Статья 2.3. Тантра как предмет Российской Тантрологии. (ч.5).

Тантра является предметом Российской Тантрологии, а что является предметом самой Тантры?… Тантру можно определить как феномен, который имеет свои истоки, свое происхождение, свою природу, свою структуру, свое содержание, свое назначение, свою историю развития, свои возможности изучения и познания, осмысления и применения. Мы можем говорить, что Тантра — это исторический феномен, или социальный феномен, или культурный феномен, или духовный феномен и т.д. Но Тантра остается для нас пока феноменом — существующим явлением, которое мы пока не в состоянии постичь и определить однозначно. И такое невероятное количество «определений» и «толкований» феномена Тантры существует не только по причине многоликости, сложности этого феномена, но и по причине разного его понимания, как и разного к нему отношения.

* * *

4. НЕПРАВИЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ ТАНТРЫ.

 4.3. СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ.

(продолжение)

«Современная сексуальная революция достаточно варварски отнеслась к восточной философии. В частности, из Тантры выделена только Кама-Сутра. Картина мироустройства и взаимоотношений живых субъектов, желающих любить друг друга или хотя бы гармонично сосуществовать, при этом утеряна. Тантра представляется европейцу вульгарным сексуальным пособием или искусством соблазнения. Она достаточно часто эксплуатируется в целях бизнеса как секс-символ, порно и проституция, а психологами — для популяризации сексуальной культуры в семье. Но данный уровень знаний ищет дополнительных удовольствий и развлечений и наивно полагает, что необычайные сексуальные ощущения и умения владеть половой энергией могут возникнуть без философских знаний о природе либидо и регулярных медитативных практик. Поэтому в данном цикле статей я позволю себе как можно проще, сжимая, архивируя информацию в образы, представить на суд читателя — не дословный, — а литературный перевод Тантры, тексты которой я записывала последние несколько лет.
Напомним читателю, что в данной теории мужской принцип называется Сознанием, а женский, соответственно, Бессознательным. Выбирая такой перевод терминов, мне хотелось приблизить понятия древней Тантры к современным психологическим терминам, также описывающим субъективную природу человека. У человека во все времена и в любых регионах была одна природа. Анатомия и физиология тела имеет одинаковые алгоритмы у всех людей. Точно так же они существуют для субъективной и трансцендентной природы. Но современная наука не способна изучать такую природу, так как базируется на объективных принципах. Ограничив себя изучением объектов, европейская наука оказывается неспособной описывать и лечить психические явления (даже современный психоанализ считается ненаучным, потому что бездоказателен объективно).
Природа психического только субъективна, такова же психология, которая ее изучает, и это правильно. Возможно, если нам удастся внести ясность и разграничить инструмент изучения и воздействия, мы сможем в психотерапии найти более гуманные методы лечения, нежели психотропные препараты и транквилизаторы. Но, учитывая, что психологии всего полтора века, а восточной философии — тысячи лет, первая откровенно берет методы из восточных религиозных техник. Зачем же заново изобретать велосипед? В эпоху интернет-технологий достаточно быстро происходит интеграция культур Востока и Запада, и не видеть в ней быстрой перспективы улучшения качества нашей жизни может только человек фанатичный либо невежественный.
Тантра высоких ступеней не изучает секс как таковой. Она выявляет и исследует более абстрактные алгоритмы человеческой природы внутри самого себя. Итак, давайте обозначим мужское и женское начала как Сознание и Бессознательное. В каждом человеке независимо от пола сейчас оба начала присутствуют одновременно, и между ними происходит «брак», тантрическая интрига. <…>.
Тантра изучала взаимодействие начал, и, чтобы понять, по каким законам оно происходит, нам придется изучить ритмы их пассивности и активности. <…>…».

(С.Левантович. Философия Тантры. 17.11.2009г. Газета тайных знаний
«Тайная Доктрина». №15 2009г. г.Симферополь. Сайт www.td.crimea.ua.)

«Мне очень долго пришлось путешествовать, побывать в разных странах мира, повстречаться и поучиться у разных людей, побывать и пройти обучение в Тантрическом храме — храме Кхаджурахо. И самое удивительное, что могло произойти со мной в жизни, уже случилось. Я иду путем Тантры. И это самое большое счастье. И сейчас расскажу почему, приоткрыв для Вас двери в этот удивительный Мир — Мир Тантры!
Так что же такое Тантра, почему так много говорят о ней?! Некоторые люди не совсем верно представляют, что такое Тантра. У многих она записана в голове, исключительно, как сексуальные отношения с человеком в постели, в горизонтальном или других положениях тела — и всё. Но Тантра — это намного больше, глубже, интересней! Это общение с Богом, с миром, им созданным. Это стиль жизни, это образ жизни, это совершенно другое виденье мира. Тантрой человек может заниматься не только с кем-то, но и один на один с самим собой. Тантра — это жизненный процесс, в котором пребывает человек. Это состояние, в котором человек совершает свои действия осознанно: садится на корточки — осознаёт себя, прикрывает глаза — осознаёт себя, и каждое действие — подобная практика. Вся жизнь из таких практик, вся жизнь — Тантра. <…>.
Практикуя Тантру, человек видит божественное, и в окружающем мире, и в предметах, и в человеке. Он обретает внутреннюю целостность и гармонию. Постепенно человек сам наполняется и находит в себе качества, которые он может увидеть, когда ему помогают другие. Сам в себе человек практически не может ничего увидеть. Он может открыть в себе очень многое, только через других людей или через другие проявления. Это как раз и происходит в Тантре. Она даёт не только почувствовать и ощутить целостность и наполненность, но и прийти к своему божественному Я.
Тантра — это способ трансформации половой энергии, перевод её в Анахата-Чакру (сердечный центр — центр благоговейной любви) с целью кристаллизации астрального тела. Это одна из ступеней развития на духовном пути человека. И Тантра как раз помогает за счёт поиска состояния любви, экстаза, блаженства, которые являются ступенькой к просветлению.
Тантра — это способ формирования тела сновидения и наиболее мощный способ уплотнения энергии. В Тантре существует момент концентрации энергии для того, чтобы её направить на достижение вполне определённых высших эмоций. То есть затрагиваются более глубокие пласты устройства сознания человека. И появляются возможности для открытия своих внутренних способностей.
Тантра — это великий процесс постижения себя. Тантра — это молитва. Тантра — это умение пробудить в себе всю скрытую энергию, относящуюся к самым глубоким пластам, и научиться ею управлять. А затем направить её на развитие, например, тонких тел. Это одна из возможностей прийти к Богу путём открытия в себе этой энергии. <…>.
Тантра — это умение сущностно сливаться с другим человеком, т.е. умение непосредственно ощущать его. Слияние может происходить на разных планах, на разных уровнях: с окружающим миром, с чем угодно, на уровне Анахата-Чакры. Если это будет на уровне Сахасрара-Чакры, — это просветление, на уровне Свадхистхана-Чакры, — обретение партнёра».

(От секса к Тантре. Сайт www.subscribe.ru.)

«Первая интерпретация — начнем сверху — это философская. Чисто философской, наверное, даже не встретим внятно представленной в России, но она присутствует в той или иной степени в разных прочих рефлексиях. Философская Тантра, собственно как и вообще высокая философия, — штука крайне редкая. Философия все время дает осадок, имеет всякие примеси, которые не дают быть дистилляту. Подобно тому, как чистый дух не может существовать без материи, пусть и в микроскопических дозах, так и чистая философия мгновенно превращается в самоотрицание без этой вот взвеси сопутствующих земных отягчающих обстоятельств. Итак, чисто философской Тантры нет, она есть только в обусловленных вариациях. Ниже уровень как раз описывает вариации.
Этаж религиозный: Тантра как культ и религиозная практика. Магия, медитация, ритуалы, священные тексты, жречество и пр. и пр. Этот уровень у нас представлен небольшими религиозными общинами шиваитского толка с большей или меньшей степени леворукости и шизанутости. Есть более-менее грамотные, есть совсем профанические. Тут ничего удивительного, любая религия имеет в себе слои сколько-то интеллектуальные и слои попроще.
Следующая интерпретация Тантры — психотехника. Это американский, по сути, подход, такая выхолощенная Тантра, прилизанная, причесанная, европеизированная до крайности. Все Йоги, вся эта вот коммерческая направленность. Там Тантра постигается как инструмент для решения своих каких-то задач в основном на уровне психики. Там часто употребляется слово «духовность», но духовность стоит денег, у нее есть ценник, расписание, тренеры, коврики для Йоги, светлые залы и пр. и пр.
Еще есть Тантра традиционалистов. Это романтически настроенные господа вроде Эволы. Для них Тантра насквозь символична: в ней обнажается вечная война между силами деструктивными и силами созидательными. Это такая интерпретация Тантры, когда, по сути, она превращается в сказку. Ну, хорошо, в миф. Миф о герое, который спасет мир. Это не уровень философии, и не уровень психики. Это может быть простейшие древнешие архитипические какие-то слои, нужно подумать, как это правильно диагностировать. Это крайний дуализм, романтизированный до черно-белого мироощущения. Этот пласт по-своему интересен, особенно докопаться до истоков, до причин такого рода интерпретаций.
И вот на сладкое — обещанный новообнаруженный уровень интерпретаций. До сих пор мы рассматривали Тантру все-таки с какой-то степенью духовного осмысления, пусть и очень узкого, даже ошибочного, но все же Тантра — это явно нечто, имеющее отношение к духовной практике.
И вот — открытие. Еще в России Тантра существует как сексуальное развлечение. Никакой духовности под Тантрой в этом слое не подразумевается. Тантра — это своеобразная подача секса и только. Оказывается, у нас есть бордели, где под лейблом Тантры продается тот же секс, но под благовония и ситар. Там не идет речь ни о мифе, ни о философии, ни даже о психотехниках. Там Тантра — это секс в индийском антураже. И все. Там нет никаких попыток даже изменить свой сексуальный опыт, как это предлагают некоторые прикладные учения. Это все-таки скорее Йога, хоть и очень упрощенная. А в наших борделях Тантрой называется просто секс за деньги».

(Интерпретации Тантры в России. Сайт www.orientproject.livejournal.com.)

«Шри Шри Анандамурти о Тантре. Достоверных фактов для того, чтобы утверждать, что в Ведийский период духовное знание передавалось от наставника к ученику, нет. Насколько мы знаем из истории духовной садханы, Господь Шива был первым, кто распространил её, и дал этому духовному культу название — Тантра. Тантра — это секрет, стоящий за духовным прогрессом. Определение слова «тантра» в писаниях таково: Там джядьят тарайет джясту сах тантрах парикирттитах — Тантра — это то, что освобождает человека от оков статичности. «Там» — это акустический корень статичности. Тантра также имеет другое значение. Санскритский глагольный корень «тан» значит «расширять».
Таким образом, процесс, который ведет к расширению и, в конечном счете, к освобождению человека, называется Тантра. Таким образом, садхана и Тантра — неразделимы. Значение понятия Тантра — «Освобождение от оков [косности или статичности]». Слог «та» — это зерно [звук] невежества. А глагольный корень «трае» в сочетании с суффиксом «да», образующий тра, это: «то, что освобождает» — итак, духовная практика, которая освобождает искателя от косности или животности статической силы и расширяет [духовную] сущность искателя, есть Тантра-Садхана. Поэтому без Тантры не может быть никакой духовной практики. Тантра — это Садхана.
Духовная практика представляет собой практику, имеющую целью расширение, и это расширение есть ничто иное, как освобождение от оков всех видов косности [или статичности]. Человек, который стремится к духовному расширению или делает что-то конкретное, вне зависимости от его касты веры или религии, является тантриком. Тантра сама по себе не является ни религией и ни «измом». Тантра — это основополагающая духовная наука.
Таким образом, везде, где есть какая-либо духовная практика, должно быть принято как данность, что она основываются на тантрическом культе. Мы можем увидеть, что Тантра не поддерживается лишь там, где нет духовной практики, где люди молятся Богу об осуществлении узких мирских желаний, где единственным лозунгом людей является «Дай мне это, дай мне то». Таким образом, только те, кто не понимает Тантру или даже после того как поняли Тантру, не хотят выполнять какой-либо духовной практики, противостоят культу Тантры.
Основная характеристика Тантры заключается в том, что она представляет человеческую энергию. Она представляет бескомпромиссную борьбу. Где нет борьбы — нет Садханы. И по сему, Тантры не может быть там, где нет Садханы, нет борьбы. Без борьбы невозможно преодолеть грубые идеи и заменить их тонкими. Это совершенно невозможно без Садханы. Следовательно, Тантра — это не только борьба, это всеобъемлющая борьба.
Тантра выискивает или создает обстоятельства, специально рассчитанные на то, чтобы вывести на поверхность, а не упрятать внутрь, проблематичные ментальные тенденции. Практикующий Тантру достигает возвышения и добивается контроля над враждебной средой. Тантра не принимает учения Вед о том, что люди должны двигаться внутренне, и тщательно избегать какой-либо связи со средой, в которой они находятся. («Фундаментальное различие между Ведами и Тантрой»).
Таким образом, духовный путь достоин называться Тантрическим лишь в том случае, если он на некоторой его стадии осознанно ищет ужасных, деморализующих или искушающих обстоятельств, чтобы бороться с ними и преодолеть их с помощью Космической Идеации и веры в гуру. Это не только внешняя или внутренняя борьба, это одновременно обе. Внутренняя борьба — это практика более тонкой части Тантры. Внешняя борьба — это борьба более грубой части Тантры. А обе борьбы, внешняя и внутренняя, — это борьба в двух направлениях одновременно. Таким образом, практика во всякой и каждой сфере жизни получает должное одобрение в Тантре. Практика поднятия Кула-Кундалини — это внутренняя Садхана Тантры, в то время как сбрасывание оков ненависти, сомнения, страха, стеснения, и т.п., через прямое действие — это внешняя Садхана Тантры. Обе борьбы «внешняя борьба» и «внутренняя борьба» имеют отношение к борьбе против внутренних врагов — но последняя использует внешние средства для того, чтобы сделать борьбу более интенсивной.
Тот, кто не понял внутреннего духа тонкой Садханы Тантры, или тот, кто не понял или не мог понять сути [тантрических] практик или не мог следовать этим практикам в их жизни, ошибочно истолковывали истинную идею, и делали все, что им заблагорассудится, с намерением продвижения своих узких индивидуальных интересов и исполнения их мирских желаний. Прослойка прилизанной интеллигенции, из-за их низости и падших вкусов, неправильно поняли Тантру и пошли против ее идеи. Те, кто не мог понять внутреннего духа понятий «мадья», «мамса», «мина» [матсья] и т.п. (известных как Панчамакара), приняли грубые мирские толкования этих пунктов, и их Тантра-Садхана была ни чем иным как безнравственной асоциальной деятельностью.
Дух Садханы в том, чтобы контролировать внешне направленные тенденции разума для того, чтобы надлежащим образом развивать свою сущность — таким образом Садхана и Тантрический Культ — синонимы. Церемониальные жертвоприношения, молитвы и другие внешне направленные ритуалы не являются ни Тантрой, ни Садханой. Каждая Садхана, имеющая целью достижение Высшего, независимо от ее религии, определенно является Тантрой, так как Тантра — это не религия. Тантра — это просто Наука Садханы — это принцип.
Строго говоря, теоретическое знание не может быть названо Тантрой. Тантра — это практическая наука. Поэтому в Тантре, важность книжного знания вторична. Практический процесс Тантры начинается с физического и продвигается сначала до физико-психического, затем до психо-духовного, и, в конечном счете, имеет результатом [высшее духовное состояние,] утверждение в атме [духе]. [Этот научный процесс делает ее отличной от других школ].
В каждом и всяком существе есть духовная сила. Практическая интерпретация Тантры состоит в пробуждении этой духовной силы и её расширении, с целью соединения её с Высшей Божественностью».

(Философия («продвинутый» уровень). Материалы для углубленного
изучения философии (По материалам книги Шри Шри Анандамурти
«Беседы о Тантре» т.2). Сайт www.anandamarga.ru.)

«На Западе Тантра стала знаменитой практикой, хотя мало людей правильно понимают и практикуют её. К сожалению, мало людей имеют доступ к подлинной информации относительно Тантры, и большинство западных школ Тантры часто применяют её поверхностно. Часто такие школы предоставляют информацию, мало относящуюся к истинной тантрической науке. Это примерно, как в случае астрономии и астрологии, которые для невежды могут казаться одним и тем же, но на самом деле это совсем разные науки.
Тантра — это эзотерическая мистическая наука, которая изучает всю вселенную, начиная с человеческого существа: мысли, эмоции, физическое тело, продолжает цикличностью природы, гармонией музыки и вибраций и доходит до динамики звезд и всей вселенной.
На Санскрите Тантра означает «ткань», «основа». В тантрическом видении вся физическая и ментальная Вселенная воспринимается как ткань, в которой части объединяются в Целое, и в которой Целое отражается во всех его частях. Истинный тантрик подобен божественному музыканту, умеющему с мудростью играть на этом «инструменте с тысячью струнами» изнутри его души и из всей Вселенной.
Отражая Целое, тантрическая метафизика основывается на нескольких фундаментальных принципах. Первый принцип очень красноречиво передает следующая индийская пословица: «То, что есть здесь (в микрокосмосе человеческого существа) есть также везде (в Макрокосмосе); то, чего нет здесь (в микрокосмосе), нет нигде (в Макрокосмосе)». («Куларнава-Тантра»). Эта пословица указывает на фундаментальное отражение вселенной в нашем существе и на наше отражение во вселенной. Как человек спит, затем просыпается, так и в природе чередуются день и ночь. Как у людей есть полярное притяжение между мужчиной и женщиной, так происходит и на планетарном уровне с магнитными и электрическими полюсами. В человеческом существе есть все. Ему не нужно ничего приобретать, а просто пробудить те аспекты, которые он желает.
В конечном итоге духовное развитие — это расцвет того, что уже есть в нас в латентной форме. Это скорее процесс осознания, чем процесс становления. Мы уже есть все то, к чему стремимся.
Принцип единства и недуальности Лама Анагарика Говинда описывает так: «Добро и зло, святое и светское, чувственность и духовность, материальное и трансцендентное, Самсара и Нирвана — все это не совсем противоположное, это есть две стороны одной и той же реальности». Этот принцип отличает Тантру от большинства духовных путей, которые отделяют святое от светского, любовь от желания, духовность от материализма. Тантра устраняет разрыв между пороком и добродетелью. Она соединяет «то, что есть» с «тем, что должно быть» и утверждает неразделимое сплошное присутствие духа (сознания) в материи, ума в теле, бесконечного в конечном, вечного «бытия» в становлении во «времени».
Основываясь на этом принципе единства, Тантра стремится использовать каждую часть жизни, как инструмент для духовного развития. Она не отвергает первичные телесные процессы, как например, сон, питание, экскреция и сексуальность. Джон Блофилд, автор книги «Тантрический мистицизм в Тибете», утверждал: «Каждый процесс, каждое желание, несмотря на то, насколько оно низкое, несет в себе искру сакральности, которую Тантра стремится обнаружить и выявить».
Танцевать на остром лезвии меча в классической Йоге и в большинстве других духовных путей и религий есть точное разделение между пороком и добродетелью. Адепты точно знают, что надо принимать и чего надо избегать.
В Тантре считается, что все энергии божественного происхождения. Нет никакой фундаментальной энергии зла. Нет точной границы между пороком и добродетелью. Те аспекты, которые ведут обычное существо к духовной деградации, тантрик использует для духовного развития. Тантрик не отвергает и не отрицает никакую энергию: никакое желание или состояние. Тантрик сублимирует низкие аспекты и, таким образом, выявляет чистую божественную суть из низких аспектов.
Очень часто адепты классических духовных путей и религий борются со своими низкими желаниями и состояниями, для того, чтобы избавиться от них. Таким образом, они развивают определенную скованность. Наоборот, тантрик стремится к свободе, он принимает все свои переживания, позволяет им проявляться и сублимирует их. Очень часто своим поведением тантрик не отличается от обычного человека, который поддается своим интенсивным эмоциям и желаниям. Процесс сублимации не является очевидным для посторонних свидетелей. Сублимация требует очень хорошего контроля в самом разгаре сильных переживаний. Если нет достаточного контроля, то эти силы охватывают и одолевают аспиранта, что ведет к духовному падению.
Итак, практика в Тантре — как танец на остром лезвии меча: одно неверное движение может вести к падению. Поэтому первый этап в тантрической практике — это обретение и развитие контроля. Когда есть контроль, тантрик использует интенсивные переживания любого рода для того, чтобы возвышать уровень своего сознания посредством сублимации.
Многие западные тантрические школы усвоили идеал свободы в поведении и принятие своих переживаний, но игнорируют необходимость контроля.
Шива и Шакти. Все Творение есть результат игры двух божественных аспектов: Шива, мужской аспект: олицетворяет Сознание, семя Творения, аспект свидетеля, контроль; и Шакти, женский аспект: олицетворяет Энергию, Творение в процессе становления, саму плоть Вселенной. Эти два аспекта поляризуются и дополняют друг друга. Эти два аспекта проявляются в каждом существе. Шива есть сознание. Шакти есть совокупность всех энергий, одушевляющих человеческое существо. Она проявляется в виде жизненных энергий, поддерживающих жизнь физического тела. Она питает эмоции, мысли и все динамические процессы. Когда Шива и Шакти поляризуются гармонично в существе, Шива контролирует Шакти. Это означает, сознание управляет энергиями, направляя их в нужное русло. Тогда существо процветает и гармонично развивается. Когда преобладает Шакти, тогда не хватает контроля, и энергии в существе действуют хаотично. Чаще всего это ведет к стагнации или духовной деградации. Когда не хватает энергий, существо пассивно стагнирует, оно лишено жизненной силы, и таким образом, духовное развитие почти невозможно. В Тантрической Традиции эти ситуации выражены в следующей пословице: «Шива без Шакти — это всего лишь труп; Шакти без Шивы — это буйная, разрушающая, слепая сила».
Классические духовные пути избегают сильных низких переживаний и побуждений, поскольку считают их вредными. Но этим они отвергают большую часть человеческой природы. На таких путях не хватает Шакти, трансформирующей энергии.
С другой стороны, на западе появились, так называемые, нео-тантрические школы, которые уделяют большое внимание этим переживаниям, но не развивают аспект контроля. Им не хватает Шива-аспекта, дающего направление вверх этим энергиям.
Сохранять равновесие между свободным проявлением энергий и их контролем — это путь настоящего тантрика, «танец на лезвии меча»…»

(Краткое введение в Тантру. Сайт www.yoga-sevastopol.com.)

«Тантра — это метод физического оздоровления и омоложения. Как наше физическое здоровье зависит от гигиены тела, так же и наше душевное равновесие зависит от чистоты энергетических каналов, которые очень похожи на кровеносную систему, но только на более тонком — энергетическом уровне. Точно так же, как у человека есть каждодневная потребность опорожнять свое тело, в такой же регулярной очистке нуждаются и наши энергетические каналы. Если регулярно не очищать энергетическое тело, то в нем образуются энергетические блоки, которые отражаются на нашей психике как травмы, комплексы и деструктивные установки.
Каждый день сотни тысяч людей обращаются к врачам и психотерапевтам, пытаясь восстановить свое здоровье. Но всего этого они могли бы избежать, если бы умели пользоваться великой оздоравливающей и омолаживающей силой, которой одарила человека сама природа — силой сексуальной энергии.
Каждый человек обладает безграничным потоком жизненной энергии. Но энергетические блоки, сформированные в энергетических каналах психологическими травмами, комплексами и деструктивными установками, встают у нее на пути.
Одни энергетические блоки являются своеобразными энергетическими вампирами. Другие — провоцируют энергетические заторы, и тогда создается внутреннее энергетическое давление. В результате в одних энергетических каналах у человека нехватка энергии — а в других переизбыток.
Суть Тантры заключается в соблюдении энергетической гигиены, когда во время соития энергетические каналы промываются и очищаются от энергетических блоков потоками сексуальной энергии.
Тантра — это метод самообновления. С помощью сексуальной энергии можно освобождаться от старого, давно отработавшего, чтобы быть открытым для нового — более глубокого жизненного опыта.
Различие между сексом и тантрическим соитием. Энергетические блоки в меридианах тонкого тела создают заторы, задерживая течение жизненной энергии, от чего в человеке возникает внутреннее эмоциональное напряжение.
Во время обычного секса человек просто «спускает пар». Он сбрасывает внутреннее напряжение, и тогда на некоторое время создается впечатление облегчения. Но психологические травмы, комплексы и деструктивные установки по-прежнему в нем живут, они по-прежнему формируют энергетические блоки в меридианах тела и по-прежнему образовывают заторы на пути движения жизненной силы.
Через некоторое время у человека снова накапливается неизрасходованная жизненная энергия, которая снова воссоздает внутреннее напряжение. Энергия с силой давит на энергетические блоки — на психологические травмы, комплексы и деструктивные установки, которые вводят человека в нервозное состояние, и он снова стремится «спустить пар» с помощью секса.
Во время тантрического соития человек использует накопившуюся энергию для вымывания из энергетических каналов находящихся в них блоков и тем самым снимает причину физических заболеваний и неврозов.
Тантра — это метод формирования жизненного пространства. Один из законов позитивной психологии гласит: что во мне — то и вовне. Это значит, что наш образ мышления и наше эмоциональное состояние напрямую влияет на нашу жизнь. В свое жизненное пространство мы притягиваем именно те события и тех людей, которые резонируют нашему мышлению и состоянию. Если наши мысли и чувства находятся в гармонии, и мы с радостью идем по жизни под флагом оптимизма, это значит, что мы являемся магнитом для событий и людей, которые будут увеличивать нашу радость. Если наши мысли пессимистичны и чувства в упадке, то к нам притягиваются события и люди, которые будут увеличивать наше уныние.
Причиной негативного мышления и эмоционального состояния являются энергетические блоки. Если их не вымывать из энергетических каналов, то они будут препятствовать поступлению жизненной энергии в определенные органы физического тела и провоцировать различные болезни. Поэтому когда в тантрическом соитии мы освобождаемся от энергетических блоков, то по сути мы снимаем причину наших жизненных неурядиц и проблем со здоровьем.
Тантра — это духовная практика. Душа каждого человека пришла на Землю с определенной задачей: получить необходимый ей жизненный опыт. И у каждого человека свой собственный путь, свой собственный уникальный жизненный опыт. Энергетические блоки, психологические травмы, комплексы и деструктивные установки мешают нашей душе реализовываться в этой жизни. Душа, покрытая толстым слоем энергетических блоков, становится как будто связанная по рукам и ногам, не имея возможности развиваться в нужном ей направлении. Когда с помощью тантрического соития мы энергетически очищаемся, наша душа освобождается от оков и имеет возможность полностью себя проявить.
Тантра утверждает, что человек — изначально совершенное существо, и его душа находится в изначально просветленном состоянии. Просто надо позволить ей себя проявить. Душа человека живет в своем собственном измерении времени и пространства, и связана с телом через Хару — энергетический центр, который находится в глубине живота за пупком. Все древние духовные школы знали о существовании Хары. В Японии ритуал отделения души от тела назвали «харакири» — переводится как «хару отрезать».
С помощью Тантры энергетические каналы становятся чище, а Хара — сильнее и больше. Чем сильнее Хара, тем лучше человек ощущает свое предназначение в этой жизни, потому что чувствует, за каким именно опытом его душа пришла в эту жизнь. Человек с сильной Харой — это целостный человек, который всегда знает, как ему достичь собственной реализации.
Никто из нас не застрахован от неприятностей. В критических ситуациях наш ум, сбитый с толку страхом или агрессией, своим решением может только усугубить положение дел. Но если у человека сильная Хаара, то душа имеет возможность проявить свою интуицию и без потерь вывести человека из любой неприятности.
Таким образом, Тантра помогает человеку в его духовном развитии, потому что духовный рост — это когда душа получает жизненный опыт и имеет возможность проявить свое творчество в жизненном пространстве человека.
Когда человек наполнен энергетическими блоками, которые проявляют себя как психологические травмы, комплексы и деструктивные установки, его душе сложно духовно расти, потому что все время своей жизни человек тратит на врачей и попытки преодолеть кризисные ситуации.
Внутренняя и внешняя сексуальная энергия. После обычного секса человек теряет свою энергию и ему требуется время на восстановление сил. Тантрический секс наоборот — насыщает человека жизненной энергией. Это происходит потому, что тантрический секс трансформирует ее: переводит с низкочастотных вибраций на более высокие, и тем самым способствует духовному развитию человека. Чтобы перейти от обычного секса к тантрическому, необходимо сменить источник получения сексуальной энергии с внешнего на внутренний. Для того, чтобы понять, что такое внешняя и внутренняя сексуальная энергия, необходимо иметь представление о тонких телах человека.
Физическое тело все мы знаем и ощущаем. Более тонкое — эфирное тело. Еще более тонкое тело — это астральное, тело наших эмоций и чувств. Вслед за ним идет тело ментальное, сформированное нашими мыслями. Все эти четыре тела являются носителями внешней сексуальной энергии. При обычном сексе человек получает наслаждение, но ценой последующего энергетического спада, за которым следует период нового накопления жизненной энергии. Эта энергия приходит изнутри — из Хары.
Душа каждого живого существа является неистощимым источником его собственной жизненной энергии. Источник неистощим, но у него есть определенный трафик. То есть нужно время на то, чтобы из неистощимого источника человек восстановил свои силы. Внутренняя сексуальная энергия приходит напрямую из Хары. Именно этот бесконечный поток сексуальной энергии позволяет испытывать более насыщенные состояния наслаждения».

(Что такое Тантра. Работа с сексуальной энергией
для духовного роста. Сайт www.daotantra.in.ua.)

«Вопрос: Не могли бы Вы более конкретно указать основные ошибки в подходе Юлиуса Эволы… Это было бы полезно и для развития более общей темы: «западное восприятие Тантры — типичные ошибки». Ведь в любом случае Тантрой (я имею ввиду аутентичную традицию, а не New-Age секс-тренинги) на Западе серьезно интересуются именно интеллектуалы, люди уже мыслящие в определенной парадигме, со свои багажом знаний и представлений, так что эта тема актуальна.
Ответ: До тех пор, пока Ю.Эвола и др. западные интеллектуалы (включая посвящённых адептов западных систем) рассуждают о метафизике и общих гностических моментах, которые есть как в западной, так и в тантрической традициях, они не говорят очевидных глупостей. Напротив, их работы показывают неплохое теоретическое знакомство с обсуждаемым предметом. Ошибки начинаются с того момента, когда эти уважаемые господа берутся обсуждать непосредственно практики. Рассмотрим основные моменты их ошибочного подхода.
Прежде всего, они не учитывают важность Бхакти в Тантре. Весь основной поток Индуизма немыслим без Бхакти. И Тантризм в этом тоже не исключение. Более того, Тантры подчеркивают исключительную важность Бхакти для тех, кто намерен встать на Тантрический Путь. Как нечто само собой разумеющееся, предполагается, что готовящийся к посвящению в Тантру, уже должен обладать выраженной преданностью (бхакти) конкретной форме Божества (Кали, Тары, Шивы и т.д.), в тантрический культ которого он хочет быть посвящён.
Такая преданность не возникает на голом месте — человек либо рождается с нею (это бывает реже), либо (что бывает гораздо чаще) развивает её в процессе своего следования основной индуистской традиции, рассматриваемой с точки зрения Тантры как «дакшиначарская» стадия духовного Пути. В последнем случае семья, каста, храм и вся индуистская среда в целом способствуют формированию преданности конкретной почитаемой форме Божества. Скажем, Кали. В такой среде Бхакти развивается и усиливается. Когда же индус-нетантрист ищет посвящения в Тантру, он ищет не просто «знаний и практик», а ищет метод углубления своих отношений с конкретным Божеством, бхактой которого уже является. А откуда подобная преданность может возникнуть в западном человеке? Даже если он всерьёз интересуется Тантрой, вряд ли созерцание образов индийских богов пробудит в нём преданность им большую, чем, скажем олимпийским богам Эллады. Скорее, они будут восприниматься как персонажи мифологии, олицетворения определённых состояний сознания и т.п., но не как те, по отношению к кому нужно обладать беззаветной личной любовью и преданностью. Эти боги ему либо совершенно чужды, либо вызывают холодный интеллектуальный интерес.
Но в индуистской Тантре большинство практик вне общего контекста преданности Шакти совершенно немыслимо, потому что являются частью Её культа, целиком пронизанного Бхакти.
Никакой индийский тантрический гуру не станет посвящать небхакту во что-то большее, нежели общая (саманья) стадия практики, в рамках которой преданность Божеству должна возникнуть и развиться. Эта стадия вайшнавачары (в терминах Шакта-Тантры) непременно должна быть пройдена.
Я не уверен, что Ю.Эвола прошёл полноценную школу индуистской Бхакти-Йоги. Из информации о нём и из его собственных произведений не видно, что он является преданным (бхактой) какого-то конкретного Божества (Ишта-деваты). Даже Артура Авалона в какой-то мере можно назвать преданным упасакой Шакти-Дэви, когда читаешь его патетические описания Её образов и культа. В его трудах (кстати, в основном посвящённых именно Шакта-Тантризму) реально наличествует бхакти-бхава (состояние преданности), пусть даже и не в самой высшей, возможно, степени, но всё равно наличествует. Это потому, что Артур Авалон реально много общался с тантриками-шактами Бенгалии и, стало быть, в той или иной форме участвовал в бхактических практиках культа Дэви: по меньшей мере, он мог присутствовать на богослужениях, слушал пение гимнов и т.д., что тоже рассматривается как форма Бхакти-Йоги.
Те же западные интеллектуалы, которые напрочь игнорируют тесную связь Бхакти-Йоги и Тантризма и подходят к его изучению исключительно с рассудочных и «технических» позиций, остаются в целом вне его системы, даже если и поднатореют в изучении первоисточников и отдельных практик-техник. Их в лучшем случае можно назвать интересующимися или друзьями Кулы, но никак не её членами.
Тантра — система преимущественно неинтеллектуальная. Большая часть всего, что в ней передаётся, может быть передана только «переживательно», причем, непременно в контексте пребывания внутри пространства этой системы. Такое пребывание предполагает: 1. наличие Бхакти по отношению Ишта-девате (как правило, Шакти в одной из Её форм), гуру и Куле; 2. наличие посвящения и связи с конкретной Кула-Чакрой (кланом, или сообществом, посвящённых); 3. регулярное выполнение индивидуальной нитья-садханы; 4. регулярное участие в коллективной практике Чакры, которая по своему характеру является именно поклонением, а не чем-то иным; 5. устойчивые личные, «интимные», отношения с Ишта-деватой, время от времени проявляющиеся в т.ч. и в гетеродоксальных («вамачарских») и спонтанных формах выражения своих чувств по отношению к Нему.
Ни одна из работ Эволы и ни один из источников информации о нём не подтверждают наличие в его жизни всего этого.
Как правило, западные интеллектуалы говорят и пишут о Тантре весьма неэмоционально и как-то «по-технарски». С точки зрения индуистской тантрической Раса-Видьи (науки о расах, или эстетико-духовных проявлениях различных чувств), это говорит об отсутствии в них бхакти-бхавы. Для индуистского же тантрика почитаемое им Божество — нечто неизмеримо большее, чем объект интеллектуальных дискуссий, а садхана — не просто «практики и техники».
По своему опыту общения с самыми разными тантриками могу сказать, что индусы-тантрики воспринимают как реальных или потенциальных тантриков только тех западных людей, в которых по тем или иным причинам (чаще вследствие тесного общения с индусами и в контексте общего «индофильства», но иногда в силу врождённых, сугубо кармических причин) проявляются расы и бхава, делающие их пригодными для дикши и садханы. Можно сказать, что такие люди как бы «уже рождаются индусами», но только вне Индии.
Тантры, как известно, говорят о том, что сама склонность к Пути Тантры появляется в ком-либо только «после заслуг многих и многих рождений, когда ум склоняется к лотосным стопам Калики». Заметьте, речь не идёт о появлении таких интересов и мотиваций, как сухая интеллектуальная любознательность или интерес к конкретным формам практики (чаще, как правило, сексуальным). Речь идёт о возникновении спонтанного врождённого состояния преданности Шакти (шакта-бхакти-бхаве).
Тантризм в своей основе есть именно Шакта-Йога. Шакти — Его Душа, Путь, Метод и Божество. О каком «понимании» какой бы то ни было Тантры может идти речь в случае тех, кто, говоря «о Тантре», говорит о чём угодно, но только не о самом главном в ней — о Шакти!?
По аналогии мне вспомнилось раннее христианство в период его острой полемики с иудаизмом и язычеством. Особенно примечательна одна фраза из Нового Завета, принадлежащая св. Ап. Павлу (1 Кор. 1:20-25): «Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. Ибо и иудеи требуют чудес, и язычники ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для язычников безумие, для самих же призванных, иудеев и язычников, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков».
Важно ещё учесть, что писал это глубоко образованный интеллектуал, свободно владевший еврейским и греческим, отлично знавший иудаизм и греческую философию. Тем не менее, он стал адептом учения, которое было «ересью» для иудеев и «безумием» для язычников-эллинов. Причём не только стал адептом, но стал ещё и активным апологетом и проповедником. Он говорит о Силе, которая выше иудейского законничества или эллинского рационализма, Которую невозможно постичь только этими методами, но с Которой можно соединиться посредством живой веры, ибо для христиан Христос — не «еретик» (как для иудеев) и не просто «основатель новой секты» (как для язычников), для них Он — Сама Истина, Жизнь и Путь, нечто выше обычного интеллектуального понимания, но чему в то же время вполне можно следовать на практике. И сама эта практика «работала» и продолжает работать.
По отношению к обычному ортодоксальному («ветхозаветному») Индуизму Тантризм представляет собой тоже своеобразный «новый завет»: провозглашает смещение авторитета с Вед на Тантры, с варнашрамы и каст — на инициатические сообщества посвящённых, с пантеона богов — на единую Живую Божественность (Шакти), со старой социальной обрядности — на новую, мистериальную, со старых практик обычного аскетизма и Йоги — на новые, специфические методы.
Для индусов-ортодоксов Каула-Тантризм — тоже серьёзный «соблазн», т.к. переворачивает всю привычную систему ценностей и ориентиров, а для неиндусов (когда они сталкиваются с его реальными учением и практикой, а не имеют дело со своими представлениями о нём) — часто «обскурантизм и безумие». В этом нет ничего удивительного. И раннее Христианство (особенно гностическое), и Каула-Тантризм — это специфические системы. Их нельзя адекватно понять и полностью объяснить в контексте иных систем. Это бесполезно делать. Нельзя с помощью «эллинства» (в наше время рациональной западной научной мысли) или «иудейства» (обычного Индуизма или любой другой ортодоксальной традиции) понять и объяснить то, что пролегает в совершенно иной плоскости восприятия и опыта, в которые надо быть именно посвящённым, причём неформально, а по-настоящему, приняв не только пытливым умом, но ещё душой и сердцем все особенности Пути Кулы. Бесполезно пытаться что-то «понять» в Тантризме, пока вы не поняли исключительную роль в нём Шакти. Здесь это ВСЁ: Сила (Шакти), Знание-Сила (Видья), Порабощающая Сила (Маха-Майя), Спасительница (Тара), Великая Премудрость-Сила (Маха-Видья), Богиня Силы (Шакти-Дэви), Сила-звуков-и-мантр (Матрика), Сообщество-живущих-в-Ней (Кула), Сам Путь Кулы (Кулачара)…
Как ни странно, но для описания исключительно важной роли тантрической Видьи (=Премудрости-Софии мистического Христианства) опять же отлично подходят слова Апостола Павла (1 Кор. 2:6-7, 9-16): «Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не от века сего и не от властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей… Но как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух всё проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нём? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не от духа мира сего, а от Духа и Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что об этом надобно судить духовно. Но духовный судит о всём, а о нём судить никто не может».
Звучит как-то совсем не по-тантристски? Тогда замените «Бога» на «Шиву», «Дух» — на «Шакти», «премудрость» — на «[Каула-]Видью», «душевного» — на «адикшиту» или «лаукику», а «духовного» — на «каулику», и перед вами предстанет совершенно агамический текст, одна из Каула-Тантр.
Вот это практически полное игнорирование психоэмоциональных, иррациональных и собственно духовных составляющих Тантризма как Пути и метода при явном предпочтении рационально-технических подходов и является главной ошибкой западных интересующихся. Все остальные ошибки — уже следствие этой.
Вопрос: Не могли бы Вы также рассказать о своем опыте постижения Тантры, типичных препятствиях на пути, ведь Вы встретились со своим учителем уже будучи также западным интеллектуалом, человеком с высшим образованием, а не неграмотным «деревенским тантристом».
Ответ: Я встретился со своим учителем и с Шакти как индуистским проявлением Бога-Духа, будучи не просто интеллектуалом. Во-первых, я уже был почитателем Бога-Духа (т.е. фактически шактой по опыту) и прошёл предварительную школу классического христоверия («хлыстовства»), по духу весьма близкого Каула-Тантризму и Вайшнава-Сахаджии. Во-вторых, достаточно близко (в т.ч. в реальной практике) познакомился с иудейским мистицизмом — хасидизмом и гетеродоксальной Каббалой (преимущественно саббатианского и франкистского толков). В-третьих, я практиковал медитации Ошо (Раджниша) и впервые узнал о Тантре через его книги и последователей. В-четвёртых, в определённой мере я ощутил вкус индуистскогой Бхакти, т.к. с удовольствием посещал мероприятия ИСККОН. Кришнаитские киртаны (также как и до этого экстатический культ хасидов) мне сильно напоминали христоверческие радения. Научившись Бога-Духа прежде всего чувствовать как Живое Присутствие в моменты подобных практик, я не отождествлял Его исключительно с формами Христа, Кришны, Шивы и т.д., без особого труда «переключаясь» с одной формы на другую. Для меня такие практики были лишь разными формами «радения в Духе» или, говоря, языком индуистских бхактов, разными расами Бхакти.
К тантрическому Индуизму, таким образом, я пришёл отнюдь не на волне интеллектуального поиска. Я пришёл на этот Путь, уже будучи и бхактой, и шактой. Чем, кстати, сильно удивил индийцев. Они привыкли сталкиваться с совершенно другими белыми. Мой гуру, Шримат Сиддхешварананданатха, признал меня не только адхикари для Каула-Марги, но также сказал, что и до этого уже рождался в Индии (был жрецом Кали), а сейчас родился вне Индии, но с «индийской душой». Действительно, оказавшись среди индусов, я не чувствовал их среду для себя совсем чужой. Было такое ощущение, что я это уже всё видел и знаю и стоит только немного поднапрячься, как всё вспомню. В дальнейшем изучение Санскрита, индуистских шастр, обычаев и культуры в целом для меня было больше вспоминанием, чем изучением заново. Отсюда, наверное, и та лёгкость, с которой мне всё это давалось и продолжает даваться.
А вот, например, изучение тибетского (хотя он гораздо проще Санскрита) или арабского, как я ни пытался, у меня совсем «не пошло». Я сразу ощутил, что это «не моё». К Буддизму и Исламу душа у меня не лежала. Но индийская, семитская (иудаистская) и христианская системы казались родными и находили отклик в душе. Я всегда ощущал, что меня с этими традициями связывают глубокие кармические самскары. Поэтому уделил силы и время незаочному знакомству именно с ними. И в этих системах (даже таких сугубо национально замкнутых, как Иудаизм или Индуизм) я не был чужим для их адептов. Моему произношению иврита и арамейского завидовали многие этнические евреи, а пение нигуним и з’мирот (часть практики) у меня всегда хорошо шло, причём настолько, что я даже импровизировал и сочинял новые мелодии и тексты.
Аналогично было и в среде индусов. В индуистскую Тантру я пришёл вовсе не любознательным интеллектуалом. Скорее, сектантом-мистиком с «поющей душой». Мне не нужны были практики (да и знания не были главным, что меня влекло туда). Я полюбил Шиву и особенно Кали, мне не хотелось ничего, кроме как разнообразить свой опыт «мистической влюблённости в Божество». Наверное, для всех было бы лучше, если бы я попал в какую-нибудь вайшнавско-тантрическую секту, а потом в России постепенно оброс бы кругом близких по духу людей. И вместо «Тантра-Сангхи» появился бы «леворучный» эзотерический придаток ИСККОН.
Но судьба сложилась так, что я, будучи бхактой-джнянином, попал в поток именно шайва-шактистского Тантризма. Если бы я остался в Индии (как мне и хотелось), то не было бы проблем. Я был бы на своём месте и на своей роли. Но в России среди т.н. «шайвов» и «шактов» (в массе своей гораздо более маргинальных, нежели кришнаиты ИСККОН) преобладают отнюдь не бхакты и тем более не джнянины. Например, моё самое первое «тантрическое» окружение в Москве было представлено, в основном, «хиппи-шиваитами». Какая «шиваитская практика» им была интересна, описывать, думаю, не стоит. Потом в «Тантра-Сангху» тянулись либо интеллектуалы с пытливым, но закрытым сердцем, либо «йогнутые», либо совсем тамасические любители магии. Меньше всего было бхактов, без которых никакой индуистский культ того или иного Божества просто немыслим. Да и неосуществим в полном объёме.
Одним из показателей того, как ничтожно мало было в «Тантра-Сангхе» людей с «поющей душой», является то, что всегда у нас было мало людей с музыкальными и вокальными данными и вообще любителей бхактической культуры воспевания. «Люди чувствующие» не тянулись в Сангху. Я могу припомнить буквально один или два случая, когда кто-то из приходящих любознательных интеллектуалов претерпел серьёзное внутреннее изменение в мотивации (аналогичное знаменитому «обращению» Ап. Павла, которого я не случайно процитировал выше). Такое изменение если в ком-то и происходило, то только после некоего внутреннего перелома.
Я не отталкивал тех, кто приходил, и пытался как-то отвечать на их запросы. Скорее, я вынужденно стал «интеллектуалом», «магом» и т.п. Я не отталкивал тех, кто приходил, и пытался как-то отвечать на их запросы. Скорее, я вынужденно стал «интеллектуалом», «магом» и т.п. О «пути сердца» желающих даже говорить находилось немного. Сказывались ещё и расхожие в обществе представления, вроде «Тантра — это секс», «Тантра — это экстремальные практики», «Тантра — это крутая магия» и т.д. и т.п. Естественно, можно представить, кто, в основном, реагировал и откликался на подобную рекламу, которую, опять же, формировали не мы. А посмотрите, о чём (и, что немаловажно, КАК) говорят на своих форумах (не исключая этот) нынешние русские «тантрики»? Просто язык не поворачивается назвать их мистиками. Но это и неизбежно. Бхакты идут, в основном, к вайшнавам и в неоиндуистские секты с более выраженным бхактическим характером — культ Саи Бабы и т.п. «Техниковеры» — подаются либо в буддисты, либо в ньюэйджеры. А «шайва-шакты» представляют собой нечто зависшее и среднее, ещё не принявшее своей окончательной и адекватной нашему времени и месту формы.
Это, конечно, далеко от того Индуизма, который в Индии, но и не обрело ещё сложившейся местной формы. Пока это всё ещё неоформившаяся среда исканий и брожений «на тему Тантры». Но уже есть РулОН, есть Сия… Какие ещё формы «русской Тантры» появятся в обозримом будущем, трудно пока сказать. «Классику» пока способны воспринимать сравнительно немногие. Уж слишком сложновато, непонятно, чуждо и непривычно для среднестатистического ищущего, прочитавшего пару-другую популярных книг, посетившего какой-нибудь «семинар по Тантре» или заглянувшего в Интернет. Пока, как видно, вся эта публика в основной своей массе не улавливает даже сам дух индуистского Тантризма. Вне живого соприкосновения с реальным Индуизмом это очень затруднительно.
Подведя итог вышесказанному, подчеркну, что я пришёл к Тантре не как интеллектуал и не за «агхорической крутизной». Я пришёл к ней, как к мистической и религиозной системе, удовлетворяющей запросам моей души. И пришёл, уже будучи мистиком с определённым опытом. Как оказалось, индийские тантрики и их учителя отнеслись к этому моему опыту весьма уважительно и серьёзно. (Это только местные «эксперты» считают «хлыстовские радения» «несерьёзной практикой». Но то, что, по их мнению, является «серьёзной практикой», в среде индусских тантриков вообще не считается садханой как таковой.) Наверное, я никогда не смог бы полюбить Кришну, Шиву или Кали, не открыв однажды сердце Христу и Духу Святому. Возможно, я не смог бы искренне и непритворно воспевать имена индийских Божеств, если бы до этого не радел и не молился с «хлыстами», другими христианскими сектантами, или евреями-хасидами, а потом местными кришнаитами. Скорее всего, я смог бы правильно выстроить отношения с Гуру и другими индусскими мистиками, если бы когда-то что-то не изменила полностью в моей душе встреча с простой деревенской женщиной, которая стала моим первым гуру-мистиком. Это она впервые заговорила со мной о «восстановленном христианстве», об Индии, о женской ипостаси Бога, о Боге-Духе, «Матери всех верующих и ищущих». Только потом я узнал, какую силу и важность имеет посвящение от гуру-женщины, и какой силой обладает почитание Великой Силы (Шакти). Узнал умом потом, но сначала пережил сердцем. Шакти пришла в мою жизнь раньше, чем я пришёл к Её культу в индуистской тантрической форме.
Вопрос: Потом опять же, с точки зрения традиционных гуру или лам, «гремучая смесь» — это искажение традиции, нарушение чистоты линии передачи, самаи, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Ответ: Не знаю, как там с точки зрения лам, но с точки зрения практически всех индуистских гуру, с которыми мне довелось пообщаться живьём или по переписке, «чистых» традиций нет вообще. Бывает только чистый опыт. Традиции и школы неизбежно переплетаются. Каждый гуру берёт, что считает нужным и полезным, от предшественников, от современников и из своего личного опыта, и вплетает в свой собственный «авторский» путь и метод. При этом только формально этот путь может оставаться «парампарическим», если в нём видимым образом преобладают элементы, традиционные для «своей» (т.е. декларируемой) школы. А есть и такие учителя, которые и вовсе отметают всё помимо личного опыта, даже если и принадлежат к какой-то парампаре, самае, традиции и т.п. Поступать тем или иным образом по отношению к духовному наследию предшественников — прерогатива гуру. Об искажении традиции и недопустимом смешении путей можно говорить лишь в случае, когда это осуществляют не гуру, а сами садхаки на свой страх и риск. В этом случае чаще всего действительно появляется неавторитетная «гремучая смесь» с самыми непредсказуемыми последствиями (чаще негативными).
В заключение позволю себе подчеркнуть, что при обсуждении общих теоретических вопросов Тантрика-Дхармы важно чётко различать авторитетное мнение (сиддханту, или агаманту) Учителей и частное мнение обычного человека, пусть даже и весьма образованного или практикующего. Сиддхантой является только то, что утверждается достигшими учителями (сиддхами) и согласуется с Агамами. К сожалению, на русскоязычных форумах чаще царит полный хаос разнородных мнений.
На этом фоне не всегда хочется приводить лишний раз свидетельства священных Агам из опасения, что Слова Бога и Совершенных могут быть обесценены в глазах непосвящённых уравниванием их с мнениями обычных людей.
И, наконец, на самые главные вопросы касаемо Каула-Тантры всё равно можно ответить по-настоящему лишь ПОСВЯЩЕНИЕМ в неё».

(Шрипада Садашивачарья. Типичные ошибки
в западном восприятии Тантры. Cайт shantira.narod.ru.)

 

4.4. ИНТЕРНЕТ-ФОРУМЫ.

«Это благодаря Западу Тантра стала неким хобби с оттенком секса и наркомании, хотя, каждому свое. В реальности, Тантра — это и есть практическая и эзотерическая сторона Санатана-Дхармы».

«Шарлатаны довели Учение Тантры до его нынешней дурной славы. Тантра и в антропологическом и в философском отношении слишком обширна, чтобы правильно понимать ее, разве что исключая людей глубокого знания. Если невежды неверно толкуют тексты Тантры и видят там вместо смысла лишь одни слова, то этого и следовало ожидать в нашем несовершенном мире. Не следует отождествлять мудрость с мудрецом».

* * *