Знать нечто (ремесло, язык, обряд) означает уметь практиковать, пользоваться, воспроизводить его. Знание рассматривается как схема деятельности и общения, как функция всякой человеческой активности. Этот подход, представленный сегодня социологическими и прагматистскими эпистемологиями, сочетает в себе элементы теорий корреспонденции и когеренции.
В настоящее время назрела необходимость расширить традиционное, идущее от И.Канта и К.Поппера представление о форме знания как утвердительном высказывании с субъектно-предикатной структурой, с которым всегда может быть сопоставлена истинностная оцнка. Уже Аристотель фактически признавал многообразие типов знания (эпистеме, докса, пистис, техне, эмпейриа и т.п.). Не только обыденное суждение, эмпирическое протокольное предложение или научная теория, но и философская проблема, математическая аксиома, нравственная норма, художественный образ, религиозный символ имеют познавательное содержание. Все они характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, общения и сознания, связанные с адаптацией, ориентацией и самореализацией во внешнем и внутреннем мире. Поэтому полная дефиниция термина знания может строиться лишь по принципу «семейного сходства» (Л. Витгенштейн), как исчерпывающая типология знания, совмещающая разные принципы выделения типов…
В самом общем виде знание можно определить как творческое, динамическое измерение сознания, коль скоро всякое сознание существует в форме знания. Знание выступает как объективная идеальная форма всякой деятельности и общения, как их возможная форма в том смысле, что оно представляет собой предпосылку расширения горизонта человеческого бытия. Знание есть не только преобразование опыта в сознание путем структуризации, обозначения его элементов, не только фиксация опыта в социальной памяти. Оно является способом трансформации знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т.е. нового смысла и значения. Знание возникает как осмысление человеком контекстов своего опыта. В таком случае всякий тип знания выступает как смысл, вносимый в специфическую реальность (производственную практику, социальную регуляцию, ритуальный культ, языковый текст). Тем самым знание есть различение этих реальностей и контекстов опыта как возможных сфер реализации человеческих способностей. Способность знания служить расширению культурно-исторического контекста человеческого бытия есть основа для его оценки в терминах таких оппозиций, как точность-приблизительность, достоверность-вероятность, сущность-видимость, творчество-репродукция, истина-заблуждение. (И.Т.Касавин)».

(Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)

«Знание — результат процесса познания, обычно выраженный в языке или в какой-либо знаковой форме. Стремление понять, что такое знание и чем оно отличается от других продуктов человеческого сознания, характерно уже для философов Античности, которые поставили и пытались разрешить проблему: чем знание (episteme) отличается от мнения (doxa)? Если кратко резюмировать воззрения Ксенофана, Гераклита, Парменида, Платона и Аристотеля по этому вопросу, то можно сказать, что античные мыслители относили мнение к чувственно воспринимаемому изменчивому миру, а знание — к умопостигаемому миру вечных сущностей. Мнение может быть истинным или ложным, знание — всегда истинно. Это обусловлено тем, что чувственно воспринимаемые вещи изменчивы и любое утверждение, истинное для них в настоящий момент, через некоторое время может стать ложным. <…>.
Для философов Средневековья главной проблемой становится проблема разграничения знания и веры и выяснения отношений между ними. Знание понималось как то, что можно рационально обосновать, постулаты же веры принимаются без всякого обоснования. В связи с истолкованием взаимоотношения между верой и знанием выделились три основные позиции. Представители одной (Августин, Ансельм Кентерберийский) утверждали, что постулаты веры предшествуют знанию и служат отправным пунктом при построении рациональных рассуждений («верую, чтобы понимать» — вот их кредо); сторонники второй позиции (П.Абеляр), напротив, настаивали на том, что знание должно предшествовать вере и использоваться для ее обоснования («понимаю, чтобы веровать»); наконец, третья позиция (Тертуллиан, П.Дамиани) провозглашала несовместимость знания и веры и невозможность рационального обоснования догматов веры («верую, ибо абсурдно»). Таким образом, знание может и должно быть рационально обосновано, вера же не нуждается в таком обосновании.
Современная философия, в частности философия XX в., продолжая старую традицию выделения знания из всей совокупности человеческих убеждений, верований, предрассудков и т.п., ставит вопрос об отличении научного знания от религиозных, философских, идеологических построений и мифов («проблема демаркации»). К отличительным особенностям научного знания в настоящее время относят: непротиворечивость, эмпирическую проверяемость, логическую или эмпирическую обоснованность. Утверждения же и концепции, не обладающие этими характеристиками, остаются вне сферы научного знания. Итак, подводя итоги рассмотрения проблемы отличения знания от других феноменов человеческого сознания в истории философии, можно констатировать: знание есть такой результат познавательной деятельности, который обладает непреходящей истинностью, может быть логически или фактически обоснован и допускает эмпирическую или практическую проверку.
Знание принято разделять на обыденное и научное. Обыденное знание, опирающееся на здравый смысл и повседневный опыт человека, служит для его ориентации в окружающем мире и организации практической деятельности. Считается, что это знание не всегда вербализировано и отчасти существует в чувственных образах и наглядных представлениях о вещах и явлениях. Такого рода знание в элементарных формах присуще уже высшим животным. Обыденное знание относится к отдельным предметам и явлениям, оно не проникает в суть вещей, носит обрывочный и фрагментарный характер. Знание о глубинной структуре предметов и явлений, об их существенных взаимосвязях дает наука. Научное знание отличается систематичностью и опирается на целенаправленные познавательные процедуры. Оно разделяется на эмпирическое и теоретическое знание. Первое является результатом применения эмпирических методов познания (наблюдения и эксперимента) и относится к чувственно воспринимаемым вещам и явлениям. В этом отношении оно близко подходит к обыденному знанию. Теоретическое знание выражает существенные, закономерные связи изучаемой области явлений и, как правило, относится к идеализированным, абстрактным объектам. Некоторые исследователи (напр., М. Полани) полагают, что в науке — наряду с вербальным — имеется еще и невербальное, т.н. неявное знание, представленное навыками, умениями и личным опытом ученого. <…>.
Одна из интересных и недавних попыток истолкования знания принадлежит К.Попперу. Он исходит из невозможности обосновать истинность знание и считает всякое знание принципиально недостоверным. Верно, конечно, что научное знание претендует на описание реальности, но наука не может надежно обосновать этих претензий, поэтому получаемое ею знание остается предположительным и ненадежным. Можно сказать, что такая трактовка знания в определенной мере возвращает нас к Античности: истинное знание доступно только богам, люди же вынуждены довольствоваться лишь изменчивым и ненадежным мнением. Во второй половине XX в. именно такое понимание знания получило наиболее широкое признание: знание есть такой результат познания, который претендует на адекватное описание реальности, поэтому может оцениваться как истинное или ложное, которое может быть рационально обосновано, однако при этом все наши оценки и обоснования относительны, поэтому никакое знание не является вполне надежным и достоверным. И до сих пор нет сколько-нибудь признанных ответов на многие интересные и сложные вопросы по поводу понимания знания: можно ли считать знание то, что невыразимо в языке? В каком смысле можно говорить о «ложном знании»? Если знание оказалось ложным, то не равнозначно ли это «незнанию»? Наконец, самый главный вопрос: в какой мере знание обусловлено особенностями познаваемого объекта, а в какой — деятельностью познающего субъекта? (А.Л.Никифоров)».

(Философия. Энциклопедический словарь. / Под ред. А.А.Ивина. М. Гардарики. 2004г.)

«Что такое определенное знание, или элемент вашего знания? Рассмотрим это понятие с психологической точки зрения. Не вдаваясь в очередную теорию вопроса, вспомним, что любое знание может быть представлено в виде схемы, если…, то…. Таким образом, в общем случае, знание — это соответствие одному элементу какого-либо множества другого элемента (или нескольких других элементов) этого же множества. То есть знания оперируют с элементами определенного множества. Например, лимон — кислый. Понятие «лимон» входит в множество фруктов, «кислый» также входит в это множество, в виде категории всех кислых фруктов. Но именно фруктов, не кислых ягод или химических соединений, вызывающих ощущения кислоты. Таким образом, элементы нашего знания, лимон и кислый фрукт, являются элементами одного множества фруктов. Сравнивать объекты разных множеств можно, например небо — радостное. Тоже соответствие, но в большей степени аллегорическое. К знаниям не имеющее отношение.
Набор соответствий между элементами множества, всегда и намного больше, чем набор самих элементов этого множества. В целом, набор соответствий и определяет само это множество. Элемент, не имеющий какого-либо соответствия хотя бы с одним другим элементом из множества, не будет входить в это множество. Итак, что же это за элементы, о которых мы говорим. Мы рассматриваем психику, следовательно, под исследуемыми элементами мы будем подразумевать элементы психики. Что же это такое?
В общем случае существует три типа психических элементов. Чувственные, управляющие и идеальные. Мы рассмотрим их подробнее в другом месте. А здесь дадим краткие комментарии.
Под чувственным элементом, мы понимаем набор ощущений человека. Например, кирпич, какие ощущения он может вызвать? Его можно рассмотреть, потрогать, взвесить обмерить и прочее. То есть в психике, кирпич формируется как набор этих самых ощущений.
Управляющие элементы — наборы воздействий на изменяемые части субъекта. Например, что бы поднять руку, необходимо по нервным окончаниям, в определенной временной последовательности, передать сотни управляющих воздействий к мышцам руки, да и не только руки, плеча, туловища, шеи и так далее. И так во всем, перемещение, сердцебиение, глотание, моргание и прочее. Все это является управляющими элементами психики.
Идеальные элементы не имеют ни набора ощущений, ни набора управляющих воздействий. Они формируется как упорядоченный набор связей с чувственными и управляющими элементами. Например, мысль. Мы не можем ее ни потрогать, ни почувствовать нашими органами чувств. Но мы достаточно легко оперируем с этим элементом, поскольку имеем обширные связи данного понятия с чувственными элементами. Мысль может возбуждать, огорчать, раздражать, успокаивать и т.д.
С элементами определились. Теперь необходимо определиться со знаниями. Сложностей здесь нет. Любое знание, есть дуга соответствия одного элемента другому. Причем эта дуга направленная. Рассмотрим для примера множество прямоугольных объектов. Кирпич (как прямоугольный предмет) это всегда прямоугольник (как прямоугольная фигура), но не наоборот. Прямоугольник не всегда является кирпичом.
Таким образом, знания человека, есть не что иное, как набор соответствий между элементами его психики. При этом один элемент является как бы входящим (соответствует «если…»), другой выходящим (соответствует «то…»). Набор самих этих элементов может и существенно отличается у разных людей, не говоря уже о наборе соответствий.
Обратим внимание, что научная мысль толкует знания в несколько ином, упрощенном виде. Знание есть система приобретенных в результате познавательной деятельности субъекта понятий о действительности. То, что это система понятий, сомнений не вызывает, а то, что о действительности… А как же религиозные знания или их нет? О какой действительности идет речь? Или еще, теория относительности Эйнштейна. Весь научный мир на ушах до сих пор стоит. Нет такой области знаний, куда бы она, эта мощнейшая система именно знаний не влезла. Но, о какой действительности, собственно говоря, идет речь. Кто ее хоть раз щупал или хотя бы применил выводы этой теории на практике?
Кроме того, научная трактовка к знаниям относит лишь понятия, приобретенные в результате познавательной деятельности. Вспоминается анекдот, «шел ежик, шел, забыл, как дышать и умер». Почему только приобретенные? А когда человек учится писать, читать, ходить, наконец, он знания получает? Навыки? Или что-то еще? Если да, то почему его способности дышать, глотать, моргать и прочее это не знание. В результате определенных травм головного мозга, могут выключаться любые способности человека и врожденные и приобретенные. В психике между ними нет различия.
Если нет, если это не знания, а скажем так умения, то, что такое вообще знания? О каких понятиях, оторванных от умений или навыков идет речь? Виртуальных, оторванных от реального мира? В чем в этом случае заключается, например, знание теоремы Пифагора? В тупом запоминании виртуальных математических символов, сэ квадрат равен а квадрат плюс бэ квадрат, или же все таки в умении применять эту теорему на практике?
Собака знает и узнает своего хозяина. Лошадь знает дорогу к дому. Это знания животных или нет? Понятий в психике животного быть не может. Значит это не знания, опять же, а умения? Но в чем различие знаний и умений? Навыки (умения) это система взаимодействия с внешним миром, а знания та же система, но взаимодействия с миром внутренним? Но в этом случае, опять же, и знания и умения являются пограничными элементами между вашим «Я» и этими двумя мирами. Они составляют систему вашего взаимодействия с ними. То есть различия между навыками и знаниями просто нет. Они являются связанными элементами одного множества.
Таким образом, знания, это упорядоченный набор (система) элементов психики и взаимосвязей между ними. В психике человека присутствует лишь упорядоченное (мы уже определились, что дуги соответствий имеют направление) множество чувственных, управляющих и идеальных элементов и взаимосвязей между ними (знания субъекта). И все».

(Что такое знания? Сайт www.khit.ru.)

«Принято считать, что четкого и однозначного определения информации в настоящее время не существует, однако человек обладает определенными, развитыми природой свойствами носителя этой количественной и качественной субстанции знаний. Мозг человека представляет собой сложную систему, обладающую способностью анализировать, творчески преобразовывать и практически применять информацию, которая, должна быть представлена таким образом, чтобы мозг мог ее адекватно воспринимать. Есть нечто, пока еще четко не определенное, что называется информацией, с которой может активно работать сложный интеллектуальный инструмент — человеческий мозг, это и есть его основная функция. Мозг преобразует поступающую информацию в знания.
Животные тоже воспринимают и анализируют информацию, поступающую из внешней среды, например запахи, звуки и др., но принятие решений у животных носит иной характер, в основном ориентированный на выживание в условиях дикой природы.
У человека инстинкт выживания относится к сложной организации человеческого общества. Здесь содержатся принципиальные различия. То, что понимает человек, применительно к общественной среде не адекватно воспринимается животными и наоборот, поскольку в условиях дикой природы поведение животных, направленное на выживание, может считаться более адекватным. Чем сложнее условия выживания, тем лучше развивается мозг, адаптируясь к сложной среде. Поэтому мозг человека настолько сложнее мозга животного, насколько человеческие законы выживания сложнее законов выживания животных.
Можно допустить, что поскольку мозг человека намного сложнее мозга животного, то ему сложнее выжить, действую в соответствии с законами природы. Нетрудно заметить, что это не так. Человеку удается выжить гораздо проще. Почему? Потому что человек создал свои собственные (государственные) законы общественного выживания, чего не удалось животным. Свод законов, специально созданных человеком гораздо обширнее природных законов, которым следуют животные и направлен на повышение выживаемости человеческого вида в любых условиях существования.
Человек действует в общественной среде сообразно принятым им законам, и только он в результате воспитания, обучения и развития является носителем определенной информации, изложенной в этих законах, способствующих его выживанию в своем окружении.
Для того, чтобы человек мог быть носителем информации о прошлых событиях, он обладает различными видами памяти. Генетическая память о прошлом передается по наследству, от старших поколений к младшим. В младенческом возрасте мозг человека уже полностью биологически сформирован, но он не обучен. Имеются лишь некоторые рефлексы на опасность, но информации еще недостаточно для выживания. В процессе развития происходит накопление необходимой информации, и ее осмысление, т.е. запоминание всех самых необходимых знаний, которые могут пригодиться в будущем. Человек становиться способным к самостоятельному выполнению определенных осмысленных действий, отдельных операций, т.е. он становиться способным к труду на основе накопленной и преобразованной в знания информации. Сначала к простому труду, а затем, по мере накопления знаний — к более сложному и квалифицированному. Труд позволяет человеку выжить в жизни. Процесс накопления знаний и трудовых навыков в процессе его обучения и самообучения — это и есть образование человека. Если человек знает, как нужно что-то сделать, но ни разу этого не сделал, его нельзя считать полностью образованным, так как знания лишь предполагают умения. Знания и умения человек может получать на собственном опыте, допуская множество ошибок. Поэтому в функции опытного педагога или учителя входит обучение основным начальным знаниям их анализу, умениям выполнять в соответствии с полученными знаниями определенные виды работы, а также развитию творческого интеллекта, на основании которого человек становится способным, самостоятельно выполнять различные виды работ, которым его никогда не учили.
Информация используется человеком для получения знаний и умений, т.е. для развития аналитического, творческого и практического компонентов его интеллекта.
Знания — это деятельность людей и отражение объективной действительности, рассмотренное с точки зрения не процесса, а результата. Воплощаясь в языке, знание может быть передано другим поколениям. Каждый человек застает некоторую систему идей, теорий, определенный уровень развития культуры. Вся предшествующая познавательная деятельность общества выступает перед ним в форме готового знания, которое он должен освоить. Знание есть продукт общественной материальной и духовной деятельности людей; идеальное выражение в знаковой форме объективных свойств и связей мира, природного и человеческого. В знании кристаллизуется, преемственно накапливается и объективизируется общественная сила человека. В знании осуществляется перевод разрозненных представлений в теоретически систематизированную, общезначимую форму, удержание того, что может быть сохранено, передано, преемственно развито в качестве устойчивой опоры последующей человеческой деятельности.
Знание — это отражение реального мира в сознании. Или, может быть так: знание есть конструкция, фиксация в нашем сознании в виде ощущений, представлений, понятий, образа-существования объективных связей между предметами и явлениями реального мира. Знания — совокупность понятий, представлений о чем-либо, полученных, приобретенных, накопленных в результате учения, опыта, в процессе жизни и т.д. и обычно реализуемых в деятельности. Познание — это сумма определенных знаний, сведений в какой-либо области или областях. Сведения это общие или очень неглубокие знания, представления о чем-либо. Следовательно, сведения есть та часть знания, критерий истинности которой не одинаков у различных участников познавательного процесса. Т.е. в состав сведений входят как знания, не соответствующие достигнутому уровню познания (в том числе ложные знания), так и знания, которые отражают объективные свойства и взаимосвязи реального мира, но еще не признанные, либо отвергаемые на современном уровне развития науки, техники, производства (материальной и духовной деятельности людей). Другими словами сведения, это знания конкретного человека и/или группы людей, не имеющие полного согласования с общепринятой на данном этапе развития практикой.
Всю свою жизнь мы приобретаем знания и повышаем свой образовательный уровень. При этом знания — это не только то, что дают нам книги, телевидение, школа и колледж, но и то, что мы получаем и используем в процессе работы и общения с людьми, накапливая жизненный опыт.
Знания — это нечто большее, чем и данные, и информация. К знаниям также относятся:
— убеждения и моральные ценности;
— идеи и изобретения;
— суждения;
— навыки и профессиональные познания;
— научные теории, законы и закономерности;
— правила;
— отношения;
— мнения;
— понятия;
— прошлый опыт.
Все вышеперечисленное (или только часть из этого) мы используем для того, чтобы объяснить и понять данные и информацию, чтобы превратить информацию в знания.
Наши знания помогают нам разбираться к различных ситуациях, решать сложные задачи и выполнять трудные задания, учиться на своем опыте и соответственно корректировать свое поведение. Существуют «книжные знания» и знания, которые могут передаваться только путем личного общения и контакта, например от учителя к ученику. Умения — это способность применения знаний на практике для решения реальных задач. Вот почему умения так же важны, как и знания».

(Что такое знания. 28.01.2012г. Психологический сайт www.kerus.ru.)

«Аннотация. В монографии исследуются философские проблемы, возникающие в связи с появлением компьютерных систем, основанных на знаниях. Рассматривается соотношение философских концепций знания с представлениями о структуре знания и механизмах его функционирования, складывающимися в рамках такого научного направления, как искусственный интеллект. Исследуются особенности компьютерной системы как средства фиксации, моделирования и передачи знания. Значительное внимание уделяется эмоционально-ценностным аспектам человеческого знания, этическим вопросам компьютеризации. Для философов, специалистов в области компьютерных наук, интересующихся эпистемологией и философскими проблемами техники.
Введение. Проблема, обозначенная в названии этой книги, обязана своим возникновением процессам, происходящим в развитии компьютерной техники и исследований по искусственному интеллекту (ИИ) на протяжении последних десятилетий, а именно появлению и довольно широкому распространению систем, которые называют системами, основанными на знаниях. Это, прежде всего, интеллектуальные информационно-поисковые и экспертные системы. Термин «знания» приобретает в ИИ специфический смысл, связанный с определенной формой представления информации в ЭВМ. При этом говорят о «знаниях в ИС (интеллектуальной системе)», однако объектом внимания исследователей ИИ является и знание в обычном смысле. <…>.
Предпринимаемые исследователями ИИ попытки дать ответ на вопросы о том, что такое знание, каковы его составляющие, как оно организовано и каким образом «работает», имеют нередко мало общего с ответами, которые предлагают на эти же вопросы академическая эпистемология и социология знания, и подвергаются критике со стороны представителей этих дисциплин. Более того, некоторые философы склоняются к мысли, что поскольку многие из таких попыток не способны удовлетворить сколь-нибудь взыскательные философские вкусы и вряд ли могут быть защитимы в качестве общих утверждений о знании или концепций знания, их вообще не стоит принимать во внимание. Тем не менее, существующие в ИИ подходы к знанию, концептуальный аппарат и терминология не могут не оказывать влияния на развитие философско-эпистемологических исследований. Уже появились работы, апеллирующие к моделям представления знаний в ИС при обсуждении проблемы понятия, предлагающие новый взгляд на структуру человеческих знаний, обусловленный различением знаний и данных в компьютерных системах [57], и следует ожидать, что подобные тенденции могут усиливаться с возрастанием роли компьютера в нашей жизни. <…>.
Один из такого рода вопросов — о роли личного опыта в получении знания и о познавательной ценности и надежности информации, полученной от других субъектов познания. Эта проблема, лишь намечаемая Платоном в упоминавшихся выше рассуждениях Сократа в «Теэтете» и в «Меноне» (Сократ здесь всячески подчеркивает ценность верных сведений, полученных от других), становится одной из центральных в средневековой философии (где она обсуждается как проблема знания, веры и авторитета), а сегодня трансформируется в проблему доверия к результатам переработки информации человеком и компьютером. Еще одна проблема, намечаемая Платоном в «Меноне», – это проблема структурной организации знания. Поскольку Платон-автор «Менона» в отличие от Платона-автора «Государства» еще не разводит объекты знания и объекты мнения, он должен искать другие характеристики знания, позволяющие отличить его от истинного мнения. Отправная точка в этом поиске — признание большей ценности знания по сравнению с истинным мнением (хотя и последнее оценивается в диалоге достаточно высоко). <…>.
Говоря о типах и разновидностях вопросов о знании, нельзя обойти вниманием и общий вопрос о том, как достигается знание, как происходит познание. Не будет преувеличением сказать, что это — самый значительный вопрос гносеологии, и большая часть исследований знания и познания посвящена именно этому вопросу. Более того, небезосновательным является и утверждение, что к проблеме достижения знания относится вообще вся литература, которую мы называем гносеологической и эпистемологической. В определенном смысле это действительно так, хотя нельзя игнорировать и то обстоятельство, что некоторые из вопросов (упоминавшихся ранее и тех, о которых пойдет речь в дальнейшем) могут ставиться и рассматриваться самостоятельно. Ряд вопросов такого рода (об онтологии и видах знания, отличии знания от квазизнания, об элементах знания и его субъекте) рассматривается далее в этой книге.
Наряду с экзистенциальными и с не менее давних времен исследуются и такие разновидности вопросов о знании, которые могут быть названы технологическими. В общем виде технологический подход в исследовании знания предполагает попытку ответить на вопрос типа «Каким образом следует (можно, допустимо) обращаться (иметь дело) со знанием, имея в виду достижение такой-то цели?». «Обращаться», или «иметь дело», со знанием предполагает здесь не только приобретение, хранение или обработку знаний, но и любые ментальные и речевые акты, осуществляемые в отношении знания, – например, утверждение, что некто (a) знает нечто (b), может быть истолковано как ментальный акт, совершаемый некоторым «наблюдателем» в отношении знания, которым обладает субъект а (в качестве «наблюдателя» может выступать и сам субъект a). При самом широком истолковании технологический подход к знанию является неотъемлемым элементом жизни любого человека. <…>.
Глава 3. Что есть знание? <…>. Сам факт исследования знания на протяжении столь длительного времени и отсутствия в итоге не только «строгой» дефиниции знания, но и какой-либо общепризнанной теории знания, положения которой разделялись бы если не всем философским сообществом, то хотя бы большинством его членов, представляет интерес в контексте обсуждения перспектив общей теории знания, предназначенной составить основу для работы со знаниями в ИИ. Разумеется, значение вопроса «Что есть знание?» для темы, вынесенной в заглавие данной книги, не ограничивается ни проблемой дефиниции знания, ни проблемой построения общей теории знания. Вопрос «Что есть знание?» в контексте данной темы — это также вопрос о характеристиках знания как такового, существенных для исследования отношений «знание — человек» и «знание — компьютер» и для сравнения этих отношений.
Приступая к обсуждению вопроса о том, что же есть знание, естественным будет остановиться хотя бы на нескольких из многочисленных вариантов ответа на этот вопрос, предлагавшихся на протяжении многовекового периода, в течение которого люди пытаются познать свое знание. <…>.
В начале первой главы уже говорилось о характеристиках знания, представленных в диалогах Платона. Здесь мы находим характеристику знаний как мнений, «связанных суждением о причинах», а также определение знания как способности постижения подлинного бытия и как результата этой способности. Аристотель говорил о знании как о «постижении, неколебимом никакими доводами». «Под знанием я понимаю уверенность, возникающую из сравнения идей», — писал Юм. Кант понимал знание как «субъективно и объективно достаточное признание истинности суждения». В философском энциклопедическом словаре знание определяется как «отражение объективных характеристик действительности в сознании человека». В этих кратких характеристиках знания нашли отражение особенности тех метафизических систем, в рамках которых эти характеристики были выработаны. Очевидно, например, что трактовка знания поздним Платоном, для которого объект познания становится решающим при квалификации чего-либо (способности или результата ее применения) как знания, значительно отличается от трактовки знания Юмом, у которого объект знания принципиально игнорируется. Каждое из приведенных определений, однако, фиксирует внимание на некоторых общих чертах, или типах характеристик знания, которые реально используются для идентификации данного феномена. К таким общим чертам или типам характеристик относятся следующие. Во-первых, способ получения и организации знания в приведенных примерах это: связанность суждением о причинах (Платон); сравнение идей (Юм); применение способности постижения подлинного бытия (Платон); отражение (ФЭС). Во-вторых, способ существования знания: способность и результат ее применения (Платон); постижение (Аристотель); уверенность (Юм); отражение в сознании (ФЭС). В-третьих, отношение субъекта: непоколебимость никакими доводами (Аритсотель); уверенность (Юм); субъективная достаточность признания истинности (Кант). В-четвертых, отношение к объективности: знание о подлинном бытии (Платон); объективная достаточность признания истинности (Кант); объективность отражаемых характеристик действительности (ФЭС). Иногда суждение о присущности некоторой характеристики знанию может быть понято как суждение о присущности сразу двух и более типов характеристик. Эти типы характеристик, или общие черты, мы и попытаемся рассмотреть более подробно, уделяя внимание прежде всего вопросам онтологии и структуры, а также объективности и субъективности знания. <…>.
Заключение. Осознание роли компьютера как средства хранения, передачи и получения знаний, как модели знания и его квазисубъекта уже оказывает ощутимое влияние на развитие наших знаний о знании. И есть основания полагать, что это влияние, в связи с процессами компьютеризации, будет усиливаться. <…>. На самом деле, развитие ИИ и информационных технологий оказывает и будет оказывать влияние на развитие собственно эпистемологических исследований, однако не путем решения каких-то вопросов экзистенциального характера или выбраковки псевдовопросов, а за счет того, что процессы, происходящие в ИИ, дают импульс к постановке и исследованию новых вопросов о знании, которые не могут быть решены средствами компьютерных наук. Осмысление роли и места компьютера в существовании и функционировании знания есть, с этой точки зрения, путь к более глубокому пониманию самого человеческого знания».

(Алексеева И.Ю. Человеческое знание и его компьютерный образ.
М. ИФ РАН. 1993г. 217 стр. Сайт www.iph.ras.ru.)

* * *