Статья 2.16. Тантрическая Алхимия как предмет Российской Тантрологии. (ч.4).

продолжение

ТАНТРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН ЭКСТАЗА

Еще раз обратим внимание на два издания, о которых говорилось выше, причем отметим, что оба издания посвящены определенным (сексуальным) аспектам Тантры и авторы обоих изданий прекрасно знакомы, более того, даже посвящены в Тантрическую Традицию:

1. Jonn Mumford (Swami Anandakapila Saraswati). Ecstasy through Tantra. (1988).
или Джон Мамфорд (Свами Анандакапила Сарасвати). Экстаз через Тантру.

2. Nic Douglas, Penny Slinger. Sexual Secrets. The Alchemy of Ecstasy. (1979).
или Ник Дуглас. Пенни Слингер. Сексуальные секреты. Алхимия Экстаза.

Обратим внимание на то, что определенное (высшее) состояние (или состояния), достигаемое через определенные элементы, техники Тантры, в данных изданиях передано словом «ecstasy/экстаз». Чуть выше нам удалось «выделить» 52 значения, толкования, синонима этого слова. Какое из этих значений следует выбрать, или какое из них могло бы наилучшим образом подойти для адекватной передачи смысла названий этих изданий и в какой-то мере отражения точек зрения авторов, выраженных в этих изданиях? Для примера посмотрим на первые 11 значений:

— (транс, упоение, восторг, радость, упоенность, горячность, восхищение, исступление, экзальтация, неистовство, наслаждение и т.д.) через Тантру???
— Алхимия (транса, упоения, восторга, радости, упоенности, горячности, восхищения, исступления, экзальтации, неистовства, наслаждения и т.д.)???

Еще раз обратим внимание на то, что речь идет о Тантре, более того, речь идет о «сексуальной» стороне Тантры. Возможно, что следующие 6 «значений» слова «ecstasy/экстаз» наилучшим образом соответствуют подразумеваемому смыслу, духу названий этих изданий и точкам зрения их авторов (на Тантру):

— (супервосторг; сверхнаслаждение; расцвет, реализация души; высшее состояние души человека; состояние, превосходящее нормальное состояние сознания; состояние сознания, характеризующееся расширенным духовным осознанием) через Тантру!!!
— Алхимия (супервосторга; сверхнаслаждения; расцвета, реализации души; высшего состояния души человека; состояния, превосходящего нормальное состояние сознания; состояния сознания, характеризующегося расширенным духовным осознанием)!!!

В данном случае наша логика рассуждений опирается на перевод и значения слова «ecstasy/экстаз». Но ведь есть и другой вариант — возможно, логика рассуждений должна опираться на санскритские (!) слова, которые в переводе на английский (например) язык могут давать значения «ecstasy/экстаз», поскольку в обоих изданиях речь идет, в первую очередь, о Тантре. Таких слов может быть несколько: ананда, бхава, прити, самадхи и др.

Обратим внимание на тот факт, что существуют самые разные точки зрения на тантрический феномен экстаза. С одной такой точкой зрения можно познакомиться в рассмотренных выше изданиях:
1. Jonn Mumford (Swami Anandakapila Saraswati). Ecstasy through Tantra. (1988), или Джон Мамфорд (Свами Анандакапила Сарасвати). Экстаз через Тантру.
2. Nic Douglas, Penny Slinger. Sexual Secrets. The Alchemy of Ecstasy. (1979), или Ник Дуглас. Пенни Слингер. Сексуальные секреты. Алхимия Экстаза.
Для обозначения этой интересной темы, познакомимся, по крайней мере, еще с четырьмя точками зрения.

2.16. Вирато книга

«Аннотация. Это не просто еще одна книга по сексу. Сейчас так много разговоров о сексе и, вместе с тем, так много недоразумений, что трудно определить, кому верить и стоит ли слушать. Вам, без сомнения, встречались объявления «секспертов» с обещаниями сделать вас величайшим любовником в мире, научить круглосуточному оргазму и сексуальному экстазу — и все это без каких-либо усилий.
Поскольку эта книга основана на трехтысячелетней традиции реального сексуального опыта, то авторы хорошо осведомлены о том старании, пусть даже приятном, которое понадобится, чтобы изменить вашу сексуальную жизнь. Изучить сексуальные секреты — это одно, а пользоваться ими — совсем другое.
Краткая справка об авторе: Свами Нострадамус Вирато — саньясин (последователь) Ошо (Бхагавана Шри Раджниша). Практикует тантрический образ жизни в течение 25-ти лет. Он ведет подобные семинары по всему миру. Его статьи были опубликованы в NY Times, GQ Magazine, Пентхаузе и других изданиях. Он также участвовал в большом количестве национальных и международных телевизионных программ. И был слышан с 750 радиостанций».
Свами Нострадамус Вирато. Тантрический секс. Духовный путь экстаза. Учитывая всю негативную информацию о сексе появившуюся на первых полосах газет за последние несколько месяцев, касающуюся многих начиная со звезд спорта и заканчивая президентом Соединенных Штатов, важно исследовать глубину этого непонятного феномена с новой духовной перспективы. Мы все приходим в этот мир посредством акта продления жизни, более известного как секс. За исключением редких случаев искусственного зачатия, вы не могли бы попасть сюда, если мужчина и женщина не имели бы сексуальной связи. Пока мы находимся в нашем теле, это удовольствие поддерживает нашу жизнь. Признаете вы это или нет, секс значит очень много для нашего существования.
К сожалению, большинство из нас потеряли ты особую составляющую его физической притягательности, которая движет нас от просто физического удовольствия к более глубокой и удовлетворяющей целостности. Еще задолго до того, как так называемая цивилизация проникла в нашу культуру, люди культивировали или развивали это удовольствие, чтобы выйти в высшие состояния сознания, лежащие за простым физическим или животным оргазмом. Еще тысячи лет назад люди достигали высоких степеней осознанности, используя алхимическую формулу превращения, имеющую много имен, таких как Ци, витальная сила, душа и которую мы знаем как сексуальную энергию. Их духовная философия рассматривала секс, как священный ритуал и выражение объединения (йога).
К сожалению, за последнее тысячелетие наша планета стала более мужеподобной и агрессивной, а также потеряла эту глубокую связь с жизненной сексуальной энергией. В то время, как сексуальность касается каждой части нашей жизни, печально, что этот дающий наибольшее наслаждение жизнеутверждающий феномен сегодня загрязнен страхом, злоупотреблениями и вообще негативностью. Было время, когда люди с пробужденным сознанием практиковали Тантру, как культуру, опирающуюся на чистое блаженство и гармонию друг с другом и со всей вселенной. Они постоянно жили в состоянии просветления.
Тантра, искусство духовной сексуальности, предлагает практический инструмент, трансформирующий страх и привязанность в любовь и универсальную силу. Как весенний цветок, освобождающийся от снега, Тантра снова возрождается, предлагая Веку Водолея альтернативу, путь обратить вспять негативные энергии планеты, способ освободить себя и достичь трансцендентности. Иначе говоря, Тантра — это тотальное отдавание, отпускание всего ментального, эмоционального и культурного обуславливания, так что вселенская жизненная энергия может снова течь через нас, как река без всякого усилия. Это протекание к вселенской целостности, к вселенской любви. Когда страх уходит, Тантра остается.
История Тантры. Слово «тантра» имеет много значений, и возможно его истинное значение потеряно в древности. Некоторые исследователи утверждают, что это слово происходит от санскритского слова, обозначающего ткань или гобелен, символизируя что-то, что вплетено в нашу жизнь. Другие утверждают что оно произошло от двух санскритских слов — «таноти» и «трайати». Таноти означает расширение сознания, трайати означает освобождение. Таким образом, можно сказать, что Тантра расширяет и освобождает сознание, делая его тканью существования.
Являясь наивысшим из возможных синтезом между любовью и медитацией, Тантра еще является связью между третьим измерением и другими планами существования за пределами материального плана. Также как и религиозная философия, Тантра охватывает глубокое духовное понимание жизни и древнее искусство жизни в гармонии с Реальностью. Это поэтическая наука сверхсексуальности, корни которой теряются в тысячелетиях не только в Индии и Тибете, но также на Дальнем Востоке, Полинезии и туземных культурах во всех частях мира, включая культуру американских индейцев. Она использовалась как средство для достижения состояния космического сознания и соединения с Божественным.
Тантра обращается с сексуальной энергией скорее, как с любящим другом, чем с чем-то, что должно быть подавлено или о чем можно говорить только шепотом и по секрету. Она не отрицает секс и не считает секс помехой на пути к просветлению или Божественной Милости. Наоборот Тантра — это духовный путь, который говорит, что секс священен, это не грех, он не против Бога. Тантристы скорее боголюбящи, чем богобоязненны.
В Тантре секс это всегда любовь. Любовь, это то, на что Тантра вдохновляет — тотальная безусловная любовь, включающая ум, дух и тело. Тантра не предлагает вам контролировать (подавлять) сексуальные потребности, чтобы достичь Бога, она скорее говорит обратное. Она поддерживает развитие этой жизненной энергии, чтобы достичь единства с Божественным. Сущность Тантры — полное проживание бытия, скорее слияние, чем избегание чего-то. Она является предельной Йогой, что на Санскрите означает «единение».
Секс становиться таинственным и священным, когда вы вовлекаетесь в него своим сердцем и телом, нежели умом. Когда энергия приходит из пространства, находящегося глубоко внутри вас, она связывает вас с Богом и движет вас в царство духа. По сути, тело является одной из форм невидимой энергии, и это может быть осознано, если вы освободите свою сексуальную энергию. Это путь Тантры. Он утверждает, что жизненная энергия внутри вас тотальна и те, кто движется по этому пути, обнаруживают свою целостность и самодостаточность, с позитивным взглядом на все происходящее.
Тантра меняет наши взгляды на человеческие отношения. На пути Тантры вы еще открываете, что отношения, которые вы ищете вовне, уже существуют внутри вас. Вам просто нужно учиться и культивировать тантрическое видение, наполненный духовным наслаждением подход к сексу, любви и жизни в целом.
Изначальная Энергия. В Тантре сексуальная энергия используется в качестве средства воспламенения энергии Кундалини — системы телесной и биологической жизненной энергии, связывающей вас с космической энергией. Мистики и метафизики называют достижение этого состояния — Нирваной, Самадхи, Мокша, и союзом с Божественным. Однако в отличие от Даосизма, который на самом деле происходит от Древней Тантры и говорит, чтобы мы направили нашу энергию внутрь для увеличения продолжительности жизни, Тантра советует отпустить ее, освободить. Нет причин привязываться к чему бы то ни было, если существует вечность.
В Тантре секс используется как космический союз противоположностей для того, чтобы создать ту разницу потенциалов, которая связывает нас с изначальной энергией, из которой происходит все во вселенной. В Тантрической Традиции мы учимся использовать сексуальную энергию как развивающийся, продолжающийся путь, не отрицающий физическое, хотя ни что не является только физическим, но идущий дальше, глубже, выше. Мы танцуем с электромагнитным полем нашего партнера, и этот танец ведет нас к космическому единству. Когда эта энергия сбалансирована правильно, то в момент любовного единения с партнером просто летят искры. В этот момент сексуального объятия и обмена энергией пара может достичь космического оргазма.
Основная разница между непросветленным сексом и Тантрой — то, что Тантра утверждает, что «царство Бога внутри Вас». На Санскрите это звучит — Пинде Со Брахаманде – «Физическое тело — храм Бога, и тело — это отображение всего Космоса».
Духовность XXI века. Используя секс, как контролирующую силу, мы создали идеальную среду для невроза, сексуального отчуждения и насилия. Тантра говорит, что мы сможем наслаждаться жизнью когда идея разделенности исчезнет из нашего тела и ума, позволяя людям встретиться на всех уровнях сознания. Тантра — искусство одухотворения нашей сексуальности — предлагает практический инструмент преобразовать страх и привязанность в любовь и универсальную силу. Ревность, зависимость, вина и другие негативные эмоции, которые истощают нашу жизненную энергию, постепенно уходят.
В то время как основные фундаментальные религии, включая Индуизм и Ислам, сфокусированы на отказе от чувственных удовольствий, Тантра базируется на полном выражении телесного удовольствия, считая что в теле тоже спрятано духовное. Тело — является формой энергии, и это может быть осознано, когда мы высвобождаем нашу сексуальную энергию.
Искусство Тантры не должно быть ошибочно понято, как материальный гедонизм. Возможно, это может быть названо — «духовный гедонизм» — ешь, пей и женись, но с полным осознанием. Оставайся осознанным в момент вступления в сексуальный контакт, прежде чем старые привычки придут и захватят тебя. Просто осознавай энергию. Тантра говорит Да! Сексу-Да! Любви-Да!
Просветление — сейчас. Если вы научились осознавать тело и дыхание — вы сможете осознать всю Вселенную. То, что говорил Будда, можно отнести и к Тантре — «Истина Вселенной может быть реализована только в рамках физического тела». Нам необходимо создать собственную реальность — говорит Тантра, и эта реальность может быть здесь и сейчас — в теле. Хотя возможно изучать Тантру в течение многих лет, изучая техники, медитации и нюансы тантрического стиля, суть Тантры подразумевает, что вы уже имеете все необходимое знание, чтобы стать просветленным немедленно».

(Свами Нострадамус Вирато. Тантрический секс. Духовный путь экстаза. )

2.16. Волински книга

«Аннотация. Автор, один из основателей Института квантовой психологии, утверждает, что люди — воображаемые пылинки в великой Пустоте. Паутина сознания заставляет нас верить в существование «тебя» и «меня», в разделенность всего и всех… На самом деле существует только Единая Изначальная Субстанция. Эта книга переносит нас «за пределы» мнимого мира космической пыли, которую мы называем «собой» и Вселенной. Стефен Волински указывает читателям путь за пределы трех покровов сознания — «туда».
В книге воспроизводятся методы работы автора, психолога и философа, позволяющие расширить сознание человека. И когда человек понимает, что он мираж, который не знает, что он мираж, — тогда все исчезает и настает пробуждение».
Глава 9. Покров концепции тантр-янтр-мантр. Покров Тантры. Тантра на Санскрите означает ткань, контекст, континуум. После Вед, Упанишад, Пуран и «Бхагавад-Гиты» Тантра — один из основных элементов Санатана-Дхармы, «вечная религия» Индуизма. Ее главный предмет — божественная энергия и творческая сила (шакти), воплощенная в женском аспекте разнообразных богов; она персонифицирована как Дэви, или Богиня, она изображается как жена — прежде всего жена Шивы. В зависимости от того, какую именно форму принимает Шива, его Шакти может быть Богиней удачи, такой, как Махешвари, Лакшми, Сарасвати, Ума или Гаури, либо устрашающей фигурой, как Кали или Дурга.
Термин Тантра также относится к ряду текстов и практик, опасных для тех, кто не готов к строгой духовной дисциплине. Существуют две школы Тантры: 1) нечистый, рискованный путь Вамачары («путь левой руки»); его ритуалы безнравственны и связаны с сексуальным распутством; 2) Дакшиначара («путь правой руки»); его ритуалам присуща чистота и строгая духовная дисциплина, требующая полного подчинения Божественной Матери в ее многочисленных формах.
В каждом тантрическом тексте должны присутствовать пять тем: 1) сотворение мира; 2) его разрушение или исчезновение; 3) поклонение Богу в его мужском или женском аспекте, т. е. поклонение одному из бесчисленных мужских или женских божеств; 4) обретение сверхъестественных способностей; 5) разнообразные методы достижения единения с Высочайшим с помощью подходящих форм медитации. Среди этих методов — разнообразные высшие учения Йоги, такие, как Карма-Йога, Бхакти-Йога, Кундалини-Йога и другие пути.
Тантрические тексты обычно написаны в форме диалога между Шивой, божественным повелителем, и его Шакти, божественной энергией. Они пытаются поднять человечество на уровень божественного совершенства, обучая человеческие существа как пробудить спящую космическую силу (Кундалини-Шакти) с помощью определенных ритуалов и медитативных практик. (Энциклопедия восточной философии и религии. С. 354-355).
Тантру может определить как «расширение сознания». Поэтому все действия, или тантры, следует выполнять с этим пониманием. В сексуальной Тантре сексуальная энергия используется для того, чтобы слиться и стать единым с Субстанцией, и все действия должны выполняться с этим намерением. Тантра, неточный смысл которой — набор определенных действий, а более точный — «расширение сознания», — это теория о том, как использовать жизненный опыт для постижения Той Субстанции или Сознания.
Краеугольный камень северной Кашмирской Тантры, известной также как Кашмирский Шиваизм, — «Шива-сутра». В ней описано основное учение и философия Шивы. В ее дополнении «Виджняна-Бхайрава-Тантре» описаны 112 дхаран (означающих путь или то, «как» сконцентрировать внимание или осознание, чтобы достичь Того изначального Сознания) и божественного трепета или вибрации, известной в санскрите как спанда.
В последние годы, несмотря на то, что меньше 1 % 112 йогических тантр имеют отношение к сексу, Тантра стала символом сексуальности и Пути Экстаза. Давайте проясним этот пункт. ЭТОТ ПУТЬ ЭКСТАЗА — ОГРОМНАЯ ЛОВУШКА. Почему? 1) Потому что «я» ищет и действует ради обретения чего-то, что «я» хочет сделать неизменным и постоянным состоянием, хотя все состояния временны и преходящи; 2) Любой экстаз зависит от ощущений; 3) Экстаз «предполагается» средством достижения Того; но в лучшем случае он может привести к самому началу самадхи; 4) Имеется высокая вероятность того, что, как и в любой системе, возникнет привязанность к средствам — в данном случае, к средствам наслаждения; 5) Следует задать себе вопрос: «Может ли Тантра, «расширяющая сознание», вывести «я» за пределы концепции самого сознания, или она просто приведет «я» к более тонким «духовным» концепциям, основанным на мираже?» И, наконец: 6) Очень велика возможность, как большинство из нас убедились спустя много лет, что сексуальное желание будет «одухотворено» и названо Тантрой для того, чтобы оправдать его, назвать другим словом или придать ему «духовный» смысл.
Например, почему все гуру, обучавшие сексуальной Тантре, которых «я» знал, выбирали молодых и красивых девушек? Если все есть Единая Субстанция, почему бы «просветленному гуру», который все делает ради учеников, не выбрать женщину 40, 50, 60 или 70 лет? Это секс или Тантра? Я голосую за то, что это замаскированный секс, поданный под «одухотворенным» соусом Тантры.
Поэтому Тантра и поиски экстаза могут стать иллюзией в контексте миража, и поэтому среди индийских йогов часто упоминают, что «путь левой руки» создан для того, чтобы продемонстрировать природу иллюзии, «как будто» это путь заблуждения.
Путь Тантры. Путь Тантры — это использование повседневного опыта для постижения изначального Сознания или Пустоты. В «Тантра асане» сказано: «Что-то поднимается, когда что-то опускается». Однако на пути очень легко оказаться в ловушке желания экстатических телесных или сенсорных ощущений или переживаний самих по себе, просто потому, что они восхитительны. Эта иллюзия — признак состояния, которое следует превзойти для «постижения» Пустоты. Как все мы знаем, желание «кайфа» часто ведет к «облому». Однако, так как существует только Одна Субстанция, важно направить внимание на «облом» как на «энергию», без всякого желания изменить его или превратить во что-то другое.
Чтобы лучше продемонстрировать это, скажу, что само мощное тантрическое сексуальное переживание, когда-либо испытанное «мной», произошло без партнера. В другой раз «я» занимался тантрическим сексом с женщиной, которая действительно занималась этим лишь ради секса. Для нее это было сексуальным экстазом и телесным блаженством, для меня — лишь Пустотой, на пути к которой не было никакого телесного блаженства.
Агония и Экстаз. Любой экстаз ведет к агонии, любой кайф ведет к облому. Это две грани одного и того же переживания, потому что все переживания образованы из сознания и происходят внутри миража. Первая благородная истина Будды гласит: «Жизнь есть страдание». Нисаргадатта Махарадж говорил: «Сознательная жизнь есть страдание». С другой стороны, «Пустота» за пределами сознания, кайфа, экстаза, обломов и агонии — это Пустота, проявляющаяся, когда «мы» «видим», что все состояния образованы из Единой Субстанции. Поэтому «фокус» заключается в том, чтобы не попадаться в ловушку того, что кажется существующим. За пределами концепции Существования и Не-существования лежит Пустота, предсознательная, предшествующая творению, непроявленная неосознанность. И поэтому «достижение» «чистой Тантры» — Пустота, глядящая сквозь «твои глаза» и созерцающая этот мир сновидений. Что происходит, когда ты смотришь в глаза «другого»? Ты можешь видеть в них совершенную Пустоту, предшествующую Сознанию и Творению. Бесформенное То».

(Стефен Волински. Тебя нет. За пределами трех покровов
сознаниями. / Пер. О.Асмановой. М. Старклайт 2008. 158 стр.)

«Экстатические ритуалы, техники и временные изменения субъекта в религиозной истории. Первобытность — эпоха безусловного доминирования телесных, динамичных, по преимуществу массовых ритуалов, в которых тело играло роль «моста» между профанным и сакральным мирами, было главным проводником религиозного опыта, а ритм музыкального сопровождения и танца воспроизводил биокосмический природный ритм. Достаточно вспомнить о значимости ритуальных магических танцев (военных, охотничьих), имеющих экстатический характер, в жизни уцелевших до наших дней первобытных племен. На этапе возникновения шаманизма уже достаточно четко оформилось представление об экстазе как способе непосредственного контакта человека с миром духов. Во время шаманских камланий шаман, один или с группой соплеменников, входя в состояние экстаза с помощью психоделиков, исступленного танца и пения, выполнял роль посредника между людьми и духами и осуществлял различные магические действия (исцеления, обеспечение удачной охоты, прорицания будущего). Именно экстаз — особое психофизиологическое состояние, сопровождавшееся судорогами, бессвязными криками, глоссолалией, а иногда и комой (западные исследователи обычно усматривали в этом симптомы эпилепсии или истерии), воспринималось как явственный признак вхождения в мир духов.
Особую, отличную от Шаманизма, оргиастическую форму экстатические ритуалы приобрели в земледельческих обществах, переживших неолитическую революцию, т.е. в новую историческую эпоху. Чем объясняется эта качественная трансформация, повлиявшая на дальнейшую судьбу экстатических ритуалов? Этот вопрос еще остается нерешенным, существующие на сегодняшний день объяснения явно нуждаются в корректировке. М.Элиаде, опираясь на свою гипотезу о постепенном удалении первобытного человека от первоначальных, чистых религиозных верований и идеи единого Бога-творца, полагал, что земледелие изменило «экономику священного», изменило человека, человек увлекся «иерофаниями Жизни», поэтому религиозный опыт стал более конкретным и приземленным, плотским.
О.М.Фрейденберг на первый план выдвигала другой аспект, подчеркивая близость и вместе с тем удаленность экстатически-оргиастических ритуалов от первоначальных, наиболее «материальных» форм приобщения к сакральному, которое осуществлялось в виде разрывания и пожирания бога-тотема: «Экстатические, оргиастические культы покоятся на той же идее обожествления, приобщения к человеческой природе, введения внутрь себя божества». Изменение формы принятия божества исследовательница оценивает как результат развития отвлеченного мышления, каузальности и отдаления бога от человека. «Тотем-бог, ставший религиозным богом, отделяется от человека, и человек может приобщиться к нему лишь в мистериальном акте внедрения, вселения божества в его тело и душу, вот почему экстатические культы вполне чувственны по своим формам».
Эти выводы глубже и эвристичнее, чем у Элиаде. Здесь мы находим подтверждение императивного стремления архаического человека вернуться в поток всеобщей эмпатической связи, которая уже начала разрываться или, по крайней мере, создавать критические узлы и точки напряжения на завершающих этапах антропогенеза и были эксплицированы и закреплены в эпоху неолита в форме утверждения левополушарного мышления. В этой палеосинкретической ситуации нет и не может быть привычных для нашего сознания ясно установившихся оппозиций материального и идеального, тела и души и т.д. И даже бог здесь еще не бог в собственно религиозном смысле. Это — еще онтологически размытая магма, образно и предметно воплощенный сгусток энергии, разомкнутый в пространство всеобщих эмпатических связей, по своим «качествам» неизъяснимо родственный (релевантный) духовно-энергетической природе архаического коллектива, присоединяющегося к нему в акте ритуала. Партипационная связь между духовной субстанцией божества и коллективным духом социальной группы, основанная на неизъяснимой мистике их родственности (релевантности), перешла из архаики в более поздние формы религиозного сознания, став предметом рефлексии и основой важных религиозных институций.
Такая интерпретация перехода от шаманского экстаза к экстазу оргиастическому находит подтверждение в наблюдениях, сделанных Э.Бургиньон — известной исследовательницей культурно институализированных измененных состояний сознания в современных традиционных обществах. Она усматривает существенную разницу между шаманским трансом, или «трансом видений», распространенным преимущественно среди мужского населения обществ собирателей, охотников и рыболовов, и «трансом одержимости», характерным преимущественно для женского населения раннеземледельческих обществ и связанным с воплощением в человеке другой, более сильной личности (духа или бога) за счет утраты своего «я». По мнению Э.Бургиньон, «чем больше сложность общества и чем выше уровень хозяйства, обеспечивающего жизнедеятельность, тем больше вероятность, что в данном обществе наиболее распространенным будет транс одержимости.
Концепция Э.Бургиньон убедительно показывает, что качественная трансформация экстатических ритуалов связана с теми революционными по значимости изменениями, которыми сопровождалась эпоха неолита. Однако исследовательница концентрирует внимание на различиях в типах социальных стрессов, целях и практиках социализации индивида и, соответственно, — в механизмах бегства, не затрагивая проблемы трансформаций в психической и религиозной сферах. Формирование новых видов хозяйственной деятельности и нового типа отношений между человеком и природой, постепенный, но неуклонно набирающий силу распад первобытных форм социальности, новый уровень исторического развития индивида как субъекта (см. статью А.А. Пелипенко в настоящем издании) — все эти процессы, безусловно, оказывали существенное влияние на религиозное сознание и способы выхода в область сакрального.
Под влиянием социальной специализации произошло разделение изначально единой и универсальной практики измененных состояний сознания (ИСС) на различные направления. И эта точка «конвертации» виталистической энергии в энергию социального действия требует отдельной интерпретации…
Транс донеолитического человека характеризуется большим синкретизмом духовно-энергетических процессов. Для такого человека измененное состояние сознания — это, скорее, именно нормальное состояние. Пронизываемая биоэнергетическими флюидами, откликаясь более на биокосмические, чем на культурно-социогенные ритмы, душа архаика пребывает в постоянном изменении, движении, перемещении. Самость в своей рефлексии поднимается лишь до болезненного переживания опасности утраты своей души или вредоносного воздействия на нее извне. Собственно культурные референции не поднимаются над животным инстинктом самосохранения, а всего лишь семантически оформляют последний.
Социализация ломает то полуживотное сонно-инстинктивное «размазывание» по бытию, пробуждая самость и направляя экстатический энергообмен в относительно строго заданное русло субъектного осуществления. Человек раннеземледельческого общества, впадая в транс, уже утрачивает свое Я. Стало быть, ему есть что утрачивать по сравнению с архаиком, душа которого еще не настолько укоренена и локализована в теле. Некая определенная духовная сущность подавляется, временно уступая свое жилище-тело другой, более сильной и столь же (если не более) определенной.
Оргиастические формы экстаза в земледельческих культах плодородия условно можно отнести к трансу одержимости — постольку, поскольку они были ориентированы на акт приятия божества. Однако такой характеристики явно недостаточно для этапа их дальнейшего развития, когда они включились в более сложные системы религиозных представлений и функционировали в цивилизованных обществах, отличающихся большим разнообразием…
В обществах, где осуществился переход к цивилизации, первобытные экстатически-оргиастические ритуалы, провоцирующие возврат к докультурному уровню, уже не отвечавшие формировавшимся нормам цивилизованности, постепенно стали вытесняться. Важную субъектно организующую роль в этом долгом и трудном процессе играло государство, в определенной степени поддерживавшее и утверждавшее культы и ритуалы, способствовавшие его укреплению. Условно происходит своего рода субъектно задаваемый отбор-выбор названных феноменов при сохранении свободного пространства действия архаики, различного рода культов, ритуалов…
Однако, несмотря на возрастающее противодействие — прежде всего со стороны государства, экстатические культы обнаруживали удивительную жизнеспособность и в эпоху цивилизации. Благодаря архаическому универсализму и высокой степени эмоциональной заряженности они легко усваивались на чужой почве. Наиболее яркий пример — распространение в Греции и Риме экстатических культов из Фракии, Фригии и Восточного Средиземноморья — регионов, заметно отстававших в развитии от соседних «высоких цивилизаций»…
В эту же эпоху расцвета древнегреческой цивилизации, сопровождавшегося всплеском утонченной философской мысли, рождением этических систем, возрастало влияние элевсинских и орфических мистерий, которые приобретали панэллинский характер, наполнялись новой семантикой (смерть и воскрешение души, духовное преображение через получение тайных знаний о загробной жизни) и представляли собой новую ступень религиозного сознания нового исторического субъекта. Судя по скудной информации относительно главных таинств в эзотерических мистериях, их участники тоже переживали экстатические состояния, однако они не имели оргиастического характера и были вызваны не столько «телесными», динамичными формами ритуалов, сколько употреблением галлюциногенов, острыми эмоциональными переживаниями, связанными с самим действом и различными световыми и звуковыми эффектами. Характерно, что именно в это время Платон впервые ввел понятие «экстаз», трактуя его, однако, как духовную деятельность, созерцание высшего плана Бытия.
В духовной жизни древнегреческого общества происходили качественные трансформации, позволяющие говорить о вступлении его в осевое время. При этом экстатически-оргиастические культы и ритуалы, с одной стороны, были отчасти взяты под контроль государства, с другой — им противостояли новые, более утонченные представления об экстазе как способе приобщения к сфере Божественного. Однако все это отнюдь не отменяло их существования. Архаическое начало заявляло о себе весьма активно и отчетливо выражало свой амбивалентный — отрицающий культуру и культурообразующий — характер.
Весьма показательные примеры дает также история проникновения экстатически-оргиастических культов в Рим — процесс, который начался еще в эпоху Республики. Римляне, отличавшиеся рационализмом и прагматизмом своих религиозных представлений, тем не менее, быстро и вполне органично приняли культ Кибелы, который был введен в 204г. до н.э. с целью одержать победу над Карфагеном, и дионисийские празднества. В 186г. до н.э. в Риме началось знаменитое расследование по «Делу о Вакханалиях», описанное Титом Ливием. Выяснилось, что тайные ритуалы распространились по всей Италии…
Древние экстатические культы и ритуалы обрели новую жизнь и получили особенно широкое распространение в эллинистическую эпоху и эпоху Римской империи. По мере усиления римской экспансии на Восток количество экстатических культов возрастало, а число их поклонников увеличивалось. В эпоху Империи, еще до того, как Христианство получило статус государственной религии, храмы старых римских богов опустели, наибольшей популярностью пользовались восточные культы. В это время, характеризующееся религиозным синкретизмом и интересом к сотериологической тематике, мистерии превращаются в мистериальные религии, претендующие на универсальную значимость. Их ядром были идеи второго, духовного рождения, обретения бессмертия и спасения при жизни и после смерти, приобщения к Богу. Мистерии обычно включали общественные, эзотерические культы и тайные обряды для посвященных. В большинстве случаев общественные ритуалы были очищены от экстатически-оргиастических элементов…
Согласно М.Элиаде, характерной чертой мистериальных религий было совмещение в них новых, более утонченных, «спиритуальных» представлений и архаических ритуалов. Архаические, уже несовместимые с нормами цивилизованности, действия, не были, судя по всему, просто пережитками прошлого: будучи существенно переосмысленными, в эпоху Осевого времени они продолжали выполнять важную роль, как и прежде, давая физическое ощущение божественного присутствия.
Весьма примечательно, что в Индии, переживающей осевое время, сложилась в определенном смысле сходная ситуация. Накануне появления Буддизма активизация разнообразных, конкурирующих друг с другом религиозно-философских школ и учений также сопровождалась вспышкой особого интереса к экстазу. Причем, несмотря на то, что в отличие от греко-римского мира, в Индии уже давно, начиная с эпохи Вед, отрабатывались техники, которые базировались на достижении экстаза через полный контроль над телом и сознанием (йога, аскеза, медитация), популярностью пользовались и гораздо менее изощренные телесные, оргиастические практики.
Однако в целом ситуация изменилась. В мире установился новый уровень духовного созревания субъекта Культуры.
Именно осевое время, на определенном этапе дав мощный импульс для обновления и достаточно широкого распространения архаических, телесных экстатических ритуалов и техник, в итоге способствовало их вытеснению. Осевое время несло логоцентрический переворот — единственно возможный ответ на кризис древней мифоритуалъной системы. Миф, теряющий свои универсально-интегративные функции, уступал место Логосу, с его презумпцией партиципации к «удаленным» умозрительным сакральным образам, метафизикой трансцендентного, поляризацией системообразующих оппозиций (добро-зло, должное-сущее, душа-тело, натуралистическое-спиритуалистическое и т.д.)…
Буддийский идеал самообуздания путем медитации и аскезы противоречил самой сути массовых экстатических действ. Тем не менее, Индуизм, одержавший победу над Буддизмом в Индии, допускал — наряду с другими древними культами — существование экстатически-оргиастического культа Шивы (в особенности Шивы Натараджи — короля танца). Однако, Шиваизм, сохранивший больше всего архаических черт, давший основу Тантризму, заметно выделялся на общем фоне…
Итак, в осевое время древняя оргиастичность последовательно вытеснялась иными формами ритуалов и религиозных переживаний. Утверждался новый тип субъекта жизнедеятельности, субъект истории, провозглашающий новую религию — религию спасения. Ригоризм и репрессивность религий спасения — за исключением Буддизма и родственных ему направлений (Джайнизм, Чарвака) — диктовались, как нам представляется, непримиримой конкурентной борьбой за духовную энергию людей, которой они (эти религии) «питались». Однако режим «питания» изменился за счет коренного изменения статуса знакового комплекса в системе культуры. Собственно, эти трансформации и позволяют говорить о логоцентризме как таковом. В логоцентрическую эпоху массовое сознание, при всей его скрытой архаичности и традиционализме, совершило, тем не менее, некоторый отрыв от древнего синкретического состояния, где знаковый комплекс, несмотря на свою высокую «духовную нагруженность», был по преимуществу указателем, отсылающим к самому прафеномену. Все более эмансипируясь, знак оставался все-таки «средством связи» переживающего сознания с дискретными «адресатами» партиципации, удостоверяемыми посредством интериоризации в ритуальное пространство. В логоцентрической культуре эта связь (пуповина, связующая человека с природой) оказалась разорванной, и знаковый комплекс принял на себя все партипационные устремления человека. Поэтому в религиях Спасения знаковый комплекс никогда не был набором пустых форм. Эти формы служили аккумуляторами духовной энергии, подлежащей трансляции в двух направлениях: от субъекта к «месту» аккумуляции и обратно. Став между человеком и первичным прафеноменом, Логос нарушил древнюю связывающую их органическую эмпатию. Зато он восстановил ее и усилил на новом «культуроцентрическом» уровне благодаря трансцендентности означаемого.
Человек, накрепко связанный с логоцентрической культурой и экзистенциально от нее зависимый, будет посвящен в ее ключевые сакральные коды и, следовательно, обеспечен духовно-энергетической «подпиткой» в знаково отмеченных точках аккумуляции. Таковыми могут быть словесные формулы, намеленные места, объекты сакральной архитектуры, книги, визуальные образы, мощи и личные вещи культовых персоналий — все, что можно отнести к многочисленному классу фетишей религиозного и квазирелигиозного сознания.
Однако в логоцентрическую эпоху, в отличие от времен древней магии, всякая фетишизированная знаковая конструкция, так или иначе, «заряжена» нравственным смыслом, часто заслоняющим или вытесняющим из сознания ее прежнюю магическую функцию. Многие древнейшие обычаи, в частности, связанные со свадебными или похоронными обрядами, давно утратившие свое магико-прагматическое содержание, сохранились до наших дней именно благодаря тому, что были перенесены в пространство моральных нормативов и не противоречили явно новой доктрине…
Анатомия экстаза. Бегство от времени в эпоху кризиса логоцентризма. Современная нейрофизиология дает свое объяснение природы экстаза, его извечной притягательности и опасной непредсказуемости. Длительные, монотонные, расслабленные движения участников экстатических действ неизбежно вызывают синдром гипервентиляции — ускоренного газообмена в легких. Это приводит к снижению содержания углекислоты в крови и, как следствие, к повышению ее щелочности и снижению уровня ионизации кальция. Снижение уровня ионизации кальция обусловливает развитие карпопедального спазма — судорожных подергиваний и сведений мышц кистей и стоп. Судорожные явления, практически всегда сопровождающие экстатические состояния, С.Гроф — на основе исследованных 3.Фрейдом феноменов абреакции и катарсиса в истерии и теории «мышечного панциря» В.Райха — связывает также с результатом разрядки сдерживаемых физических энергий, высвобождением заблокированных эмоций или хронических недугов.
Организм, оказавшийся в стрессовой ситуации, включает все свои компенсаторные механизмы: резко повышается уровень эндорфинов и серотонина (биологически активных веществ-антидепрессантов), а также гормонов и биологически активных веществ (БАВ, нейромедиаторов), организующих стресс, — адреналина, норадреналина и дофамина. При этом у людей с разными формами нейромедиаторной недостаточности, обусловленной конституционально или связанной с теми или иными психическими расстройствами, стрессовые механизмы будут преобладать, т.е. будет усиливаться выброс адреналина, норадреналина и дофамина, что может привести к декомпенсации и вспышкам агрессии.
За счет резкого повышения уровня различных нейромедиаторов и мощной неспецифической стимуляции ЦНС могут возникать фотопсии — микрогаллюцинации (например, в виде вспышек яркого света), а также другие пограничные расстройства, связанные с изменением «сенсорного барьера»: акоазмы (восприятие реально несуществующих звуков), коксосмия (ощущение запахов) и сенестопатии (различные причудливые телесные ощущения).
Следует подчеркнуть, что экстатические состояния, реализуемые бессистемно, вне рамок психотерапевтической программы, могут нарушать естественные механизмы регуляции синтеза нейромедиаторов (БАВ), что формирует зависимость, сходную с наркотической. Наиболее уязвимыми в данном случае опять-таки оказываются люди с нейромедиаторной недостаточностью.
В состоянии экстаза, как и других ИСС, происходит гиперсинхронизация всех структур мозга. При этом активность коры снижается, и начинают доминировать более древние подкорковые слои: лимбическая система — «эмоциональный мозг» и древний, или архаический мозг — «хранилище» процессуальной (доэмоциональной и досознательной) памяти, выводя наружу содержание бессознательного.
Безусловно, современный человек, с его развитым логически-рациональным дифференцированным мышлением, не может вернуться — в истинном смысле слова — к «началу» и испытать те же переживания, что и древние участники экстатических ритуалов. Тем не менее, филогенетическая регрессия, даже если она не предусмотрена в самих ритуальных действах, потенциально возможна, поэтому экстатические состояния могут иметь и негативные, разрушительные для личности последствия.
Что же именно привлекает к экстатическим ритуалам и техникам современного человека? Стремление вернуть первоначальную чистоту и яркость религиозного чувства или неразрывно связанная с экстатическими ритуалами и ИСС возможность достаточно легкого и, очевидно, наиболее естественного выхода в ресурсное состояние, усиленная также за счет воспроизведения древнейших, коллективистских социальных паттернов, наконец, необычная острота переживаемых эмоций?
Все перечисленные мотивы являются значимыми, выбор между ними или расстановка акцентов зависит, очевидно, от типа личности, ориентированной в той или иной степени на позитивное отношение к ИСС. Однако, имеется, по крайней мере, еще одна причина более общего характера.
В закатные эпохи бегство от переусложнившегося и состарившегося мира, утратившего метафизические идеалы, становится особенно актуальным. (Причем рационализация — всего лишь один, и далеко не обязательный признак такого состояния). Культуре в такие исторически «закатные» времена особенно трудно «навязать» субъекту служение своим идеалам и ценностям и удержать его от бегства. И тогда практики ИСС переживают взрыв — как, например, в нынешней информационной ситуации. В таких случаях им свойствен ярко выраженный эклектизм (феномен Кастанеды): все годится, все работает на пути бегства из мира обанкротившихся культурных ценностей и норм. Существенно, однако, что любые формы ИСС всегда приходят не из вожделенного запредельного пространства, а из опыта самой культуры. (Тут уместно заметить: психические воздействия опосредованы культурой, ибо сама человеческая психика от нее производив). А это значит, что субъектом практик ИСС может быть лишь человек, прошедший инкультурацию, т.е. необратимый процесс вписания в режим функционирования по принципу аксиологической дуализации, как на ментальном, так и на психофизиологическом уровне.
Инкультурация обратима лишь в случае глубоких органических трансформаций на психо-физиологическом уровне. Иногда ИСС именно к тому и приводят. Тогда человек перестает быть субъектом культуры. Такова цена окончательного бегства. Не только возврат к докультурному состоянию, но даже переходы между стадиально разведенными культурными системами приводят к необратимым изменениям в психике субъекта. Такое иногда случалось с исследователями архаических культур тропической Африки…
Если же глубинных и необратимых изменений не происходит, то ИСС частично и недолговременно. Многочисленные традиции опрощения, раскультуривания, возврата к спонтанному состоянию сознания, бесконфликтно созерцающему непосредственные очевидности — от практик даосизма до феноменологической редукции Гуссерля — явления одного ряда. Это своего рода пролог, рубеж ИСС, на котором сознание редко останавливается.
Подводя итоги, хотелось бы напомнить: ИСС всегда представлены широким спектром форм и традиций, выполняющих различные функции. Базовой функцией является получение мистического опыта. Кодифицируемый в кодах и образах данной культуры, он, тем не менее, несет в себе и новые религиозные смыслы и образы, давая импульс для развития религиозного сознания. Вторая функция — адаптивно-компенсаторная (если смотреть с точки зрения субъекта). И, наконец, третья — «санитарная» (если смотреть с точки зрения культурной системы). Имеется в виду, что практики ИСС нередко способствуют выключению практикующих их субъектных групп из активной социальной жизни или из жизни вообще. Так культурная система (речь идет, прежде всего, о культурах репрессивного типа) освобождает себя от диссистемного человеческого материала — дезадаптивного «балласта» и носителей избыточных или неадекватных культурных текстов. Проще говоря, носители неадекватного и невостребуемого социальной системой культурного опыта первыми «сваливаются» в болезненные и деструктивные формы ИСС. В европейском Средневековье это были, главным образом, суицидальные секты. В России такого рода секты существовали вплоть до самой Октябрьской революции.
В современном же обществе платой за бурную культурную динамику, взрывное, превышающее адаптивные возможности среднего человека, изменение социокультурного контекста становится — помимо других, в том числе и «элитарных» форм ИСС, — наркотизация, против которой традиционное логоцентрическое общество не имеет решительно никаких противоядий. Остается уповать на саморегуляцию: культура никогда не «отпускает» в ИСС слишком большое количество людей, ибо нуждается в их продуктивной деятельности».

(Пелипенко А.А., Хачатурян В.М. Измененные состояния изменяющегося субъекта
в контексте кризиса логоцентризма. // Субъект во времени социального бытия:
историческое выполнение пространственно-временного континуума социальной эволюции.
/ Отв. ред. Э.В.Сайко. Институт всеобщей истории РАН. М. Наука. 2006г. с. 569-586)

«При использовании различных тантрических техник, их адаптации к современному человеку, при обучении очень важно видеть, как происходит взаимодействие тонких энергий, уметь отслеживать глубинные архетипы бессознательного. Ведь, в конечном счете, смысл тантрических практик заключается в алхимическом превращении тонких энергий партнеров. В этом отношении большой интерес представляют современные информационные технологии, базирующиеся на синтезе древних и современных подходов к изучению тонкоматериальной реальности.
Подавляющее большинство современных устройств для изучения и объективизации биологических полей построены по традиционной технологии последовательной обработки сигнала. В этом случае сначала специальный чувствительный элемент (датчик) воспринимает сигнал, затем он анализируется, перерабатывается и распознается. Иными словами используется атомисткая парадигма — «сначала расчленить, а затем собрать заново». Такой подход неплохо работает в привычной нам технике, однако плохо применим к сложным неравновесным системам, живым существам. Представьте себе, что Вы получите, если сначала разрежете живое существо на мелкие кусочки, а потом попытаетесь их «собрать заново».
Особенность всего живого и других неравновесных систем в их целостности, принципиальной «нерасчленимости». Соответственно предполагаемые методики объективизации информационных полей построены на холистических принципах и базируются на современных концепциях квантовой механики и синергетики. В этом случае невозможно выделить отдельные функциональные элементы (датчики, анализаторы и т.д.). Они как бы «размазаны» по всей системе в целом, не находятся в каком-то конкретном месте, так же как на голограмме невозможно указать, где находится какой-то конкретный элемент изображения.
Такой «голографический» или, говоря более строго, фрактальный принцип организации характерен именно для живых объектов, сложных экологических и социальных систем. Лишь в последние десятилетия он начал проникать в современную технику, базируясь на качественно новой научной парадигме квантовой механики, синергетики, теории фрактальных множеств. Одним из примеров такого подхода могут служить уже широко используемые в современной технике нейрочипы и новая бурно развивающаяся область квантовых компьютеров.
Согласно концепциям современной квантовой механики, развитых в работах М. Планка, А. Кестлера, Д. Бома, все объекты нашего мира рассматриваются как волновые пакеты, как бы распределенные по всему 4-х мерному пространственно-временному континууму. С этой точки зрения физические границы объекта достаточно условны. Иными словами только часть физического объекта заключена внутри того, что мы называем его границами, поверхностью. Другая, хотя и значительно меньшая часть, задаваемая «хвостами» волновых функций составляющих его элементарных частиц, атомов, молекул, находится в любой точке нашего физического пространства. То есть жесткая локализация неживых объектов и живых существ внутри границ их поверхности является иллюзией нашего восприятия.
Очень интересно, что такая картина Реальности, открытая нашей физикой во второй половине XX в., была известна в Индийской Тантре уже в глубокой древности. И именно на ней базировались самые мощные мистические и магические практики древности (Мантра-Йога, янтры и мандалы, психотронные генераторы и резонаторы и т.д.).
Синхроничность. В такой картине Реальности очень тесно могут быть связаны физические объекты и процессы, внешне вроде бы никак не взаимодействующие и разнесенные как в пространстве, так и во времени. Подобная связь и известна с глубокой древности как феномен синхроничности. На ней базировалось большинство магических техник взаимодействия с удаленными объектами и работы с будущим и прошлым. В качестве одного из примеров можно привести Алхимию, где химическая реакция оказывается теснейшим образом связанной с процессами микро — и макрокосмоса. И определенные трансмутации (превращения) химических элементов с одной стороны отражали, а с другой — изменяли процессы как на уровне биосферы и ноосферы планеты, так и на уровне организма, психики человека.
Подобного рода взаимодействия были экспериментально подтверждены и в современных исследованиях. Так в книге Р.Шелдрейка приводится пример с синтезом кристаллов безводного этилендиаминтартрата, который осуществлялся на нескольких заводах, расположенных в разных странах в удаленных друг от друга уголках нашей планеты. Когда на одном из заводов возник новый гидрат, испортивший поверхность кристалла, это явление тут же распространилось и на другие заводы.
Аналогичным является так называемый эффект «сотой обезьяны». Если в животной популяции, например, среде обезьян данного региона, тот или иной навык усваивает определенное критическое число животных, он мгновенно распространяется по всем другим стадам, не имеющим непосредственного физического контакта (например, находящимся на другом острове). Это может быть мытье картофеля, открывание бутылок с молоком и т.д.
Во всех подобных случаях мы сталкиваемся как раз с взаимодействием через 4-х мерные волновые функции физических объектов или с так называемым нелокальным взаимодействием.
Таким образом, оракул или гадательный процесс позволяет проявить такое нелокальное взаимодействие волновых функций исследуемого объекта и специального детектора. Обычно в таком детекторе используется случайный физический или химический процесс. Говоря языком современной физики, процесс с ветвящимися бифуркациями -скачкообразными переходами в одно из нескольких возможных состояний. Важной особенностью таких бифуркаций является исчезающе малая физическая энергия, необходимая для перехода в одно из таких состояний. Это и определяет саму возможность считывания информации через ничтожные энергии, поступающие от «хвостов» волновых функций.
В качестве такого процесса может выступать выбрасывание монет или вытаскивание случайной комбинации палочек из пучка (Китайская Книга Перемен), выбор комбинации карт из колоды (Карты Таро и т.д.); фигуры и символы, возникающие при застывании расплавленного воска, растрескивание кости в огне (гадание на бараньей лопатке, панцире черепахи) и т.д. Различных примеров такого рода люди изобрели невероятное множество. Однако практически все они используют случайные процессы с ветвящимися бифуркациями.
Важно подчеркнуть, что смысл гадания случайному процессу придает именно концентрация над вопросом, проблемой человека гадающего. Именно она настраивает процесс на волновые функции удаленного объекта. То есть и человек и детектор выступают как единая система, которая только как целое способна проявить нелокальное взаимодействие.
Ну и, конечно, такая информация поступает обычно в виде образов, символов, правильная расшифровка которых, толкование применительно к конкретной ситуации является очень непростой задачей. Тут-то и требуется очень высокий профессионализм.
Рассмотрим теперь, какие новые способы проявления нелокального взаимодействия открывают достижения современной науки и техники. Как мы помним, одним из важнейших условий гадательного процесса является наличие ветвящихся бифуркаций, превращающих его в чувствительный детектор волновых функций. Открытия современной физики, в особенности синергетики и термодинамики неравновесных систем позволили обнаружить множество физико-химических процессов, способных выступать в качестве подобных детекторов.
Конечно, можно в качестве детектора нелокальных взаимодействий использовать неравновесные физические или химические процессы, однако гораздо удобнее работать с математическими моделями неравновесных систем на компьютере. Этот подход мы и будем рассматривать в дальнейшем.
Компьютерный сканер. Дальнейшим развитием данного подхода является методика и соответствующая компьютерная программа, позволяющая получать сложные динамические (движущиеся, анимированные) образы. Она была инсталлирована на портативный компьютер (Libretto 50CT) и позволила сканировать формы информационных полей в различных точках земной поверхности (местах силы, древних культовых сооружениях), а так же индивидуальные архетипические образы, связанные с личностными проблемами человека.
Принципы работы данной компьютерной программы так же базируются на взаимодействии 4-х мерных волновых функций с процессором компьютера. В этом случае роль чувствительного элемента играет каскад бифуркаций — программно генерируемых случайных переходов, где в каждой точке ветвления имеется выбор из нескольких сотен или даже десятков тысяч возможностей. Детектирование информационных полей происходит за счет деформации идеальной кривой распределения случайного процесса. Причем, как было показано в исследованиях американских ученых, для этого требуются исчезающе малые энергии.
Огромная роль в этом процессе принадлежит психике человека. Именно концентрация на определенных аспектах окружения, ситуации, личностной проблемы позволяет выделить из бесконечного множества «хвостов» волновых функций те, которые имеют значение для сканируемого образа. При этом, как уже говорилось раньше, происходит нелокальное взаимодействие психики человека, компьютера и волновых функций окружающих объектов.
В использовавшейся версии программы построение сканируемого образа происходит из находящихся в памяти компьютера элементов сцен и объектов. В рабочей версии программы ими являлись: фоновое изображение, несколько 3-х мерных геометрических фигур (так же могли меняться их размеры, цвет и текстура поверхности), траектории их вращения и траектории движения по экрану, закон изменения заданных траекторий во времени. Выбор каждого из этих элементов осуществлялся из сотен и тысяч возможных вариантов.
Результатом являлось изображение, состоящее из неподвижной фоновой картинки и движущихся по довольно сложным, связанным с друг другом траекториям 3-х мерных фигур (при этом они еще вращались, меняли цвета). Вероятность случайного появления одного из таких изображений была примерно один из нескольких миллионов. Естественно на приводимых далее иллюстрациях показан лишь один из временных срезов каждого из таких движущихся и все время изменяющихся изображений. Однако, несмотря на движение, в каждом таком изображений присутствовал некий достаточно стабильный архетип, связанный со сканируемым объектом.
В данном случае механизм сканирования базировался на так называемом топологическом резонансе, когда в каждой точке бифуркации выбирался элемент сцены с максимально близкими очертаниями и динамическими паттернами к оригиналу (благодаря интерференции волновых функций оператора и сканируемых информационных полей в процессоре компьютера, деформация исходного случайного распределения происходила именно в этом направлении).
Примерно аналогичным образом возникает изображение и традиционных методиках гадания, когда искомый образ проявляется в подтеках кофейной гущи, в воске или яйце, выливаемом в теплую воду, в золе или во внутренностях жертвенного животного. Единственная разница в том, что в древних эзотерических методиках в качестве детектора (так же нелокального) использовался физический или химический процесс, а тут информационный.
Правда, применение ограниченного набора исходных элементов, из которых строится изображение (тезауруса), делает целесообразным в дальнейшем разработку специализированных тезаурусов для разных проблемных областей. Например, один набор для сканирования информационных полей Земли, другой для работы с личностными проблемами, третий для режима оракула (сканирования прошлого и будущего) и т.д.
Виртуальный психоанализ. Еще одной интересной сферой возможного применения данной методики и программы является трансформация исходной негативной или кризисной ситуации (проблемы) благодаря работе с архетипической символикой на компьютере. Эта наша методика (виртуальный психоанализ) является дальнейшим развитием идей К.Юнга, его духовной Алхимии. В этом случае исходная архетипическая картинка, полученная при сканировании личностной проблемы на компьютере, начинает в процессе работы с психотерапевтом трансформироваться в желаемую сторону. При этом обсуждение исходных образов и их последующая трансформация базируются на алхимической символике и позволяют лучше понять глубинные корни проблемы, пути их решения.
В этом случае компьютерное сканирование позволяет проявить глубоко вытесненные, не осознаваемые корни психологической проблемы, а возможности виртуального пространства и символики — работать с визуальными, динамическими образами архетипов, осуществлять их трансформацию. В этом случае традиционные сценарии алхимической трансмутации обретают ни с чем не сравнимую значимость и наглядность. Достаточно сказать, что при такой работе с личностными проблемами моих коллег в Шотландии я несколько раз наблюдал сильнейший катарсис сразу же после появления первого сканируемого образа.
При работе с тонкими энергиями и при погружении в измененные состояния сознания сосканированные образы дают ни с чем несравнимую возможность отслеживать глубинные тенденции во внутренней работе и создавать дополнительные инструменты для духовной трансформации. Так, используя идеи духовной Алхимии, удавалось на основе сканированных образов синтезировать динамические мандалы, настроенные на индивидуальные проблемы конкретного человека. Затем они вместе со специально подобранной музыкой записывались на видеокассету и использовались для индивидуальной или парной работы.
Таким образом, развиваемый подход к изучению природы времени позволил разработать новые методики сканирования информационных полей с помощью фрактальных множеств и программ с ветвящимися бифуркациями. Конечно, сама методика требует дальнейшего развития. Необходимо как совершенствование программы, формирующих ветвящиеся бифуркации, фрактальные множества для ответов оракула, так и методики психоэнергетической подготовки к процессу сканирования, концентрации на нем. Весьма перспективным представляется и использование в дальнейшем систем с биологической обратной связью, позволяющих углубить контакт человека с компьютером, создание специализированных библиотек архетипических тезаурусов».

(Е.А.Файдыш. Виртуальная Алхимия тантрического экстаза. 03.12.2011г.)

* * *

N 36. 01.01.14г.

продолжение см. в статье 2.16. Тантрическая Алхимия как предмет Российской Тантрологии (ч.5, ч.6).