Статья 2.3. Тантра как предмет Российской Тантрологии. (ч.5).

продолжение

4.5. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИСТОЧНИКИ.

«Наблюдая это духовное движение, мы можем выделить одно важное обстоятельство: деградацию идеологии вследствие неспособности понять ее символику».

(Мирча Элиаде. Йога: бессмертие и свобода. СПб. Лань. 1999г. 448 стр.)

«Сегодня Йогой занимаются почти во всех уголках мира, но мы не наблюдаем никакой реальной трансформации в сознании человечества. В чем же заключается ошибка? В практике, как таковой? Нет, потому что нам известны примеры многих случаев, когда она была успешной. Скорее всего, ошибка заключается в том, каким образом мы осуществляем нашу садхану — всякий раз «всего понемножку». Чтобы избежать такого неверного подхода к Йоге, мы должны уделить больше внимания философии и практике Тантры, которая является источником Йоги.
Нет пользы в поверхностном обзоре такого обширного предмета, как Тантра, которая рассматривает существование со всех углов и точек зрения…
Тантрические методы очень систематичны и точны. Они построены таким образом, что достижение самадхи видится не отдаленной возможностью, но реальностью, доступной здесь и сейчас, если вы этого желаете…». 

(Свами Дайананд Сарасвати. О Йоге и Тантре.
Бихарская школа Йоги. Сайт www.lib.rin.ru.)

«Несомненно одно — Тантризм не был свободен от крайностей и искаженного толкования, что породило настороженное и подозрительное отношение к учению со стороны консервативных индуистов. Существует очень тонкая грань между свободным волеизъявлением и распутством, возвышением над общепринятыми нормами морали и истинным бессмертием, страстным поклонением Богине в человеческом обличье и потаканием собственным слабостям. Сами тантрики всегда чувствовали эту разницу, а многие тантры содержат предостережения, адресованные лицемерным псевдопоклонникам, которые практикуют Тантру не с целью духовного роста, но потворствуя своим прихотям. Так, в «Куларнава-Тантре» (2.112-19) читаем:
2.112. Винопитие, вкушение мяса и любование миловидным личиком сами по себе не могут привести в возвышенное состояние.
2.113. Лишь посвященные [о, Богиня], и никто иной, осознают ценность Кулы, дарующей радость и освобождение, достичь которых можно милостью гуру.
2.114. Не внявшие советам гуру и впадающие в самообман вводят в заблуждение всех остальных.
2.115. Некоторые мошенники предаются пороку, но возможно ли такому человеку быть мастером, а его ученикам не стать такими же негодяями?
2.116. Многие, не получившие знание от учителя (парампара), соблазненные ложными ценностями, понимают учение Каулика в меру своей испорченности и больного воображения.
2.17. Если бы люди могли достичь совершенства (сиддхи), предаваясь возлияниям, то любой пьяница стал бы совершенным.
2.18. Если бы мясоедение могло бы привести в возвышенное состояние, все обжоры стали бы добродетельны.
2.19. Если бы обычное совокупление с женщиной вело бы к освобождению, все твари земные стали бы свободными, спариваясь со своими самками».

(Георг Ферштайн. Тантра. Фаир-Пресс/Гранд. 2002г. 400 стр.)

«Глава 5. Тантра. П. 9. Тантрические тексты. По словам Багчи: «Тантризм все еще остается для нас загадкой. В этой области проведено слишком мало исследований и чувствуется недостаток серьезных попыток объяснения данного учения. Однако нельзя отрицать того, что о нем существует довольно обширная литература, состоящая в основном из рукописей». Это совершенно справедливо. Тантризм при всей обширности соответствующей литературы действительно все еще остается загадкой для наших ученых. Причины такого положения вещей сложны, а иногда они даже носят весьма неожиданный характер. На некоторых из них мы вкратце остановимся здесь. Прежде всего, как это ни парадоксально, само обилие книг и рукописей о Тантризме препятствует его правильному пониманию. В многочисленных трактатах о нем содержится заманчивое, но лживое обещание раскрыть его подливную сущность. Даже лучшие умы нередко вводились этим в заблуждение. Сказанное не означает, конечно, что в подобных текстах вовсе не содержится элементов подлинного Тантризма. Они есть, Но, кроме них, там находится множество вещей, не имеющих к последнему никакого отношения. Чуждые и даже враждебные Тантризму идеи постоянно вплетались в первоначальную ткань данного учения, причем как масштабы, так и разносторонность этого процесса делают весьма трудным обнаружение скрытой таким образом истины. Добавочным источником трудностей является также и то, что для современных исследователей мысли, содержащиеся в подобных наслоениях, близки и знакомы, соответствуя их собственным предрассудкам. Поэтому они весьма склонны считать достаточным объяснением Тантризма то, которое можно получить, оставаясь в пределах имеющихся трактатов о нем. С другой стороны, все действительно древнее в исследуемых ими текстах кажется им отвратительным, и они стараются или отодвинуть его на задний план, или скрыто осудить…
Как уже было правильно отмечено некоторыми исследователями, отнюдь не всегда можно прийти к пониманию подлинной природы Тантризма, основываясь на сохранившихся и имеющихся в нашем распоряжении тантрических текстах. Многие из них являются поддельными. Кроме того, Тантризм в собственном смысле слова большей частью состоит из тайных обрядов, и практикующие их тантристы отнюдь не испытывали особого желания сообщать свои тайны непосвященным». 

(Чаттопадхьяя Д.Л. Локаята Даршана. История индийского материализма.
/ Пер. с англ. М. Издательство иностранной литературы. 1961г. 736 стр.)

«Предисловие. Люди Запада, желающие узнать о Тантре, особенно о Буддийской Тантре Тибета, должны работать как в области знания, так и в области фантазии. Тибет был окутан тайной; любой вид эзотерической фантазии приходилось называть «тантрой».
Тантра. Ее происхождение и понятие. Широко распространено неправильное понимание Тантры, когда ее рассматривают как поп-искусство. Люди слышали, что тантрийский метод — полное принятие сансары. Создалось представление, что мы, поэтому, провозглашаем все — сексуальность, агрессию, невежество — как указанное чистое, что мы признаем грубость как большую шутку: «Грубость — это веселье». Поэтому проводится идея, что мы можем прыгнуть в Тантру, будучи грубыми и грязными: «Поскольку мы вынуждены жить с грубостью, давайте считать ее прекрасной».
Вся идея Тантры совершенно отличается от вступления и членство, созданного тантрийскими учителями, в котором договаривались рассматривать беспорядок, замешательство как нечто приемлемое и оправданное; притворяться, что наша куча дерьма — приятная свежая земляная почва, на которой мы сидим. Это — большое заблуждение.
Неверной представление о том, что Тантра приходит в бытие из своего рода отчаяния; что поскольку мы не в силах справиться с путаницей, мы принимаем концепцию Тантры как спасательную милость. Тогда дерьмо нашей беспорядочности становится живописным, поп-искусство — артистичным. Возможно, Тантра и признает этот взгляд — внешне энергично и формально. Но в этой идее есть что-то очень грубое. Если Тантра лишь признает, что сансара должна быть терпимой (мириться со всем) — без видения безусловной чистоты непорочности, — тогда Тантра была бы своеобразной формой депрессии и лишена сострадания.
Практикующие Тантру — хорошие механики в гаражах, знающие бесконечные подробности функционирования машин с помощью очищенного и точного ума. Практикующие Тантру — хорошие художники, которые пишут прекрасно картины и не пытаются вас обмануть. Практикующие Тантру — хорошие возлюбленные, которые не используют энергию и эмоцию своих партнеров, а участвуют в любви точно, тщательно, чисто. Практикующие Тантру — хорошие музыканты, которые не дурачат окружение, грохоча наугад, но играют именно музыкально. Тантра никоим образом не ассоциируется с крайними стилями жизни, богемой, где вы интенсивно критикуете условности и гордитесь тем, что вы грубы и грязны.
Вопросы и ответы. Чогъям Трунгпа. Вопрос: Переплетаются ли различные варианты яны и проводники? Являются ли они все частью Ваджраяны?
Ответ: Оказывается, что в основе своей вся практика является частью Ваджраяны, потому что вы не можете иметь никакого разрыва в непрерывности вашей практики. Вы начинаете на рудиментарном уровне сансарического эго и используете его как основание Тантры; затем вы имеете путь, далее — результат, Но до тех пор, пока вы не начнете с некоторого вещества, с чего-то — неважно, насколько оно грубо, незрело, — процесс не может иметь место. Поскольку вы начинаете с чего-то, эта начальная точка, или ступень, включающаяся в непрерывность вашего пути.
Однако все же, как я это вижу, люди Запада в значительной степени не подготовлены для практик Ваджраяны в этом моменте, поскольку они еще не ассимилировали основное понимание Буддизма. В общем, они даже не имеют начальных понятий о страданиях, как они разъясняются в Четырех Благородных Истинах. Так что в этом пункте знакомство Запада с буддизмом должно быть, в значительной степени на уровне Хинаяны. Люди должны освоиться с болью сидения и медитирования и с выбиванием всего лишнего из своих умов. Истина страдания и состоит в том, что вы все еще спрашиваете, является ли мир окончательной истиной или нет. Если мир есть истина, то истина ли — боль? А удовольствие — истина? Прежде всего, используя практики для начинающих, люди должны найти место каждому из этих вопросов.
Есть надежда, что в последующие двадцать-тридцать лет принципы Ваджраяны, имеющие дело с созиданием мандал и отождествлением с божествами, будут представлены надлежащим образом. Сейчас же это было крайне преждевременным. Как сказал профессор Гюнтер, Тантра была неверно понята с самого начала. Так что сначала необходимо исправить это фундаментальное непонимание. После такого исправления вы начинаете что-то чувствовать; тогда вы начинаете разжевывать это, глотать, затем переваривать. Весь этот процесс займет некоторое время». 

(Гюнтер Г., Турнгпа Ч. Тантра. М. Рассвет без заката. 1980г. 105 стр.)

«Типы учеников. Тантрический ученик. Эта Традиция тантрического Гуру и ученика передавалась из поколения в поколение, и можно сказать, что она так же стара, как и сама цивилизация. Мы находим ссылки на это в самых древних из известных людям книгах — в Ведах. Фактически, первым отношением между тантрическим Гуру и учеником можно назвать отношения между Шивой и его супругой Парвати. Он раскрыл ей тайны, и наказал поддерживать строжайшую секретность, чтобы не дать знаниям попасть в руки невежественных и глупых людей, которые могут неправильно использовать их. Однако, несмотря на это предупреждение, мы сегодня видим, что Тантрическая Традиция попала в руки многих людей, не заслуживающих уважения, они сократили это учение просто до черной магии, распущенности и оправдания сексуальной безнравственности. Из-за этого Тантра понимается неправильно и грубо. Однако человек должен заплатить за ошибку, если неправильно использовал или злоупотребил великой наукой. Если мы сможем возродить эти знания в их истинной, правильной форме, мы сможем найти ответы по многим нашим проблемам. В Индии есть еще много мудрых мужчин и женщин, которые поддерживали и сохраняли это учение в высочайшей секретности, подальше от шума и суеты, от ненужной пропаганды.
Ученик-обманщик. Однажды Гуру, чтобы проверить искренность своего ученика, который долго объявлял, твердил, открыто признавал веру, искренность, бесконечную преданность своему Гуру, сказал ему: «Пойдем со мной, есть несколько вещей, которые я должен сделать».
Они отправились. Ученику было любопытно знать, куда Гуру ведет его, но он решил подождать, пока ситуация не разрешится сама собой. Первое место, которое они посетили, был дом проституток. Вначале ученик был взволнован, удивлен, но затем он сказал себе: «Ну, если мой Гуру хочет пойти к женщинам, какой вред будет в том, если я сделаю то же самое?».
В публичном доме Гуру заказал алкоголь и начал пить. Ученик последовал его примеру, и так они очень весело проводили время. Ученик продолжал убеждать себя, что делать такие вещи нормально, если он следует примеру Гуру, что это даже является его обязанностью, как ученика.
Затем Гуру покинул дом, и на обратном пути в ашрам остановился около железнодорожного двора и коснулся голыми руками проводов высокого напряжения. Гуру подождал, чтобы ученик сделал то же самое. Но ученик, который до того полностью копировал все действия Гуру, отступил в сторону и сказал: «Коснуться проводов нормально для вас — вы сиддха. С вами ничего не случится, но я, вне всякого сомнения, умру». Ученик, который следовал примеру Гуру в действиях, стимулировавших его чувства, отступил в негодовании при действиях, не соответствующих его философии — есть, пить и веселиться.
Вот такой простой пример, что случается с учеником-обманщиком. Его вера в Гуру поверхностна, его любовь к себе далеко превосходит любовь, которую он открыто, проявляет к Гуру. Его мотивации и преданность существуют так долго, насколько выгодны для него обстоятельства.
Ученик-обманщик часто служит Гуру под видом тантрического ученика или саньясина. Жизнь садхаки слишком напряженная и дисциплинированная для его самоориентированной и чувственной природы. В конце концов, чтобы практиковать садхану, человек должен проснуться в 4 или 5 часов утра, если не раньше. Наш ученик-обманщик равнодушен к миру в этот час, он о нем забыл. Он не только пытается избегать дисциплины сам, но и пытается убедить других в бесполезности таких практик, аргументируя, что все эти практики только развивают и вдохновляют телесное сознание, и поэтому акцентируют нарциссические тенденции в нас. «В конце концов, — говорит этот обманщик, — тело погибнет. Оно является временным, мимолетным. Зачем тратить на него время? Мы должны думать и размышлять только о нашей душе». Отражение на внутреннем «я» дает ему возможность наслаждаться парой часов дополнительного сна.
Положение тантрического ученика есть хороший камуфляж для экстравертных чувств обманщика и его снисходительной натуры. Если бы мудрец провозгласил, что сексуальная связь, вино и мясо являются инструментами для достижения высоких уровней ума, почему бы не использовать их для достижения этой цели? Это та философия, которую очень удобно использовать обманщику для оправдания своих слабостей, и поэтому он чувствует себя оправданным, т.к., в конце концов, он следует рекомендациям тантрических писаний!
Именно эти ученики так грубо и искаженно интерпретировали и представили людям тантрическую науку. Именно из-за этих беззаботных и безответственных людей подвергли критике, осудили и унизили такую ценнейшую науку, как Тантра. Тантра это систематическая и всеобъемлющая наука и, хотя майтхуна приемлема в ней, она не является фундаментом Тантры. Аспирант должен выполнить множество требований, одно из которых — полная вайрагья, или бесстрастное отделение, до тех пор, пока его не сочтут достаточно готовым для использования секса, как средства садханы.
Не все то золото, что блестит. Сегодня нет недостатка в Гуру. Фактически почти любой, кто получил небольшое представление о Йоге и способен убедить других в своих совершенствах, называет себя Гуру. Мир изобилует Гуру, сектами и культами, каждый хвалит собственную систему или философию. Некоторые смело и нагло заявляют, что могут ходить по воде или по воздуху; кто-то заявляет, что может дать прямое переживание нирваны. Другие выступают как тантрики и заманивают людей, обещая, что научат их мистериям и оккультным практикам Тантры. Некоторые учат Йоге под прикрытием Дзен, другие учат Йоге и Тантре как утерянной науке Египетской Цивилизации». 

(Свами Сатьясангананда Сарасвати. Свет на взаимоотношения Гуру
и ученика. / Под ред. Свами Сатьянанда Сарасвати. Сайт www.koob.ru.)

«Информация о Тантризме до сих пор широко не доступна, потому что изначально рекомендовалось сохранять в тайне эту доктрину. Джон Вудроф (Артур Авалон) пишет: «Некоторые аспекты Тантры являются секретной доктриной, передаваемой не письменно, а устно. Так, на Востоке аллегорически говорят: «Воистину, воистину и без сомнений Веда, Шастры и Пураны подобны гулящей женщине, свободной во всём, но доктрина Шамбху (т.е. Тантра) подобна скрытой невесте, показать которую равносильно смерти».
Спорные взгляды. Ложное понимание священных текстов нередко приводило к всевозможным искажениям тантрической практики и даже оправданию откровенных противоестественных извращений. На самом же деле здесь (в Тантризме) имеется в виду достижение состояния единства с вселенской Вечной Женщиной, т.е. с Высшей Шакти, настоящим почитанием которой как раз и является реализация подобного единства с Ней. Разумеется, это вовсе не требует от нормального мужчины уподобления себя женщине в одежде и в манерах поведения.
Есть одна очень распространенная и почти неустранимая ловушка, поджидающая западных исследователей и последователей Йоги: пытаясь понять, объяснить или практиковать ее, они рассматривают Йогу через призму западного мировоззрения, в которой она неузнаваемо изменяется. Еще в 50-х гг. нашего (ХХ) века находились крайне невежественные и столь же нетерпимые «ученые мужи», которые объявляли всю тысячелетнюю традицию Йоги творением сумасшедших, асаны — состоянием каталепсии, а пранайаму сопоставляли с гипервентиляцией, ведущей к состоянию ауры при эпилепсии. В наше время таких «тиранозавров» уже не осталось, но, например, даже симпатизирующие восточным учениям философы и психологи, видящие в их практике великие возможности для гармонизации и совершенствования личности, продолжают писать об «измененных» (относительно нормального) состояниях сознания, «нарушенного снами, употреблением наркотиков или медитацией». В индийском же мировоззрении именно состояние, называемое на Западе медитацией, и является самым разумным и истинным и более «нормальным», естественным, чем изменчивое обычное.
Когда иностранные учёные читают об этих ритуалах, без понимания их истинного значения, они начинают во всеуслышание хулить Тантризм в целом. Они полагают, что он проповедует безнравственность. Индийские и иностранные учёные, знающие и изучающие философию тантрических ритуалов, имеют более реалистичные взгляды.
Джон Вудроф (Артур Авалон) писал: «Частые ошибочные суждения в потоке критики Тантризма вынуждают меня сделать вывод, что их авторы, образно выражаясь, пользовались вторичной информацией, не изучив подлинные тантрические тексты. Так это или нет, но в некоторых случаях создаётся впечатление, что были прочитаны лишь отдельные части некоторых тантр и зачастую и они были поняты неправильно. Тантра, фактически, содержит множество технических терминов и секретных доктрин, которые не могут быть правильно переведены с помощью немногих значений, имеющихся в словаре Санскрита. При более глубоком знакомстве некоторые обвинения в адрес Тантризма должны быть сняты».
Однако, в добавление к этому, Вудроф говорит: «Из моих предыдущих рассуждений можно сделать ошибочный вывод о том, что я считаю, что в Тантре нет спорных моментов, и что под видом следования Шастрам не вершится плохих дел. Следует сказать, что я так не думаю, но считаю, что Шастры до сих пор не исследованы до конца и разделяют судьбу многих других индийских доктрин и практик».
Джозеф Нидхэм, выдающийся знаток китайской науки и культуры и хорошо знающий культуру Юго-Восточной Азии, пишет: «Естественно, что викторианские учёные говорили о Тантризме, гневно дыша, но мы можем задаться вопросом, а не были ли эти идеи, которые мы не можем судить по канонам своей цивилизации, имеющей лишь две тысячи лет христианской антисексуальности, всего-навсего ассоциациями с магическо-научным взглядом на мир?».
Но какое бы не было направление у тантрических текстов и учителей, существует, как это не печально, грустный и неоспоримый факт, что многие люди практикуют крайне вульгарно и антирелигиозно, что вызывает презрение не только к ним, но и к Тантре как религиозной системе в целом.
В Тантре вообще отсутствует концепция «вселенского зла». Тантра непохожа на дуалистические религии Запада, где Богу-добру обязательно противостоит Сатана-однозначное зло. Тантра, как религия Неделения, вообще не стремится навешивать ярлыки на что-либо, называя вещи добрыми или злыми, черными или белыми. Философия Тантры иная — принимать мир, как единое целое, не отбрасывать и не отвергать ни одну его стороны. В Тантре для самосовершенствования может быть использовано все — в том числе и техники, вызывающие у европейца мысль о сатанизме.
Другим «камнем преткновения» для европейцев остается ужасающий образ тантрических божеств — например, богини Кали. Однако эти страшные изображения глубоко символичны, их нельзя воспринимать буквально (как, кстати, и тантрические сексуальные практики). Например, рисунок, изображающий увешанную змеями богиню, отрубающей голову человеку, можно расшифровать как освобождение человека в ходе тантрических практик от диктата ума, сознания — без этого «надсмотрщика» человек может воспринимать мир во всей полноте. Змеи же символизируют преображенную сексуальную энергию — Кундалини. Тантра и сексуальность. Да, именно это резко отличает Тантру от большинства других учений. К сожалению, неправильно понятая суть «тантрической сексуальности» стала основой многочисленных спекуляций на эту тему.
«Сексуальной» символикой пронизаны все ритуалы и практики Тантры. Однако изображения мужских и женских половых органов (йони и лингама) несут на себе куда большую нагрузку, чем полагает современный западный человек. Йони и Лингам — символы космических, животворящих сил, породивших наш мир. Этими силами пронизано все вокруг — от неодушевленных, как нам кажется, предметов, до человека. И момент соединения этих начал, момент наивысшей гармонии, конечно же, особенно почитаем тантристами. Точно также и «сексуальные» практики в Тантре не имеют ничего общего с оргиями или «развратом» (как говорит об этом наша мораль). Это — очень серьезная, глубинная работа с энергиями, доступная только подготовленному человеку. В Тантре нет того болезненного отношения к сексу, которое пронизывает всю западную культуру. Напротив — все учителя Тантры очень серьезно и внимательно относились к сексуальным практикам. Другое дело, что ученики допускались только после длительной, многолетней подготовки, на высших стадиях посвящения. Все тантрические сексуальные ритуалы пронизаны атмосферой покоя, контроля и оcознавания. Это именно практика, работа, мистическое действо, а не банальное удовольствие». 

(Джагги О.П. Йогическая и Тантрическая медицина.
/ Пер А.Агапкиной. Сайт www.yogin.spb.ru.)

«На Западе под учителем Тантры считают того, кто учит тантрическому сексу: комбинации тантрических сексуальных ритуалов, «Кама-Сутры» и психологии Нью Эйдж. Как правило, эти учителя Тантра-Йоги являются учителями сексуальных аспектов Йоги и, возможно, сексопатологами. Их цель сделать сексуальные переживания человека не только более возвышенными, но и более приятными.
Да, в Тантре мы встретим образ Богини, которая, естественно, будет олицетворять собой секс, особенно, в наш век СМИ. Традиционная Тантра связана с богиней Шакти (Шакти-традиция), в которой скрыт главный смысл всего учения. Таким образом, образ богини превалирует в большей части Тантры. В свою очередь Западная Тантра — лишь часть обновленного поклонения Богине, простиравшегося до язычества и всяких местных традиций.
И все же Шакти — это не только секс. Секс — только один из аспектов космической энергии, особенно могущественной в наших воплощенных телах. На самом деле Шакти — это все виды космических сил. Силы природы, такие как молния, солнечный свет и лунный свет — тоже относятся к Шакти, поскольку представляют силы пяти элементов: воды, земли, огня, воздуха и эфира. Электромагнитные силы физического мира и психики — тоже формы Шакти. Поклонение Шакти — это не поклонение сексу, а понимание вышеупомянутых сил и знание о том, как они действуют. Великие тантрики могли пользоваться всеми видами Шакти как во внешнем, так и во внутреннем мире.
Остальные аспекты Тантры тоже появились на Западе, но и тут не обошлось без недоразумений. Кундалини и чакры — самая распространенная тема Нью Эйдж, однако, представляются они несколько иначе, чем в классической йоге. Чакры, в отличие от традиционной Тантрической Йоги, рассматриваются не столько как центры духовных процессов, сколько как центры физического и эмоционального воздействия в лечебных целях. Лечение чакр широко распространено во многих практиках Нью Эйдж, включая всевозможные виды массажа, работу с телом и энергиями и лечение праной. Чакры, являющиеся энергетическими центрами тонкого тела, зачастую упрощают до физической формулы. Пусть подобные занятия и несут благотворное влияние организму, но они не раскрывают глубинных аспектов энергии чакр в практике Йоги, потому что тут уже требуются крепкая садхана, мантра, пранаяма и медитация.
Западные тантра-гуру тоже подхватили стиль «сумасшедших гуру», имевших место и в традиционной Тантре. Эти неортодоксальные личности действуют самым непредсказуемым, противоречивым или даже аморальным образом. Они делают все, что пожелают, причем, в самой странной и идиосинкратической манере. Тут можно поставить гуру выше этических норм поведения, но для нас, живущих на Западе и вышедших из культуры раджаса и тамаса, это довольно сложно в любом случае. Комбинация западных фантазий на тему Нью Эйдж и врожденной потребности индийцев в йоге-волшебнике породила массу иллюзий и заблуждений, если не жульничества и манипуляций. И это тоже мешает нам понять, что Тантра в более широком смысле слова — это глубокий, мудрый, высоко духовный и эстетический путь к пониманию сознания вселенной, в которой мы живем. Реальная Тантра, как правило, остается похороненной за заманчивыми прелестями и преувеличенными заявлениями.
Существует более широкое представление о Тантре. Поднимаясь над старыми и новыми иллюзиями, мы должны понять, что Тантра — это комплекс традиций, многогранный и многосторонний, сильно отличающийся или даже противоречащий популярным заблуждениям. Тантра тесно переплетается с духовными учениями Индии, возвращаясь в глубины истории древности. Широко распространенное не только на Западе, но и в современной Индии, представление о Тантре, является отголоском лишь маленькой частички обширной системы знания.
Положение Тантры можно сравнить с положением тесно связанной с ней Йоги. Как и в Тантре, в Йоге делается особый упор на физическую сторону — практику поз и асан, пусть даже на самом деле этот аспект является малой частичкой классической Йоги, чья главная задача: медитация. Мы живем в материалистическом мире, мире массовой информации, где духовные традиции переделывают и сводят до модели, работающей с физиологией и чувствами. Такой подход может содействовать популяризации, но существенно принижает и искажает истинное значение практик.
Чувственный образ Тантры может спровоцировать кого-то отказаться от Тантры как таковой. По этой причине многие духовные организации на Западе и на Востоке избегают соприкосновения с Тантрой. Тут кроется еще одна ошибка. Избегая Тантры, они лишают себя позитивных ее аспектов: богатого знания и практик, связанных с тонкими аспектами Йоги, поклонением божествам и умения сгармонизировать свою материальную деятельность с высшими божественными мирами. И тут возникает истинный вопрос: как отделить глубинные, высшие аспекты Тантры от внешних, поверхностных представлений о ней. Иллюзии, с ней связанные, затмили тот факт, что Тантра — это выдающаяся наука. Это ценная система знаний, приносящая конкретные результаты, если правильно ее применить. Использование мантр, ритуалов, пранаямы и медитации в тантрических техниках, возможно, наиболее продуманное и полноценное из всей традиции йоги. Тантра объясняет, как для подлинной защиты или лечения организма использовать такие науки, как ведическая астрология, Васту и Аюрведа.
Тантра — хороший способ помочь людям любых традиций восстановить поклонение Богине и вернуть правильные формы поклонения ей. По мере развития Христианства, общепринятое языческое поклонение Богине, издавна существовавшее на Западе, отвергалось и порицалось. Даже в наши дни Протестантизм не имеет Богини, а единственная Богиня в Католичестве — Мать Мария, которая, в общем-то, и не считается Богиней в Христианской теологии, а является Матерью Иисуса. К западной Тантре были присоединены многие другие формы поклонения Богине, взятые из язычества — от кельтского, греческого, римского, египетского до вавилонского. И все же все эти традиции поклонения — как внешнего, так и внутреннего — в основной своей массе были утеряны. Тантра позволяет восстановить их через осмысление ритуала, медитации и иконографии.
Тантра предлагает широкий выбор образов: Даша Махавидья, или Десять Форм Мудрости Богини, или множество форм Кали, Дурги и Сундари. Тантра дает самую подробную информацию о том, как выглядят эти божества, об их формах, украшениях и оружии, а также о том, как пользоваться этим оружием. Тантра заключает в себе священное искусство и иконографию. Она хранит традиции великих праздников Богини, таких как Наваратри и Дурга Пуджа. Тантрические святые места от Камакхьи в Ассаме до Камакши в штате Тамил хранят не только традиции поклонения Богине, но и живую связь с ней в природе.
Пожалуй, Тантру можно назвать основным течением в индийской религиозной жизни последнего тысячелетия и, более того, именно она позволяет нам лучше понять направление движения Индуизма. Большая часть Индуизма, Буддизма и Джайнизма является тантрической. Если присмотреться внимательно, крепкая тантрическая составляющая отслеживается в Сикх-Дхарме. Тибетский Буддизм тоже в целом имеет тантрические формы, взятые из индийской Тантры Бенгалии и Бихара». 

(Дэвид Фроули. Тантра. Отделим суть от заблуждений. Сайт www.avnc.ru.)

«Тысячелетиями человечество экспериментировало, пытаясь превратить сексуальную энергию в духовность. И, без сомнения, тысячам людей удалась такая трансформация. Похоже, рано или поздно весь мир признает Тантру в качестве науки, ибо повсеместно люди страдают от разнообразных извращений. Подавление сексуальности всеми официальными религиями привело к появлению и распространению порнографической литературы, подобной «Плейбою», — и люди читают ее больше, чем что бы то ни было другое.
Все мои усилия направлены на то, чтобы вы приняли секс как естественный феномен жизни. Нет подавления — и потребность в порнографии отпадет. Если подавление отсутствует, человек перестает мечтать о сексе. Только так энергия может быть трансформирована. Существует множество доступных методов, посредством которых энергия, дающая жизнь миру, может дать новую жизнь и вам. Запад разработал несколько важнейших методик. Восток также выработал множество методов. Подход Запада и Востока настолько различен, что оба они являются лишь двумя половинками единого целого; следовательно, и в том, и в другом подходе чего-то не хватает. Попытки Запада потерпели крах, потому что здесь развитие получило только внешнее; Востоку повезло не больше, ибо все его методы интровертны. Человек же не принадлежит только внешнему или только внутреннему. Впервые я пытаюсь создать синтез между внешним и внутренним подходом, сделать оба метода доступными, чтобы человек с легкостью переходил от внешнего к внутреннему и наоборот, чтобы не возникала даже потребность разделять человека на такие категории. Человек может стать гибким, текучим.
Приближаются дни Тантры. Рано или поздно Тантра, впервые за историю человечества, проникнет в широкие массы, ибо время пришло — впервые созрели все условия для естественного восприятия Тантры. Западная психология пришла к выводу, что основная проблема человечества каким-то образом связана с сексом, основное безумие человека имеет сексуальную направленность. Коль сексуальность ставится во главу угла, Тантра должна стать частью достояния человечества. Ее должны изучать во всех школах, колледжах, университетах, в каждом храме, каждой церкви, — Тантра должна присутствовать повсеместно! Человека необходимо учить тому, как использовать сексуальную энергию для движения к сверхсознанию. В прошлом подобный подход был весьма затруднителен, поэтому Тантра оставалась тайной наукой, доступной немногим. Все мои усилия направлены на снятие мистического флера, которым окутали Тантру оккультисты прошлого. Тантра — это чистая наука! Постепенно увеличивается вероятность того, что Тантра распространится по всему миру. Впервые человечество готово воспринять ее мудрость. До сих пор лишь немногие адепты были готовы к восприятию Тантры.
Всегда следует помнить о том, что если бдительность ослабла, вы можете просто рационализировать свою сексуальность, продолжая верить, что занимаетесь Тантрой; на самом деле это может быть не чем иным, как сексом, преподносимым в терминах Тантры. Если вы продвигаетесь в сексе с полной осознанностью, он может превратиться в Тантру. Если стремиться к Тантре неосознанно, она может стать обычным сексом. Именно так и произошло в Индии, на родине Тантры. Все тантрические школы Индии рано или поздно опускались до сексуальных оргий. Очень трудно оставаться осознанным. Если с самого начала учение не слишком глубоко проникло в вас, существует возможность, что вы начнете обманывать самих себя. Тантра в любой момент может превратиться в замаскированную сексуальность; под покровом Тантры может не оказаться ничего, кроме сексуальности. И тогда это опасно, гораздо опаснее, чем обычный секс — обычный секс по крайней мере честен. Вы не притворяетесь, не претендуете на нечто большее; вы говорите, что это обычный секс. Но Тантра может стать опасной. Вы делаете вид, что это нечто более возвышенное, нечто сверхчеловеческое, нечто принадлежащее миру высшему. Всегда помните о такой возможности! Необходима огромная осознанность.
Секс как таковой не является фиксированной данностью; это всего лишь возможность. Можно заниматься им так, как вам заблагорассудится. В этом суть всего послания Тантры: секс может стать самадхи. Таково видение Тантры: секс может привести к самадхи. Только когда вы становитесь осознанным, бдительным, возможно проникновение в Тантру. Иначе Тантра станет лишь оправданием для потворства своим прихотям, рядясь в новые религиозные одежды. Новое название не принесет изменений, в изменениях нуждается ваше существо. В вас есть гнев, секс, жадность — не вы создали их; это такие же жизненные реалии, как глаза или руки. Можно придумывать им различные имена, называть уродливыми или прекрасными, но убить их невозможно. Ничего невозможно убрать из существования, ничто не может быть разрушено. Тантра говорит, что возможна трансформация… но разрушение? — нет. Трансформация случается при тотальном приятии всего своего существа. Тогда, совершенно неожиданно, все встает на свои места; принимается и трансформируется и гнев, и жадность, и секс. Тогда, без какой-либо попытки отсечь нечто от вашей сути, перестраивается все ваше существо.
Тантра — это Трансценденция. Секс должен превратиться в великое медитативное искусство. Таков вклад Тантры в мировые достижения. Вклад Тантры неоценим, ибо она дает вам ключ к трансформации низшего в высшее. Она учит методу превращения донного ила в лотос. Это самая великая из наук. Секс — это внешний пласт; внутри пребывает любовь. Еще глубже находится молитва, еще глубже — сам Бог. Секс может стать космическим переживанием; тогда это Тантра. Секс плюс осознанность и тогда начинает происходить нечто невероятное. Единство познается через секс, любовь, молитву. Именно к такому единству стремится человек. Высшее Блаженство (Сат-Чит-Ананда) приходит, потому что на мгновение вы стали едины. Секс углубляется в любовь, любовь углубляется в молитву, молитва же раскрывается в тотальную трансценденцию, тотальное единство.
Да, я учу вас тому, как глубоко входить в любовь, учу глубокому вхождению в секс, ибо таков единственный способ выхода за его пределы. За пределы можно выйти только проживанием опыта, однако моей целью является выведение вас за пределы секса, что и создает проблему, потому что снова и снова меня будут понимать неправильно.
Мышление стереотипно; люди считают, что религиозный человек обязательно должен выступать против секса. Разве можно назвать религиозным того, кто ничего не имеет против секса? Таково сложившееся положение вещей. Я разрушаю стереотипы, но не жду, что мир сразу изменится, откажется от веками устоявшихся взглядов. Поэтому я не жду понимания со стороны масс. Мне понятна причина неправильного понимания моих слов. Я не питаю ложных надежд. Пройдут годы, может быть века, но меня поймут, ведь так происходит всегда.
Я создаю новое видение жизни. Видение это столь ново, что для него не существует каких-либо определений. Людям трудно понять полное отсутствие определяющих категорий. Они сочтут меня секс-гуру, решат, что я обучаю сексу, учу потакать всем прихотям. Людям трудно понять. Меня могут понять только новые люди, увидевшие тотальность того, что человек есть объединение тела и души, что взросление возможно только посредством опыта». 

(Ошо. Тантра: энергия и экстаз. Гелиос. 2001г. 112 стр.)

«Очарование Тантры. Возможно, нет ничего более экзотического, волнующего и сенсационного в традиции индийской Йоги, чем практика Тантры. Ни один другой подход к Йоге не являл такого очарования для современного ума и его стремления к причудливому, увлекательному и загадочному.
Тантра предлагает и духовный, и мирской успех в высшей степени. Она объемлет не только сокровенные йогические знания, но включает в себя много важных практик исцеления тела и духа. В особенности она предлагает специальные методы для увеличения сексуального наслаждения, зарабатывания денег, обретения признания и разгрома врагов — с тантрическими методами, действенными для выполнения всех человеческих желаний. В Тантре есть что-нибудь для каждого, в особенности для тех, кого могут отпугивать аскетические, связанные с отречением от мира подходы к духовной жизни, такие, которые, кажется, доминируют в большинстве прочих направлений традиции Йоги. И все же за этим очарованием Тантры находятся очень глубокие учения, включая некоторые из самых живых течений и разработанных практик в традиции Йоги последнего тысячелетия или более. Хотя Тантра имеет много, чтобы предложить каждому, мы должны научится распознавать между тем, что является настоящей, и тем, что является поверхностной Тантрой, в противном случае любой может пасть жертвой искаженных представлений, наблюдать которых можно много.
Тантра и секс. Тантра знаменита как самое ориентированное на секс из направлений Йоги. Это может быть обнаружено в некоторых течениях традиционной Тантры, таких как Вамачара, или в храмах, подобно Кхаджурахо, именно о таком понимании Тантры больше всего говорят на Западе. В западных странах под тантрическим обычно подразумевается любой наставник, который преподает тантрический секс, чей подход является обычно соединением йогического подхода, тантрического ритуала, секса по «Кама-Сутре» и психологии Нью Эйдж. Наставники западной Тантрической Йоги — это преимущественно наставники Йоги Секса, которые также могут быть и сексопатологами. Их амбиции заключаются в том, чтобы сделать сексуальный опыт людей не только более сакральным, но и связанным с еще большим наслаждением.
Конечно, именно в Тантре мы находим самое разработанное поклонение Богине, которое, естественно, вызывает представление о сексе. Традиционная Тантра в основном является частью Шактистской Традиции, которая посвящена Богине во всех ее формах. Западная Тантра подобным же образом является частью возрождения поклонения Богине, которое распространено в языческих и туземных традициях. Эта сторона Тантры также имеет свое место, но она подвержена преувеличениям. Шакти это не просто секс. Шакти, кроме того, является одним из аспектов космической энергии, наиболее мощной в нашей воплощенной природе — она включает в себя все космические силы. Великие силы природы, такие как молния, солнечный свет и лунный свет это также Шакти, как и силы пяти элементов: земли, воды, огня, воздуха и эфира. Электромагнитная энергия физического мира и энергия любви и мудрости, относящаяся к душе, это также формы Шакти. Поклонение Шакти — это не просто поклонение сексу, но понимание всех этих космических сил и их функций.
Сегодня Мы видим, как западные тантрические гуру, которые используют Тантру для своих собственных целей, обыгрывают магические и сексуальные образы Тантры. Они подобны «крэйзи гуру», которые присутствует также и в традиционной Тантре. Такие неортодоксальные персонажи действуют способами, которые непредсказуемы, противоречивы или даже аморальны. Такие «тантрики» делает все, что им заблагорасудится и действуют весьма необычными и идиосинкранизичными способами.
Кундалини и чакры. Другие аспекты Тантры, которые могут быть найдены в современной Индии, также пришли на Запад, и сегодня мы их видим искаженными. Чакры являются общей для Запада и Нью-Эйдж темой, хотя часто они изображаются совершенно по-другому, нежели в классической Йоге. Чакры, которые первоначально считались энергетическими центрами тонкого тела, сегодня часто сводятся к физической формуле. Они рассматриваются не столько как центры духовного опыта, сколько места физического и чувственного исцеления. Такое исцеление через чакры является общим для многих течений Запада и Нью-Эйдж, включая различные формы массажа, работы с телом, работы с энергией и пранического исцеления. Эти практики могли бы приносить большую пользу для здоровья, если бы были раскрыты более глубокие аспекты энергии чакр через йогическую практику, которая требует напряженной садханы, повторения мантр, занятий пранаямой и медитацией.
Между тем Кундалини в основном сводится к некоторой форме сексуальной энергии, ведущей к удивительным эмоциональным состояниям и переживаниям. Иногда ее рассматривают как некую природную силу, которую следует использовать в техниках. На ее истинную природу как силу сознания часто не обращают внимания. Подобное соединение нью-эйджевских вымыслов на Западе и врожденной потребности индийцев в магической Йоге создало большое поле как для заблуждений и искажений, так и для манипуляций и обмана. Это вынуждает нас упускать из виду тот факт, что Тантра в более широком смысле — это глубокий, основательный, высокодуховный и очень эстетический путь постижения наполненной сознанием вселенной, в которой мы живем. Подлинная Тантра часто оказывается погребенной под этими блестящими приманками и преувеличенными притязаниями.
Более широкие аспекты Тантры. Отбрасывая эти искажения, мы должны признать, что Тантра — это сложная традиция со многими сторонами и гранями, лежащими за пределами этих распространенных вымыслов. Тантра переплетается с духовными учениями Индии и уходит глубоко внутрь ее древней истории. Распространенное понимание Тантры представляет собой лишь малую часть обширной системы знания. Мы можем сравнить состояние Тантры с состоянием Йоги, с которым оно связано. Как и в случае Тантры, акцент делается на физической стороне Йоги — практике йогических поз или асан — хотя даже они представляют малую часть классической Йоги, чьей главной темой является медитация. Мы живем в материалистическом веке или веке СМИ, в котором духовные традиции отбрасываются или сводятся к физической, щекочащей чувства модели. Это легко популяризировать, но это легко ослабляет и искажает традиции.
Подобный образ Тантры, действующий лишь на чувства, может побудить некоторых людей к тому, что они захотят отвергнуть Тантру всецело. Некоторые духовные группы Востока и Запада по этой причине предпочитают избегать Тантры. Это также ошибка другого рода, поскольку таким образом они отвергают позитивные аспекты Тантры, ее богатства знания и практик касательно всех тонких аспектов Йоги, поклонения божествам и того, что позволяет привести в гармонию деятельность в мире людей с божественными мирами выше.
Главный вопрос состоит в том, как отделить более глубокие и высокие аспекты Тантры от внешних и поверхностных взглядов на Тантру. Тантра — это точная система знаний, которая обеспечивает особые результаты и внутреннюю трансформацию в случае ее верного использования. Применение мантр, ритуалов, пранаямы и медитации в тантрических учениях, вероятно, наиболее разработанное и совершенное во всей традиции Йоги. Тантра также показывает нам, как использовать такие системы как ведическая астрология, Васту и Аюрведа для более глубоких уровней защиты и исцеления, а также для получения большего знания.
Тантра, мантра и янтра. Именно в Тантре мы находим наиболее разработанное толкование силы мантры, при котором каждому слогу санскритского алфавита дается характеристика. Это биджа-мантры, мантры шакти, такие как ХРИМ и ШРИМ, которые являются самыми могущественными из всех мантр. Тантра таким же образом дает самое лучшее объяснение использованию янтр или геометрических диаграмм для медитации. Например, поклонение Шри-Чакре или Шри-Янтре, вероятно, наиболее важное и разработанное из всех учений Йоги, это самое важное тантрическое учение.
Тантра — это хороший инструмент для того, чтобы помочь людям всех традиций вернуть назад поклонение Богине и восстановить соответствующие формы ее почитания. Когда христианство получило развитие, оно отвергло и осудило общераспространенное языческое поклонение Богине, которое долгое время существовало на Западе. Западная Тантра добавила многие другие формы Богини, существовавшие в языческих традициях, начиная от кельтов и греков, римлян, египтян и вавилонян. Все же в этих традициях формы поклонения, и внутренние, и внешние, были большей частью утрачены. Индуистская Тантра помогла восстановить эти методы поклонения через ее понимание ритуала, медитации и иконографии. Тантра предлагает такое богатство образов, как Даша Махавидья или Десять Форм Знания Богини, и многочисленные формы Кали и Дурги. Она обеспечивает самую подробную информацию относительно визуализации таких божеств, их форм, украшений и оружия, и как их использовать. Тантра содержит важную традицию священного искусства с глубоким пониманием символизма и точных правил описания. Она хранит великие праздники в честь Богини, такие как Наваратри и Дурга-пуджа. Тантрические святые места от Камакхьи в Ассаме до Камакши в Тамилнду сохраняют не только традицию почитания Богини, но также и живую связь с Богиней в природе.
Историческое значение Тантры. Тантра — это, пожалуй, главное течение в индийской духовности последнего тысячелетия, что помогает нам понять ее общее развитие. Современный Индуизм в основном, а Буддизм и Джайнизм во многом являются тантрическими. Если внимательно присмотреться — сильный тантрический элемент присутствует в сикхской дхарме. Тибетский Буддизм большей частью является формой дхармы, заимствованной от индийских тантриков Бенгалии и Бихара. Такой Буддизм мантр, мандал, божеств, Йоги и медитации намного ближе к практикам индуистского Тантризма и Вед, нежели к более древнему буддизму Шри Ланки и Таиланда.
Шанкара сам был не только самым знаменитым из наставников Адвайты, но также одним из самых важных учителей Тантры. Его великая поэма, посвященная Богине, «Саундарья-Лахари», остается, возможно, самым важным тантрическим текстом, используемым в поклонении Шри-Чакре.
Вся Шактистская Традиция или поклонение Богине в Индии является тантрическими. Шиваизм, в основном, — это Тантра. Тантрические элементы присутствуют даже в вайшнавской и иных традициях Индии.
Тантрические учения являлись важными для большинства гуру современной Индии, начиная с Рамакришны и Вивекананды, включая Ауробиндо, Шивананду, Анандамайи Ма и многих других. Ганапати Муни, главный ученик Раманы Махариши, был одним из великих тантрических йогов. Все же эта традиция намного древнее. Это означает то, что без понимания подлинной Тантры тяжело постичь и Йогу. Фактически, лучший способ понять подлинную Тантру — это представить ее как расширенный вариант Раджа-Йоги. Подобно сутрам Йоги, Тантра более детально дает наставления относительно асан, пранаям, пратьяхары, дхараны, дхьяны и самадхи, добавляя при этом много более специфических форм и техник. Она дает детали касательно мантр и методов, на которые в сутрах только делаются намеки.
Мы можем также объяснить подлинную Тантру как йогический подход к науке и искусству. В этом отношении ведические и тантрические науки пересекаются в таких дисциплинах как Аюрведа, Джьотиш (астрология) и Васту. Тантра является основой Раса-Шастры или алхимической стороны Аюрведы и более тонкой стороны физиологии Аюрведы. Тантра использует правила Джьотиш для определения благоприятного времени для обрядов, пудж и так далее. Тантрическая архитектура и храмовое строительство берут начало из Васту. Фактически, именно в Тантре, в противоположность мнению современных академических ученых, которые неспособны увидеть ясную связь, мы находим наиболее разработанное применение ведических учений о ритуале, мантрах, яджне, пудже и медитации.
Нравится ли нам это или нет, Тантра есть и останется господствующей силой не только в индийской, но и в мировой духовной жизни. Признавая популярные западные или нью-эйджевские формы Тантры в качестве введения в эти учения, важным является также и признание более глубокого и широкого влияния подлинной Тантры, которая значительно больше, чем они, и, может быть, совершенно отлична от них. Тантра — это практическое и энергетическое применение всего йогического знания о жизни, времени, пространстве и энергии. Если вы обращаетесь к ней с правильным намерением, она может предложить вам много большее, чем исполнение ваших желаний, она может помочь вам достичь высшей цели жизни — постижение всей вселенной внутри вашего собственного сознания». 

(Д.Фроули. Тантра и неверные представления о ней: очищение
сущности от заблуждений. (Life Pozitive Magazine, Delhi, Jan 2005.).
/ Пер. А.А.Игнатьева. Сайт www.indonet.ru.)

«VI. Восточные тайны и сатанинские наслаждения. Путь Левой Руки и современное магическое возрождение. Вама-Марга — с Востока на Запад. Подавляющее большинство современных европейских магических Орденов и учителей, о которых можно сказать, что они, так или иначе, оказали значимое влияние на формирование сексуальной магии Пути Левой Руки, основывали свой авторитет на заявлении о том, что они переносят тайное азиатское или ближневосточное знание на Запад. Среди магов, о которых пойдет речь в данной главе, отметим следующих. Сексуально-магическое братство Теодора Ройсса «Ordo Templi Orientis» (уже в названии содержится намек на потаенный восточный источник); Г.И.Гурджиев и Е.П.Блаватская (они вдохновлялись тибетским Буддизмом); П.Б.Рэндольф, утверждавший, что корни его эротической магии уходят в Сирию. Как станет видно, по большей части эти заявления — не более чем романтичные мифы; однако именно тогда подкрепленные аргументами легенды, касающиеся тайной сексуальной мудрости Востока, впервые открылись богатому и восторженному воображению магов из развитых стран начала XX в. Склонность западных напускных мудрецов XIX в. рядить свои знания в восточные одежды, среди прочего, исходит из того исторического факта, что несколькими столетиями ранее Европа через исламский мир подверглась гигантскому влиянию восточной магии. Такие течения как алхимия, трубадурская традиция и герметическая магия возникли благодаря контактам с арабскими учеными.
Складывается впечатление, что западные маги с гораздо большей понятливостью усваивают концепцию сексуальной инициации, если та была заимствована из какого-либо экзотичного отдаленного места. И сегодня мы сталкиваемся с аналогичным явлением; хотя шарм загадочного Востока несколько померк с появлением массового туризма, телевидения и Всемирной Паутины. По сей день жаждущие тайн куда более охотно приобщаются к откровениям, полученным медиумами от утонувших атлантов или внимают посланиям внеземных цивилизаций.
Тем не менее, первые свои шаги в западном направлении Восточная темная волна сделала весьма и весьма прозаично. Малопривлекательная группка посланников в первый раз перевезла знание о традиции истинного Пути Левой Руки, полученное из первых рук, из Индии в Англию, оттуда оно распространилось по всей Европе и дошло до Нового Света, подчас принимая совершенно причудливые гибридные формы. В середине XIX в. правящие колониальной Индией британцы готовили клику христианских миссионеров с целью ввести законодательство, делающее уголовно наказуемыми практики Тантры, в особенности «варварский» Путь Левой Руки, ее сексуально-магическую ветвь. Оказывали активную поддержку запретительному движению и многие индусы-выходцы из благородной пуританской варны брахманов. Они издавна видели в еретических методиках Тантры Левой Руки, отвергающих иерархию каст отвратительную профанацию ведических законов. В обстановке такого давления «прижатые к ногтю» круги последователей Вама-Марги были вынуждены отправлять свои ритуалы в секретности даже большей чем ранее.
И тут на сцену вышел Эдвард Селлон (1818-1866), молодой офицер британской армии, любитель порнографии и достаточно известный знаток области табуированной сексуальности. Попавшего в Индию в шестнадцатилетнем возрасте Селлона заинтриговали слухи о полуночных ритуалах Каулы и священных празднествах во славу вина и женщин во время тайного ритуала пяти Ма. С помощью слуги-индуса Селлон сумел завоевать доверие Каула-Чакры и лично наблюдать то, что он, вполне в духе викторианской смеси развращенности и морализма, описал как «крайне распущенные» групповые оргии, связанные с культом Шакти. Некоторые комментаторы выдвинули версию, что молодой Селлон впервые узнал, что такое секс, именно в обстановке одного из ритуалов Пути Левой Руки; однако об этом загадочном человеке сохранилось так немного биографических сведений, что, пожалуй, последнее предположение — из ряда гипотез.
Творчество Селлона, несмотря на обилие темных мест, сыграло большую роль в знакомстве Запада с Путем Левой Руки. Судя по его работам, он, несомненно, получал из первых рук информацию о тантрической эротической инициации. Тем не менее, лишь спустя двадцать лет после своего возвращения в Англию, Селлон поделился тем, что стало ему известно о сексуальной энергии Богини, имя которой он записал как «Сакти». В 1865г. он выпустил любопытную книгу о весьма оригинальных учениях, озаглавленную «Замечания о священных книгах индусов». Там он изложил свою теорию о том, что сексуальные ритуалы, до сих пор сопровождающие шактический культ, суть живое наследие некогда универсальной традиции сексуальной инициации, которая практиковалась древними египтянами, евреями — до того, как они стали монотеистами — и ассирийцами. Даже критикуя ряд тантрических практик за увиденные в них языческие пережитки, он приходит к выводу, что методы обретения просветления в Пути Левой Руки продолжают традицию, «которая существовала за два тысячелетия до христианской эры… и доныне не утратила своей силы; это гностицизм Индии». Пытаясь прикоснуться к тайной сексуальной мистике, наполнявшей все древние религии, Селлон предлагает гипотезу, согласно которой лингам и йони Индии идентичны генитальной символике, связанной с Изидой и Осирисом, наряду с прочими контрасексуальными мифологиями. В оргиях Чакра-Пуджи Селлон видит далекие пережитки древнегреческих ритуалов, связанных с дионисийским культом.
Селлон разъясняет, каким образом вселенский разум, Брахма, распался на «левое» женское начало и «правое» мужское, а их двуполое соединение породило формы, в которых проявляется мир видимостей. С какой-то похотливой скрупулезностью, свойственной его порнографическим историям, он описывает юную красоту обнаженных женщин-адептов, символизирующих силу Шакти, которых он совершенно правильно называет дути. В написанном в 1866г. автобиографическом отчете о своих приключениях, озаглавленном «Взлеты и Падения Бытия; Мемуары, зачитанные перед Лондонским антропологическим обществом», Селлон отмечает, что дути избиралась вне зависимости от ее кастовой принадлежности, и, хотя предпочтение отдавалось храмовым танцовщицам, ей могла стать пария, рабыня или куртизанка. Эти первые отчеты западных исследователей были менее сенсационными и малоинформативными по сравнению с более поздними европейскими описаниями, в один голос клеймившими Вама-Маргу как самый черный из всех якобы выродившихся языческих обрядов диких народов. Работа Селлона в значительной мере развеяла сенсационные слухи, преподносившиеся западному обществу, которое по своему невежеству придерживалась мнения, что тайные тантрические ритуалы сопровождаются человеческими жертвоприношениями и кровожадными убийствами, которыми занималась секта душителей «таги».
В апреле 1866г., сразу после того, как был окончен его любопытный вклад в знание о Пути Левой Руки, 48-летний Селлон застрелился в лондонской гостинице. Его неизвестные широкой аудитории книги, опубликованные всего за десять лет до наступления эры возрождения магии на Западе, оказались первыми из работ, содержащих предположение о том, что непосредственные истоки всех эзотерических традиций, мистических культов и мистической символики базируются на тайном сексуальном гнозисе, непрерывная традиция которого сохранилась лишь в тантрическом Пути Левой Руки. Идеи Селлона, несмотря на довольно грубую формулировку, заслуживают внимания уже потому, что предшествовали более сложным сексуально-магическим философским системам на Западе, выработанным более поздними авторами, такими как Рэндольф, Ройсс, Кроули, Парсонс, Эвола и Грант.
Первым, кто познакомил британцев с Путем Левой Руки, был порнограф, продолжалось это ознакомление благодаря текстам священника. Работавший в Калькутте христианский миссионер У.Дж. Уилкинс, в отличие от своих более фанатичных собратьев по вере, не видел в многочисленных индийских сектах червей, коих должно растоптать во имя Господа. В своей «Ведической и пуранической индуистской мифологии», опубликованной в Лондоне в 1882г., Уилкинс представил своим читателям разумный и объективный отчет об основах тантрической философии и практики, не отмахнулся он и от темной волны. Немногочисленные проживавшие тогда в Индии европейцы неизбежно оказались посвящены в круги Пути Левой Руки, однако эти первые настоящие «белые тантристы» не очень-то старались продвигать на Запад оригинальную практику, которую они усвоили. И как часто случается в истории человеческой мысли, действительная популяризация Пути Левой Руки за пределами субконтинента произошла с подачи личностей, едва знакомых с концепцией — в данном случае налицо безумное смешение подлинной мудрости, наивного романтизма и шулерства, что отличает современное возрождение оккультизма.
Мадам Блаватская поняла все неправильно. Одной из характерных особенностей, отметивших культуру возрождения оккультизма в XIX в., стало бестолковое заимствование экзотичной метафизической терминологии из культур не западных. Теософское Общество, основанное в 1875г. русской спиритуалисткой мадам Еленой Петровной Блаватской (1831-1891), сыграло в этом процессе немаловажную роль. Благодаря снискавшему известность во многих странах Теософскому Обществу (оно, кстати, помимо прочего ввело в обиход ныне одиозное выражение «нью-эйдж»), европейские и американские оккультисты пошли сыпать плохо понятыми терминами вроде «карма», «хроники акаши», «махатма», «йог», «чакра» и прочими. В запасе экзотичных фраз, произносимых Блаватской и ее последователями, присутствовали «Путь Левой Руки» и «Путь Правой Руки». (Обычай написания этих слов с большой буквы пошел от Блаватской, впоследствии его подхватил Кроули).
Вряд ли можно найти более бестолкового интерпретатора Путей Левой и Правой Руки для Западной аудитории, чем Блаватская, чье настойчиво сбивающее с толку объяснение сексуального и несексуального подходов к Тантре само по себе оказало огромнейшее влияние на складывание ложных представлений о данном предмете. Наиболее принятой в оккультных кругах Запала остается версия Путей Правой и Левой Руки Блаватской, впервые изложенная ей (после ее деспотичной цензуры — в смягченном виде) в книгах и журнальных статьях. Их содержание представляет собой грубо надранный плагиат из многочисленных источников; несуразицы в этот вопрос добавили впоследствии еще более глупые толкователи.
У Блаватской все примитивно: Путь Левой Руки — это просто Путь Зла, в то время как Путь Правой Руки охарактеризован как Дорога Добра. Обширная сеть тантрических концепций, дающих определение этим терминам — и выходит за рамки самой идеи добра и зла, равно как и прочих оппозиций, которыми живет стадное животное — была проигнорирована. Неудивительно после этого ее утверждение, что сама она и ее Теософское Общество целиком и полностью принадлежат к Пути Правой Руки, который она ассоциировала с туманной розенкрейцеровской формулировкой Великого Белого Братства. По мнению славной Мадам, всякий, кто не верит в ее Теософию, либо решил разоблачать ее махинации — приверженец Пути Левой Руки или Черного Братства. Хотя многие ортодоксальные индусы, скорее всего, согласятся с ее оценкой Пути Левой Руки как «зла», неизвестно, откуда собственно она взяла такое предвзятое определение.
Если верить Блаватской, источником ее мудрости, которой она поделилась с человечеством в своей «Тайной Доктрине», стал Тибет, где она якобы прошла инициацию в бесценное древнее эзотерическое учение. Однако ни один из ее текстов не свидетельствует ни о чем большем, кроме поверхностного знакомства с тибетской мистикой, что, в частности, выдает ее невежественная интерпретация Пути Левой Руки. Неглубокие познания, которых она нахваталась в процессе своего масштабного чтения оккультных текстов, показывают ее явное понимание того, что Путь Левой Руки каким-то там боком связан с сексом. Для Блаватской же (по крайней мере, в ее «официальных» текстах) секс — это чудовищно. Это «звериный аппетит, который надо неукоснительно давить в себе». (Подобно прочим самозваным стражам морали, Блаватская, по всей видимости, вела куда более интересную сексуальную жизнь, нежели то, что предполагал ее публичный имидж ходячей добродетели). Теософская теология, явно испытавшая на себе влияние, прежде всего, аскетического, не безнравственного гностицизма, отмечена неприятием плотской оболочки, в которой теоретически «томится» душа. Карл Юнг однажды тонко назвал Теософию Блаватской «чистым гностицизмом в индуистских одеяниях». Тантра Левой Руки, будучи инициатической доктриной, видящей в плоти не кошмарную тюрьму, из которой надо бежать, но храм, святилище, разумеется, предана Блаватской анафеме.
В «Теософском словаре» она возмущенно замечает по поводу Пути Левой Руки: «особая энергия, связанная с сексуальными ритуалами и магическими силами — худшая форма черной магии или чародейства». Здесь мы впервые встречаемся со ставшим впоследствии популярным сравнением Восточной идеи Пути Левой Руки с Западной концепцией черной магии. Этот несостоятельный синтез взаимоисключающих культурных формулировок — точное описание методики и непоследовательное моральное суждение — будет любимой «фишкой» вздорного легиона оккультистов на протяжении всего XX в. В этот период неграмотная увязка Блаватской Пути Левой Руки с черной магией станет нормой среди поклонников оккультной субкультуры.
В своей космогонии, не уступающей по детальной разработке фантастике Лавкрафта, Блаватская, помимо прочего, учила, что «аморальный» Путь Левой Руки, по сути дела, представляет собой дегенеративный пережиток наследия упадочнической «первичной расы», зародившейся на пропавшем континенте Атлантида. Эта теория — пример того, насколько далеко Западное оккультистское понимание Пути Левой Руки отклонилось от реальных практик Азии. Для Блаватской, чьи эзотерические теории стали предвестниками бредовых идей национал-социализма, оказав непосредственное влияние на его последующее формирование, дурное происхождение Пути Левой Руки от допотопной низшей человеческой расы было тяжким обвинением. Теософская увязка сексуальной магии левой руки с его якобы происхождением от низшей расы перекликается с индуистской ортодоксией, которая, как мы видели, считает Вама-Маргу презренным культом, возникшим среди низших каст.
Артур Авалон понял почти правильно. Блаватская стала главным западным автором уравнения «Путь Левой Руки = зло», но ее упрощенческие искривления были сбалансированы куда более точным описанием темной Тантры, представленным в работах сэра Джона Вудроффа (1863-1936). Вудрофф не был оккультистом или магом из маргинальных слоев общества. Он был респектабельным судьей высокого ранга, который жил в Калькутте в конце XIX в. и страстно увлекался тантрической философией и практиками.
Со свойственным законнику рвением защищать и давать явлениям скрупулезное объяснение, Вудрофф взялся за перо, избрав себе загадочный кельтский псевдоним «Артур Авалон», и создал ряд солидных трудов, повествующих о Тантре как о логичном и легитимном духовном учении. Книги Авалона послужили не только частичному развенчанию неверных представлений о Тантре в сознании европейских читателей. Многие говорящие по-английски индийцы также видели в Пути Левой Руки позорный пережиток своего якобы дикарского прошлого, которое они тут же от себя отбросили, пожелав заделаться современной нацией по западному образцу. Работы Авалона познакомили широкую индийскую читающую публику с интереснейшими практиками, которые раньше были окутаны тайной. Предшествующие индийские книги на английском, посвященные Тантре, предлагали жестоко цензурированную, прилизанную версию тантрических дисциплин. Как правило, описание велось с саркастической и предубежденной точки зрения касты брахманов, к которой принадлежали авторы этих книг. Как ни парадоксально, но именно благодаря европейцам Тантра сделалась как минимум частично приемлемым объектом изучения в Индии.
Отдавая должное заслугам Авалона в сохранении живой находившейся под угрозой исчезновения традиции, — его книги были действительно новаторскими исследованиями — заметим, что он также преуспел в распространении оказавшихся живучими ложных трактовок Пути Левой Руки. Если Блаватская живописала Вама-Маргу в самых зловещих черных тонах, то Авалон обелял ее, обходя вниманием наиболее социально-табуированные аспекты тайных ритуалов. Авалон переусердствовал в своем стремлении одновременно оправдать и сгладить пользовавшиеся дурной славой эротические стороны Тантризма левой руки. Авалон подчеркивает опасности и суровые последствия, которые навлекает на себя адепт, познакомившийся с сакральным сексом, и совершенно выхолащивает все следы телесного наслаждения и биологической чувственности из этого акта. Авалон максимально постарался разъяснить духовную философию, на которой зиждется сексуальное просветление Тантры, однако его аргументы звучат как оправдание, отражая, по всей видимости, его собственные, ханжеские предрассудки.
Учитывая превалирующую в то время викторианскую истерию и цель Авалона не дать объявить Тантру противозаконной, его сдержанность вполне понятна. К сожалению, многие другие авторы, не имевшие доступа к первоисточникам или учителям, невольно позаимствовали такой не вполне соответствующий действительности и «затянутый в корсет» подход непосредственно из работ Авалона. Результатом стало то, что составляет сегодня практически кредо западных исследователей этой темы: якобы всякий серьезный адепт тантрической инициации обязан, призвав на помощь всю свое мужество (или женственность), сопротивляться любым ощущениям физического наслаждения при сексуальном ритуале. Такую педантскую позицию можно проиллюстрировать следующим замечанием Авалона: «Много лет назад Эдвард Селлон, руководствуясь помощью ученого-ориенталиста, находившегося на государственной службе в Мадрасе, попытался познакомиться с мистериями [тайного ритуала], однако по ряду причин, которые мне нет нужды здесь обсуждать, занял по отношению к ним не вполне верную позицию». «Верной» позицией, как мы должны догадаться, может быть лишь анти-гедоническая интерпретация сексуального посвящения, сторонником которой является Авалон, чью нежную душу оскорбил похотливый подход к предмету Селлона. Тем не менее, книги Авалона заслуживают прочтения, поскольку заслуживает уважения та объективность, с которой они повествуют о методах и принципах Тантры.
Еще Авалон замечателен тем, что он первым из авторов предположил, что методы сексуального нарушения табу в Пути Левой Руки по природе своей являются «антиномианистскими». В свете недавно возникшей связи некоторых западных школ, номинально относящих себя к Пути Левой Руки, с антиномианистской концепцией, гораздо более ранние идеи Авалона кажутся прозрениями. Описывая доктрину Пути Левой Руки, где сказано, что достигший освобождения адепт уровня виры или дивья поднимается над добром и злом (Дхарма и Адхарма), Авалон отмечает, что этих посвященных именуют Свечакари, «тот, чей путь — Свечакара или «твори, что ты желаешь»». Он добавляет, что «в Европе сходные доктрины и практики называются Антиномианизмом». Однако Авалон детально разъясняет, почему Антиномианизм — не совсем точная характеристика преодоления социальных условностей в рамках Пути Левой Руки, и дает следующий комментарий: «Я говорю об Антиномианистской Доктрине и Практике, а также о некоторых шактических теориях и ритуалах, предположительно, относящихся к ним. Это слово, тем не менее, требует уточнения, иначе оно может (насколько мне представляется) привести к неправильному пониманию в этом конкретном случае. Всегда опасно применять термины Запада к фактам жизни Востока. Антиномианизм — название еретических теорий и практик, зародившихся в христианской Европе. Если кратко, термин, в широком смысле, относится к Христианству, а именно означает «противоречащий или несоответствующий Закону, под каковым здесь подразумевается иудейский закон, перенятый и адоптированный этой религией».
Благодаря своему настойчивому стремлению употреблять слова с мантрической точностью, а не следовать интеллектуальным капризам и модам, новаторское исследование Вама-Марги Авалоном по сей день на голову выше многих современных потуг проникнуть в мистику Пути Левой Руки.
П.Б.Рэндольф — забытый отец современной сексуальной магии. Хотя книги Селлона, Уилкинса, Блаватской и Авалона принесли зачатки понимания (и непонимания) системы сексуального просветления левой руки, миновало много десятилетий, прежде чем Европа сама приступила к практике методик Тантры Левой Руки. Задолго до того как в 1960-е годы интерес контркультуры к восточному мистицизму соприкоснулся с сексуальной революцией — в результате их перекрестного опыления ряд аспектов Вама-Марги стал доступен ищущей молодежи — на Западе стало складываться независимое течение сексуальной магии. Корни этой разновидности темной волны восходят не к культу древней Богини-Матери в Индии, а к энергиям, бурлившим в Америке в период после Гражданской Войны.
И наиболее значительным сексуальным магом XIX в. и, пожалуй, первым, кто назвал себя этим именем, стал американский оккультный утопист Паскаль Беверли Рэндольф (1825-1875). На протяжении всей жизни страдавший депрессией, он совершил самоубийство в год основания мадам Блаватской ее Теософского Общества и в год рождения Алистера Кроули. По версии русской сатанистки Марии де Нагловской, которая позднее весьма увлеклась учением Рэндольфа, истинной причиной его смерти было проклятие, наложенное на него самой мадам Блаватской. Нагловская, будучи сама сексуальным магом, объявила, что Блаватскую разгневало то, что Рэндольф нарушил неписанный закон, запрещающий открывать секреты сексуальной магии профанам. Эта история служит примером мелодраматических слухов, циркулирующих вокруг известных фактов из жизни Рэндольфа.
Его оккультные работы и, по всей видимости, методы, не преданные бумаге, оказали решающее влияние на Блаватскую, Ройсса, Кроули, а также на немецкого мага Франца Бардона. Концепции Рэндольфа, в частности — его оригинальная идея о том, что он обладает тайным сводом знаний, который он называл «Ансейратические мистерии», как кажется, были заимствованы без ссылки на первоисточник духовным учителем Г.И.Гурджиевым. Итак, мы можем со всей ответственностью заявить, что этот впоследствии забытый маг был автором многих ценных теорий, которые затем были популяризированы самыми значительными персонажами оккультного возрождения на Западе. Здесь мы поговорим, прежде всего, о сексуально-магических практиках Рэндольфа, которые более чем сходны с некоторыми принципами Пути Левой Руки.
Сын преуспевающего врача из Вирджинии и мулатки, возможно, имевшей французско-малагасийское происхождение, Рэндольф стал моряком в возрасте 15 лет и 5 лет плавал по всему миру. Эти поездки усилили в нем вкус к рискованным путешествиям, и он побывал в таких далеких странах как Турция, Египет и Сирия, иногда работая судовым доктором. Рэндольф утверждал, что часть своего магического знания он приобрел в Индии, где, по его словами, у бенгальских йогов прошел инициацию в тантрические мистерии. Но, как говорилось выше, подобная претензия на знакомство с «тайной мудростью Востока» сплошь и рядом встречается в истории сексуальной магии на Западе, и относиться к ней надо с немалой долей скепсиса. Идиосинкразическая система эротической инициации лишь поверхностно отражает оригинальную Вама-Маргу.
Заявление Рэндольфа о том, что свое учение он якобы разработал на основе уроков, усвоенных им в результате его тантрической инициации в Индии, едва ли имеет под собой реальные факты; однако второй источник его теорий, названный им прообразом его «душе-сексивного» мистицизма, базируется на еще более зыбкой почве. Рэндольф утверждал, что он является всего-навсего западным толкователем давно утерянной традиции эротико-инициатического просветления, которое практикует в Сирии племя, известное под именем нузайрис. И, тем не менее, невзирая на историю о получении от сирийских племен сексуально-магической тайны, Рэндольф ни в коем разе не собирался потакать характерной оккультистской самонадеянности. Он писал: «моя доктрина… лишь объявляет и утверждает тот факт, что супружеские функции [секс] неоспоримо являются высшим, святейшим, важнейшим и чаще всего страдающим от поругания из всего того, что принадлежит человеку».
Пара, выполнившая «супружескую функцию» правильно, заявляет Рэндольф, сможет управлять силами, в которых читатель узнает нечто похожее на сиддхи, о которых говорят тантристы левой руки. Наполнившись священными качествами, полученными через взаимный сексуальный пик мужчина и женщина получают возможность практиковать телепатию, читать ментальные проекции других людей, получать сверхчувственные видения, а также достигать обычных магических целей, связанных с получением денег и здоровья.
Г.И.Гурджиев и Сексуальный центр. Ни одно аналитическое исследование Пути Левой Руки на Западе не будет полным без рассмотрения учения одного таинственного русского, которого звали Георгий Иванович Гурджиев (1874-1949). Те, кто изучал гурджиевскую систему, которую называют по-разному: «Четвертый путь», «Путь Хитреца» или просто «Работа», но не сравнивал ее с более ранними традициями, может удивиться, обнаружив его в числе сексуальных магов Пути Левой Руки. Однако сходство системы Гурджиева с тем, что предлагается традиционным Путем Левой Руки, несомненно. И Четвертый Путь кажется Тантрой, сознательно адаптированной для современного европейца, конденсацией центральных концепций Пути Левой Руки, хотя и при отсутствии восточной терминологии. Сам Гурджиев на оригинальность своих идей не претендовал, признавая, что он лишь возвещает Западу древнюю безымянную традицию. Свое неясно сформулированное учение Гурджиев якобы сложил, пока странствовал по Востоку. В этом он не очень далеко ушел от своей предшественницы мадам Блаватской, которая тоже загадочно высказывалась о секретных инициациях, каковых она удостоилась в Тибете, или от сентенций Теодора Ройсса, намекавшего на то, что тайная сексуальная доктрина О.Т.О. была передана ему восточными мудрецами.
Высказывалось предположение, что на самом деле Гурджиев составил свое учение на основе обрывков Тантрического Буддизма, которому учился в тибетских монастырях, и принципов Суфизма, с которыми познакомился через контакты с сектами исламских дервишей. Другая гипотеза не столь эффектна: Гурджиев придумал Работу, начитавшись оккультных книг, доступных в России во времена его молодости. Каким бы ни было истинное происхождение Четвертого Пути, даже краткий обзор наиболее важных его составляющих свидетельствует о сильном влиянии Пути Левой Руки.
Лучший ученик Гурджиева П.Д.Успенский, когда его заставили сформулировать главный урок Мастера, коротко изложил его так: «Человек спит. Он должен проснуться». Гипотеза Гурджиева о том, что природное состояние человечества есть почти коматозная духовная спячка, апатичная бездеятельность, в которой он (она) механически движется, по всей видимости, отражает концепцию Тантры Левой Руки о супте, или сне. Приверженцы Четвертого Пути, в своей упорной борьбе за пробуждение, должны произвести невероятное «сверх-усилие», силу внутри себя, и с помощью этого сбросить тяжесть спячки. Адепта Вама-Марги тоже учат побеждать дремотное существование всеми возможными способами, приходя к состоянию пробуждения.
Гурджиев подталкивал своих приверженцев (среди которых было немало изнеженных интеллектуалов и художников) к преодолению своих физических пределов как форме освобождения. Для Гурджиева Работа была способом привести «семь центров человека», локализованных в теле в гармоничное равновесие. Почти очевидно, что эта идея была позаимствована из тантрической системы семи чакр, а при дальнейшем анализе представляется, что активизация «семи центров» есть гурджиевская версия Кундалини-Йоги.
Гурджиев особое внимание уделял «сексуальному центру» как источнику энергии, который, в конце концов, удается направить на освобождение от спячки и активацию «высших центров» тела, каковые у большинства людей пребывают в дремлющем состоянии. Здесь мы встречаем современную переработку концепции пути левой руки о том, что мощная сексуальная энергия, выпущенная из низших чакр, способна пройти сквозь высшие чакры, открывая третий глаз Шивы, символ божественного сознания».

(Николас Шрек, Зина Шрек. Демоны плоти. Полный путеводитель
по сексуальной магии Пути Левой Руки. Сайт www.gramotey.com.)

* * *