Статья 2.4. Тантра как Древняя Магия. (ч.3).

продолжение

«Книга Первая. Темная волна на Востоке. II. Пробуждение Змеи. Инициация левой руки. Проклятие Тантр. Магия, как ее мыслят тантристы, есть область исключительно женская. Не только в том смысле, что исключительно женщины способны творить магию, но и в том, что маги обоих полов, преобразуя своими волшебными практиками майю, приобщаются к Шакти, женской энергии, которая, как считается, особенно сильна ночью. Шакти, если представлять ее как материальную вселенную, также можно саму по себе считать майей, сверхъестественной материей, с помощью которой маги творят собственные реальности. Поскольку Шакти является создательницей всех форм, состоящих из движущейся, меняющейся энергии, образующей видимую реальность, ее называют еще Майя-Шакти. Вечные представления о женском обаянии, притягательности и соблазнительности, таким образом, играют ключевую роль во всех магических практиках Пути левой руки, и пол мага значения не имеет. Майя-Шакти — в одном из ошеломительных сопоставлений кажущихся неразрывно связанными противоречий, коими фонтанирует тантрический поток — является и освобождающей силой, пробуждающей посвящаемого к абсолютной реальности, и «смущающей разум» обольстительницей, скрывающей реальность своим пленительным, соблазняющим и пугающим танцем бесчисленных личин. Существующий в мировом сознании архетип ведьмы, наводящей чары в полуночный час — универсальный символ, отражающий постулируемую Тантрическим Путем левой руки связь между черной магией и Шакти — в полночь темная женская сила достигает вершин своего могущества. <…>.
Книга Вторая. Темная волна на Западе. IV. В начале было слово. Расшифровка языка западной магии. Прежде, чем мы обратимся к истории, технике и практике сексуальной магии Пути левой руки в западном мире, необходимо окинуть взглядом более широкий магический контекст, в котором сексуальный маг (мужчина или женщина) совершает свои операции. Маг, пытающийся прояснить эти основы магической практики, тут же столкнется с необходимостью употреблять слова из архаичного, часто непонятного языка, традиционно применяющегося Черной Магией. В этой книге мы нередко пользовались словами «магический» и «маг», «колдовство», «теургия», «инициация» и «посвящаемый», «демонический», «работа» и «душа».
Слишком уж часто эти элементарные единицы словаря мага употребляются небрежно, отчего такой словарик просто необходим, дабы в дальнейшем свести к минимуму ложные интерпретации. Хотя каждое из данных слов заимствовано из греко-римской магической культуры Средиземноморья, все они относятся к той же самой индоевропейской языковой семье, из которой происходит основная масса санскритских слов, используемых в инициатическом учении Тантры Пути левой руки. Не последнее место, как мы увидим, здесь занимает само слово «магия».
Начинающему магу, только приступающему к освоению запутанного и противоречивого лабиринта эзотерической терминологии, данная глава поможет развить полезные навыки в осознанном и умелом использовании магического словаря, вместо того, чтобы бездумно присваивать терминам значения по привычке или вследствие умственной летаргии. Некоторые избитые магические фразы употребляются просто потому, что считаются как бы мистическими, что очень напоминает притягательность, которой обладают для потребителя названия известных торговых марок. Для более опытного практика анализ знакомого ему магического словаря «свежим взглядом» послужит внесению большей точности в его личное видение магии. Работа мага Пути левой руки состоит в том, чтобы наполнить большей силой свой внутренний и внешний мир, поэтому разборчивость и рассудительность в методологии выбора лексики является важным аспектом в процессе реконструкции реальности в соответствии с личной волей.
Один из наиболее распространенных архетипов магии в фольклоре и легендах рисует мага, совершающего чудесные деяния путем произнесения нужного слова в нужное время. Неважно, идет ли речь о том, чтобы вовремя воскликнуть «Абракадабра!», как тому учили древние магические тексты, а потом переняли балаганные фокусники, или же провозгласить аладдиновское «Сезам, откройся!», — принцип везде один. Конечно же, достижение какой-то цели никогда не бывает столь легким или предсказуемым. Тем не менее, зерно истины в этом легендарном прообразе есть: правильное употребление слов и знание их точного значения — это магическая сила первостепенной важности. Это умение, овладеть которым стремятся очень немногие из магов, возможно оттого, что оно не так броско и романтично в сравнении с прочими ветвями Черной Магии. Изумительное средство человеческого восприятия и создания реальности состоит в сплетении абстрактной символики слов и умелом обращении с ней. Определенная комбинация слов может в буквальном смысле отворить тому, кто произнес их бесконечные двери возможностей, хотя те же самые слова, произнесенные в другой ситуации, могут стопроцентно принести сказавшему гибель.
То, что верно в экзотерическом смысле, в эзотерических учениях находит свое подтверждение во всех уголках мира. Как мы уже увидели, Тантрическое Учение о Пути левой руки утверждает, что универсум можно контролировать с помощью досконально разработанной магической технологии манипуляции звуками, связанными со словами, которые произносят боги, создавая миры, используя науку мантр. Очень сходно с этим нордическое искусство рун, особенно — магическая и окутанная мистической вуалью вербальная вибрация, которую, как считается, создает правильное произнесение рунических строф. Библейское «Евангелие от Иоанна» содержит знаменитое утверждение, заимствованное из гораздо более древнего месопотамского текста: «В начале было Слово» или Логос (Ин. 1,1.). И в древнеегипетской «Мемфисской теологии» утверждается, что сотворение мира произошло от слова, произнесенного божеством — нетером Птах. Маг Пути левой руки частично воссоздает универсум, принимая на себя божественную роль произнесения тайных слов силы.
Несмотря на огромную и универсальную значимость слов в сотворении реальности и управлении ей, люди в основной своей массе злоупотребляют этими мощными магическими средствами с несносной небрежностью, порождая собственные реальности, отмеченные глубочайшим беспорядком и хаосом, ибо они в прямом смысле не ведают, что говорят. Следовательно, маг проходит серьезную подготовку, чтобы как следует овладеть наукой применения слов для манипуляций с реальностью. Не всем магическим навыкам можно научиться; этому — можно. Многие маги будут возражать, что им не нужны слова, чтобы творить магию. Нередко это так и есть. В экстатических и физических методиках эротической магии слова нередко оказываются поверхностными и даже излишними для достижения цели. Тем не менее, магия в значительной мере представляет собой искусство коммуникации на различных уровнях реального, а оттачивание структуры и значения слова — ключевая составляющая всякой коммуникации, даже (парадоксальным образом) в невербальных методиках.
Итак, чтобы с данным руководством все было ясно, насколько это возможно, мы должны для начала определить основные термины, которыми мы будем пользоваться, в особенности те, что легче всего могут вызвать путаницу. Словарь Западной Магии почти полностью перешел к нам из греко-римской античности, культурной матрицы, сверху донизу насыщенной однозначным приятием ценности магического искусства, к которому современная западная культура приблизиться никак не может. Многие из когнитивных дилемм, свойственных самозваным магам нынешней эпохи, которые употребляют доставшуюся по наследству терминологию давно умерших культур, можно прояснить, предоставив подробное описание непосредственных этимологических корней этих единиц.
К тому же, признание того факта, что слова обладают весьма специфической силой и ассоциативными смыслами, долгое время служило основным принципом магической практики. Будучи одновременно поэтом и механиком, маг стремится отыскать самое нужное слово, понимая, что nomen est omen (слово есть власть). То, как вы называете кого-то или что-то, на самом деле, может изменить этот объект, качество или личность в неуловимом, но очень значительном смысле. Юлиус Эвола заметил в своей работе «Люди и развалины»: «Всякое слово обладает душой». Наш разбор магического словаря осуществлен в этом духе. В отличие от академически сухих и рационалистических анализов, мы ищем скрытую душу, демона, наполняющего жизнью, который скрывается в этих словах. Маг Пути левой руки осознанно стремится разорвать общую модель массового сознания, примеры которой можно встретить в любом месте и в любое время. В атмосфере общей безграмотности, подпитываемой набирающей обороты аудиовизуальной культурой, что может быть более таинственным, чем развитие вашего знания слов?
Магия. Ввиду того, что данная книга адресована практикующим магам, нам следует отыскать корни первоначального значения самого слова «магия». Слова «магия» и «маг» перешли в наш язык сравнительно недавно из латинских форм magicus и magus, каковые в свою очередь были произведены римлянами из греческого magikos. Древние греки искусство магии обычно называли magike tekhne, что в буквальном переводе означает «искусство волхвов». Современному магу не стоит забывать о древнем восприятии магии как искусства, а также надо обратить внимание на то, что tekhne послужило корнем слова «технология». Понимание магических практик как хрупкого равновесия между формой интуитивного и эстетического искусства и логической и рациональной механикой — как эзотерической науки и в то же время черной магии — способствует разработке более точного подхода к овладению этим умением.
Греческая концепция magike tekhne подвергалась сильному влиянию иранских волхвов, которых в древней Персии называли Magoi. Волхвы были медейской жреческой кастой в Персии и во всем древнем мире славились своей мудростью. Пожалуй, самый известный рассказ о Magoi представлен в библейском рассказе о трех Волхвах, прибывших в Вифлеем из далекой страны, чтобы преподнести символические дары младенцу Иисусу, узнав в Нем не менее могущественного мага, чем они.
Персидское слово «magoi» в свою очередь связано с санскритским словом майя, которое мы уже определили как занавес, скрывающий иллюзорную природу реальности от человеческих глаз. Также майя представляет собой ту субстанцию, из которой индийские боги созидают реальность; в таком контексте божество иногда называют майин, то есть маг. Понимание майи как источника мировой магии заслуживает нашего особого внимания, поскольку маг пути левой руки работает в первую очередь с майей. Рассматривая корни слова «магия» под различными лупами греческого, персидского и санскритского значения этого слова, современный маг получает возможность достичь более полного понимания того, что на самом деле означает быть магом. В то время как дефиниции магии менялись, часто до неузнаваемости, под влиянием приходящих культур-завоевательниц, некоторые базовые принципы не подвластны времени и переменам.
Сегодня авторы многих текстов о разнообразных магических традициях дают свою «авторитетную» интерпретацию магии. Если всегда держать в уме, что каждый автор (в их числе и авторы данной книги) всегда описывает исключительно свой субъективный опыт, пытаясь дать определение магии, практикующий маг избежит ловушки личных границ любого конкретного современного теоретика (еще раз, включая авторов данной книги). Однако когда заглядываешь под покров внешнего глянца или идиосинкразии той или иной культурной/индивидуальной точки зрения, во всех определениях магии можно найти некие ключевые компоненты. Прежде всего, магия есть некий род деятельности, которая, как считается, создает изменения в естественном универсуме, опровергая при этом строгое научное понятие о причине и следствии. Эти изменения, тонкие либо радикальные, манифестирующиеся в материальной Реальности либо в душе индивида, проводящего магическую операцию, как правило, производятся при помощи манипуляций с неким числом символических систем, сообщающих волю мага либо внутренним, либо внешним факторам. Для сексуального мага такой символической системой является само человеческое тело, особенно его эротические энергии и экстазы. Маги всегда стремятся овладеть некой степенью контроля над тем, что можно приблизительно обозначить как «естественные» и «сверхъестественные» силы, в соответствии с позицией магической традиции, в рамках которой действует маг/посвященный. Именно этот момент личного контроля над элементами универсума многие религиозные философы используют для различения религиозной деятельности, обычно основанной на приятии вещей такими, какие они есть, и пытающейся привести человечество в гармонию с этим естественным внешним порядком — и магической деятельностью, как правило, базирующейся на стремлении мужчины или женщины установить свою власть в существующих мирах. Остановимся на этих общих замечаниях, ибо будет сложно продолжать, не прибегая к какой-либо из догм, доктрин или не придерживаясь некой точки зрения.
Академические ученые, изучающие магические практики с якобы объективных позиций, так и не дали ни одного удовлетворительного определения, что такое магия. Маги, воспринимающие тот же самый феномен под совершенно субъективным углом зрения, добились не намного лучших результатов. Посвященный левой руки может совсем отойти от этого архаичного эзотерического языка, с радостью скинув пыльный багаж оккультного наследия, чтобы быть готовым принять более гибкие модели. То, что оккультисты называют магией, можно с тем же успехом обозначить как нарушение условий и границ и перепрограммирование; происходит замена одной реальности на другую. Центральное понятие, наполняющее магию, как бы ее не называли, в том, что воспринимаемое нами как реальность, на самом деле — более податливая материя, нежели мы привыкли полагать. Маг занят, в первую очередь, перекраиванием реальности, формируя гибкие части своего сознания и привнося через этот процесс желаемые изменения реальности в мировую субстанцию. <…>.
Магия, понимаемая как манипуляция майей, присутствует в каждом аспекте человеческих взаимоотношений, а не только в оккультных кругах избранных. Работники рекламного бизнеса и политтехнологи, чьи тщательно режиссированные наваждения заставляют реальность миллионов людей плясать под их дудку, демонстрируют гораздо более эффективное знание магических принципов, нежели большинство оккультистов, хотя они никогда не назовут свою деятельность магической. Когда мы реагируем на символические системы механически, мы втягиваем себя в чужой магический ритуал. Одно из самых сильных магических наваждений, действующих по всему миру, состоит в том, что мы верим в то, что некоторые выпущенные правительством бумажки обладают самодовлеющей ценностью. Когда в переполненном зале суда все встают при появлении человека в черном одеянии, это действие древнего приворота.
По-настоящему действенный магический акт не только оказывает влияние на вожделенную цель в универсуме. Он осуществляет радикальную трансформацию личности самого мага, пробуждая его (ее) своей встряской, открывая ему глаза на то, насколько установленная реальность обусловлена слепым соглашательством с идеями, авторитетами и нормами, из-за которых мы оказываемся в плену дурмана собственных нежно любимых иллюзий. У читателя хватит ума не воспринимать ни одно из определений столь широкой и сложной деятельности как последнее слово об этом предмете. Магия — одно из слов, наряду с такими словами, как «любовь» или «искусство», значение которых, в конце концов, должно быть установлено переживающим этот опыт индивидом, а не каким-то внешним авторитетом. Маг, подобно художнику или любовнику, должен постоянно порождать новые, пересмотренные дефиниции магии, ибо новое понимание будет приходить с опытом. Как два художественных критика никогда не достигнут полного согласия в определении, что же такое искусство, так же и в отношении магии. Неплохую формулировку, с неоккультной точки зрения, предложили Андре Бретон и Антонен Арто, назвав сюрреалистическую революцию 1925г. так: «средство тотального освобождения духа и всего, что на него похоже».
Майкл Бэйджент и Ричард Ли предлагают еще один ценный способ трактовки магии в своей работе по истории алхимии «Эликсир и камень»: «В самом широком смысле магия — это «искусство заставлять вещи происходить». Поэтому в самом широком смысле магию можно определить как метафору динамических взаимоотношений между человеческим сознанием или волей и всем, что лежит за пределами этого — событиями, обстоятельствами, объектами, другими людьми. Магия подразумевает, как минимум, элемент контроля, либо через управление, либо посредством манипулирования. То есть она подразумевает технику, посредством которой реальность стимулируется, приводится в действие или принуждается к выполнению определенных поставленных целей. Магия, одним словом, — это процесс использования гибкости реальности и формирования ее — или ее алхимической трансмутации — в соответствии с конкретными целями или задачами».
Как и в случае с любым соображением по поводу объективной ценности художественного произведения, то, что одному магу представляется опытом бесконечной глубины, может показаться бесполезным и даже нелепым другому магу. По этой причине, в ряду многих прочих, магия — это предмет неподходящий для тех, кому требуются твердые и четкие правила и абсолютно верифицируемые результаты.
Хотя для облегчения передачи информации мы пользуемся в нашем тексте словом «маг», надо отметить, что те, кто следует классической парадигме западной культуры, не ограничиваются только этим словом для самоопределения. Санскритское слово сиддха широко употребляется в Индии для наименования практикующих магию и бесспорно подходит для Пути левой руки (учитывая его субконтинентальные корни). Через общий индоевропейский языковой поток имеют к нему отношение и нордические последователи seithr, гиперборейского шаманизма, сексуальной магии Пути левой руки северной Европы. Из Сибири к нам пришло слово шаман — «экстатический мастер, творящий магию в состоянии транса». В эзотерических традициях всего мира можно встретить множество иных обозначений мага; определив точное направление ваших практик, вы можете вызвать к жизни поразительную энергию. <…>. Инициация. Магические действия, направленные на изменение кажущегося внешнего универсума, мы определяем как сферу деятельности колдуна. Более сложную работу, вызывающую самоизменение мы называем инициацией, работой посвящаемого. Слово «инициация» (образованное от латинского initiare, что означает просто-напросто «приступать» или «начинать») обросло многими бесполезными культурными ассоциациями, от которых, прежде чем идти дальше, надо избавиться. На ум незамедлительно приходит инициация в тайное общество или братство путем прохождения секретной церемонии, круто замешанной на мистическом фетишизме, однако лишенной какой-либо ясности или пользы. Мы не имеем в виду такую разновидность инициации, которая представляет собой скрупулезно записанный обряд, встречаемый, например, у франкмасонов или в других магических организациях, инспирированных ими.
Антропологи и специалисты по сравнительному религиоведению также определяют как инициацию сакральные ритуалы, отмечающие определенные фазы приобщения индивида к различным уровням племенной религии как примитивных, так и развитых культур. В то же время подобные практики вполне могут подчас обладать большей истинной магической силой, нежели описанные выше. Коллективная и социально-связывающая природа этих традиционных обрядов весьма отличается от глубоко личной и самостоятельно направляемой инициацией Пути левой руки. Пожалуй, самый лучший на Западе исторический аналог инициации пути левой мы находим в древних эллинистических мистических школах, самая знаменитая из которых находилась в Элевсине. По всей видимости, там предпринимались некоторые попытки самоуправляемого внутреннего развития, аналогичные тем, о которых мы пишем в этом исследовании.
Для нас инициация — особенно когда она происходит в направлении Пути левой руки, сторонниками которого являются авторы данной книги — есть, прежде всего, поступательный процесс радикального саморазвития, происходящий внутри, а не церемония, руководимая извне. Однако не всякий, просто практикующий теургическую, тавматургическую или просто «колдовскую» магию, заслуживает титула посвященного. Определенный объем природных талантов вкупе с тренировками может помочь многим людям стать довольно успешными магами, через свои практики достигающими на удивление высокого уровня позитивных результатов. Вполне возможно, что вам удастся произвести желаемые перемены в контексте вашей жизни, ваших жизненных обстоятельств в целом и в окружающих вас людях, если вы будете относительно продуманно заниматься развитием своего магического искусства. Эти внешние перемены, не зависимо от того, насколько они резкие, не обязательно окажут глубокое воздействие на глубочайшие уровни вашей души, где как раз и происходят самые значительные проявления инициатического процесса. Мы знали немало магов, развивших неплохие магические навыки, что помогло им обеспечить себя работой своей мечты, любовником (любовницей) своей мечты, домом своей мечты и прочими материальными благами. Конечно, такие маги достойны всяческого уважения; необходимо много работать ради таких значительных результатов, как показывают наблюдения за жалким, в общем-то, жребием неудовлетворенного человечества. Несмотря на то, что некоторые маги преуспели и подобные их желания обрели жизнь, очень часто их магическое развитие со скрежетом тормозит на половине списка планируемых приобретений для их ограниченных потребностей. Они никогда не задают самого главного философского вопроса, необходимого для инициации. Вопрос этот таков: «Что за субъект все это совершает, и что сейчас делаю я?».
Применять магию в инициатическом смысле, то есть развивать и искать более глубокое знание себя, а не просто удовлетворять свои актуальные потребности, противоречит характеру всех сообщений, передаваемых нам круглые сутки силами социального контроля. В основном мир требует от вас быть хорошим гражданином, хорошим потребителем, хорошим исполнителем правил. Он не приветствует активные поиски магом возможности обрести власть над своей судьбой через инициацию, хотя идиотского трепа, восхваляющего абстрактную идею свободы, в нем предостаточно. Истинная свобода от чужих умозрительных конструкций, за которой следует полное освобождение от собственных заученных моделей мышления, составляет одну из целей инициации Пути левой руки, и просветленный вольноотпущенник может воспользоваться сексуальной магией как методом приобретения сей демонической и физической автономности.
Поскольку наша книга содержит практическую информацию, каковая, несомненно, поспособствует достижению магических целей, она более чем ценна для посвященного, который всю свою будущую жизнь собирается отдать самопознанию и самотрансформации. Ежели читатель воображает, что, пропагандируя инициацию, мы стараемся, a la нью-эйдж, питать тлеющий и мерцающий огонек надежды на то, что распахнутся безграничные горизонты человеческих возможностей, то отметим, что у нас на уме и близко нет ничего подобного. Существуют реальные и четкие пределы всякого человеческого потенциала, чему и учит вас, подчас крайне жестко, инициация Пути левой руки. Если возможности самоизменения доступны некоторым человеческим созданиям и они намного шире, нежели может показаться с первого взгляда, это не значит, что «вам удастся стать всем, кем пожелаете», как вам охотно пообещают многие оккультисты-мечтатели и торговцы мистикой. Инициация Пути левой руки предлагает вам возможности трансформации, недоступные для ленивцев и невежд, однако она не дает вам абонемента на реализацию всех ваших мечтаний и капризов, когда-либо вас посещавших. Такая новость обычно разочаровывает неизлечимых оптимистов или ищущих легких путей, но может оказаться пробуждающей встряской для тех, кто готов к ней и имеет терпение довести сей процесс до конца. <…>.
Из многочисленных сил этого мира, которым можно подчинить себя, темное и нередко загадочное влияние собственной сексуальности может обладать наиболее роковой притягательностью. Тот, чей интерес к сексуальной магии мотивируется подобным желанием убежать от самого себя, скорее всего, обречен на еще одно разочарование и безысходность в будущем. На самом деле, сексуальная магия очень часто становится для мага правдивым и суровым зеркалом его личности, подталкивающим к совершению самых радикальных изменений в себе. Таково одно из великих ее преимуществ для посвященного и одна из великих опасностей для простых мужчин и женщин.
Магия теургического, тавматургического или колдовского типа может быть связанной (и обычно так и происходит) с ограниченной областью вашего существования и оказаться не более чем инструментом, позволяющим решить некоторые поставленные личные задачи. Инициация же, стоит однажды сделать первый шаг на этом пути, пронизывает собой все бытие адепта и становится определяющим всю дальнейшую жизнь выбором, не обязательно связанным с собственно практикой магии. В греческих мистических культах посвященного называли mystes — «тот, кто прошел инициацию». От этого слова произошло английское mystic (мистик). Получается, в определенном смысле, что колдовство — это собственно магия, манипуляция майей, инициация же подразумевает мистическую подоплеку. <…>.
Упражнение в этимологии. Надеемся, читая эту главу, вы узнали некоторые магические слова и выражения, которые, вероятно, успели усвоить за свою жизнь и которые нуждаются в этимологическом анализе. Хотя книга эта была написана с позиции сексуальных магов Пути левой руки для тех, кому интересно научиться данному искусству, читателю не следует немедленно называть себя «сексуальным магом Пути левой руки», ежели принципы и практики, описанные здесь, ничего не говорят вам на самом деле.
Что касается санскритской лексики в традиции Пути левой руки — шакти, кундалини, мантра, майя, йони и так далее — маг должен усвоить, что слова эти суть не более чем удобный инструмент описания. Не надо забывать о стоящем за деревьями лесе, заплутав в понятийном аппарате настолько, что начинаешь упускать из виду куда более ценные реальности, символизируемые этими звуковыми сочетаниями. Такой шаг будет сползанием в чисто абстрактные умствования, отвержением материального мира, в котором коренится инициация Пути левой руки.
Читая наш текст, кто-нибудь, возможно, вдруг обнаружит, что ему стало лень самостоятельно обдумывать некоторые области, когда он начал говорить о себе или своих магических практиках в терминах, которые в реальности не имеют отношения к его личным магическим целям. Например, многие маги любят называться ведьмами, язычниками, сатанистами, магами Хаоса, магиками, белыми магами, черными магами или иными популярными именами, позволяющими им немедленно идентифицировать себя на довольно зыбком основании. Взгляните на истинные значения и смыслы этих слов новыми глазами, с позиций науки дефиниции слов, а не хватайтесь за небрежные определения разнообразных магических субкультур, из которых они выскочили.
Возможно, окажется, что эти слова никаким боком вам не подходят, но, на самом деле, мешают важнейшей работе по самоанализу, лежащей в основе всех магических занятий. С другой стороны, вы можете обнаружить, что избранное вами словечко имеет более четкое употребление, чего вы раньше не знали. Пользуйтесь наименованиями с присущим магу осознанным чувством соответствия, ибо вы магическим образом формируете себя тем, как вы себя называете. Старайтесь изгнать из своего словаря как можно больше туманного, магического и оккультного жаргона, оставаясь всегда нацеленным на более высокий уровень точности и четкости. Именно так истинные маги Пути левой руки начинают менять мир».

(Николас и Зина Шрек. Полный путеводитель по сексуальной магии
Пути левой руки. Книга Первая. Темная Волна на Востоке. Сайт www.litrus.net.)

«Глава 1. Законы магии. В различных мировых культурах, даже полностью изолированных, со временем накопилась коллекция основных магических и мистических аксиом. Эти аксиомы мы можем и будем называть законами магии. Подобно закону тяготения или правилу исключенного третьего, эти магические законы являются не законодательными актами (как некоторые теологи пытаются представить их), а скорее описанием способов проявления и взаимодействия различных феноменов. Они появились в результате наблюдений, экспериментов и теоретических построений и со временем приобрели завершённую форму.
Не все эти законы осознаются и понимаются теми, кто их использует, и не все они автоматически появляются в каждой данной культуре вместе с магической традицией. Для их понимания не нужно быть чародеем. В сущности, внешнему наблюдателю часто бывает проще открыть и систематизировать эти законы. <…>.
Все чародеи верят в закон Причин и Следствий: одинаковые действия, совершённые при одних и тех же условиях, неизменно приводят к одинаковым результатам. На самом деле такой неизменности довольно трудно добиться, но сам принцип прекрасно работает в повседневной жизни. Закон причин и следствий отнюдь не ограничивается магией, однако я привёл его здесь, чтобы быть последовательным.
В этой главе мы рассмотрим некоторые основные и важнейшие законы магии, вкратце раскроем их смысл, сопоставим их с работой разума, покажем некоторые виды их взаимодействия и приведём конкретные примеры. Но сначала давайте подумаем над цитатой Дж.В.Н.Салливана из «Ограничений науки»: «Эти законы являются чисто описательными. Они лишь утверждают очевидные факты, как например фраза о том, что золото имеет жёлтый цвет. Кеплер не даёт обоснований, почему его законы должны быть такими, какие они есть. Наблюдение и запись законов природы является первым шагом в процедуре научного исследования. Наука начинается с поиска сходства природных феноменов. К примеру, учёный обнаруживает, что свет распространяется по прямой, если поднять и отпустить камень, то он падает вниз, а тепло передаётся от горячего тела к холодному. Таким образом, учёный вносит некий порядок в группы событий. Знаний такого рода обычно бывает вполне достаточно для практических целей. Но следует сказать, что во многих областях, имеющих огромное практическое значение, наука ещё не продвинулась за пределы этого знания».
Закон Знания — самый главный из законов магии. Он гласит, что понимание наделяет властью: чем больше вы узнаете, тем становитесь сильнее. Если ваше знание о чём-то законченно и совершенно, вы обладаете абсолютной властью над этим явлением. Этот принцип лежит в основе всей современной науки и технологии. Очевидно, он совпадает с принципом работы человеческого организма, да и любого другого из известных нам организмов. Чем больше информации о внешних и внутренних феноменах усвоено человеком, тем более развита его способность разрешать проблемы, а следовательно, и способность выживать. Ключевая фраза этого закона — «Знание — сила».
Его основным дополнением является закон Самопознания, который гласит, что самым важным знанием является знание о себе. Это утверждение покоится на простой логической основе. Постоянный обзор и реорганизация содержимого вашего разума и тела ведёт к более эффективному выживанию. Образно говоря, лишь когда механизм вычищен и смазан, вы полностью настроены на процесс жизни. Ключевая фраза этого закона — «Познай себя».
Все остальные законы находятся в зависимости от этих двух; будет разумно всегда помнить о них. Я не думаю, что главные законы нуждаются в дальнейших объяснениях или защите. Поскольку это не официальная книга по философии и феноменологии, мы можем перейти к следующим законам.
Закон Имён связан с законом Знания и законом Ассоциации. Он гласит, что знание полного истинного имени феномена или сущности даёт вам полную власть над этим феноменом (почти все феномены в магии персонифицированы и считаются «сущностями» или существами). Этот закон основан на двух предпосылках.
В более простом, по сравнению с нашим, языке имя является определением того, что было поименовано. Это справедливо и для сложных языков, хотя часто приходится долго и упорно искать значение того или иного имени, особенно если оно имеет иностранные корни. Зная имя, вы знаете и сущность, обладающую этим именем. По мере поступления новой информации о предмете его имя развивается и изменяется, часто становясь всё длиннее и длиннее. Если вам удается узнать полное имя незнакомого феномена, вы в полной мере постигаете его суть и обретаете власть над ним. В этом состоит связь с законом Знания. Имена являются ассоциативными приспособлениями (мнемоническими приёмами, используемыми для того, чтобы напоминать о чем-либо), как в аспекте описания феномена, так и в аспекте корневых, или словообразующих, звуков. Мы рассмотрим эту тему более подробно, когда перейдём к закону Ассоциаций. Ключевую фразу закона Имён можно сформулировать так: «Что в имени? — Всё сущее!».
Закон Силы Слов находится в подчинённом отношении к закону Имён. Этот закон гласит, что определённые слова могут влиять на внутреннюю и внешнюю реальность того, кто произносит их. Не каждое слово можно рассматривать как имя определённой сущности, но в данном случае это не главное, хотя наиболее могущественная сила слова обычно заключена в извращённых именах древних богов.
Слова «абракадабра», «осорронофрис» или «шихамфораш» не имеют смысла для тех, кто их произносит, но тут дело не в понимании, а в намерении. Считается, что сила заключена в самих звуках слов, таким образом делая их мантрами, о которых мы поговорим позднее. (Прошу прощения, но я вынужден постоянно говорить «позднее». В магии всё переплетается самым невероятным образом, и кое-что приходится приносить в жертву ради последовательности изложения). Ключевая фраза закона Силы Слов — «Для мудреца достаточно слова».
Следующий основной закон называется законом Ассоциации. Если две вещи, А и Б, имеют нечто общее (что угодно!), оно может быть использовано для контроля над обеими. А и Б оказывают воздействие друг на друга в зависимости от степени их общности. Чем больше они имеют общего, тем сильнее это воздействие. <…>.
Закон Ассоциации редко используется в чистом виде, если не считать выбора портьерной ткани на окна и реквизита для сотворения заклинания. Вместо этого закона в жизни господствуют два соподчинённых закона. Фактически, именно они были впервые открыты современной антропологией; считалось, что они являются основой всей «примитивной» магии. Вообще говоря, термин «примитивный» не следует употреблять, поскольку многие так называемые варварские культуры имеют не менее сложное устройство, чем наша.
Эти два соподчинённых закона называются законом Сходства и законом Сродства. Первый является основой «симпатической магии» и в упрощённой форме гласит, что следствия сходны с причинами. Если вы хотите заставить метлу летать, то вам нужно вставить в неё перья, размахивать ею, щебетать над ней и так далее. Помните: любой предмет, идея или личность, напоминающий вам или связанный (то есть ассоциирующийся) с конкретным феноменом или сущностью, обладает частицей силы этой сущности и может быть использован так же, как сама сущность. Таким образом, перья, щебет и другой «реквизит», связанный с идеей полёта, может использоваться для создания феномена полёта. Ключевая фраза закона Сходства — «то, что выглядит подобным, является подобным». <…>.
Закон Ассоциации можно рассматривать как повторное утверждение основного принципа человеческого разума: «Любые сведения, соотнесённые с ранее упорядоченной информацией, включаются в общую схему, углубляя понимание, а следовательно, и контроль над тем или иным феноменом».
Не забывайте о том, что упорядочение данных не обязательно происходит на сознательном уровне. На самом деле, это происходит весьма редко. Обладание локоном волос, тайным именем человека, его родословной — всё это можно считать методами получения сведений о нём. Некоторые сведения могут быть получены и упорядочены на подсознательном или даже психическом уровне. Каждая новая частица схемы даёт вам рычаг для воздействия на неё. Или же, если вы собираетесь сотворить более абстрактное заклинание, то окружаете себя красками, запахами, звуками, образами, формами — всеми видами воздействия на ваше восприятие — напоминающими о предмете заклинания. Таким образом, вы храните определённые схемы, связанные с предметами или людьми, на поверхности вашего разума и усиливаете свою сосредоточенность на них. Ключевая фраза закона Ассоциации — «общность управляет вещами».
Закон Идентификации сочетает законы Знания, Ассоциации и Персонификации. Он гласит, что благодаря максимальной ассоциации между вашей метасхемой и метасхемой другой сущности вы можете на самом деле стать этой сущностью и обрести её силу. Максимально ассоциируя и упорядочивая данные о сущности или феномене, вы укрепляете своё знание о нём. Творческий акт вживания в образ другой сущности даёт вам не только новые сведения, но и представление о том, как эта сущность воспринимает себя изнутри. Вы изучаете свою личную метасхему с точки зрения иного сознания. Разумеется, это приводит к более тесному сродству, но чревато отождествлением с данной сущностью. Всякие мысли о разделении исчезают, и вы можете делать всё, на что способна сущность, поскольку уже являетесь ею.
К сожалению, многие люди настолько теряются внутри чужой сущности, что не могут выбраться обратно. Они теряют всякое осознание себя как самостоятельной личности. Закон Идентификации имеет преимущественно теургическую природу, поскольку, достигнув цели, вы больше не в состоянии продолжать эксперименты, да и не хотите этого делать. Если идентификация временная, мы имеем нечто, называемое одержимостью «небесными» или «демоническими» силами. Ключевая фраза здесь — «одно может стать другим».
Закон Синтеза, или единства противоположностей, гласит, что в результате синтеза двух противоположных идей рождается третья, более высокого уровня, чем первые две. Эта третья идея является не компромиссом между двумя предыдущими, а чем-то совершенно новым.
Закон Синтеза очень полезен, хотя на Западе он используется больше для мистических, чем для магических целей. Говоря упрощённо, он позволяет удерживать два конфликтующих объёма данных, не испытывая беспокойства или умственного напряжения. Такая схема сознания поддерживает различные виды адаптивного поведения. Она позволяет человеку более гибко изменять свои убеждения и систему ценностей, когда это необходимо. Она отвлекает внимание от неприятных противоречий и таким образом снимает напряжение.
Когда напряжение исчезает, старые и новые данные перестают конфликтовать между собой. В результате появляется нечто совершенно новое: сущность синтеза первоначальных убеждений.
Существует множество трудов, материала по этому вопросу, от еврейской каббалы до тибетской тантры и Карла Маркса. Их объединяет одно: основатели правильно использовали принцип, но последователи запутались в результатах из-за недостаточной осведомлённости. Ключевая фраза закона — «синтез воссоединяет». <…>.
Глава 2. Развлечения и игры с определениями. Магия. Теперь мы собираемся ввести понятие магии, верно? Нет, неверно! Сначала мы совершим небольшой тур по Азии и Европе и соберём сведения для поддержки наших предыдущих аргументов. Начнём путешествие с визита в Персию, откуда происходит слово «магия». Большинство людей связывает это слово с тремя волхвами, явившимися для того, чтобы почтить младенца Иисуса в его колыбели. Визиты правителей и мудрецов к новорожденным святым и спасителям — распространённая тема в языческих мифах, но в данном случае у нас есть, по крайней мере, одно подтверждение. Некоторые астрономы полагают, что в 6-4 гг. до Р.X. (когда Иисус родился на самом деле) в небе наблюдалась новая звезда или комета огромной яркости; маги должны были заметить её, понять, что происходит нечто необычное, и отправиться на поиски. Кроме того, любой маг, достойный своего знания, узнает будущего мессию, если увидит его.
Маги были жрецами Зороастра, адептами религии, которая, кстати, во многом сходна с Христианством. Но они представляли собой и нечто гораздо большее. В издании «Энциклопедия Британника» 1768г. есть занятная маленькая статья о магах, написанная даже лучше, чем в издании 1968г.: «Жрецы-маги были наиболее искусными математиками и философами своей эпохи, когда между образованным человеком и магом ставился знак равенства. В простонародье им приписывались сверхъестественные силы и способности; таким образом, те, кто творил обман и злодеяния, прикрываясь званием мага, ответственны за то дурное мнение о магии, которое теперь имеют все чародеи и колдуны».
Слово «магия» пришло к нам из латыни через древнегреческое слово «магос».. которое, в свою очередь, происходит от древнеперсидского названия одного из мидийских племён (современный Иран). Позднее это слово использовалось для наименования жрецов этого племени, которое, очевидно, ничем иным не отличалось, и распространилось на всех жрецов зороастрийской религии. Я надеялся, что корень «маг» можно проследить до какого-нибудь замысловатого определения в индо-арийском языке, но здесь поиски зашли в тупик. Если корень слова является названием племени, оно, вероятно, означает «народ» или «люди». Хотя это может привести к интересным метафизическим рассуждениям, но никак не помогает нам в лингвистическом отношении. Те, кто хочет больше узнать о зороастрийских магах, могут почитать Геродота, книга первая, глава 101.
Можно также привести интересное сравнение с магистром, мастером или учителем в древнем Риме или средневековом университете (от латинского «магнус», означавшего «великий» или «хозяин»). Позднее большинство чародеев, философов, мистиков и алхимиков также стали называться магистрами. И наконец, на берегу Средиземного моря существовал город Магнезия, известный своими рудными залежами, откуда происходит слово «магнит». Если учесть, какую важную роль в нашей работе играет электромагнитное поле, невольно хочется задать несколько вопросов…
Посетив Персию, Индию, Малую Азию, Грецию и Рим, мы можем приступить собственно к магии. Крепче держитесь за свой рассудок: предстоят нешуточные объяснения. Если вы читали какую-либо литературу по этому предмету, то, наверное, заметили, что существует больше определений магии, чем мистиков, оккультистов, теологов и антропологов, вместе взятых. (Впрочем, если собрать их вместе, они вцепились бы друг другу в глотки за считанные секунды. Хм-м… Если подумать, это не такая уж плохая идея…).
Я хочу дать вам некоторое представление о спектре мнений в определении магии. Те, кто уже выполнил свою домашнюю работу, могут с лёгким сердцем пропустить следующие несколько страниц.
Существует метод, используемый многими авторами, когда (а) им нечего сказать; (б) они загнали себя в угол своими рассуждениями; (с) им платят за каждое слово рукописи. Он известен как метод предоставления доказательств, или «наполнение». Наполнение цитатами обычно производится, когда автор боится высказать собственное мнение или хочет продемонстрировать свою образованность.
Итак, на тот случай, если какой-нибудь дотошный читатель обвинит меня в «наполнении» или низменных намерениях из-за частого использования цитат, лучше заранее изложить свои доводы. Во-первых, другие авторы часто выражаются остроумнее и/или яснее, чем это делаю я. Во-вторых, мне хочется показать, что во многих случаях я не одинок в своём мнении: некоторые общепризнанные авторитеты соглашаются со мной и таким образом придают моей работе часть своей «респектабельности». В-третьих, оккультные термины часто утрачивают своё первоначальное значение благодаря многократному повторению новых формулировок. В-четвёртых, мне хочется показать, что представители самых разных школ мышления невольно соглашаются друг с другом, и сопоставление их цитат часто указывает на сходство взглядов. И наконец, я собираюсь изложить собственное мнение и дать сводное определение понятия «магия» в конце этой главы.
«Магия первоначально означала лишь знание более тонких областей философии; но, поскольку маги в равной степени обладали искусством астрологии, ворожбы и чародейства, сей термин сделался одиозным и использовался для обозначения запрещённой дьяволической науки, приобретаемой через союз с Сатаной и падшими душами» («Энциклопедия Британника», 1768г.).
«Магия есть Высочайшее, наиболее Абсолютное и Божественное Знание Естественной Философии, превосходное в своих трудах и замечательных опытах благодаря правильному пониманию внутренних и оккультных свойств вещей, так что истинные Средства, применяемые к надлежащим Пациентам, производят странные и поразительные воздействия. Следовательно, маги есть глубокие и прилежные исследователи Природы; учёность позволяет им предвидеть события, которые простолюдинам кажутся чудесами» (Гоэций о своде законов царя Соломона).
«Магия есть искусство производить изменения в сознании посредством воли» (Уильям Батлер).
«Магия есть всеобъемлющее знание о природе» (Фрэнсис Барретт).
«Магия есть Искусство и Наука произведения перемен в согласии с Волей» (Алистер Кроули).
«Однако, когда социолог приближается к изучению магии там, где она по-прежнему правит безраздельно, где даже сейчас её можно обнаружить в полном развитии, то есть среди современных дикарей каменного века, то, к своему разочарованию, находит совершенно здравое, прозаическое и даже неуклюжее искусство, представляемое с чисто практическими целями, управляемое грубыми и неглубокими верованиями, выполняемое в упрощённой и монотонной манере. В определении магии, данном выше с целью отделить её от религии, мы описывали её как набор практических приёмов, осуществляемых для достижения определённой цели. То же самое мы обнаруживаем, когда пытаемся отделить магию от знания и ремёсел, с которыми она столь тесно слилась, что требуются значительные усилия для выделения характерных умственных состояний и ритуальной природы магических действий. Примитивная магия — каждый полевой антрополог знает ей цену — крайне рутинна и невыразительна, жёстко ограничена в способах выражения, скудна убеждениями, лишена фундаментальных предпосылок. Запомнив один ритуал, выучив одно заклинание, затвердив принципы магических верований, вы узнаете не только все действия одного племени, но и, внеся незначительные изменения, сможете устроиться колдуном или знахарем в любой части света, чьи обитатели достаточно наивны и будут верить этому незамысловатому искусству» (Бронислав Малиновский).
«Магия — там, где она встречается в чистом виде, — предполагает, что одно природное событие с необходимостью неизменно следует за другим без вмешательства духовного или личного агента. Фундаментальное допущение магии тождественно, таким образом, воззрению современной науки: в основе магии, как и науки, лежит твёрдая вера в порядок и единообразие природных явлений. У мага нет сомнения в том, что одни и те же причины всегда будут порождать одни и те же следствия, что свершение нужного обряда, сопровождаемое определёнными заклинаниями, неизбежно приведёт к желаемому результату, если только колдовство не будет сведено на нет более сильными чарами другого колдуна. Маг не упрашивает высшую силу, не ищет благорасположения переменчивого и своевольного сверхъестественного существа, не унижается перед грозным божеством. Но власть его, сколь бы великой он её ни считал, никоим образом не является властью произвольной и безграничной. Он располагает ею лишь постольку, поскольку строго следует правилам своего искусства или природным законам, как он их понимает. Пренебрегать этими правилами, преступать эти законы (пусть даже в самом малом) — значит навлекать на себя неудачу и даже подвергать крайней опасности свою жизнь. Если маг и претендует на верховную власть над природой, то это власть конституционная, ограниченная в своих полномочиях и осуществляемая в точном соответствии с древним обычаем. Так что аналогия между магическим и научным является обоснованной. В обоих случаях допускается, что последовательность событий совершенно определённая, повторяемая и подчиняется действию неизменных законов, проявление которых можно точно вычислить и предвидеть. Из хода природных процессов изгоняются изменчивость, непостоянство и случайность. Как магия, так и наука открывают перед тем, кто знает причины вещей и может прикоснуться к тайным пружинам, приводящим в действие огромный и сложный механизм природы, перспективы, кажущиеся безграничными. Отсюда и тот мощный стимул, который они дали накоплению знаний» (Дж. Д. Фрэзер).
«Мы должны рассматривать магическое поведение как ответ на ситуацию, открываемый разуму через эмоциональные проявления, но имеющий интеллектуальную сущность. Лишь символическая функция позволяет нам понять интеллектуальное состояние человека, чья вселенная никогда не бывает в достаточной мере заряжена смыслом, и где разум всегда имеет больше доступных смыслов, чем объектов, с которыми их можно сопоставить. Разрываясь между двумя системами сопоставления, значимой и значащей, человек просит магическое мышление предоставить ему новую систему координат, в которой можно совместить на первый взгляд противоположные элементы. Но мы знаем, что такая система строится лишь за счёт развития знаний, требующего от нас отдавать предпочтение лишь одной из двух предыдущих систем и совершенствовать её до того момента, когда она поглотит другую» (Клод Леви-Страусс).
Итак, что же мы имеем? Большинство авторов сходится в том, что магия есть вид упорядоченного знания; что маг, согласно своему мнению, действует в соответствии с законами природы; что это знание является привилегией незначительного меньшинства. Звучит знакомо, не правда ли?
Малиновский, следуя примеру Фрэзера, вполне добросовестно пытается отделить религию от магии и магию от науки. Леви-Страусс в «Структурной антропологии» без труда разделывается с подобными попытками. Но доводы Малиновского неряшливы даже для тех, кто не имеет отношения к антропологии. Согласно Малиновскому, «религия» — это использование нефизических средств для достижения непрактических результатов; «наука» — использование физических средств для достижения практических результатов; «магия» — использование нефизических средств для достижения практических результатов. <…>.
Итак, мы имеем следующее. Магия — это искусство и наука обращения с особыми видами знания, распоряжение которыми приводит к результатам, поразительным для недостаточно информированных людей. Такое определение вполне приложимо к квантовой механике, астрофизике, кибернетике и другим, ещё более «оккультным» наукам. В чём же заключается различие между магией и наукой? А вот в чём. Магия имеет дело со знаниями, которые по тем или иным причинам ещё не полностью исследованы и не подтверждены другими науками и искусствами.
Если содержание магии и других разделов оккультизма ещё не является полностью признанной наукой, то когда-нибудь это время наступит. Оккультистам не нужно бояться, что их царство бесследно исчезнет. Согласно закону Бесконечных Данных, у человека всегда будут новые факты для исследования. Магия и мистицизм составляют лишь малую часть оккультизма; даже когда они будут полностью изучены, останется ещё масса работы. Лишь трусам и шарлатанам следует бояться «вторжения» науки в вотчину оккультизма. <…>.
Глава 9. Выводы и предложения для будущих исследований. Как мы могли убедиться, магия представляет собой очень сложное и запутанное понятие. Из-за ограничений, налагаемых человеческим языком, мы были вынуждены представлять темы поочередно, в отрыве друг от друга, лишь обозначая взаимосвязь между ними. Я предлагаю провести краткий обзор каждой главы в надежде, что это позволит связать воедино всё, о чём мы говорили. <…>.
Во вступлении я поведал кое-какие факты из своей личной биографии и обосновал свою квалификацию в данной области исследований. <…>. В первой главе мы изучили законы магии, признанные во всём мире принципы оккультизма, мы обнаружили, что большинство из них вполне соответствует, возможно, не формальной аристотелевской логике, а современным представлениям о человеческом разуме. Можно сказать, что уже в этой главе мы добились заметного прогресса по сравнению с антропологическими теориями о «примитивной» магии. <…>.
В третьей главе мы бросили дерзкий вызов официальной парапсихологии. Мы дали определение различным типам пси-феномеиов, которые в наше время можно считать общепризнанными. Затем мы углубились в оккультизм, этнографию и экспериментальную парапсихологию и обнаружили новые феномены, которые можно вставить в стандартные системы классификации путём простого логического расширения этих систем. Мы добавили новые понятия атомного психокинеза (АПК), гиперпознания и анти-пси. Мы увидели, каким образом можно применять междисциплинарный подход, чтобы пролить свет на старые проблемы. Мы обсудили некоторые наиболее важные переменные, участвующие в пси-феноменах, и отметили, что они такие же, как и в магии. Затем мы рассмотрели статью профессионального физика, где предоставлены новые данные для механистического объяснения телепатии и другой пси-активности с помощью таких переменных, как ассоциации и эмоции. И наконец, мы пришли к выводу, что почти все магические ритуалы выстраиваются вокруг этих двух переменных.
В четвёртой главе мы изучили восточную систему оккультизма, известную как Тантра. После короткого урока истории мы поговорили о главных целях Тантры: контроле над эмоциями и ассоциациями. Мы рассмотрели понятия мантры, мудры и мандалы (а также их западные аналоги) и узнали как тантристы пользуются ими для достижения своих целей. Мы отметили, что Тантра придерживается всех законов магии, хотя применяет их скорее в теургических, чем в тавматургических целях. Мы исследовали некоторые упражнения и сопутствующие методики обучения в Тантре, многие из которых могут с успехом применяться и в западной культуре. Несколько раз мы упоминали о том, как теософы пытались испортить репутацию Тантры по моральным и религиозным причинам.
В пятой главе развернулась широкая дискуссия о мифах чёрной и белой магии. Мы обнаружили, что такое разделение неоправданно — во всяком случае, с тавматургической точки зрения. Мы обсудили путаницу в терминах между колдунами, чародеями и магами и снова увидели, каким образом поборники нравственности умудрились поставить всё с ног на голову. Мы убедились, что цветовые ассоциации культурно детерминированы и что нет изначально «хороших» или «плохих» цветов. <…>.
В седьмой главе я раскрыл тайну тайн — во всяком случае, некоторые могли так подумать. Мы рассмотрели несколько магических и религиозных ритуалов из разных культур и традиций. Все эти ритуалы подчинены общей схеме, которая заключается в контроле и манипуляциями над эмоциональной энергией и ассоциациями. Затем мы вкратце (из-за недостатка сведений) рассмотрели различия между активными и пассивными ритуалами. <…>.
Теперь вернёмся к девятой главе. Мы сделали резюме по каждому разделу книги и теперь можем перейти к выводам о книге в целом. Она представляет собой обобщение моей личной теории магии, поэтому имеет соответствующий подзаголовок. Это вводное исследование по Жёлтой Магии — просто потому, что я лишь начинаю готовиться к настоящим исследованиям. Это мои теории; они совпадают с моими данными и работают для меня. Они ни в коем случае не являются абсолютной истиной. Эта книга также не является «научным трактатом» в общепринятом смысле. Чтобы сделать её таковой, мне пришлось бы включить в текст столько сносок и цитат, что её размер мог бы удвоиться, а то и утроиться. Возможно, я когда-нибудь сделаю это в своей диссертации, но у меня нет ни малейшего желания «причинять страдания» широкому кругу читателей. <…>.
Я склонен согласиться со словами исследователя психики и писателя Аллена Спаггетта в недавнем письме, полученном от него: «Конечно, возможно, что наши понятия о веществе и энергии наивны, и реальность представляет собой нечто совершенно иное». Думаю, он попал в яблочко, хотя немногие профессиональные оккультисты осмелились бы на такую откровенность. Нам нужно больше исследований!
Во вступлении я сказал, что смысл этой книги полностью раскроется лишь после того, как она устареет. А устареть она может лишь после проведения новых исследований. Я с радостью приглашаю всех, кто согласен и не согласен со мной, подтвердить свою точку зрения делами, а не словами. Если кто-то докажет, что всё изложенное в этой книге абсолютно неверно, я буду так же рад, как если бы все Мои идеи оказались верными. Единственный способ что-либо доказать — обширные, открытые исследования. У меня ещё нет денег на такие исследования, но у тех, кто не согласен со мной, деньги имеются. И если мы сможем «развести под несогласными костёр», им придётся финансировать исследования — хотя бы в попытке опровергнуть всё более весомые доказательства того, что человеческий разум обладает большей мощью, чем любое из технологических творений человека.
А пока я без лишней скромности считаю, что вы держите в руках лучшую и наиболее достоверную книгу но магии и оккультизму на сегодняшний день. Я старался выражать свои мысли в наиболее ясных и практических терминах. Эта книга не может мгновенно сделать вас магом; впрочем, никто и ничто не в силах это сделать. Упорный труд, учёба, гибкий подход и развитое воображение — вот ключи к успеху. Надеюсь, что теперь, прочитав любую книгу по оккультизму, вы сможете отделить зерна от плевел. Как уже было сказано в самом начале, эта книга уникальна. До тех пор пока новые исследования не сделают её устаревшей, вам никуда от неё не деться. Недостаточно данных!
Глоссарий. Магия — Наука и искусство составления системы понятий и методов для накопления эмоций и изменения электрохимического равновесия организма, с использованием ассоциативных методик и приспособлений для концентрации и фокусировки эмоциональной энергии. Энергия, излучаемая человеческим телом, модулируется с целью воздействия на иные энергетические схемы, как одушевлённые, так и неодушевлённые, а иногда и для воздействия на собственные энергетические схемы. Магия является одним из способов контроля над пси-феноменами».

(Филипп Боневитс. Реальная Магия. / Пер. с англ.
К.Савельева. 1998г. Сайт www.вседуховное.рф.)

* * *

Таким образом, согласно выше приведенной информации, где были представлены различные «определения» и «толкования» такого понятия, как «магия», можно говорить о том, что Магия — это:
— наука
— жизнь
— обряды
— безумие
— мудрость
— искусство
— наука наук
— колдовство
— энергетика
— реальность
— могущество
— волшебство
— чародейство
— высокая наука
— шарлатанство
— всеобщая наука
— скрытое знание
— чудесное знание
— часть культуры
— подлинная наука
— священная наука
— грех перед Богом
— священное учение
— делание эзотерика
— духовная мудрость
— действия и обряды
— система мышления
— сила для избранных
— заблуждение людей
— состояние сознания
— наука древних магов
— творческий процесс
— и наука, и искусство
— традиционная наука
— природная сущность
— энергия других миров
— эзотерические знания
— традиционное знание
— божественное знание
— чудеса возможностей
— элитарная дисциплина
— определенные действия
— познание начал и путей
— ложная научная теория
— символические действия
— мысль, наделенная силой
— своеобразная философия
— путь духовного развития
— инструмент объединения
— архаичное мировоззрение
— процесс духовной алхимии
— малая часть оккультизма
— разновидность эзотерики
— великое средство для всего
— древнейшая часть религии
— нечто сверхъестественное
— вид упорядоченного знания
— Трансцендентальная Наука
— социокультурная практика
— серьезная оккультная наука
— форма иррациональной веры
— искусство управления энергией
— система ритуальных действий
— наука практического творения
— умение использовать свою силу
— сверхъестественное колдовство
— обряды и ритуальные практики
— воздействие посредством мысли
— традиционная форма эзотерики
— один из путей развития сознания
— информационное ограничение сил
— часть нашей повседневной жизни
— религиозно-мистический феномен
— сознательная связь с миром духов
— глубинное постижение своего «Я»
— каждое преднамеренное действие
— ключ к счастью каждого человека
— особый тип эзотерического знания
— использование знаний тонкого мира
— не ваши действия, а ваша сущность
— наука о совершенствовании сознания
— лишенная рациональной логики наука
— частное проявление экстрасенсорики
— верование в особые действенные силы
— высшее проявление профессионализма
— система определенных действий и слов
— ядро большинства религиозных систем
— одна из трех основных наук эзотеризма
— практическое приложение духовных сил
— древнейшая форма мифологии и религии
— Наука и Искусство вызывать Изменение
— технология, доведенная до совершенства
— традиционная наука о секретах природы
— искусство заставлять вещи происходить
— явления природы, которые еще не изучены
— частный случай от эзотерического учения
— загадочные манипуляции с некоей энергией
— часть элитарной, эзотерической культуры
— Высшая Герметическая Наука и Искусство
— способ реализации возможностей человека
— священной наукой, неотделимой от религии
— практика сакрально-культового характера
— активное использование связи с миром духов
— лишь средство достижения какой-либо цели
— глубокое и надежное познание тайн природы
— искусство вызывать беспричинные следствия
— наиболее грубая, первобытная форма религии
— одна из древнейших систем развития человека
— система вхождения в контакт с духами вещей
— выявление тайных закономерностей Вселенной
— проявление неизвестных пока законов природы
— способ взаимодействия с окружающим миром
— древнее средство влияния на окружающий мир
— фундаментальный элемент человеческой жизни
— сакрально-культовый и эзотерический феномен
— использование мистических знаний на практике
— частный случай мистики, ее оперативная форма
— лишенная внутренней духовной ценности религия
— искусство ментального управления тонким миром
— наука о самом стремлении познать Божественное
— знание и употребление на деле тайных сил природы
— знание и употребление на деле тайных сил Природы
— развитое знание сил внутреннего существа человека
— духовный путь для людей с мистическим складом ума
— науки, которая скрыта под тенью древних мистерий
— наука о взаимодействиях тонкого мира с физическим
— в первую очередь характеристика духовного развития
— искусство и наука обращения с особыми видами знания
— необыкновенная сила воздействия на кого- или что-либо
— обращение к тайным силам с целью влияния на события
— важная составная часть многих обрядов всякой религии
— нефизические, сверхъестественные способы воздействия
— искусство коммуникации на различных уровнях реального
— целенаправленное использование человеком Закона Подобия
— способ духовно-практического освоения действительности
— философия наиболее возвышенная и наиболее таинственная
— способность управлять течением энергетических процессов
— наука и искусство сочетания системы концепций и методов
— квинтэссенция важнейших наблюдений древних и их мудрость
— законы природы, которые еще не изучены официальной наукой
— наука и искусство вызывать изменения в соответствии с волей
— высшая из наук, или Мудрость, опирающаяся на знания и опыт
— практика использования сверхъестественных, «надмирных» сил
— форма постижения бытия, основанная на мистическом ведении
— выявление тайных закономерностей вселенских причинных связей
— изменение ситуаций и событий в соответствии с волей человека
— наука о связи и управлении божественными и надземными силами
— искусство волшебных воздействий через обращение к высшим силам
— преднамеренное, умелое и тайное энергоинформационное воздействие
— возвышенная и величественная Наука, Божественная, выше всех других
— информационное видоизменение пространства в заданном направлении
— совершенно особый взгляд на мироздание и происходящие в нем процессы
— учение и практика сверхъестественного воздействия на предметный мир
— способность человека сверхъестественным путём воздействовать на мир
— невидимая энергия, направленная для достижения желаемого результата
— создание силы, способной совершать «работу» для достижения ваших целей
— адаптированное к нынешним условиям научное знанием ушедших цивилизаций
— способность человека воздействовать на природу, людей, животных, богов…
— наука, которая исследует умственные и нравственные возможности человека
— способность осознавать нечто такое, что обычному восприятию не подлежит
— наука о воздействии (или управлении) энергией, манипулирование законами природы
— применение динамизированной человеческой воли к быстрому развитию сил природы
— наука и искусство вызывать целенаправленные изменения параметров объектов или процессов
— скрытые (от большинства людей) возможности любого предмета, живого существа или растения
— некий род деятельности, которая, как считается, создает изменения в естественном универсуме
— невидимая энергия, которой обладают избранные люди для достижения определенных результатов
— древняя система знаний, включающая в себя известные нам знания, а также многое и многое сверх того
— знание принципов и способов приобретения человеком власти над … и применение этого знания на практике
— возможность достичь своих целей, помогать людям, познать свою природу и границы своих возможностей
— учение о возможности и допустимости сознательного воздействия человека на элементы окружающего его мира
— символическое действие или бездействие, направленное на достижение определённой цели сверхъестественным путём
— совокупность приемов, методов, систем посвящения, позволяющая произвести изменения в духовном и материальном мире
— метафора динамических взаимоотношений между человеческим сознанием или волей и всем, что лежит за пределами этого
— не только совокупность различных обрядов, заговоров, ритуалов, молитв и так далее, прежде всего — это ваша энергетическая сущность
— специфическая и универсальная власть, которая принадлежит только человеку и обнаруживает себя только в магическом искусстве
— процесс использования гибкости Реальности и формирования ее — или ее алхимической трансмутации — в соответствии с конкретными целями или задачами
— и др.

* * *