Статья 2.4. Тантра как Древняя Магия. (ч.8).

продолжение

10.4. МАГИЯ, КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ.

«1. Магия и религия. Магия отличается от религии в главном: Религия — это парадигма, требующая веры, а Магия — это система знаний, постоянно нуждающаяся в проверке. Вся практическая Магия связана с получением личного опыта. Кстати, магическое знание в принципе отличается от религиозных представлений о Боге. Маги рассматривают иерархию сознания, построенную по принципу системы, объединяющей организмы более простого типа. Религиозная парадигма не требует изучения, а только веры. С другой стороны, ученые как раз изучают устройство окружающего мира, и готовая несокрушимая парадигма их ни как не устроит. Поэтому не бывает религиозных ученых. Магия на первый взгляд представляет собой, как и религия незыблемую космогоническую парадигму, но не в большей степени, чем современная научная парадигма удовлетворяла бы тяге к познанию древних греков. Все вопросы которые были бы способны поставить ученые древней Греции, современная научная парадигма может объяснить, и даже пожалуй большинство вопросов поставленных учеными XVIII в. Однако современные ученые, вооруженные современными технологиями, постоянно расширяют и пересматривают научную парадигму, которую мы назвали бы современной. Парадигма, заложенная в Магии, фиксирует систему знаний цивилизации Атлантиды на момент ее гибели. До того момента как современная (наша) наука не освоит технологии, существовавшие у Атлантов 65 тыс. лет назад, парадигма магов не сможет измениться, так как не будет необходимых для ее развития инструментов. <…>.
6. Магия и наука. Наука движется вперед, развивая текущую парадигму. Вскоре может настать период очередного ускорения. По моим прикидкам такое ускорение произойдет в области биологии и физики пространства. <…>. Внедрение технологий гиперпереходов может ускорить эволюцию данной цивилизации многократно».

(Моносов Б.М. Магия как социальный фактор. www.avvadon.org.)

«Магия — одно из самых загадочных явлений в нашем мире. Корни магии находятся в области непознанного. Маги всегда были самыми загадочными людьми. Они знали и умели больше, чем остальные. О них мы знаем в основном из сказок, легенд, мифов. Но магия существует и сейчас в нашем современном технократическом мире. <…>.
Что такое современная магия? Как магия существовала много веков назад, так и сейчас. В магии ничего не изменилось. Ничего нового не происходит. Магия — это законсервированные знания древних цивилизаций. Эти цивилизации обладали значительно большими возможностями воздействия на окружающий мир, чем наша цивилизация. <…>. Использование знаний из магии приводит к таким результатам, которые находятся за пределами возможностей современной науки и технологии. А все потому, что древние обладали большими возможностями. Нам в силу нашего развития трудно понять, как это происходит, но поскольку магия построена на использовании неизвестных нам законов природы, то, во-первых, она работает, во-вторых, мы не всегда можем понять, как это происходит.
Но с развитием нашей цивилизации мы сможем достигнуть состояния, когда сможем понимать, как это происходит и тогда магия перестанет быть собственно магией, а станет обычной наукой в ряду других. <…>.
Какова истинная роль магии для современного человека? В распространенной точке зрения, магия выглядит как набор методов для воздействия на других людей. Цель магии — это развитие человека, а не манипуляции с другими людьми. В целом магию можно назвать методом развития человека. Прежняя цивилизация исчезла, основа разработки методов развития человека не сохранилась, но через память людей остались определенные методы, позволяющие развивать человека. Этих методов много, и в разных местах нашей Земли существует множество эзотерических учений и направлений: есть западные, восточные традиции, традиции Южной Америки. Методы тренировок человека отличаются. Внешне они выглядят по-разному, но ведут к одной цели».

(Магия — знания древнейших цивилизаций. Эзотерическая газета Урала
«Тайна Жизни». №11(89) ноябрь 2010г. Сайт www.mediakrug.ru.)

«Современный человек образован и уверен в себе, скептичен и в стремлении к успеху склонен доверять только себе. Почему же тогда нас до сих пор постигают неудачи, жизнь полна неожиданных сюрпризов, вызывающих раздражение и депрессии, неужели наших знаний всё ещё не достаточно, чтобы избежать конфликтов в социуме, или внезапных болезней?
Существует мнение, что человек находится в постоянном взаимодействии с бесчисленным множеством энергоинформационных потоков, коды которых влияют на коды энергетики и здоровья людей, и применение готовых «энергошаблонов» позволяют противостоять «инфовирусам». Сильные мира сего знали это всегда: талисманы и приметы, например, традиционно играли заметную роль в политике США. <…>.
Ирина Влади, проработавшая в области биоэнергетики более 11 лет, утверждает, что знания энергоинформационных структур необходимо современному человеку не только для успеха в обществе, но и для адекватного самоанализа, коррекции эмоций и выработки поведенческой стратегии на пути к достижению целей. <…>.
Какими знаниями должен обладать современный человек для того, чтобы быть успешным? Это, прежде всего, умение чистить свои мысли. На нашем языке это называется «чистотой сосудов кармы», на языке социальном — отягощенность проблемами. <…>. Второй момент — это умение распределять свою энергию на достижение поставленных целей.
На самом деле «маг» — это человек, который может. Талантливый хирург, успешный политик, хороший оратор, одаренный учитель — все они маги своего дела. <…>.
Здоровье человека — это результат его жизни в социуме и его эмоций. Любое заболевание человека напрямую связано с его мыслями, поступками, психологией. Мысль первична — заболевание вторично. Эта тема раскрыта у множества прекрасных авторов. <…>.
Эмоции бесполезно контролировать. Это еще больше выматывает и раздражает. Изначальная причина кроется в другом: эмоции это реакция на глубинную сознательную и подсознательную психическую перегрузку. Снимать проблему нужно изнутри: генетика, она же родовая программа, характер, привычка. Сломать себя не получится, а гармонизировать возможность есть. «Гармонизатор» активирует у вас процесс налаживания отношений с миром, снимает первые причины негативных эмоций, снимает разрушительное действие гордыни, гнева, агрессивности и выравнивает поле. В снятии негативных эмоций также помогают другие инструменты. <…>.
Здоровье страны начинается с одного человека. Люди, которые поддерживают друг друга, становятся страной. Все категории жизни можно запустить через подстройку, что сейчас успешно делают в России: семья – здоровые — дети — образование — культура — экономика — промышленность. Все взаимосвязано. Начала ремонтироваться и переоборудоваться одна государственная клиника, запустилась цепная реакция на другие. В некоторых палатах больные не лежат, а выписываются один за одним — срабатывает механизм подстройки на эту территорию. Есть другой пример: дети беспорядочно бегающие по классу, не обращая внимание на то, что прозвенел звонок, но как только зашёл харизматичный учитель — все тихо расселись на свои места. Цель достигнута не звонком, а нужным качеством энергии, которую имел один, и впитали большинство. Отсюда вопрос, важно ли иметь нужное качество энергии в здравоохранении, социально-экономической и культурной жизни?».

(Магическое знание себя. Персональный сайт журналиста
Таис Гусельниковой. www.tais-world.com.)

«Аннотация. В статье показано соотношение научного и вненаучного знания, их место в современной культуре. Рассматривается магия как форма вненаучного знания. Проведен сравнительный анализ определений понятия «магия». Дается авторское определение магии. Работа представлена кафедрой социологии, культурологии и политологии Орловского государственного технического университета.
Статья. Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной своей форме существует и за пределами науки. Появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало бесполезными другие формы знания. Полная и всеобъемлющая демаркация — отделение науки от вненауки — так и не увенчалась успехом до сих пор.
Термин «вненаучное знание» и его вариации — паранаука, лженаука и т.п. — не имеют общепризнанного однозначного смысла. Мы будем исходить из представления, согласно которому знание о мире запечатлевается и в общественном, и в индивидуальном сознании в двух взаимодополняющих формах: образной или иррациональной и рациональной или научной.
Многие формы вненаучного знания старше знания, признаваемого в качестве научного, например, астрология старше астрономии, алхимия старше химии. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта и отнесенные к «ведомству» вненаучного знания, объединяются общим понятием — эзотеризм, в котором прослеживаются три основных направления: гадания, магия и спиритизм. Категория «магия» является наиболее сложным явлением и понятием, требующим глубокого научного исследования.
В научной литературе насчитывается множество определений магии. Мы считаем целесообразным все определения магии разделить на две группы. В первом случае магия является предметом исследования науки и изучается учеными самых разных специальностей и научных дисциплин. Ученый, как правило, в своих исследованиях опирается или на собственные наблюдения и лабораторные опыты, или использует различные вторичные источники. <…>.
Ко второй группе мы отнесли высказывания, в которых магия определяется последователями этого феномена. <…>.
Из представленных выше дефиниций магии, очевидно, что гносеологический анализ этого феномена невозможен в отрыве от ее онтологической сущности. Иными словами, перед исследователем всегда будет возникать проблема истолкования магии.
Нам представляется, что на уровне социально-философских обобщений магию необходимо определять в рамках более широкого социокультурного контекста. Мы предлагаем следующее определение понятия «магия»: магия есть исторически обусловленный способ духовно-практического освоения действительности, основанный на вере в возможность сверхъестественного воздействия на объекты окружающего мира со стороны человека, овладевшего соответствующими знаниями. <…>.
Подведем итог вышесказанному. Наука — это творчество, которое не может обойтись без воображения, проявления которого сохраняются в ней и на уровне выдвижения гипотез, и на уровне построения концептуального аппарата. Творчество является основой любой духовной деятельности человека, следовательно, оно выступает в качестве связующего звена между научным и вненаучным познанием мира.
Категория «вненаучное» не есть некое вместилище для остатков бытия, которые не освоены научными методами. Бытие едино, в нем самом нет двух противостоящих друг другу сфер: научное и вненаучное. Они являются характеристиками одного и того же образования и неизбежно взаимопроникают друг в друга. Это порождает относительность критериев научности, известную схожесть между наукой и вненаучными формами сознания. Вненаучное всегда присутствует в научном. Для осуществления научных решений проблем вненаучное не только нельзя обойти, оно — необходимо.
Это, разумеется, не исчерпывающие доводы, которыми можно характеризовать соотношение науки и вненаучных форм знания. Важно, что ни одна вещь и ни одно явление не могут быть описаны целиком какой-то одной из этих парных категорий; в каждой вещи и в каждом явлении присутствует и научное, и магическое, а значит, каждая вещь и каждое явление подлежит «ведению» и магии, и науки».

(Ермолина Ю.В. Наука и вненаучные формы знания в современной культуре
(на примере магии). Журнал «Известия Российского государственного
педагогического университета им. А.И.Герцена».
Выпуск № 82-1 2008г. Сайт www.cyberleninka.ru.)

«Магия! Даже для тех, кому чужда тяга к оккультному, кого не манит блеск крупиц «эзотерических истин», кому неведом обжигающий интерес, в наши дни подогреваемый модой, к полупонятным, воскрешенным из небытия древним верованиям и культам, получившим теперь названия различных «теософий», «спиритизмов» или «спиритуализмов» и прочих псевдонаучных учений, «логий» и «измов». Даже для тех, кому свойственна ясность научного мышления, смысл этого слова обладает особой привлекательностью. В какой-то мере это, быть может, объясняется надеждой найти в магии некую квинтэссенцию важнейших устремлений первобытных людей и их мудрости — ценность такого знания невозможно оспорить, каким бы ни было его содержание. Но кроме того, нельзя не признать, что слово «магия» как бы пробуждает в нас дремлющие духовные пoтeнцuu, скрытые в тайниках души надежды на чудо, веру в незнаемые возможности человека. Вспомним хотя бы ту покоряющую силу, какой обладают слова «магия», «чары», «колдовство», «волшебство» в поэзии, где их эмоциональная значимость выступает со всей очевидностью и остается неподвластной бегу времени. <…>.
Магия и наука. … Магия основывается на специфическом опыте особых эмоциональных состояний, в которых человек наблюдает не природу, а самого себя, в которых истина постигается не разумом, а раскрывается в игре чувств, охватывающих человека. Наука стоит на убеждении в универсальной значимости опыта, практических усилий и разума; магия — на вере в то, что человеческая надежда не может не сбыться, желание — не исполниться. В теории познания центральное место отводится логике, в теории магии — ассоциации идей под воздействием желаний. Исследования показывают, что рациональное и магическое знания относятся к разным культурным традициям, к различным социальным условиям и типам деятельности, и эти различия ясно осознавались людьми первобытных обществ. Рациональное знание доступно непосвященным, магическое — входит в область сакрального, овладение им требует посвящения в таинства обряда и выполнения табу. <…>.
Магия и религия. … Как магия, так и религия указывают выходы из таких ситуаций и жизненных тупиков, когда действительность не позволяет человеку найти иной путь, кроме обращения к вере, ритуалу, сфере сверхъестественного. <…>. И магия и религия прямо опираются на мифологическую традицию, на атмосферу чудесного ожидания раскрытия своей чудотворной силы. И магия и религия окружены системой табу и обрядов, которая отличает их действия от того, как ведут себя непосвященные. <…>.
Магия, как особое искусство достижения конкретных целей, в одной из своих форм однажды входит в культурный арсенал человека и затем непосредственно передается от поколения к поколению. С самого начала она является искусством, которым владеют немногие специалисты, и первая профессия в истории человечества — это профессия колдуна и чародея. <…>.
Какова культурная функция магии? Как мы уже говорили, все инстинктивные и эмоциональные способности человека, все его практические действия могут заводить в такие тупиковые ситуации, когда дают осечку все его знания, обнаруживают свою ограниченность силы разума, не помогают хитрость и наблюдательность. Силы, на которые человек опирается в повседневной жизни, оставляют его в критический момент. Природа человека отвечает на это спонтанным взрывом, высвобождающим рудиментарные формы поведения и дремлющую веру в их эффективность. Магия основывается на этой вере, преобразует ее в стандартизованный ритуал, обретающий непрерывную традиционную форму. Таким образом, магия дает человеку ряд готовых ритуальных актов и стандартных верований, оформленных определенной практической и ментальной техникой. Тем самым как бы воздвигается мост через те пропасти, которые возникают перед человеком на пути к его важнейшим целям, преодолевается опасный кризис. Это позволяет человеку не терять присутствие духа при решении самых трудных жизненных задач, сохранять самообладание и целостность личности, когда подступает приступ злобы, пароксизм ненависти, безысходность отчаяния и страха. Функция магии заключается в ритуализации человеческого оптимизма, в поддержании веры в победу надежды над отчаянием. В магии человек находит подтверждение того, что уверенность в своих силах, стойкость в испытаниях, оптимизм одерживают верх над колебаниями, сомнениями и пессимизмом. <…>. Магия должна быть понята нами в ее неразрывной связи с величественной безрассудностью надежды, которая всегда была лучшей школой человеческого характера».

(Б.Малиновский. Магия, наука и религия. // Магический
кристалл. Сборник. М. 1992г. Сайт www.aquarun.ru.)

«Назрела потребность поговорить о магическом мышлении, как «прикладном применении» мифологического и религиозного мировоззрения. У меня складывается ощущение, что наше общество стремительно возрождает данный стиль мышления, причем в разнообразнейших формах и вариациях — от религиозных до политических.
Итак, определимся: магическое мышление — это совокупность верований в возможность определенным способом мыслей влиять на реальный мир. Можно выделить три базовых верования, присущих людям с магическим мышлением.
Вера во всеобщую обусловленность и взаимосвязанность. В общем, в самом глобальном смысле это так и есть, но в нашей ситуации она приобретает следующую форму: случайностей не бывает. <…>.
Вторая базовая установка — вера в объективность собственного субъективного опыта (если я это чувствую — то это правда, это не может быть иллюзия, самообман, галлюцинация). Это безусловное доверие собственному восприятию. <…>.
Наконец, третьей установкой выступает вера в способность мыслей непосредственно воздействовать на внешний мир. Если добавить еще классический магический принцип «симпатии» — «подобное притягивает подобное», плюс первую базовую установку о том, что случайностей не бывает, и подкрепить все верой в собственную объективность, то можно получить идею о том, что хорошие мысли притягивают хорошие вещи и события, а плохие мысли — все плохое. И при этом подтвердить на собственном опыте… Есть в этой третьей установке скрытая, но подразумеваемая идея грандиозности человека, даже отдельно взятого (ведь я могу своими мыслями влиять на происходящее во Вселенной!). Идея, понятная в маленьком первобытном мире, откуда и берет свое начало мифологическое сознание с магическим мышлением. Человек силою мысли и ритуала может заставить облака пролиться дождем, деревья — плодоносить, врагов — заболеть страшной болезнью…
Помимо трех базовых установок можно назвать и ряд производных от них особенностей магического мышления современного человека.
— вера в особую значимость символов и событий. Если в мире нет ничего случайного, и есть некая сила, которая отмеряет, что должно с нами произойти, то она может посылать нам и знаки/знамения. Совпадение — это не совпадение, а некий знак. <…>.
— сильная зависимость мышления от красивого мифа. Здесь мы снова возвращается к мифу как источнику магического. Данную особенность магического мышления проиллюстрировал биолог Д.Миллер. <…>.
— вера в наличие «тайного знания». Дон Хуан обладал тайным знанием, как и тольтеки. В Каббале зашифровано тайное знание. Г.Гурджиев написал свои тексты крайне непонятно для того, чтобы уберечь свое тайное знание от профанов. Мудрецы в Гималаях сидят в пещерах, и владеют тайным знанием. Монахи Шаолиня обладают тайным знанием. Египетские жрецы — те вообще рекордсмены по тайным знаниям и способам их зашифровки. Психологи и психотерапевты — люди, обладающие тайным знанием. Тамплиеры, масоны, секретное мировое правительство… Все обладают секретным тайным знанием. Примечательно, что о содержании этих тайных знаний почему-то хорошо осведомлен тот, кто про них рассказывает. Авторы нашумевшего магического по содержанию фильма «Секрет» уже названием своим намекали на тайное знание, и в самом начале прямо заявили, что они им владеют и сейчас откроют слушателям.
— эклектика. Магическое мышление современного человека (в отличие от человека прошлых эпох) очень эклектично. Карма уживается с торсионными полями, шаманские практики — с христианским постом, современная фармакология — с гомеопатией, современные психотерапевтические практики — с религиозной философией. Я уже видел объявления в стиле «психотерапевт, таролог, рунолог» (т.е. он использует в своей практике карты Таро и руны, причем действительно разбавляет ими обычную психотерапевтическую работу). Нет целостного мировоззрения, есть масса верований, техник и приемов, надерганных из различных систем по принципу «мне нравится» или «оно так работает».
— вера в наличие чудесного спасителя-мага. Им может быть кто угодно — от психолога до сотрудников ЖКХ, которые вот вдруг возьмут и начнут добросовестно исполнять свои обязанности (как по волшебству, без наших усилий). <…>. Но наибольшей силой обладают все-таки «чудесные спасители» — колдуны, маги, гадалки. Если человек не видит способов решения своих проблем, то он, в силу второй великой веры магического мышления, считает, что их нет. А раз их нет, то следует обратиться к тем людям, которые обращаются за помощью к силам, находящимся вне пределов нашего обыденного познания.
Главное идея магического мышления: этот мир управляем и предсказуем, я — значимая часть этого мира и способен управлять частью реальности посредством мысли и некоторых ритуалов (магии). Если моих сил не хватает, то можно обратиться к людям, которые обладают большими, чем я, силами, чтобы они решили мне и за меня эту проблему. За стенами данных установок прячется дикий, хаотичный и до конца никогда не предсказуемый мир. Мир, в котором нет всемогущества, всесильных фигур, мир ограничений и самоограничений.
Я нередко встречал людей с таким мышлением во время работы. Они в своих мыслях нередко наделяют психолога некими могущественными силами и ждут, когда же он скажет волшебные слова, после которых все станет ясно и понятно, и все переживания уйдут. «Но вы же психолог и я же плачу вам деньги!» — говорит клиент, если начинает понимать, что чуда не будет, и что перед ним — живой человек, а не шаман. А чуда — хочется. Ведь сущность чуда в контексте самопомощи — это когда происходит нечто очень хорошее для тебя, но без твоих усилий. Ну, в крайнем случае — при помощи силы мысли и какого-нибудь ритуала или мантры».

(И.Латыпов. Магическое мышление. 10.05.2012. Сайт www.tumbalele.livejournal.com.)

«Урок I. Введение. Перед вами — не просто очередное введение в «Магию», равно как и не наспех напечатанная книга для широкого круга читателей, где вы можете найти, во-первых, разглагольствования о духовной составляющей искусства Магии, затем страниц этак 10-20 о древе жизни, затем детальные описания ритуалов и т.д. Магия существовала задолго до изобретения древа жизни. На деле, большинство могущественных волшебников планеты и не слыхивали о древе жизни. И этот «пробел в знаниях» отнюдь не уменьшает их могущества. Очевидно, что Магия основана на принципах, далеко выходящих за пределы религиозной доктрины. Должна существовать Магическая Наука, которую мы можем разработать на основе общих функциональных принципов (ОФП) Магии в целом. Приравнивать Магию к древу жизни или любому другому порождению религии, все равно, что равнять карту местности с самой местностью. Ведь карта не является территорией, которую она изображает! Такая идентификация всегда будет ложной, какое бы большое значение не имела эта карта на первый взгляд.
Магические системы, которые берут свое начало от древа жизни, действенны и до некоторой степени всеобъемлющи. Однако Вселенная — не древо жизни. Древо жизни — это схематическое изображение, карта, которую волшебники используют на практике. Ныне мы наблюдаем неслыханную ранее экспансию магических методов. В то же время ученики Магии имеют доступ к все растущему числу разных магических систем и традиций, которые они могут использовать в своей практике. Большинство этих систем не являются детищем еврейско-христианской религиозности. <…>.
Магия в своей сущности — это наука, а не религиозное действо, как это считалось ранее. В давние времена Магия была запрещена, Религию приходилось использовать как прикрытие, скрывая реальную магическую форму, которая, в конце концов, стала явной. В следующих уроках я объясню, почему это произошло. Этот курс ознакомит вас с основными функциональными принципами всех известных магических практик и систем. Это современный подход, который выходит за рамки взаимосвязи между Магией и религиозными доктринами. Этот подход позволит вам прийти к научному пониманию процессов, лежащих в основе всех известных форм Магии. Затем вам предстоит понять, что религиозная оболочка магической практики отличается в разных культурах, и что вам вовсе не нужен религиозный «фасад», чтобы стать могущественным волшебником. <…>. Если вы знаете научные принципы Магии, вы сможете работать в любом окружении, не обременяя себя балластом религиозных «ритуалов». Практика Магии, не зависимая от каких бы то ни было традиций, имеет еще одно преимущество. Свобода мышления ведет к развитию новых и более мощных технологий. <…>. Традиция не может быть проводником в развитии способностей, необходимых в этой практике. <…>.
Что такое Магия? Я не намерен с ходу обременять вас соответствующим объяснением слова «магия». Вам известно, что словом «магия» мы описываем особый род занятий, целью которых являются какие-либо перемены. Позже мы займемся исследованием, какой тип практики попадает под понятие «магия», и каковы характерные элементы таких практик. После этого мы разработаем элементарную схему, или теорию, которая поможет нам понять разные технологии, или системы Магии, и развить ваши магические навыки легко и быстро. <…>.
Без Магии нет жизни! Мощное поле жизненной силы позволяет свершиться скорому магическому действию. Чем мощнее жизненная энергия, связанная с целью, тем сильнее оказываемое на эту цель воздействие. Во все века волшебники это знали. Эта сила имеет много имен: Прана, Ци, духовная сила, магическая сила, Мана. В западных странах ряд ученых в свое время разработали модели этой силы. Эти модели соответствовали знаниям, имевшимся на тот момент. Научная модель имеет много преимуществ. Самое главное из них то, что на основе хорошей научной теории можно разрабатывать новые технологии. Этот факт с полным правом относится к Магии, также как, например, к Физике или Химии! <…>.
Первое, что нам нужно сделать для понимания Магии, это разобраться с ее базовыми элементами. Это значит, что мы должны научиться понимать характеристики жизненной силы и природу структуральных связей. Затем нам нужно изучить методы усиления жизненной силы и установления структуральных связей. С таким пониманием нам доступны любые виды Магии. Мы будем воспринимать Магию, как технологическую систему, а не как таинственное искусство, что утверждается некоторыми религиозными структурами. <…>.
Склонность человека к абстракциям, упорядочиванию и обобщению привело к созданию магических иерархий. Хороший пример — мифология. Каждый бог обладает особой функцией. Бог может быть связан с танцами, цветами, символами, специальными обрядами и т.д. Средневековые магические писания — это переработанное собрание мифологии, имеющее целью обеспечить волшебников теми знаниями, которые не могла дать религиозная магическая практика. Каждая сущность в таких книгах имеет свой символ и часто набор барбаризмов (звуков, не являющихся языком) для вызывания ее. В более развитых культурах мифология связана с астрологической системой. <…>.
Еще одна разработка — алфавиты. Каждой букве присвоено особое значение. Примитивная логика плюс метафизическая реальность дали жизнь нескольким группам эквивалентных структур, которые мы теперь считаем истинным символизмом. В этих группах имеет значение позиция каждого элемента по отношению к другим. Во всех случаях, где имеет место взаимосвязь таких алфавитных групп с астрологическими системами, мы имеем основание говорить об истинном символизме. Такие группы эквивалентных структур обычно используются в различных методах установления структуральных связей, описанных выше. Каждый бог имеет свой символ, имя, мантру, цвет, металл, планету, букву и т.д. <…>. 
Доказано преимущество взаимосвязи эквивалентных структур магической системы с базовыми человеческими ощущениями. Это паттерны сенсорных ощущений, методов мышления и коммуникаций, таких как разговорный язык и язык жестов, физиологические структуры, установившиеся паттерны взаимодействия внутри социальных групп и с внешней средой, первичные абстракции и т.д.».

(Карл Ганс Вельц. Магия будущего. (Magic of the Future.
A Practical Guid by Karl Hans Welz). Сайт www.universalinternetlibrary.ru.)

««Тайная наука есть противоположность естествознанию». (Рудольф Штайнер). Грубый материализм, полностью отвергающий любое «сверхъестественное» явление, стал популярен именно в наши дни. В то время как в XIX в. каждый четвертый житель Европы и Америки хоть раз посещал спиритический сеанс, а месмеризм использовался в медицине, сегодня практически весь «нефизический» опыт сводят к иллюзиям и самовнушению. Широкие массы людей беспрекословно верят ученым — «всезнающим» жрецам науки — без понимания даже сути вопроса, а сами ученые не собираются разобраться глубже в оккультных теориях из-за предвзятого отношения к магии и предрассудков. Здесь можно затронутъ тему эгрегоров, указав на то, что наиболее чувствительные к эгрегорам ученые слепо верят в постулаты их «круга», а другие нет, но я попытаюсь рассмотреть вопрос конфронтации магии и науки более-менее критически, через анализ основ научного и оккультного исследования.
Сначала следует разобраться с определениями. Магию (которую приравняю к оккультизму) я рассмотрю в этом труде с ее научной стороны, т.е. как совокупность знаний и представлений о мире, не признаваемых официальной наукой или неизвестных ей, и как метод исследования, недоступный не-магам, при чем инструментами исследования являются «паранормальные» способности, которые можно развить волей.
Под наукой чаще всего подразумевается получение знания через исследование, его передачу через учение, но в специальной организованной форме, иными словами в определенных исторических и институционных рамках. Кроме того, наука — это совокупность приобретенного таким образом знания. Науку следует подразделитъ на науку независимую (неофициальную, часто любительскую) и академическую (официальную), так как обе достаточно сильно отличаются друг от друга. Тогда как первая часто затрагивает предмет исследования магии и выходит за грани всех исторически установленных догм, вторая определяется как проверенный фундамент «правильного» мировоззрения, соответствующий современным требованиям общества и государства. Так как именно второй тип науки конфликтует с магией, я возьму его в дальнейшем под термин «наука».
Магия и наука не всегда были отдельными областями знания и исследования. Их развитие происходило поэтапно и различно в разных областях цивилизации. Здесь я попытаюсь дать краткий очерк о появлении науки в Европе, как науки самой активной и прогрессивной, и параллельно развитие европейской магии.
В каменном веке не было разделения знания на науку и магию. Все знание было сугубо практическим, и отсутствовал критический взгляд на вещи. В античную эпоху в Европу попало Великое Знание с Востока (предположительно Индии, Египта и Халдейского царства). Это Знание содержалось в древних мистериях в тайне немногими посвященными жрецами. В то же время появилась обособленная ветвь взглядов на мир — наука. При наступлении Средних веков христианские фанатики уничтожили часть Древнего Знания, остатки которого все же хранились частью подпольно в оккультных орденах. Развитие науки тоже подавлялось религией. Очевидно приблизительно в то же время небольшая часть прежде тайного магического знания попала в массы и после последующей профанации породила традиционные представления о магах (старики с посохами, живущие в башнях и т.д.). Именно это представление о магах, а также наблюдения за обрядами оставшихся племен уровня каменного века является единственным источником знаний о магии для официальной науки и общества. Именно эту картину наука может критиковать и опровергать, что она и делает.
В Новое Время по причине постепенного упадка религии произошло бурное развитие как науки, так и магии. Магия получила приток знания с Востока, Африки и Америки. В результате в настоящее время мы имеем «опытный, умудренный годами» всемирный институт науки с солидным фундаментом основных постулатов и принципов, и магическое знание, тайное и разбросанное по разным источникам.
Традиционно в наше время считается, что наука возникла из развития методов наблюдения мира от первобытно-магических до непредвзято-критических. Это развитие происходило пошагово, вырабатывая в ходе истории определенные концепции и догматы, в рамках которых изучается «истинный» мир, а вне которых — «иллюзорный». В то же время магия использует свои рамки для исследования, ограничивая объект в определенную систему для простоты изучения, т.е. создавая так называемые модели исследования, которые, в отличие от моделей официальной науки, могут не только не быть основанными на неких базисных постулатах, но и взаимоисключать друг друга. В связи с тем, что научные модели имеют в своей основе одни и те же законы, можно считать, что у естественных наук существует только одна модель для рассмотрения мира. <…>.
Магия затрагивает в отличие от науки внутренний мир человека, принимая к сведению его эмоции, мысли и желания. Наука же считает внутренний мир чем-то эфемерным, недействительным и недостойным даже мысли. Исключение — психология и гипноз, которые совсем недавно относились к оккультным учениям, но, приняв посвящение в ряды официальных наук из рук ученых как Фрейд и переняв принципы сухого научного исследования, утратили почти всякую связь с настоящим внутренним миром людей и стали обособленными науками, которые в настоящее время ученые пытаются всеми силами «привязать» к физиологии, но не могут найти никакого моста между психикой и физическим телом.
Так что наука оставляет человека одного перед трезвыми и холодными законами мира, которые сама же установила. Эти законы скучны и бесчеловечны, они не дают ни сути, ни цели человеческой жизни. Поэтому многие ученые и простые обыватели обращаются к религии или оккультизму, которые уделяют внимание внутреннему миру.
Рассмотрев научные принципы и сравнив их с некоторыми взглядами магии как науки, я пришел к выводу, что магия и наука рассматривают мир с совсем разных сторон. То, что исследует магия, наука исследовать не может в связи с отсутствием приборов исследования, да и науке эти области исследовать просто не нужно, так как цели расходятся. В то время как цель магии — это духовное развитие человека, цель науки — улучшение условий жизни в физическом мире. И пусть некоторые ученые неофициальной науки касаются вопросов, граничащих с оккультизмом, их теории академическая наука не признает. Главная причина состоит в том, что признание одного магического закона поведет признание другого, затем третьего, и в результате все здание физической науки, строившееся в течении столетий, рухнет, и это повлечет за собой перемены и нестабильность, перед которыми передовой западный мир испытывает дикий ужас. Поэтому наука будет бороться за существование до последнего и будет внушать народам свои постулаты, а немногие избранные маги будут брать из существующего техногенного мира все им полезное, а вредное без труда избегать, и следовать своим целям. На лицо если не симбиоз, так безвредное взаимосуществование».

(Наука и магия. Сайт www.ordenxc.org.)

«Заключение. Диссертационное исследование, проведенное по теме «Магия как форма вненаучного знания и психологического воздействия», показало, что проблема магии, ее семантики и морфологии, эволюции и антропопсихогенеза — одна из самых интересных среди проблем организации и существования социокультурного пространства, в котором мы сегодня находимся, один из феноменов, с которым сталкивается каждый человек, одна из актуальных проблем социальной философии и религиоведения на рубеже эпох в конце XX в. — начале XXI в..
Работа над объектом и предметом исследования в рамках диссертации в соответствии с целями, задачами и научными интересами автора подтвердила рабочую гипотезу: магия, олицетворяющая первичное синкретическое единство человека и природы в его ритуально-магическом выражении, восходит к инстинкту и существует в психике индивида в качестве компонента бессознательного, имеет собственные понятийно-знаковые построения, параллельные природе знания и характеризуется нерасторжимостью объектно-субъектного взаимодействия в парадигме культуры. Магия принципиально неустранима даже в условиях превалирования рационально-прагматического подхода в отдельную историческую эпоху, но особенно актуальна в условиях кризиса социальных институтов, т.к. она выполняет специфические культурные функции.
Выявление причин и факторов возникновения и циклического воспроизводства этого древнейшего вненаучного знания, изучение его спецификации, структуры, а также его многочисленных функций в социуме, особенностей воздействия на психику индивида — все это позволяет говорить о достаточных для подведения итогов результатах проведенного исследования.
1. Одним из продуктивных результатов анализа дефиниций является определение статуса магии, который вслед за И.Т.Касавиным, был подтвержден в ходе исследования как древнейшее вненаучное знание, которое начало формироваться в переходный период между природно-витальной и собственно-культурной жизненными стратегиями древнего человека. Конкретные социально-исторические условия потребовали изменений в сознании, в психике, поставили человека перед выбором. Заложенная в сознании европейца аристотелевская логика готовых форм разорвала семиотизированное пространство, в котором пребывал древний человек, и он стал в ситуации выбора опираться не на мистическое трансцендирование, а на свой собственный опыт с помощью логических процедур. Дуализма удалось избежать в культурном опыте Востока. Однако ностальгия по Единому, Всеобщему и Бесконечному стала смыслом прорыва к интуитивно-синкретическому трансцендированию как на Востоке, так и на Западе.
2. Платоновская парадигма знаний предполагает единство объективности и понятия, ту нерасчленённость мышления и деятельности, которая легла в основу магической стратегии существования Эмоционально-психологическая модальность магических процедур помогает человеку ощутить свою «самость», возможность субъективно влиять на объективные законы Природы и хотя бы ситуативно уходить от расщепляющей рефлексии. Он приходит в состояние природно-магического синкрезиса: знание переживается всякий раз как своё собственное, им добытое в момент его собственной эволюции.
3. Исследование показало, что магия как древнейшее вненаучное знание, циклично развивалось в течение многих тысячелетий и обрела сложную структуру бинарного характера: имитативная — контагиозная, черная — белая и т.д. Именно гносеологическая природа магии стала источником бурного развития разных наук на почве эзотерического (и до сих пор любая наука относится к сакральному) — алхимия, метафизика, терапевтика, магнетизм (гипноз), астрология и т.д.
Магическая составляющая присутствует во всех религиях мира: вера в сверхъестественное, способы паранормального освоения мира, стереотипы бессознательного, составляющие архетип национального характера — все восходит к эпохе анимизма и колдовства, всё это живет в душе любого верующего.
4. Методологическая и понятийная база исследования была сформирована исходя из специфики объекта и предмета деятельности и такого сложного явления, как магия. При этом были определены три уровня исследования: социокультурный, собственно философский и психологический. Именно эти три уровня позволили определить специфику понятия «магия» как универсального социального института, присутствующего в культуральной парадигме на основе различных для Запада и Востока гносеологии, опирающейся на коннотативно-магическое мышление с большим объемом бессознательного, проявляющегося в виде непосредственного воздействия на психику индивида с помощью особых кодов-медиаторов в состоянии трансцендирования. Для обозначения магии в широком смысле слова на уровне массового сознания в исследовании предложен термин магиозность по аналогии с религиозностью с целью определить магию в качестве мировоззренческой установки, которая накладывает свой отпечаток на деятельность человека и является, по сути, принципом и образом жизни.
Проявление магии в узком смысле слова обозначено как магическая практика, целенаправленное культивирование магических традиций у разных народов и в разные времена несколько различными способами, однако по единому основанию и в одинаковых процедурах и ритуалах как альтернативная рационально-логической культуре стратегия в целях осуществления непосредственного магического воздействия, пусковым механизмом которого является духовно-энергетическая связь субъекта с объектом в акте прямого апофатического единения-переживания. В качестве иллюстративного материала широко представлены материалы по древнеегипетской магии.
5. В диссертации обобщенно представлены в виде схем и таблиц результаты исследования магии на категориальном уровне в виде форм от суеверия и оккультного учения до культовой деятельности в современных пара-религиозных организациях, на основе таких обязательных принципов магической деятельности, как имманентность и иррационализм, агностицизм и др. не в их негативно-оценочной окраске, а в их недуализированной самоценности. Специфика магических методов и приемов в процессе магического акта воздействия субъекта на объект от заклинаний до проклятий, будь это гипноз или знахарство, заключается в апологии интуиции и сверхъестественных способностей, иногда сводящихся к манипуляциям профанирующего характера. Но об этом не задумываются носители магического сознания, субъекты данного социального воздействия, к которому они прибегают для разрешения проблемных ситуаций: магическое сознание обеспечивает необходимый уровень мистификации, уводящий субъекта в зависимости от его культурного опыта в так называемую «отдельную реальность», в которой в условиях интуитивно-синкретического трансцендирования происходит прорыв сознания индивида к Единому, Бесконечному, к метасмыслу своего существования, и это дает ему духовные силы для борьбы со своими затруднениями в реальной жизни. И в этом сущностное проявление мистических традиций с их платоновской генетической очевидностью.
6. Для прогнозирования дальнейшего развития большое значение имеет то обстоятельство, что на Западе и на Востоке, а также в России, имеющей свой архетип коллективной и индивидуальной интуиции, установились в конце XX в. отношения взаимодополнительности гносеологических стратегий в жизни человека: устав от тотальной формализации так же, как и от культивирования апофатической прострации, культура приходит в равновесное состояние, которое создается по принципу комплиментарных отношений между доминантой рационализма и компонентами интуитивно-магического в форме семиотических конструктов.
При этом ученые прогнозируют, что в XXI в. наиболее перспективными областями психологических знаний станут те, что примыкают к теологии и теопрактике, к искусству и художественному творчеству, этическим формам эзотерического.
7. «Психологизаторский» характер философии XX века в работах К.Юнга и его последователей, «магический ренессанс» обыденного сознания, бум опытов Кастанеды, кризис рационально-прагматических подходов свидетельствует о возникновении комплиментарных отношений магического и логического, даже о распаде универсальной иерархии в культурном опыте человечества, который благодаря современным СМИ и телекоммуникациям, компьютерным технологиям принимает вид нового неструктурированного синкрезиса (вместо природного). Наступает новый гносеологический цикл культуры».

(Павлов В.А. Магия как форма вненаучного знания и
психологического воздействия. Диссертация на соискание
степени к.ф.н. Чебоксары. 2000г. 180 стр. Сайт www.dissercat.com.)

«Рассмотрим природу и функции магии как особой системы познания, описания и управления миром. Магия оказывала и продолжает оказывать большое влияние на межличностные отношения в обществе и тем самым опосредовано регулирует его развитие, несмотря на то, что магия как система ценностей официально не признается.
1. Магическое сознание и восприятие мира. Магия как элемент человеческой практики существует во всех культурах как настоящих, так и существовала во всех исчезнувших древних культурах. Приведем определение, данное в Большом Энциклопедическом словаре: «Магия (от греч. mageia) (колдовство — волшебство), обряды, связанные с верой в сверхъестественную способность человека (колдуна, мага) воздействовать на людей и явления природы. Магия возникла в первобытном обществе и стала элементом обрядов». Магия изучается, исследуется и практикуется разными методами в зависимости от той цели, которую ставят перед собой исследователи или последователи магии. Из всего многообразия подходов к исследованию магии можно выделить несколько, позволяющих рассматривать различные аспекты магии под разными углами.
1. Магия является предметом исследования науки и изучается учеными самых разных специальностей и научных дисциплин, во всех этих исследованиях используется методы и приёмы традиционной науки. Ученый не является практикующим магом и, как правило, в своих исследованиях опирается или на собственные наблюдения практики магии, или использует самые разные вторичные источники. В таких исследованиях магия описывается не средствами самой магии, а с помощью научного аппарата.
2. К другому способу исследования магии относятся магические практики глазами магов, а). Современные практикующие маги используют последние научные открытия для описания и объяснения основных принципов магии. Трактаты по магии пишутся как научные труды: предлагается теоретическое описание магии, а также рассматривается магическая практика, а для тех, кто желал бы им обучиться, даются наставления и объяснения общей организации практики и тому или иному магическому приему, b). Магическая практика описывается «изнутри» глазами самого мага, а не как изложение самой сути учения. Маг последовательно описывает магические ритуалы и переживаемый им личный опыт, полученный в этих практиках, и раскрывает шаг за шагом как саму магическую практику, а показывает собственное развитие и трансформацию под воздействием этой практики, а также взаимодействия и отношения к формированию событий в видимом мире сущностями непроявленного мира. с). Практикующие маги раскрывают секреты древних магических учений, передающиеся непосредственно от учителя к ученику, а также проясняется скрытый смысл древних трактатов, магические термины заменяются понятными и доступными терминами, привычными для современной западной культуры и имеющими научное происхождение.
Магия как предмет научных исследований. Несмотря на то, что интерес к магии существовал всегда, научное изуче¬ние магии начинается только в XIX в. Это связано не с отсутствием интереса у исследователей к магии как особой специфической практике, а с общим состоянием общества того времени. В средние века в Европе, христианская Церковь преследовала все, что было связано с магией, которая считалась про¬явлением темных сил. Поэтому все официальные изучения магии как ереси проводились только с разрешения Церкви. Интерес к магии появляется с интересом изучения бесписьменных культур, в которых магия занимает достаточно важное место. Магия не только как учение, а преимущественно как практическая деятельность ярко выражена в этих культурах, и такое магиче¬ское отношение к миру было настолько неожиданным, что дикарей начали считать по отношению к европейцам — слаборазвитыми. Вероятно, по этой причине миссионеры так старательно боролись с магией и старались «цивилизовать» дикарей.
Возросший интерес к исследованию традиционных культур в старом свете способствовал исследованию магии сначала скорее как экзотики, а затем и с научной точки зрения социальными антропологами, исследовате¬лями религий. Многие ученые считали, что современные бесписьменные культуры, находящиеся, по их мнению, на низшей стадии развития, представляли далекое прошлое европейской культуры. Другие были с ними не согласны и старались доказать обратное, что представители этих культур — такие же люди, как и европейцы, но живущие совершенно в другой культурной традиции, что и делает их другими. Такая точка зрения была доказана и победила в конечном итоге. <…>.
Магия претерпела изменения, расширив сферу своего влияния, и её цели стали значительно более глобальными — не просто воздействие на человека, а управление посредством магических приёмов и процедур всеми событиями, которые подвластны сверхъестественным силам. Для мага стало важным овладеть таким знанием, которое, по его мнению, даёт ему власть над всем миром. <…>.
Рассмотренные выше научные взгляды позволяют сделать вывод, что есть три теории происхождения магии: 1) как некой силы, которой обладает маг от своего рождения и эта сила находится в его теле; 2) магия никем никогда не создавалась, а является свойством окружающего мира и вещей, с которыми взаимодействует человек; 3) в мире существует особая космическая энергия, которую накапливает в своём теле и использует маг с помощью различных магических процедур. <…>.
2. Магия как способ познания и управления миром. Магия может рассматриваться как некая безликая сила, существующая в мире, или персонифицированная сила в виде духов и богов; или как сила, принадлежащая только человеку, которая может воздействовать на мир; человек является частью космической силы, которую он может в себе накапливать и воздействовать на мир, так как эта сила лежит в устройстве мира и именно благодаря этому факту позволяет воздействовать на все то, что является порождением этой силы. Поэтому познание окружающего мира, человека и связи человека с Вселенной расширяет магические способности и открывает новые возможности. Если магическая сила находится в человеке, то необходимо научиться её осознавать и использовать, если магическая сила находится не только в теле человека, но и принадлежит Вселенной, то такую силу можно познать также через собственное тело. П.Флоренский определяет магию как «искусство смещать границы тела против обычного её места». Когда человек познает себя и через себя Вселенную, то границы его тела не смещаются, а расширяются вследствие понимания того, каким образом тело человека связано с Вселенной, что позволяет использовать силы Вселенной для укрепления собственного тела и для магического взаимодействия с ней.
Магическое устройство мира. В основе практики магии лежит наблюдение за устройством мира, а не неправильное употребление языка, как считают многие исследователи. Человек живёт в мире, он порожден этим миром, т. е. он приходит в этот мир готовым именно для жизни в нем. Окружающий человека мир является не только тем местом, где он живёт, но в этом мире он находит для себя еду, других особей своего вида, а также сталкивается с различными живыми и неживыми проявлениями этого мира. <…>.
Таким образом, вполне могло сформироваться понимание, что раз окружающий мир живёт по неким своим законам и управляет жизнью населяющих его обитателей, то те, кто управляет этим миром, также управляют жизнью и судьбой человека. Поэтому для человека всегда было очень важно понять, каким образом можно вступить с контакт с этими силами и управлять ими, а они в свою очередь должны были управлять окружающим миром так, чтобы реализовались человеческие желания. Если познать мир, то можно в нем обустроить практичную жизнь, а если познать силы, которые управляют миром, то можно изменять мир, чтобы он стал управляемым и повернутым к нуждам человека. Своё желание человеку наиболее полно удалось воплотить в конструировании собственного общества и сознания, которые наполнены смыслами и регулируются при помощи этих смыслов. В мире артефактов магические ритуалы и заклинания превратились в систему правил, которыми можно воздействовать на мир, управлять им и управлять другими людьми. Магия, как наука об управлении окружающим миром и человеком, наиболее полно реализовалась в устройстве современного общества. Эта магическая практика основывается на понимании устройства окружающей природы и общества, которые из тайных знаний превратились в правила для всех, т.е. в таких правилах уже во многом отсутствуют силы непроявленного мира. <…>.
Магия в структуре общества. В структуре любого общества магия занимает важное место, но это место в первую очередь определяется отношениями, существующими между магией и религией в данном обществе. Отношения между магией и религи¬ей определяют открытость или закрытость магической практики в обществе, но не как наличие или отсутствие самой магии. Проявления магии в обществе могут поощряться властью и открыто практиковаться во всех слоях общества, либо наоборот, запрещаются — и тогда магия подвергается гонениям и уходит в подполье, но никуда не исчезает, а интерес к ней не только не ослабевает, но наоборот, возрастает. Магию невозможно искоренить, и такое занятие по искоренению магии не просто бессмысленно, но вредно, так как магия имеет достаточно широкий спектр своих действий от лечения болезней людей и домашних животных, гаданий, до магического воздействия на силы природы, духов и богов, позволяет вступать в контакт с душами умерших людей. Поэтому магическая практика, имеющая направленность на быт людей, во многом полезна и необходима, так как выполняет очень важные функции в обществе. <…>.
Современные средства массовой информации во многом напоминают магию тем, что воздействуют на потребителя информации с помощью всевозможных прогнозов и предсказаний, но все эти прогнозы и предсказания являются лишь только одним из возможных вариантов будущих событий. Такие прогнозы выплескиваются на потребителя информации в виде готовых моделей развития будущих событий или рецептов, как избежать тех или иных событий. Всю подобную информацию можно рассматривать как возможные стратегии в развитии будущих событий, но безо всякого механизма их отбора, они только напоминают магию, но не являются ей, их задача — создание ложных иллюзий, одна из которых может превратиться в будущие события, а может и нет, но никак не предсказание этих событий. Из свершившихся фактов СМИ делают далеко идущие прогнозы, которые для потребителя информации являются уже сформированным вариантом развития будущих событий, но то, что эти предсказанные события наступят, вероятность невысока».

(В.Д.Шинкаренко. Смысловая культура социокультурного
пространства: магия. Сайт www.narcom.ru.)
(В.Д.Шинкаренко. Формирование знаково-смысловой структуры
социокультурного пространства: социологические аспекты
происхождения игры, ритуала, магии, мифа и сказки. Диссертация
на соискание степени д.с.н. М. 2006г. 375 стр. Сайт www.dissercat.com.)

«Введение. Под покровом всех священных и мистических аллегорий древних учений, сквозь мрак и странные испытания всех посвящений, под покровом всех священных писаний, в развалинах Ниневии и Фив, на изъеденных временем камнях древних храмов, на почерневшем лице сфинксов Ассирии и Египта, в чудовищных или чудесных рисунках, переводящих для верующих Индии священные страницы Вед, в странных эмблемах наших старых алхимических книг, в церемониях приема, практиковавшихся всеми таинственными обществами.., повсюду мы находим следы доктрины, повсюду торжественной, повсюду старательно скрываемой…
По-видимому, тайная философия была кормилицей или крестной матерью всех религий, тайным рычагом всех интеллектуальных сил, ключом ко всем божественным темнотам и абсолютной царицей общества в те времена, когда единственным се назначением было воспитание первосвященников и царей.
Она царствовала в Персии с магами, которые однажды погибли, как погибают властители мира, злоупотребляющие своим могуществом; она одарила Индию самыми чудесными преданиями и невероятной роскошью поэзии, прелести и ужаса своих эмблем; она цивилизовала Грецию под звуки лиры Орфея; в смелых вычислениях Пифагора она скрывала принципы всех наук и всего прогресса человеческого духа; басня была полна ее чудес, и сама история, когда бралась судить эту неизвестную силу, сливалась с басней; своими оракулами она потрясала или утверждала империи, заставляя бледнеть тиранов, и посредством любопытства или страха господствовала над всеми умами. Для этой науки, говорила толпа, нет ничего невозможного: она повелевает элементами, знает язык светил и управляет ходом звезд; при звуке се голоса окровавленная луна падает с неба и мертвецы встают из могил… Госпожа любви и ненависти, наука, может доставить, по своему желанию, рай или ад людским сердцам; она свободно располагает всеми формами и распределяет, как ей угодно, красоту и безобразие; при помощи палочки Цирцеи она превращает людей в скотов и животных в людей; она располагает даже жизнью и смертью и может доставить своим адептам богатство посредством превращения металлов и бессмертие при помощи своей квинтэссенции и эликсира, составленного из золота и света… Вот чем была магия от Зороастра до Манеса, от Орфея до Аполлония Тианского до тех пор, когда позитивное Христианство, восторжествовав, наконец, над прекрасными мечтами и гигантскими стремлениями Александрийской школы, осмелилось публично поразить эту философию своими анафемами и, таким образом, заставило ее стать еще более тайной и таинственной, чем когда бы то ни было прежде. <…>.
Наконец, повсюду раздался крик осуждения магии, самое имя которой стало преступлением; и ненависть толпы формулировалась в приговоре: «в огонь магов», подобно тому, как за несколько веков перед этим, кричали: «христиан львам!».
Однако, масса составляет заговоры только против действительных могуществ; у нее нет знания истины, но зато она обладает способностью чувствовать силу.
На долю восемнадцатого столетия выпало одновременно издеваться и над христианами, и над магией, и в то же время приходить в восторг от проповедей Жан-Жака и чудес Калиостро.
Однако, в основе магии есть наука, подобно тому, как в основе Христианства — любовь; и мы видим в христианских символах, как три мага, руководимые звездой (тройным и знаком микрокосмоса), обожают воплощенное Слово и приносят Ему в дар золото, ладан и смирну: другое таинственное тройное, под эмблемой которого аллегорически скрыты высочайшие секреты Каббалы. Следовательно, Христианству не за что было ненавидеть магию; но людское невежество всегда боится неизвестного.
Наука вынуждена была скрываться от страстных нападений слепой любви; она оделась новыми иероглифами, скрывала свои усилия и надежды. Тогда был создан жаргон алхимиков, постоянное разочарование для толпы, жаждущей золота, и живой язык только для истинных учеников Гермеса.
Удивительное дело! Среди священных христианских книг существует два сочинения, понять которые не имеет претензии сама непогрешимая церковь и даже никогда не пытается их объяснить: пророчество Езекииля и Апокалипсис, два каббалистических ключика, бед сомнения, сберегаемых на небе для комментариев царей-магов; книги, запечатанные семью печатями для верующих христиан и совершенно ясные для неверного, посвященного в тайные науки.
Существует еще одна книга; но хотя она и популярна, и ее можно найти повсюду, оказывается самой тайной и самой неизвестной изо всех, так как содержит в себе ключ ко всем другим; все ее знают, и она никому не известна; никому не приходит в голову искать ее там, где она находится; и если бы кто-нибудь подозревал ее существование, тысячу раз потерял бы свое время, ища ее там, где ее нет. Эта книга, быть может, гораздо древнее книги Еноха, никогда не была переведена; она написана первобытными знаками на отдельных страницах, подобно табличкам древних. Один знаменитый ученый открыл, — но никто этого не заметил, хотя и не секрет ее, но, во всяком случае, древность и исключительное сохранение; другой ученый, обладавший умом скорее мечтательным, чем рассудительным, провел тридцать лет над изучением этой книги, и только подозревал все ее значение. Действительно, это совершенно исключительная монументальная работа, простая и сильная, как архитектура пирамид, а, следовательно, и столь же устойчивая; книга, резюмирующая все науки; книга, бесконечные комбинации которой могут решить все проблемы; книга, которая говорит, заставляя думать; вдохновительница и регулятор всевозможных концепций; быть может, шедевр человеческого духа и, бесспорно, одна из прекраснейших вещей, оставленных нам древностью; всеобъемлющий ключик, имя которого было понято только ученым-иллюминатом Вильгельмом Постелем; единственный (в своем роде) текст, первые буквы которою привели в экстаз религиозный дух Сен-Мартина и вернули разум возвышенному и несчастному Сведенборгу. Об этой книге я буду говорить позже, и точное, и математическое ее объяснение будет завершением и венцом моей добросовестной работы.
Первоначальный союз между христианством и наукой магов, если он будет доказан, будет иметь громадное значение; и я не сомневаюсь, что серьезное изучение магии и каббалы непременно заставит примириться, несмотря на то, что до сих нор примирение это считается невозможным, науку и догму, разум и веру.
Я говорил уже, что церковь, специальным атрибутом которой является склад ключей, совершенно не претендует на понимание Апокалипсиса и видений Езекииля. Для христиан, по их собственному мнению, научные и магические ключики Соломона потеряны. Однако, достоверно, что в области разума, управляемого Словом, ничто написанное не потеряно. Только вещи, которые люди перестают понимать, перестают для них существовать, во всяком случае, как слово; они переходят тогда в область загадок и тайны.
Впрочем, антипатия и даже открытая война официальной церкви против всего входящего и область магии, которая представляет собой род личного и эмансипированного священства, — зависит от необходимых причин, па которых основано социальное и иерархическое устройство христианского священства. Церковь не признает магии, ибо она должна ее игнорировать или погибнуть, как мы это позже и докажем; тем не менее, церковь признает, что ее таинственному основателю поклонялись, когда он был еще в колыбели три мага, т.е. священные посланники от трех частей известного в то время мира и от трех аналогичных миров тайной философии.
В александрийской школе магия и христианство почти подают друг другу руку под покровительством Аммония Сакка и Платона. Учение Гермеса почти целиком находится в сочинениях, приписываемых Дионисию Ареопагиту. Синезий намечает план трактата о снах, трактата, который позже был комментирован Карданом, трактата, состоящего из гимнов, которые годились бы для литургии церкви Сведенборга, если бы только церковь иллюминатов могла иметь литургию. <…>.
Что же такое происходит в мире, и почему задрожали попы и короли? Какая тайная власть угрожает тиарам и коронам? Вот несколько безумцев, скитающихся по свету, и, как говорят они сами, скрывающих философский камень под лохмотьями своей нищеты. Они могут превращать землю в золото, и у них нет убежища и хлеба! Чело их увенчано ореолом славы и отблеском позору. Один нашел мировое знанье, и не может умереть, чтобы освободиться от мук своего триумфа: это — уроженец Майорки Раймонд Луллий. Другой фантастическими лекарствами излечивает воображаемые болезни и, таким образом, заранее опровергает поговорку, констатирующую недействительность прижигания деревянной ноги; это — дивный Парацельс, вечно пьяный и вечно светлый ум, подобно героям Рабле. Вот, Вильгельм Постель, пишущий наивное послание отцам Трентского собора, потому что он открыл скрытое от начала мира абсолютное учение, и спешит им с ними поделиться. Собор даже не обращает внимания на безумца, не удостаивает осудить его и переходит к рассмотрению важных вопросов о милости действительной и милости достаточной. Мы видим, как умирает в нищете и в изгнании Корнелий Агриппа, менее всего маг, несмотря на то, что толпа упорно считает его величайшим колдуном, за то, что временами он был язвителен и мистифицировал. Какой секрет унесли с собой в могилу все эти люди? Почему ими восхищаются, не зная их? Почему осуждают их, не выслушав? Вы спрашиваете «почему?». А зачем они посвящены в эти страшные, тайные науки, которых боятся церковь и общество? Зачем знают они то, чего не знают другие люди? Зачем скрывают они то, что все так жаждут знать? Зачем облечены они страшной и неизвестной властью? Тайные науки! Магия! Вот слова, объясняющие вам все и могущие заставить вас подумать о еще большем. «De omni re scibili et quibusdam aliis».(«Обо всем да еще с хвостиком»).
Чем же была магия? В чем же заключалось могущество всех этих, столь преследуемых и столь гордых людей? Почему, если они были безумны и слабы, им делали честь, так сильно боясь их? Существует ли магия, существует ли такая тайная наука, которая действительно была бы силой и производила чудеса, могущие конкурировать с чудесами легализированных религий?
На эти основные вопросы я отвечу словом и книгой. Книга будет доказательством слова, а слово, вот оно: «да», могущественная и реальная магия существовала и продолжает существовать в настоящее время: «да», истинно все, что говорили о ней легенды; только в данном случае в противоположность тому, что бывает обыкновенно, народные преувеличения оказываются значительно ниже истины.
Да, существует страшная тайна, открытие которой уже однажды разрушило мир, как свидетельствуют об этом религиозные предания Египта, символически резюмированные Моисеем в начале «Бытия». Эта тайна представляет собой фатальное знание добра и зла, и результат ее, когда ее разглашают, — смерть. Моисей изображает этот секрет под видом дерева, растущего в центре земного рая, соседа, даже касающегося своими корнями, дерева жизни; четыре таинственных реки берут начало у подножия этого дерева, охраняемого огненным мечом и четырьмя формами библейского сфинкса, херувима Езекииля… Здесь я должен остановиться, и боюсь, что и так уже сказал слишком много.
Да, существует единое, всеобъемлющее вечное учение, сильное, как высший разум, простое, как все великое, понятное, как все универсально и абсолютно истинное; и это учение было отцом всех других. Да, существует наука, одаряющая человека прерогативами, на вид, сверхчеловеческими; вот как они перечислены в одном еврейском манускрипте XVI в. … <…>.
Но есть вещи, которые Соломон запечатал своей тройной печатью. Посвященные знают, этого достаточно. Что же касается других, пусть они смеются, пусть не верят, сомневаются, угрожают или боятся, — что за дело до этого науке и нам?
Действительно, таковы результаты тайной философии, и, утверждая, что все эти привилегии реальны, я не боюсь ни обвинения в безумии, ни подозрения в шарлатанстве. Цель всей моей работы по тайной философии доказать это.
Таким образом, философский камень, всеобъемлющая врачебная наука, превращение металлов, квадратура круга и секрет беспрерывного движения — все это — не мистификации науки, не мечты безумия, это — термины, истинное значение которых надо понять, причем все они выражают различное употребление одного и того же секрета, различные признаки одной и той же операции, которую определяют более общим образом, называя ее великим делом.
В природе существует сила, совершенно иначе могущественная, чем пар; благодаря этой силе, человек, который сможет завладеть и управлять ею, будет в состоянии разрушить и изменить лицо мира. Сила эта была известна древним; она состоит из мирового агента, высший закон которого — равновесие, и управление которым непосредственно зависит от великой тайны трансцендентальной магии. Управляя этим агентом, можно изменить даже порядок времен года, ночью производить дневные явления, в одно мгновение сообщаться между концами земли, видеть, подобно Аполлонию то, что происходит на другом конце света, исцелять или поражать на расстоянии, придавать своему слову успех и повсеместное распространение. Этот агент, едва открывающийся ощупью учениками Месмера, есть именно то, что средневековые адепты называли первой материей великого дела. Гностики сделали из него огненное тело Святого Духа; его же обожали в тайных обрядах Шабаша или Храма, под иероглифическим видом Бафомета или Андрогина, козла Мендеса. Все это будет впоследствии доказано.
Таковы секреты тайной философии; такой является нам магия в истории; посмотрим же на нее теперь в книгах и делах, в посвящениях и обрядах.
Ключ ко всем магическим аллегориям находится в листках, о которых я уже упоминал и которые считаю делом Гермеса. Вокруг этой книги, которую можно назвать ключом к своду всего знания тайных наук, расположились бесчисленные легенды, являющиеся либо частичным ее переводом, либо беспрестанно возобновляющимся под тысячью различных форм комментарием.
Иногда эти замысловатые басни гармонично группируются и образуют тогда великую эпопею, характеризующую данную эпоху, хотя толпа и не может объяснить ни как, ни почему. Так баснословная история Золотого Руна резюмирует, скрывая их, герметические и магические догматы Орфея; я восхожу только к таинственной греческой поэзии потому, что Египетские и Индусские святилища некоторым образом пугают меня своей роскошью, и я затрудняюсь в выборе среди такой массы сокровищ. Да и пора уже мне приступить к Фиваиде, этому пугающему синтезу всего учения: как настоящего, так прошлого и будущего, к этой, так сказать, бесконечной басне, которая, подобно богу Орфею, касается обоих концов цикла человеческой жизни.
Удивительное дело! Семь Фивских ворот, которые защищают и на которые нападают семь военачальников, поклявшихся над кровью жертв, имеют то же значение, которое имеют в аллегорической книге Святого Иоанна семь печатен священной книги, которую объясняют семь гениев и на которую нападает семиголовое чудовище, после того, как оно было открыто живым и принесенным в жертву агнцем! Таинственное происхождение Эдипа, которого находят висящим в виде окровавленного плода на дереве Цитерона, напоминает нам символы Моисея и рассказы «Бытия». Он сражается со своим отцом и, не зная его, убивает: ужасное пророчество о слепой эмансипации разума без знания; затем он встречается со сфинксом, символом символов, вечной загадкой для толпы и гранитным пьедесталом для науки мудрецов, с молчаливым и пожирающим чудовищем, выражающим своей неизменной формой единый догмат великой мировой тайны. Каким образом четверное переходит в двойное и объясняется тройным? Или, выражаясь более иносказательно и вульгарно, как называется животное, которое утром ходит на четырех ногах, в полдень на двух и вечером на трех? Выражаясь языком философии, каким образом учение об элементарных силах производит дуализм Зороастра и резюмируется в триаде Пифагора и Платона? Каков конечный смысл аллегорий и чисел, последнее слово всех символизмов? Эдип отвечает простым и страшным словом, которое убивает сфинкса и делает отгадавшего царем Фив; отгадка человек! <…>.
Я быстро набросал историю тайной философии, указал ее источники и в нескольких словах проанализировал основные книги. Эта работа относится только к науке; но магия, или, вернее, магическая сила, состоит из двух вещей: знания и силы. Без силы наука — ничто или, вернее, опасность. Давать знание только силе — таков высший закон посвящений. Поэтому-то и сказал великий открыватель: «царство Божие терпит насилие, и сильные похищают его». Врата истины закрыты, подобно святилищу девы; чтобы войти, нужно быть мужчиной. Все чудеса обещаны вере; но что такое вера, как не смелость воли, которая не колеблется во мраке и идет к свету через все испытания, преодолевая все препятствия. <…>.
Проведя жизнь в поисках Абсолюта в религии, науке и справедливости, вращавшись в кругу Фауста, я пришел, наконец, к первому догмату и первой книге человечества. На этом я останавливаюсь, здесь нашел я секрет человеческого всемогущества и безграничного прогресса, ключ ко всем символизмам, первый и последний изо всех догматов; и я понял, что значит это, столь часто повторяемое в Евангелии, слово — «царство Божие».
Дать человеческой деятельности точку опоры — значит решить задачу Архимеда, реализовав его знаменитый рычаг. Это и сделали великие посвятители, потрясшие основы мира, а сделать это они могли только посредством великого и не могущего быть сообщенным секрета. Впрочем, чтобы гарантировать свою новую юность, символический феникс никогда не являлся вновь, не сжегши предварительно торжественно свои останки и доказательства прежней жизни. Так Моисей заставил умереть в пустыне всех, знавших Египет и его тайны: так святой Павел сжигает в Эфесе все книги, трактовавшие о тайных науках; так само, наконец, французская революция, дочь великого Иоаннитского Востока и пепла тамплиеров грабит церкви и богохульствует над аллегориями Божественного культа. Но все новые вероучения и все возрождения осуждают магию и обрекают ее тайны огню или забвению; а это происходит потому, что всякий новорожденный культ или философия — Веньямин человечества, который может жить, только умертвив свою мать; поэтому же символическая змея вечно вращается, пожирая свой собственный хвост; поэтому же всякая полнота, чтобы существовать, нуждается в пустоте, величина — в пространстве, всякое утверждение — в отрицании; все это — вечная реализация аллегории феникса. <…>.
Итак, дело идет только об универсальном решении всех проблем? Без сомнения, так как надо объяснить философский камень, беспрерывное движение, секрет великого дела и всеобъемлющую врачебную науку. Меня обвинят в безумии, подобно великому Парацельсу, или в шарлатанстве, подобно великому и несчастному Агриппе. Хотя костер Урбана Грандье и потух, но остается глухая опала молчания или клеветы. Я не бравирую ими, но я им покоряюсь. Сам я не стремился опубликовать эту работу, и верю, что, если наступило время высказать слово, — оно будет сказано мною или другими; итак, я останусь спокоен и буду ждать.
Мое сочинение состоит из двух частей: в первой я устанавливаю каббалистическое и магическое учение во всей его полноте, вторая посвящена культу, т.е. церемониальной магии. Первая — то, что древние мудрецы называли «ключиком» (la clavicule): вторая то, что крестьяне и теперь называют «волшебной книгой» (le grimoire). Число и содержание глав, которые соответствуют друг другу в обеих частях, не имеют ничего произвольного и всецело указаны в великом всемирном ключике, полное и удовлетворительное объяснение которого я даю в первый раз. Теперь пусть идет эта работа, куда ей угодно, и станет тем, чего захочет Провиденье, она закончена, и я считаю ее прочной, потому что она сильна, как все разумное и добросовестное».

(Элифас Леви. Учение и ритуал Высшей Магии. Т.1. Учение.
/ Пер. А.Александрова. СПб. 1910г. Сайт www.magister.msk.ru.)

* * *

N 36. 01.04.15г.