Статья 2.4. Тантра как Древняя Магия. (ч.3).

«Магия дает повод к значительной массе недоразумений… <…>, термин «магия» беспрестанно и невпопад применяется сегодня к самым различным вещам, и порой без малейшей связи с тем, что он реально обозначает. Все, что кажется более или менее странным, что выходит за рамки обычного (или того, что принято считать таковым), многие считают «магическим»… <…>, в обыденном языке само это слово уже не имеет иного смысла. <…>. По крайней мере, надо уметь определять подлинную природу вещей и отводить каждой надлежащее ей место» (см. Рене Генон. Заметки об инициации. Сайт www.вседуховное.рф.).
«Сегодня авторы многих текстов о разнообразных магических традициях дают свою «авторитетную» интерпретацию Магии, если всегда держать в уме, что каждый автор всегда описывает исключительно свой субъективный опыт, пытаясь дать определение Магии. <…>. Академические ученые, изучающие магические практики с якобы объективных позиций, так и не дали ни одного удовлетворительного определения, что такое Магия. <…>. Магия — одно из слов, наряду с такими словами, как «любовь» или «искусство», значение которых, в конце концов, должно быть установлено переживающим этот опыт индивидом, а не каким-то внешним авторитетом» (см. Николас и Зина Шрек. Полный путеводитель по сексуальной магии Пути левой руки. Сайт www.litrus.net/book/.).
«На самом деле те, кто ничего не понимает в Магии, не смогут вынести о ней верного суждения. Более того, никто не может иметь какого-то индивидуального представления о Магии. Это наука в себе, как, например, математика. Это точная и абсолютная наука о природе и ее законах. <…>. Магия вручает человеческому мозгу точный философски-религиозный инструмент, не менее надежный, чем математика; более того, именно в нем корень непогрешимости той же математики» (см. Элифас Леви. История Магии. Обряды, ритуалы и таинства. Центрполиграф. 2008г. 384 стр.).

* * *

4. ЧТО ТАКОЕ МАГИЯ?

(продолжение)

4.4. ИНТЕРНЕТ-ФОРУМЫ И САЙТЫ.

«Магия — искусство управления энергией, позволяющее воздействовать на предметы, энергию. Маг может изменять погоду, воздействовать на человека, заставляя его сделать то, что нужно магу. Что же такое магия? Согласно Wikipedia, Магия (лат. magia) — обряды, связанные с предполагаемой способностью человека сверхъестественным путём воздействовать на мир: на явления природы, события, на людей, животных и предметы.
Давайте посмотрим, как действует магия. Маги, не касаясь предмета, тем не менее, воздействуют на него. Воздействие происходит на энергетическом уровне. Папюс, в своей книге «Практическая магия», сравнивал магию с наездником, управляющим лошадью, которая везет телегу. Наездник непосредственно не воздействует на телегу, энергия наездника направлена на воздействие на лошадь, таким образом, магия — это наука о воздействии (или управлении) энергией, манипулирование законами природы. Магию нельзя освоить, не понимая ее сути и структуры».

(Магия. Сайт www.magic.grimuar.info.)

«Вопрос: Как Вы думаете, Магия — это грех или нет??? Правда то, что магия делится на Белую и Черную???
Комментарии. 1. Грех! Очень большой!
2. Магия даже не серо-буро-малиновая, она просто есть… различие только в том… с какой целью она применяется.. во зло или в добро. Когда вы в чём-то убеждаете человека, и он идёт вам на уступки… это уже и есть магия, потому, что вы уже зашли на его территорию (энергетику).
3. Магия — это всегда магия. Разница только в том, что Черная без обмана использует свою терминологию, символику и атрибутику, а серые, белые, прикрываются чужой. Магия не несет добра изначально, т.к. под видом добра несет зло. Поверьте экстрасенсу с опытом.
4. Естественно, грех. Любая.
5. Да, это грех. Есть просто магия — это от сатаны. Все, оттенков не существует.
6. Никакого греха, и деление на Черную и Белую придумали люди, которые все, что выходит за узенькие рамки их мирка, считают неправильным, они же и в грех магию записали.
7. Для меня ритуальная магия — замысловатая форма, в которую люди оформляют свою и внешнюю жизненную силу для достижения своих целей. Ум «мага» фиксируется на ритуале, он нейтрализуется как основная помеха действиям бессознательного. Остальное — дело запущенного бессознательным процесса. В более широком смысле магия — это жизнь. Всё вокруг пронизано энергией, с которой мы взаимодействуем, которую принимаем в себя и исторгаем наружу. Любая манипуляция с энергией Бытия и есть магия, настоящая магия. Деление на «чёрную» и «белую» происходит от моральной оценки воздействий «мага» на мир, поэтому особого смысла я в нём не вижу.
8. Что ж так сразу грех, человек её не придумывал, а только пользуется, наверное (сам не видел), значит происхождение у нее естественное, а раз естественное, значит и грехом она быть не может. Кстати на вопрос про цвет, отвечу, что это то же, что и понятия греха, если для кого-то вдоволь пожрать и запить это винцом для улучшения пищеварения — это грех, типа не чревоугодствуй, то для меня это будет правильный обед или ужин, а вот истощать организм, не давая ему мяса и др. продуктов, запрещенных в пост, я посчитаю грехом.
9. Это тоже самое спросить, а правда, что милиция делится на хорошую и плохую. Скорее всего, это деление происходит внутри нашего сердца. Магия сама по себе единая, а вот люди, которые увлекаются ею, занимаются ею, работают с ней, делятся на хороших (белых), и плохих (черных). Вот она черта водораздела.
10. Грех — это на сегодняшний день совершенно неопределенное понятие. Определение Белой, Черной и Серой магии из книги Крэга «Современная Магия»:
«БЕЛАЯ МАГИЯ. В восточной культуре белая магия известна как Йога. Когда большинство людей говорит о Йоге, они подразумевают Хатха-Йогу. Хатха-Йога занимается совершенствованием тела, подготавливая его к истинной Йоге. Слово «йога» произошло из санскритского корня «юг», обозначающего связь или соединение. Эта «связь» в истинной Йоге обозначает соединение с Богом. Белая магия иногда называется мистикой — Йога Запада. У нее много разных названий — Космическое Сознание, Знание и Разговор со своим Ангелом-Хранителем, реализация Самости. Мы используем определение, данное Золотой Зарей: Белая магия — наука и искусство вызывать изменения в соответствии с волей, используя средства, не признаваемые традиционной наукой, ради получения Знания и Беседы со своим Ангелом-Хранителем.
ЧЕРНАЯ МАГИЯ. Эта категория магии не нуждается в объяснении: Черная магия — наука и искусство вызывать изменения в соответствии с волей, используя средства, не признаваемые традиционной наукой, ради причинения себе или другим физического или нефизического вреда, совершаемого сознательно или неосознанно.
СЕРАЯ МАГИЯ. Серая магия — смесь белой и черной. Она может стать как той, так и другой или оставаться серой. Серая магия — наука и искусство вызывать изменения в соответствии с волей, используя средства, не признаваемые современной наукой, ради совершения физического или нефизического блага себе или другим осознанно или неосознанно».
11. Магия — это знание и употребление на деле тайных сил Природы, способность человека воздействовать на природу, людей, животных, богов…, быть волшебником, чародейником, колдуном. Это вовсе не грех использовать свой дар (замечу — Божий дар) для получения желаемого. Главное, чтобы это «желаемое» не шло против законов Природы. А кроме белой и черной магии есть еще очень много других видов. Желтая магия — это магия власти (пришла с Востока — Китай и Индия). Зеленая магия — это магия растений. Фиолетовая магия — это магия, которая помогает постичь истинную суть вещей (пришла из древнего Египта). Серая магия — это протрептическая магия, то есть защитная, оборонительная или профилактическая. Красная магия — тайная наука о восьми маргинальных феноменах человеческой деятельности. Сюда входят — телепатия, телекинез, левитация, телегония, телепортация, процесс переселения душ, выход в астрал и формирование способа действия (Божественное, непорочное зачатие). Sapienti sat!
12. Магия — это те же законы природы, которые еще не изучены официальной наукой, и, может быть, не изучат никогда… Приворот точно грех».

(Сайт www.otvet.mail.ru.)

 

4.5. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИСТОЧНИКИ.

«Глава V. Тантра. Загадочные культы и земледельческие обряды. 5. Латасадхана и янтры. Возможно, что слово «магия» более уместно, чем выражение «примитивные религиозные феномены». Как бы то ни было, следует отметить тот факт, что на поздних стадиях развития культуры, когда Магия утратила свой первоначальный смысл и превратилась в религию, старое верование в особые действенные силы сохранилось, хотя значение его стало иным».

(Чаттопадхьяя Д.Л. Локаята Даршана. История
индийского материализма. / Пер. с англ.
М. Издательство иностранной литературы. 1961г.)

«Аннотация. Идрис Шах (1924-1996) — выдающийся исследователь, популяризатор и практик суфизма, автор более 35 книг и 100 монографий. В его послужном списке 20 бестселлеров, переведенных на 12 языков и проданных в разных странах мира числом более 15 млн. экземпляров. От магического искусства, описанного еще в Библии, до современных дервишей и факиров, от Египта времен первых династий до Урала и Дальнего Востока — таков временной и пространственный диапазон «Магии Востока» Идриса Шаха. Описания магических ритуалов, в особенности суфийских, взяты автором из первых (часто своих) рук, чудеса, совершаемые факирами, дервишами и алхимиками, наблюдались им лично, исторические свидетельства также приводятся по первоисточникам; добавьте сюда ясный и легкий даже для рядового читателя стиль изложения поистине неисчерпаемого материала, стараниями автора сведенного в эту небольшую книгу, — и вы увидите перед собой настоящего проводника в экзотическом лабиринте Магии Востока.
1. Магия — интернациональное явление. Чем глубже изучаешь сверхъестественное и его приверженцев, тем очевиднее становится факт: разум людей, принадлежащих к различным обществам и даже цивилизациям, работает по аналогичной схеме. По мнению оккультистов, удивительное сходство магических верований и ритуалов объясняется существованием единой тайной науки, которая передается от адепта к адепту и от народа к народу. В то же время сторонники теории «культурных заимствований» полагают, что распространение оккультизма связано с естественным социальным общением между народами. Трудно сказать, кто из них ближе к истине. Однако всевозможные чудотворцы издавна привлекали к себе внимание исследователей. <…>.
Многие авторитетные ученые признают, что оккультное знание непрерывно передавалось от одного монголоидного народа к другому. Можно провести четкие параллели между шаманскими обычаями китайских, японских и других дальневосточных магов, с одной стороны, и аналогичными обрядами эскимосов и некоторых индейских племен монголоидного типа, с другой. Одним из ярких примеров может служить состояние медиумического транса, связанного с прорицаниями и ясновидением. Мусульмане и другие жители Востока пошли на компромисс и разделили магию на «дозволенную» и «недозволенную» (по аналгии с «черной» и «белой» магией на Западе). <…>.
Однако магия всегда оставалась и остается автономным явлением, которое официальная религия не может ни поглотить, ни уничтожить. Подобно религии, магия имеет сверхъестественную основу: она опирается на силу, которая превосходит человеческую. Отсюда проистекает стремление оккультистов защитить себя и их потребность во власти над людьми, над стихиями и над самой «судьбой».
Магия обладает теми же атрибутами, что и религия: предметы искусства, ритуальные облачения, курения и повторения слов, фраз и молитв. Из веры в существование сверхъестественных сил проистекает желание вступить в союз в этой силой, заключить с ней Договор. Существует два типа договора: между человеком и Богом и между человеком и духом. Теологи Средневековья и более позднего времени утверждали, что в книгах по магии пародируются церковные обряды; что маги стремятся вступить в соглашение с Дьяволом, подражая Богу, заключившему договор с людьми. Исследования нового времени показали, что представление о магическом «договоре» возникло в глубокой древности, задолго до появления ортодоксальных религий нашего времени. Места, предназначенные для проведения магических и религиозных обрядов, также отличаются во всем мире поразительным сходством».

(Идрис Шах. Магия Востока. / Пер. В.Нугатова.
М. Локид Миф. 2000г., 2001г. 304 стр.)

«Об авторе. Умберто Эко (р. 1932г.) — итальянский прозаик, семиотик, культуролог, эссеист. Преподавал эстетику и теорию культуры в университетах Милана, Флоренции и Турина. Профессор Болонского университета. Почетный доктор множества иностранных университетов. К какой бы области человеческой деятельности ни обращался Умберто Эко, он ставит перед собой задачу провести полное исследование, поскольку полагает, что идеи имеют социальную функцию. Он исследует проблему накопления и передачи знаний, место и роль науки в современном обществе, увлекательно описывая складывавшийся исторически образ науки, а также соблазны и опасности, подстерегающие ученого в его взаимоотношениях с современным обществом. Такова тема его выступления на международной конференции по вопросам научной информации в Риме в ноябре 2002г., которое мы предлагаем вниманию читателей.
Умберто Эко: Люди сегодняшнего дня не только ожидают от технологии непомерных достижений, но прямо требуют их, при этом не отграничивая разрушительную технологию от технологии созидательной. Дети воспитываются компьютерными играми, дружат по Интернету. Они живут в технологии, они не в состоянии представить себе, как мог бы существовать иной мир, мир без компьютеров и даже без телефонов. Но с наукой такой близости не выходит. Средства массовой информации сами путают науку с технологией и, к сожалению, запутывают публику, та начинает считать наукой все, что имеет отношение к технологии, и при этом не ведает, в чем содержание науки, и не знает, что технология — только придаток, только следствие, но никак не первостепенность. Технология — это когда предлагается всё и сразу. А наука движется постепенно.
Поль Вирильо так описал нашу эпоху: всех захватила (я бы выразился — загипнотизировала) скорость. Главный знак нашего мира — скорость, это угадали с опережением футуристы. Мы желаем тратить не больше четырех часов на перелеты из Старого Света в Новый. Мы так привыкли к быстроте, что досадуем, когда медленно грузится электронное письмо или запаздывает самолет. Однако эта технологичность жизни нисколько не эквивалентна научности. Она тождественна, если угодно, магичности.
Что же такое магия, чем она была на протяжении столетий и чем является сегодня, пускай в закамуфлированном виде?
Магия означает веру, будто можно перескочить в быстром темпе с причины на результат, опустив промежуточный процесс. Ткнуть булавкой в изображение врага — и враг погибнет. Произнести заветную формулу — железо станет золотом. Воззвать к ангелам и через ангелов направить важную информацию. Бенедиктинский аббат Тритемий (XV в.) выступил провозвестником современных шифровальных машин, разрабатывая системы секретного кодирования для передачи посланий от правителей военачальникам. Все схемы Тритемия в наше время запросто взламываются на компьютере, но для его собственного времени они были достаточно гениальны. Так вот, чтобы схемы смотрелись поаппетитнее, автор изображал свою технику как волхвование, включающее в себя созыв ангелов, которые озаботятся перенести подальше и поконфиденциальнее нашу зашифрованную информацию.
Магия — это когда не показывают длинную цепь следствий и причин и в особенности когда не пытаются проверить эту цепь методом повторяемых экспериментов. Чудо совершается сразу, в том-то и красота магии. От первобытных культур до просветленного Возрождения и далее до сегодняшнего дня, до мириад оккультных сект и групп, кишащих в Интернете, — вера в магию, надежда на магию отнюдь не угасла по воцарении опытной науки.
Страсть к стремительным перескокам от причин к результатам олицетворилась в технологии, которая воспринимается как дочь науки. А сколько пришлось попыхтеть, чтобы от первых компьютеров Пентагона, от «Элеа» фирмы «Оливетти» размером с целую комнату дойти до нашего с вами «лэптопа», где имеется все и сразу? Технология из кожи вон лезет, чтоб затушевать порядок причин и следствий, сделать вид, что причин не существует, что все вершится само собой, волшебно.
Первые компьютерщики писали программы на Бейсике, который был не машинным языком, а языком почти мистическим. Впоследствии система Windows заоккультировала это программирование на языке Бейсик, потребитель нажимает на кнопку и переворачивает перспективу, связывается с заморским корреспондентом, получает результат астрономического расчета; потребитель остается в полном неведении, каким же путем он дошел до этого (а путь-то был!). Компьютерный пользователь воспринимает компьютерную технологию как магию.
Наверное, покажется странным, что эта магическая ментальность живуча в наше время, но стоит посмотреть вокруг, и мы убедимся, что магия популярна повсеместно. Повсюду правят бал сатанинские секты, под боком у нас исполняются синкретические обряды — те самые, за которыми совсем недавно антропологи ездили в далекую Бразилию, а сегодня монсеньор Милинго устраивает свои радения в Риме, хотя Рим — отнюдь не Баия.
И даже традиционные религии все чаще отступают, дрожа под натиском многообразных чужих ритуалов и, дабы подманить публику, ныне перестают обсуждать публично и такую тематику, как таинство Троицы (хотя вообще-то богословские диспуты, хоть и подчинены особым критериям, все-таки методологически ближе к науке, нежели к магии, уж хотя бы по одному тому, что они развиваются поэтапно, ступень за ступенью, шаг за шагом), — и предпочитают преподносить сошествие Святого Духа как мгновенное чудо».

(Умберто Эко. Наука, технология и магия.
Ж. «Экология и жизнь». №4 2008г. Сайт www.elementy.ru.)

«Гению Елены Петровны Блаватской, мученику Великого Дела и защитнику прав человечества, с уважением посвящает этот труд автор.
Предисловие. Наш век — век рассудочных построений. Большинство образованных современников, так сказать, живут головой, не прислушиваясь к речи сердца. На троне — скептицизм, и мудрости лишь тогда позволено высказаться, когда ее слова не противоречат соображениям личной выгоды. Блюстители науки пытаются заключить бесконечную истину в пределы своего ограниченного разумения, а всё, чего не могут объяснить, объявляют несуществующим. Наши философы отказываются признавать, что властвует над мирозданием любовь, чей свет отражается в человеческой душе. Наши мудрые современники хотят рассматривать вечные истины при колеблющемся пламени свечи своего рассудка, опираясь на чувственные наблюдения; они забыли, что человечество едино и что один человек не может вместить Всё. Они пытаются научно обосновать, почему человек должен быть справедливым и честным и почему он не должен ставить свои собственные интересы выше стремлений других представителей своего рода.
Все согласятся, что конечный удел человека не зависит от его умозаключений касательно космологии, пневматологии, идеи спасения и т.п.; и, может быть, пока он не владеет истинным знанием, один набор верований и убеждений ничуть не хуже другого. Но чем скорее человек освободится от ошибочных построений и познает подлинную правду, тем меньше он встретит препятствий на пути восхождения и тем быстрее достигнет конечного совершенства.
Поэтому наиболее важным представляется такой вопрос: может ли человек достоверно узнать то, что недоступно его чувственному опыту, иначе чем доверясь словам некоего предполагаемого авторитета? Можно ли развить интуицию настолько, чтобы она дала подлинное знание, или мы вовеки обречены зависеть от слухов и домыслов? Может ли отдельный человек овладеть силами, недоступными пониманию современной науки, и если да, то как? <…>.
Эта книга писалась не для того, чтобы убедить скептиков в том, что оккультные феномены происходили в прошлом и происходят сегодня; скорее, мы попытались доказать саму возможность таинственных явлений. Здесь предлагаются некоторые объяснения со ссылкой на законы Природы, с которыми подобные явления вполне согласуются. <…>.
Введение. «Нет религии выше, чем познание истины». Как бы ни истолковывали древние и современные невежды слово «магия», по-настоящему оно значит «Высшая из наук, или Мудрость, опирающаяся на знания и опыт». Искусство Магии — это искусство управлять невидимыми, духовными силами так, чтобы добиться видимых результатов. Причем эти силы — вовсе не незримые существа, порхающие в окружающей пустоте и готовые явиться по первому зову любого вызубрившего несколько заклинаний и обрядов. В основном это, скорее, невидимые, но могучие волевые устремления, движения эмоций, желаний и страстей, потоки мыслей и фантазий, порывы любви и ненависти, страха и надежды, веры и сомнения и т.д., и т.д. Всё это — проявления того, что зовется душой; они управляют нами всегда и везде, сознаём мы это или нет, хотим мы этого или не хотим. Тот, кто лишь подчиняется воздействию таких устремлений, а не властвует над ними, оказывается их орудием, «медиумом», проводником и зачастую — рабом. Тот же, кто научился управлять самим собой, а значит, и этими потоками, становится подлинным магом, он могуч и деятелен и может распоряжаться силами своей души во благо или же во вред. Таким образом, каждый, кто не лишен рассудка, — маг настолько, насколько развита его воля: белый маг использует свои способности для служения добру, черный — для служения злу. Красивая одежда и изящные манеры обладают большей волшебной силой, чем все заклятия в колдовской книге невежественного «чародея». <…>.
Можно сказать, что Магия — это наука, которая исследует умственные и нравственные возможности человека, а также то, какую власть он может обрести с их помощью над собой и другими. Однако прежде требуется выяснить, что есть Человек и какое место он занимает в мироздании. Подобные исследования, проведенные должным образом, покажут, что элементы, из которых состоит сущность человека, те же, что и начала Вселенной. Можно сказать, что Вселенная — это Макрокосм, а человек — его точная копия — Микрокосм. <…>.
Владеет ли «рациональная» наука подлинным знанием о Человеке? Область, доступная ей, ограничена возможностями чувственного восприятия или возможностями приборов; наука не может преодолеть границу мира вещей, войти в храм незримого, ей ведома лишь внешняя форма, в которой обитает реальность. Ей знакома лишь призрачная оболочка человека, а не подлинная его суть, в наличии которой наука сомневается. Бесполезно надеяться, что она разрешит вопрос, заданный тысячу лет назад Сфинксом.
Владеют ли подлинным знанием о Человеке основные религиозные учения? Рядовой богослов понимает таинственное существо, именуемое человеком, столь же неверно, как и современный ученый. Первый рассматривает человека как личность, отдельную от других, вокруг которой в её бесконечной малости вращаются интересы бесконечно великого. Он забывает то, чему учили основатели мировых религий: что изначальный человек (Адам) был внеличностной Силой, что подлинный Человек (Христос) целостен и неразделим, что личность — храм, где живет Дух Божий.
Незнание истинной природы человека привело к тому, что в изложении большинства богословов всех стран любые учения основаны на эгоистических мотивах и за основу берут «я», что противоречит духу истинной религии. <…>.
Человек лишь тогда обретает жизнь в Духе, когда начинает осознавать свою духовность. Чтобы достичь совершенства, требуется в равной мере физическое здоровье, интеллектуальное развитие и духовное познание и деятельность. Неэгоистичный интеллект должен служить опорой интуиции, а чистая душа — обитать в здоровом теле. Как добиться этого, не объяснят ни наука, исследующая иллюзии, ни религия, основанная на этих иллюзиях; этому учит Религия Мудрости веков, суть которой — истина; овладеть ею — высшая цель жизни человеческой.
Эта Религия Мудрости — наследие пророков, святых и просветленных, всего мира, и неважно, какую веру они исповедовали. Древние брахманы, египтяне и евреи возглашали о ней в храмах и пещерах, её проповедовал Гаутама, она — основа Элевсинских и вакхических мистерий греков, она — изначальная суть учения Христа. Это религия человечества, что стоит превыше конфессий и формальностей. <…>.
Глава XII. Выводы. Облечь в образы вечное и непознаваемое, описать словами невыразимое — задача невероятной трудности. Внеформенное нельзя облечь в форму, его можно только представить в аллегориях, понятных лишь тем, чье сердце открыто свету истины. Неправильное толкование аллегорического языка священных книг привело к религиозным войнам, к тому, что были замучены, сожжены, убиты тысячи невинных жертв. <…>.
В Библии говорится: «Тайное принадлежит Богу», и в «Бхагавад-Гите» та же истина повторяется другими словами: «Тем, чьи души влечет моя незримая природа, придется нелегко, ибо трудно найти незримый путь облаченным в тело». Величайшие поэты мира нередко сожалели о бедности человеческого языка, так как им не хватало слов, чтобы передать речи сердца; а те, чьи разум и душа были чисты и готовы к приятию духовных истин, мудрейшие из людей, такие как Будда и Иешуа, не оставили нам никаких записей своих учений, которые не вмещались в слова; и их идеи могут постичь лишь те, кто чувствует то же, что они, и чьи сердца открыты свету божественного откровения.
Природа всего сущего триедина, и потому символы священных книг Востока и Запада заключают в себе тройной смысл: экзотерический, эзотерический и тайный. Обывателю — неважно, учен он или не учен, — доступен только внешний сюжет, который в большинстве случаев настолько нелеп, что уже одно это должно заставить каждого здравомыслящего человека задуматься; с другой стороны, нелепость его не настолько бросается в глаза, чтобы смутить невежд, и они могут либо принимать священные тексты буквально, либо отрицать само учение из-за кажущейся противоречивости, не попытавшись проникнуть глубже, или же в раздражении выяснять истину в споре с воображаемыми оппонентами.
Тех, кто стремится узнать, можно научить, но те, кто считает, что им всё известно, отказываются учиться. Потому-то светила науки и ученые богословы, призванные хранители истины, часто последними приобщаются к подлинному знанию. Старая французская поговорка, гласящая «les extremes se touchent» (крайности сходятся), справедлива в области разума так же, как и везде. Эзотерический смысл символов внятен всем, кто доверяет собственной интуиции, и любому, кто не отвергает истины, его можно растолковать. Однако тайное значение образов священного учения нельзя выразить словами, его может постичь лишь тот, кто уже сам вступил на путь, ведущий к совершенству. <…>.
Есть три рода знания: полезное, бесполезное и вредное. Наиболее полезно знание истинной природы человека, его предназначения и его возможностей. Потому нет знания выше религии, иными словами, верного знания о том, что связано с духовной, чувственной и телесной природой человека. Тот, кто владеет им, — могущественный целитель душ и тел, он лечит силой собственного духа. Поэтому любая попытка отделить религию от науки, этику от медицины — роковая ошибка.
Бесполезное знание — это то, что рождается из иллюзий и заблуждений. Это не подлинное знание, хотя многие его положения у цивилизованных людей считаются основой основ. Многие наши «научные достижения» не представляют никакой реальной ценности, поскольку базируются на ложных представлениях, и какими бы логичными ни были сами умозаключения, выведенные из ложных посылок, ложь порождает только ложь.
Пока истинная природа человека не познана, его низшие интересы часто принимаются за высшие. Научные достижения — зачастую всего лишь способ играть на невежестве тех, чей ум не настолько изощрен, способ добиться денег и материального благосостояния, причем способ весьма действенный. Но духовное развитие они задерживают, а потому, мягко говоря, бесполезны с точки зрения истинных и неизменных интересов человека.
Вредное знание — это научные изыскания, никак не соотносимые с нравственным аспектом истины. Это неполное знание, так как оно открывает только часть правды. Интеллектуальный рост, не сопровождаемый ростом нравственности, — проклятие человеческого рода. Знание должно освещаться Мудростью, иначе оно становится опасным. Истины, истолкованные неправильно и использованные во зло, умножают страдания. Обретя силу, человек далеко не всегда представляет, как эту силу правильно использовать. <…>.
Чтобы достичь состояния, когда извечная истина напрямую открывается нам, нужны не умственные усилия, а духовное развитие. Мы должны стать хозяевами собственных мыслей и желаний, научиться погружаться разумом в незримый центр мира. Но все это требует усилий и упорства, и рядовой искатель вскоре решает, что легче совершенствовать приборы, нежели развивать духовные способности, и, удовлетворившись изучением внешней оболочки вещей, убеждает себя в том, что их подлинная суть непознаваема. Люди не слишком стремятся к истине, поскольку не могут представить того, чего не знают, и не способны познать истину, так как не слишком к ней стремятся. <…>.
Наш материалистический век готов отвергнуть, не изучая, символы прошлого, значения которых не может понять, потому что не может представить. Вовлеченный в погоню за земными благами, он забывает о своих подлинных интересах, променяв духовное богатство на ничтожные пузыри. Потеряв из виду собственную судьбу, человек гонится за тенью, пока другие тратят жизнь, чтоб умилостивить грозного бога и купить у него счастье в посмертном существовании, в котором сами не уверены. Повинуясь страху, многие склоняются перед молохом суеверия и невежества, пока другие добровольно закрывают глаза на свет истины и, безумные, спешат к мертвой, холодной материалистической науке, чтобы сгинуть в её каменных объятиях. Но мудрый, чей взор проникает далеко за тесные пределы его сегодняшнего окружения, за пределы краткого срока отведенной ему земной жизни, — он знает, что его судьба в его власти. Мудрый поднимает магический жезл разума и усмиряет бушующую на астральном плане бурю. Эмоции, стремившиеся погубить его, повинуются ему и исполняют его веления, и он спокойно шествует по водам, чья ровная гладь скрывает гибельную пучину; а над головой его сияет ярчайшее созвездие Истины, Знания и Величия, и центр его — Мудрость, а начало — в духовном самосознании каждого человеческого существа».

(Франц Хартманн. Магия. Сайт www.theosophy.ru.)

«Введение. Магию в целом слишком долго путали с шарлатанскими фокусами, с галлюцинациями людей с расстроенным рассудком, с преступлениями отдельных злодеев. В то же время многие навскидку толкуют Магию как искусство вызывать беспричинные следствия — и такое определение приводит здравомыслящих людей к выводу о том, что Магия — это бессмыслица.
На самом деле те, кто ничего не понимает в Магии, не смогут вынести о ней верного суждения. Более того, никто не может иметь какого-то индивидуального представления о Магии. Это наука в себе, как, например, математика. Это точная и абсолютная наука о природе и ее законах.
Магия — наука древних магов. Христианская религия, заставив умолкнуть лжепророков и прекратив обман с помощью фальшивых богов, при этом продолжала почитать тех мистических царей, которые пришли с Востока, ведомые звездой, чтобы поклониться Спасителю в колыбели. Они возведены традицией в ранг царей потому, что магическое посвящение придает истинную царственность, и еще потому, что великое искусство магов всеми адептами описывается как Царское Искусство, как Святое Царство — Sanctum Regnum. Звезда, которая вела странников, — это та же самая Сверкающая Звезда, которая присутствует в любых посвящениях. Для алхимиков это знак квинтэссенции, для магов — Великий Аркан, для каббалистов — Священная Пентаграмма. В наши намерения входит доказать, что именно изучение этой пентаграммы само по себе привело магов к знанию того Нового Имени, которому предстояло быть вознесенным над всеми именами и заставить преклонить колени все живые существа, способные к поклонению.
Магия объединяет в себе все, что есть точного в философии, все, что есть вечного и непоколебимого в религии. Ей удается без каких-либо противоречий примирить эти две дисциплины, столь различные между собой на первый взгляд, — чувства и разум, науку и веру, подчинение и свободу. Магия вручает человеческому мозгу точный философски-религиозный инструмент, не менее надежный, чем математика; более того, именно в нем корень непогрешимости той же математики.
Итак, Абсолют существует в области понимания и веры. Свет человеческого интеллекта не был забыт Высшим Разумом. Существует неоспоримая истина; существует безошибочный метод познания этой истины. Те, кто получит это знание и примет его за жизненное правило, смогут своей волей управлять всеми низшими существами, всеми блуждающими духами, иными словами, станут судьями и царями всего мира.
Но если это так, то почему же столь высокая наука до сих пор почти никому не известна? Возможно ли это, чтобы столь яркое солнце было скрыто за темнотой неба? Трансцендентальная Наука была доступна лишь самым блестящим умам, понимавшим необходимость терпеливого молчания. Если доведется искусному хирургу посреди ночи вернуть зрение слепому от рождения, исцеленный все равно не сможет понять, что такое свет, пока не наступит день. Так и у науки бывает своя ночь и свое утро, поскольку жизнь, знания о которой она содержит, характеризуется постоянным движением и сменой фаз. О правде можно сказать то же самое, что и о свете. Скрыто — не значит утеряно, а найдено — не значит изобретено. Печать вечности наложена Богом на науку, служащую отражением Его величия.
Эта трансцендентальная, абсолютная наука, разумеется, Магия. Это может показаться парадоксальным тем, кто никогда не сомневался в непогрешимости Вольтера — этого блестящего дилетанта, который считал себя очень умным только на том основании, что никогда не упускал случая посмеяться там, где следовало бы поучиться. Именно Магией была наука Авраама и Орфея, Конфуция и Заратустры, именно магическое учение изложено на каменных таблицах Енохом и Трисмегистом. Моисей очистил их и открыл заново. Но он же придал им новый вид — вид Священной Каббалы, исключительного наследия Израиля, глубокой тайны его священников. Благодаря элевсинским и фиванским мистериям некоторые из каббалистических символов сохранились, правда в искаженном виде, и среди неевреев, и мистический ключ затерялся в растущем сонме суеверий. Иерусалим, убийца своих пророков, раз за разом продававшийся ложным ассирийским и вавилонским богам, кончил тем, что и сам, в свою очередь, утерял Священное Слово, когда указанный магам священной звездой Спаситель пришел, чтобы починить истрепанную завесу старого храма и передать Церкви новое кружево легенд и символов — еще больше запутывающих профанов, а избранным несущих все ту же истину, что и всегда.
Именно это невезучий эрудит Дюппи должен был увидеть на индийских планисферах и на таблицах Дендеры; тогда он не стал бы отрицать ни истинно католическую, универсальную и вечную религию, ни дошедшие до нас сквозь века памятники науки. Именно память этого научного и религиозного Абсолюта, этого учения, изложенного в слове, этого потерянного и обретенного слова и послужила движущей силой всех античных посвящений. Сохраненная ли, профанированная ли знаменитыми тамплиерами — именно эта память была передана тайным организациям розенкрейцеров, иллюминатов и масонов и легла в основу их странных ритуалов, более-менее известных знаков и их традиций в целом; именно она стала ключом к их могуществу.
Мы не собираемся отрицать, что на учение и мистерии Магии пала печать профанации. Повторяясь из века в век, искажение науки стало ужасным уроком для тех, кто необдуманно раскрыл ее тайны. Из-за гностиков христиане запретили Гнозис, и официальное святилище их было закрыто для высших посвящений. Таким образом, иерархия знания оказалась скомпрометированной вмешательством узурпирующего невежества, а беспорядок в святилище не преминул отразиться беспорядком в государстве, поскольку царь, желая того или нет, всегда зависит от священнослужителя, и именно из Божественного наставления земные власти черпают энергию для своего существования.
Ключ к науке был брошен детям — как и следовало ожидать, они не поняли, как им правильно пользоваться, и в итоге практически утеряли. Однако, несмотря на это, граф Жозеф де Местр, человек потрясающей интуиции и большой душевной смелости, а к тому же убежденный католик, увидев, что мир лишился религии, но оставаться в таком состоянии более не может, инстинктивно обратил взор на последние святыни оккультизма и чистосердечной молитвой призвал наступление того дня, когда естественное притяжение, существующее между наукой и религией, заставит их наконец слиться воедино благодаря человеческому гению. «Это будет великим событием, — писал граф, — оно завершит окружающее нас XVIII столетие… и мы будем вспоминать о нашем сегодняшнем невежестве, как сейчас вспоминаем о варварстве Средневековья».
Предсказание графа Жозефа де Местра сбывается. Союз веры и науки, сложившийся испокон веков, заявляет о себе в полной мере — хотя и не благодаря никакому гению. Ведь не нужно быть гением, чтобы видеть солнце; гении никогда не демонстрировали ничего, кроме собственного редкого величия и светоча разума, недостижимого для толпы. Нет, необходимо найти ту великую истину, которую самый простой человек сможет понять и подтвердить, если понадобится. Но и вульгарной эта истина стать не сможет, ибо она иерархична по сути своей, а толпу устраивает лишь анархия. Массам не нужна абсолютная истина — будь иначе, прогресс бы остановился и жизнь человеческая вместе с ним. Для развития интеллекта людей необходимы столкновения мнений, бури страстей, конкуренция идей. Люди в массе своей интуитивно это чувствуют и потому и покидают с такой легкостью врачебный кабинет ради того, чтобы столпиться вокруг трибуны очередного шарлатана. Те из них, кто считает себя любителями философии, зачастую похожи на детей, играющих в шарады, — они не дают слова знающим правильный ответ, ведь это лишит игру всякого интереса.
«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», — гласит Вечная Мудрость. Так, чистота сердца способствует и чистоте разума, а честность желаний — четкости понимания. Ставящие правду и справедливость превыше всего получат в награду именно правду и справедливость, поскольку Провидение одарило нас свободой воли для того, чтобы мы могли жить. Правда же проявляется лишь в умеренности — она никогда не толкает нас к ярости или медлительности в действиях; эти состояния являются следствием подчинения лжи.
«Какой мерою меряете, такой и вам будет отмерено», — гласит Библия. Господь не борется с человеком, чтобы сокрушить его своей мощью; на Его весах всегда ровный баланс. Желая испытать силу Иакова, Он принимает человеческий облик, и в конце побежденный получает благословление (помимо самой славы выстоявшего в таком поединке) и имя Израиль, что означает «сильный против Бога».
Именно соответствие вечным правилам мироустройства может позволить человеку слиться с энергией творения и стать самому творцом и хранителем. Господь не ограничил количество витков в лестнице света Иакова. Все, что Природа сотворила низшим по отношению к человеку, подчинено ему; и задача человека — расширять свое царство путем непрерывного восхождения ввысь. Продолжительность жизни вплоть до вечности; воздух и его ветра; земля и ее металлические жилы; свет и его миражи; тьма и ее сны; смерть и ее призраки — все они подчиняются царскому скипетру магов, пастушьему посоху Иакова и жезлу Моисея. Адепт становится царем стихий, толкователем видений, он управляет провидцами, владеет трансмутацией металлов и является хозяином жизни в целом — согласно математически точному порядку Природы и ее соответствию воле Высшего Разума. Такова Магия во всей своей славе. Но кто сейчас готов поверить в это? Лишь те, кто способен к верному изучению и честному поиску истины. Мы не пытаемся скрыть истину под маской метафор или под вязью иероглифов — ведь пришло время рассказать обо всем, и мы сделаем это. Вкратце, наши намерения — снять покров тайны с науки, которая, как мы уже указывали, скрыта под тенью древних мистерий. Гностики по глупости выдали и по ошибке исказили их; приписываемые тамплиерам преступления покрыли их мраком; непроницаемая таинственность высших масонских ритуалов лежит на них. Далее, мы планируем вывести на свет фантастического Царя Шабаша, обнажить корни Черной Магии и ее ужасающую действительность, давным-давно осмеянную правнуками Вольтера.
В Писании сказано, что Соломон воздвиг перед воротами своего Храма две бронзовые колонны, назвав одну из них Иакин, а вторую — Вооз, что означает «сильный» и «слабый». Эти две колонны олицетворяли мужчину и женщину, науку и веру, свободу и власть, Каина и Авеля, право и обязанность. Это были колонны мира разума и души, монументальные знаки вечного дуализма, заложенного в закон Творения. Значение их в том, что каждая сила подразумевает сопротивление, благодаря которому единственно может работать. Каждый свет должен иметь тень, каждая выпуклость — вогнутость, каждое вложение — вместилище, каждый царь — царство, каждый правитель — народ, каждый рабочий — материал для своей работы, каждый завоеватель — просторы для завоеваний.
Это неизбежное следствие из великой каббалистической догмы о том, что гармония между противоположностями возможна только при условии их четкого разграничения между собой. Единожды приняв эту догму и получив из нее как практическое следствие закон аналогий, люди смогут открыть величайшие секреты материнской симпатии и антипатии, тайны управления политики и семейной жизни, всех разделов оккультной медицины, будь то магнетизм, гомеопатия или духовное воздействие. Более того, как и планировалось объяснить, закон равновесия аналогий дает возможность открытия того универсального агента, который являлся великим секретом алхимиков и магов Средневековья. Было сказано, что этот агент — свет жизни, посредством которого магнетизируются одушевленные существа и частным проявлением которого является электричество. Каббалистическая практика, к которой мы еще вскоре вернемся, к удовлетворению тех, кто ищет в тайных науках не столько поучений, сколько эмоций, полностью основана на знании об этом агенте и способах его использования.
Религия каббалистов является одновременно и предположением и уверенностью, поскольку предполагает свободные переходы от известного к неизвестному с помощью аналогий. Каббалисты признают необходимость человека в религии, признают религию очевидным и необходимым фактом, и лишь это является для них священным, вечным и универсальным Откровением. Они ни о чем не спорят, но для всего находят причину. Согласно их учению, четкое проведение разграничительной линии между верой и наукой закладывает основу для веры в высшем смысле и гарантирует ее вечность и незыблемость. Из этой базовой формы учения происходят уже несколько популярных, которые могут отличаться друг от друга и зачастую даже противоречить друг другу; но настоящего каббалиста это не смущает, более того, он готов найти причину для самого ошеломительного утверждения. Следовательно, его молитва может соединяться с молитвой всего человечества и подталкивать последнюю с помощью образов из науки в ортодоксальном направлении.
В глубине сердца каббалист повторяет, как мудрецы Израиля или правоверные мусульмане: «Нет бога, кроме Бога». Для посвященных истинной науки это означает: «Есть лишь одно бытие, и это Бытие». Но все, что есть трогательного и целесообразного в религиях, вся роскошь ритуалов, вся красота религиозных творений, благодать молитвы, волшебство надежды на Небо — разве это не сияние душевной жизни во всей ее красе и молодости? Если хоть что-то и способно отлучить истинного посвященного от общественных молитв и монастырей, возбудить у него отвращение к любым религиозным формам, так это лишь демонстративное неверие священников или народа, жажда власти, не скрываемая культовыми церемониями, одним словом — профанация священного. Господь действительно присутствует там, где Ему молятся в едином порыве чистые души и внемлющие сердца, — и Его нет там, где о Нем говорят без света и усердия, то есть без понимания и любви.
Каббалистическому учению соответствует представление о Боге, изложенное святым Павлом, когда тот говорил, что, для того чтобы достичь Бога, надо верить в то, что Он есть и что Он воздаст ищущим Его. Так что ничего здесь нет такого, что выходило бы за пределы концепции бытия в сочетании с представлением о добре и справедливости — лишь они абсолютны. Равным святотатством являются как попытки отрицать существование Бога, так и попытки дать Ему определение. Любое определение Бога, порожденное человеческими рассуждениями, — акт религиозного эмпиризма, в котором суеверие впоследствии отыщет дьявола.
Свет — это активный принцип Каббалы, а тьма — аналог пассивного принципа, и по этой причине каббалисты рассматривают Солнце и Луну как знаки двух божественных полов и двух сил творения. Они также приписывают женщине первый соблазн и первый грех, а следовательно, и первый труд, искупительный труд матери. Ведь именно в лоне тьмы возрождается свет. Пустота рождает полноту, и точно таким же образом бездна нищеты и несчастья, предположительное зло, кажущееся ничтожество вечно притягивают океан бытия, богатства, милосердия и любви. Так толкуется символика Христа, сходящего в ад после излияния на крест необъятного всепрощения.
В рамках того же закона гармонии и единства противоположностей каббалисты толкуют и все таинства сексуальной любви. Почему наиболее длительной любовная страсть является между совершенно непохожими людьми с совершенно противоположными характерами? Почему в любви обязательно один — хищник, другой — жертва? Почему самыми стойкими являются те страсти, удовлетворение которых кажется невозможным? Супружеские правила каббалистов по такой же аналогии обеспечивают решение самой интересной и сложной проблемы современной философии — проблемы согласия между разумом и верой, необходимостью подчиняться и свободой сознания, наукой и верованиями. Если наука — это Солнце, то вера — это Луна, ночное отражение дня. Вера — это дополнение к разуму в той темноте, что лежит перед наукой и за ней. Она излучается разумом, но четко разделена с ним. Пересечения разума и веры — это солнечные и лунные затмения; когда они происходят, оба светила — и источник света, и его отражатель — перестают действовать.
Каббала ничего не разрушает, а, напротив, находит всему причину. Так все силы мира оказываются к услугам этой единой высшей науки, которую истинный каббалист может использовать к собственному удовольствию без лицемерия и лжи. Существует только одно бытие, один закон, одна вера, точно так же, как существует только одна раса людей. С таких высот разума и чувств становится ясно, что рассудок и сердце человеческое живут в глубоком мире. «Мир вам, братья!» — так звучит пароль высших степеней масонства — братства посвященных каббалистов.
Наша книга обращена к тем душам, что способны работать и мыслить. Здесь они найдут ответы на все вопросы, оставшиеся у них после прочтения «Учения и ритуала». По образцу великих магистров, мы сохранили в структуре книги рациональный порядок священных чисел, именно поэтому «История Магии» разделена на семь частей по семь глав в каждой. Первая часть посвящена источникам Магии, зарождению этой науки, и мы присвоили ей указатель в виде буквы алеф, означающей в каббалистике изначальное единство. Во второй части содержатся исторические и общественные формулы магического слова древности — глава обозначена буквой бет, символизирующей двойственность как выражение слова понимающего, это особая буква для гностицизма и оккультизма. Третья часть посвящена реализации науки древности в христианском обществе. В ней описывается, как слово науки стало плотью. Число три обладает свойством порождать, реализовывать, и книга эта озаглавлена буквой гимель — знаком рождения. Четвертая часть раскрывает перед нами цивилизующую силу Магии в варварской среде, естественные и неизбежные следствия появления этой науки среди народов, находящихся на ранних этапах развития, таинства друидов и их чудеса, легенды бардов. Становится ясно, каков вклад Магии в формирование современного общества и в подготовку почвы для блестящей и окончательной победы христианства. Число четыре означает Природу и силу, и буква далет, соответствующая этому числу в алфавите иврита, визуализируется каббалистами в виде восседающего на троне императора. Пятая часть посвящена теократической средневековой эпохе, и перед нами встает картина разногласий и борьбы внутри самой науки, формирования тайных обществ, их неизвестных достижений, тайных ритуалов магических книг, мистерий «Божественной комедии», разделения святилища, необходимого для достижения славного единства в дальнейшем. Число пять — это число квинтэссенции, число религии и священничества. Ему соответствует буква хей, представленная в магическом алфавите изображением священника высокого ранга. Шестая часть описывает вмешательство Магии в Революцию. Число шесть — это число антагонизма и борьбы как этапа подготовки к окончательной сборке воедино, и ему соответствует буква вав, символ созидающего лингама и серпа жнеца. Седьмая часть — составная, в ней содержится перечень современных работ и открытий, новые теории света и магнетизма, раскрывается великая тайна розенкрейцеров, толкуются таинственные алфавиты, наука слова и ее магическая работа и подводится итог всему учению, включая оценку мистиков современности. Седьмая часть — венец всей работы, как семерка, объединяющая треугольник идеи с квадратом формы — венец всех чисел. Ей соответствует буква зайн и каббалистический образ победителя на колеснице, в которую запряжены два сфинкса. (Элифас Леви).
Глава 4. Герметическая магия. Именно в Египте Магия достигла совершенства как всеобщая наука и было окончательно сформулировано ее учение. Ничто не может превзойти, ничто не может даже сравниться, как суть учения древности, с теми несколькими абзацами, которые были выгравированы Гермесом на драгоценном камне и дошли до нас под именем Изумрудной Скрижали. Единение бытия и единение в гармонии вещей, согласно восходящей и нисходящей шкале, прогрессивное и пропорциональное развитие Слова; неизменный закон равновесия и постепенный прогресс универсальных аналогий; соответствие между мыслью и ее выражением, подобное сходству Творца и творения; математика бесконечности, подтверждаемая измерением единичного угла в конечном, — все это выражено одной фразой: «Верхнее подобно нижнему, а нижнее подобно верхнему, поскольку наполнено чудесами единого». К этому добавлены откровения и описания агента творения, пантоморфного огня, великой среды оккультной силы — одним словом Астрального Света.
«Солнце — отец его, а Луна — мать; ветер выносил его в утробе своей». Из этого следует, что свет вышел из Солнца и обрел форму и ритм под влиянием Луны, а атмосфера есть его вместилище и тюрьма. «Земля вынянчила его» — значит, его уравновешивает и приводит в движение земное тепло. «Это всеобщий принцип, Телесма мира».
Далее Гермес излагает, каким именно образом этот свет, являющийся также и силой, можно использовать в качестве рычага, универсального растворителя, инструмента формирования и свертывания; как извлекать этот свет из тел, в которых он таится, для того, чтобы повторить посредством его все произведения Природы — огонь, движение, блеск, светящийся газ, ошпаривающую воду и, наконец, горящую землю. На Изумрудной Скрижали вся Магия изложена на одной странице. Другие труды, приписываемые Гермесу, например «Божественный Пимандр», «Асклепий», «Минерва мира» и т.д., критики считают принадлежащими к александрийской школе; но, тем не менее, в них заключена герметическая традиция, сохранившаяся в магических святилищах. Для тех, кто владеет ключами к символам, учение Гермеса никогда не будет утеряно; даже в развалинах памятники Египта представляют собой множество разрозненных листов, которые можно собрать в единую книгу и восстановить, таким образом, учение во всей полноте. Заглавные буквы этой книги — это храмы, а предложения — это города, по которым обелисками и сфинксом расставлены точки и запятые. <…>.
С нашей точки зрения, Египет — колыбель науки и мудрости, ибо здесь древнее учение первого Заратустры было облачено в образы более точные и чистые, чем в Индии. Адепты Священного Искусства и Царского Искусства получали в Египте посвящение, не связанное эгоистическими кастовыми ограничениями. <…> Основа абсолютной иероглифической науки — алфавит, где божества представлены буквами, буквы представляют мысли, мысли переводятся в числа, а числа являются совершенными знаками. Этот иероглифический алфавит и был той самой великой тайной, которую Моисей поместил в свою Каббалу; ее египетское происхождение отмечено и в Сэфер Йецира, где она приписывается Аврааму. Сейчас этот алфавит — знаменитая Книга Тота, и, согласно предвидению графа де Жебелена, он сохранился до наших дней в виде карт Таро. Позже он попал в руки Эттейлы, который неверно все понял, поскольку, видимо, даже за тридцать лет изучения не смог обзавестись здравым смыслом или восполнить пробелы в своем образовании…».

(Элифас Леви. История Магии. Обряды, ритуалы
и таинства. Центрполиграф. 2008г. 384 стр.)

* * *