Статья 2.14. Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.4).

«2. Тантристская метафизика. И все же даже аутентичный и подлинный Тантризм выделяется в общем ряду инициатических учений. Он парадоксален и необычен не только для профанического общества или экзотерической кульутуры, но и для самого эзотеризма. Причем дело даже не в его практиках, имеющих подчас видимость «скандальности» и «провокационности». Сама метафизика Тантризма имеет парадоксальный необычный характер, контрастирующий с обычными нормами ортодоксального эзотеризма…» (см. Дугин А.Г. Имманентная революция Тантры. Ж. «Милый Ангел» №2. 2000г.).
Какое знание следует подразумевать, когда говорится об эзотерике/эзотеризме — эзотерическое? Но тогда какое знание следует подразумевать, когда говорится об эзотерическом знании? И следует ли подразумевать эзотерическое знание, когда говорится о тантрическом знании? И можно ли подразумевать тантрическое знание, когда говорится о Гупта-Видье? И следует ли подразумевать Гупта-Видью, когда говорится об индийском эзотеризме? О каком конкретном знании идет речь во всех этих и других возможных случаях, если это имеет отношение к Тантре, Тантризму, нео-Тантризму, Тантрической Традиции? Что мы можем вообще подразумевать под таким понятием как «тантрическое знание», и как это знание соотносится с научным знанием, которое априори считается достоверным, объективным, проверенным, истинным и пр.?

* * *

8. ТАНТРА, ЭЗОТЕРИКА И НАУКА

Обратим внимание на то, что в смысловых значениях, определениях, толкованиях и переводах и «герметизма», и «оккультизма», и «эзотеризма» (см. статью 2.14. «Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.1)»), и «эзотерики», и «гупта-видьи» (см. статью 2.14. «Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.2)»), и «видьи» (см. статью 3.13.8. «Тайна термина «видья»»), и «индийского эзотеризма», и «тантрического эзотеризма» (см. статью 2.14. «Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.3)») присутствует слово «ЗНАНИЕ», например:
— верное знание
— особое знание
— единое знание
— чистое знание
— тайное знание
— высшее знание
— древнее знание
— скрытое знание
— духовное знание
— истинное знание
— священное знание
— сакральное знание
— сокровенное знание
— мистическое знание
— осознаваемое знание
— трансцендентное знание и пр.
Более того, особый род, или тип, или вид, или характер знания может относиться к определенному предмету, явлению, аспекту, проявлению Реальности и каждый иметь свою специфику, особенность и т.д.
Какое знание следует подразумевать, когда говорится об эзотерике/эзотеризме — эзотерическое? Но тогда какое знание следует подразумевать, когда говорится об эзотерическом знании? И следует ли подразумевать эзотерическое знание, когда говорится о тантрическом знании? И можно ли подразумевать тантрическое знание, когда говорится о Гупта-Видье? И следует ли подразумевать Гупта-Видью, когда говорится об индийском эзотеризме? О каком конкретном знании идет речь во всех этих и других возможных случаях, если это имеет отношение к Тантре, Тантризму, нео-Тантризму, Тантрической Традиции? Что мы можем вообще подразумевать под таким понятием как «тантрическое знание», и как это знание соотносится с научным знанием, которое априори считается достоверным, объективным, проверенным, истинным и пр.?

 

8.1. ЧТО ТАКОЕ ЗНАНИЕ?

«Знание — постижение действительности человеком. Знание объективируется знаковыми средствами языка. Процессы получения, обоснования, проверки и распространения знания изучаются логикой, методологией, теорией познания, науковедением, социологией».

(Современная энциклопедия. 2000г.)

«Знание — форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: обыденное («здравый смысл»), личностное, неявное и др. Научному знанию присущи логическая обоснованность, доказательность, воспроизводимость познавательных результатов. Знание объективизируется знаковыми средствами языка». 

(Большой Энциклопедический Словарь. 2000г.)

«Знание — 1. Деятельность сознания, имеющая целью постижение действительности, познание (филос.). Теория знания. Логические законы знания. 2. Результат познавательной деятельности, система приобретенных с ее помощью понятий о действительности (филос.). Область знания. 3. Обладание сведениями о чем-нибудь, состояние знающего что-нибудь человека. Знание сцены. Хорошее знание предмета. 4. мн. Совокупность сведений, познаний в какой-нибудь области. У него большие знания. Приобрести много знаний. Обладать знаниями. Мне не хватает знаний». 

(Толковый словарь русского языка Д.Н.Ушакова. 1935-1940гг.)

«Знание — в совокупности с навыками и умениями обеспечивает правильное отражение в представлениях и мышлении мира, законов природы и общества, взаимоотношений людей, места человека в обществе и его поведения. Это все помогает определить свою позицию по отношению к действительности. По мере приобретения новых знаний и развития самосознания ребенок все больше овладевает оценочными понятиями и суждениями. Сопоставляя новые знания с уже усвоенными знаниями и оценками, он формирует свое отношение не только к объектам познания и действия, но и к самому себе. Это и определяет развитие его активности и самостоятельности как деятельной личности». 

(Головин С.Ю. Словарь практического психолога. М. АСТ. Харвест. 1998г.)

«Знание — проверенный практикой результат познания действительности, верное ее отражение в мышлении человека; обладание опытом и пониманием, которые являются правильными и в субъективном и в объективном отношении и на основании которых можно построить суждения и выводы, кажущиеся достаточно надежными, для того чтобы рассматриваться как знание. По М.Шелеру, знание представляет собой участие в конкретном бытии сущего, предпосылкой которого является участие, трансцендирующее подлинное бытие. В формальном смысле это участие называется любовью (ср. Отдавание себя). Знание должно служить, как считает Шелер, во-первых, становлению и развитию личности, которая обладает знанием, — такое знание называется образовательным; во-вторых, становлению мира и, вероятно, вневременному становлению его высших принципов, рассматриваемых с точки зрения конкретного бытия и наличного бытия. Эти принципы достигают в человеческом и в любом др. возможном знании о мире своего собственного сущностного определения или чего-то такого, без чего они не могут достичь этого определения».

(Философский энциклопедический словарь. 2010г.)

«Знание — проверенный общественной практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности, адекватное её отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий. 3нание обладает различной степенью достоверности, отражая диалектику относительной и абсолютной истины. По своему генезису и способу функционирования 3нание является социальным феноменом. Оно фиксируется в форме знаков естественных и искусственных языков.
Отношение 3нания к действительности носит многоуровневый и сложно опосредованный характер и развивается как в истории человеческой культуры, так и в процессе индивидуального развития личности. 3нания могут быть донаучными, житейскими, художественными и научными (эмпирические и теоретические). Научные знания характеризуются осмыслением фактов в системе понятий данной науки, включаются в состав теории, образующей высший уровень научного Знания. Мышление человека постоянно движется от незнания к 3нанию, от поверхностного ко всё более глубокому, сущностному и всестороннему 3нанию, служащему необходимым условием преобразующей деятельности человека и человечества». 

(Философский энциклопедический словарь. / Гл. ред.
Л.Ф.Ильичёв, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалёв, В.Г.Панов.М. СЭ. 1983г.)

«Знание — 1. Текущий результат открытого для обсуждения и критики (в рамках некоторого сообщества) изучения проблем, явлений (согласно правилам описания и нормам удовлетворительности, принятым данным сообществом) по некоторым формальным или неформальным процедурам. Существенный момент в понятии Знания — это претензия на то, что оно является обобщающим выражением, отражающим деятельность ума, и притязает на объективную истину (в отличие, напр., от мнений и фантазий, к которым не предъявляются столь же жесткие правила и нормы отбора), которая подтверждается практикой… В науковедении популярна позиция Т.Куна, анализировавшего состояние науки (как системы рационального Знания) с помощью понятия парадигмы (фиксирующего принятые сообществом правила формирования Знания, норм и критериев). При этом в каждый конкретный момент может существовать несколько принципиально различных парадигм, поддерживаемых разными сообществами.
Знание обычно противопоставляется незнанию как отсутствию проверенной информации о явлении (или процессе) и псевдознанию (паразнанию), способы получения которого не удовлетворяют некоторым базисным критериям Знания.
2. В более широком смысле Знание отождествляется с более или менее адекватными результатами познавательных (когнитивных) процессов. В философии отдельно выделяют спекулятивное Знание — тип теоретического Знания, которое выводится без обращения к внешнему опыту, при помощи рефлексии. Знание нередко смешивают с опытом, с пониманием, с информацией, отражением. Наряду с этим сплошь и рядом смешивается подлинное понимание, эрудированность и информированность. В обыденном сознании грани между ними размываются, как и грани между Знанием и информацией. Тем не менее, такие грани существуют. Знание всегда чье-то, кому-то принадлежащее, его нельзя купить, украсть у знающего (разве что вместе с головой), а информация — это ничейная территория, она безлична, ее можно купить, ею можно обменяться или украсть, что часто и происходит. К этой разнице чувствителен язык. Есть жажда Знания и есть информационный голод. Знания впитываются, в них впиваются, а информация жуется или глотается (ср. «глотатели пустот, читатели газет»). Жажда Знания, видимо, имеет духовную природу: «духовной жаждою томим». Однако и одной, и др. жажде испокон века противостоят «суета сует и томление духа». 

(Большой психологический словарь. / Под ред. Б.Г.Мещерякова,
акад. В.П.Зинченко. М. Прайм-еврознак. 2003г.)

«Знание — форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности и общения, результат обозначения, структурирования и осмысления объекта в процессе познания.
Со времен элеатов, атомистов и Платона Знание характеризуется через противоположность мнению. Глубокое, полное и совпадающее с объектом знание противопоставляется иному — поверхностному, фрагментарному и отклоняющемуся от подлинной реальности знанию, фактически лишаемому позитивного статуса и объявляемого заблуждением. Это – онтологическое представление о знании как образе скрытой реальности, которое постольку состоятельно, поскольку совпадает с последней (теория корреспонденции).
От Аристотеля ведет начало целый ряд представлений о Знании, в том числе о Знании как умении. Знать нечто (ремесло, язык, обряд) означает уметь практиковать, пользоваться, воспроизводить его. Знание рассматривается как схема деятельности и общения, как функция всякой человеческой активности. Этот подход, представленный сегодня социологическими и прагматистскими эпистемологиями, сочетает в себе элементы теорий корреспонденции и когеренции.
В настоящее время назрела необходимость расширить традиционное, идущее от И.Канта и К.Поппера представление о форме знания как утвердительном высказывании с субъектно-предикатной структурой, с которым всегда может быть сопоставлена истинностная оцнка. Уже Аристотель фактически признавал многообразие типов знания (эпистеме, докса, пистис, техне, эмпейриа и т.п.). Не только обыденное суждение, эмпирическое протокольное предложение или научная теория, но и философская проблема, математическая аксиома, нравственная норма, художественный образ, религиозный символ имеют познавательное содержание. Все они характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, общения и сознания, связанные с адаптацией, ориентацией и самореализацией во внешнем и внутреннем мире. Поэтому полная дефиниция термина знания может строиться лишь по принципу «семейного сходства» (Л.Витгенштейн), как исчерпывающая типология знания, совмещающая разные принципы выделения типов…
В самом общем виде знание можно определить как творческое, динамическое измерение сознания, коль скоро всякое сознание существует в форме знания. Знание выступает как объективная идеальная форма всякой деятельности и общения, как их возможная форма в том смысле, что оно представляет собой предпосылку расширения горизонта человеческого бытия. Знание есть не только преобразование опыта в сознание путем структуризации, обозначения его элементов, не только фиксация опыта в социальной памяти. Оно является способом трансформации знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т.е. нового смысла и значения. Знание возникает как осмысление человеком контекстов своего опыта. В таком случае всякий тип знания выступает как смысл, вносимый в специфическую реальность (производственную практику, социальную регуляцию, ритуальный культ, языковый текст). Тем самым знание есть различение этих реальностей и контекстов опыта как возможных сфер реализации человеческих способностей. Способность знания служить расширению культурно-исторического контекста человеческого бытия есть основа для его оценки в терминах таких оппозиций, как точность-приблизительность, достоверность-вероятность, сущность-видимость, творчество-репродукция, истина-заблуждение. (И.Т.Касавин)». 

(Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Под ред. В.С.Стёпина. М. Мысль. 2001г.)

«Знание — результат процесса познания, обычно выраженный в языке или в какой-либо знаковой форме… Античные мыслители полагали, что Знание всегда остается истинным и может быть получено лишь посредством разума. Для философов Средневековья главной проблемой становится проблема разграничения Знания и Веры и выяснения отношений между ними. Знание понималось как то, что можно рационально обосновать, постулаты же Веры принимаются без всякого обоснования… Таким образом, Знание может и должно быть рационально обосновано, Вера же не нуждается в таком обосновании. Современная философия, продолжая старую традицию выделения Знания из всей совокупности человеческих убеждений, верований, предрассудков и т.п., ставит вопрос об отличении научного Знания от религиозных, философских, идеологических построений и мифов («проблема демаркации»). К отличительным особенностям научного Знания в настоящее время относят: непротиворечивость, эмпирическую проверяемость, логическую или эмпирическую обоснованность. Утверждения же и концепции, не обладающие этими характеристиками, остаются вне сферы научного Знания. Итак, подводя итоги рассмотрения проблемы отличения Знания от других феноменов человеческого сознания в истории философии, можно констатировать: Знание есть такой результат познавательной деятельности, который обладает непреходящей истинностью, может быть логически или фактически обоснован и допускает эмпирическую или практическую проверку.
Знание принято разделять на обыденное и научное. Обыденное Знание, опирающееся на здравый смысл и повседневный опыт человека, служит для его ориентации в окружающем мире и организации практической деятельности. Считается, что это Знание не всегда вербализировано и отчасти существует в чувственных образах и наглядных представлениях о вещах и явлениях. Обыденное Знание относится к отдельным предметам и явлениям, оно не проникает в суть вещей, носит обрывочный и фрагментарный характер. Знание о глубинной структуре предметов и явлений, об их существенных взаимосвязях дает Наука. Научное Знание отличается систематичностью и опирается на целенаправленные познавательные процедуры. Оно разделяется на эмпирическое и теоретическое.
Основная проблема, обсуждавшаяся в философии XX в. в связи с понятием Знания, — это проблема отношения Знания, главным образом, научного, теоретического, к реальности.
Одна из интересных и недавних попыток истолкования Знания принадлежит К.Попперу. Он исходит из невозможности обосновать истинность Знания и считает всякое Знание принципиально недостоверным. Верно, конечно, что научное Знание претендует на описание реальности, но наука не может надежно обосновать этих претензий, поэтому получаемое ею Знание остается предположительным и ненадежным. Можно сказать, что такая трактовка Знания в определенной мере возвращает нас к Античности: истинное Знание доступно только богам, люди же вынуждены довольствоваться лишь изменчивым и ненадежным мнением. Во второй половине XX в. именно такое понимание Знания получило наиболее широкое признание: Знание есть такой результат познания, который претендует на адекватное описание реальности, поэтому может оцениваться как истинное или ложное, которое может быть рационально обосновано, однако при этом все наши оценки и обоснования относительны, поэтому никакое Знание не является вполне надежным и достоверным. И до сих пор нет сколько-нибудь признанных ответов на многие интересные и сложные вопросы по поводу понимания Знания: можно ли считать Знанием то, что невыразимо в языке? В каком смысле можно говорить о «ложном Знании»? Если Знание оказалось ложным, то не равнозначно ли это «незнанию»? Наконец, самый главный вопрос: в какой мере Знание обусловлено особенностями познаваемого объекта, а в какой — деятельностью познающего субъекта?». 

(Философия: Энциклопедический словарь. / Под ред. А.А.Ивина. М. Гардарики. 2004г.)

 

8.2. ЧТО ТАКОЕ НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ?

«Научное знание — это совокупность сведений, являющаяся результатом отражения материальной и идеальной действительности в человеческом сознании (а научно-техническая информация (см.) — задокументированное научное знание, введенное в «оборот», участвующее в функционировании и развитии общества)».

(Терминологический словарь библиотекаря по социально-
экономической тематике. СПб. Российская национальная библиотека. 2011г.)

«1. Критерии научного знания. 1.1. a. Критерии, отличающие научное знание. На протяжении веков человечество накопило огромный багаж самых разнообразных по своему характеру знаний. Кроме знаний научных в багаже человеческой цивилизации имеются и знания обыденные, религиозные, мифологические, художественные. Научное же знание призвано представлять нам объективную картину мира, не зависящую от наших чувств, характера и прочих особенностей субъективного восприятия. Иные виды знаний не имеют такой задачи. В связи с этим возникает вопрос о критериях, по которым можно отделить научное знание от остальных его видов. Иными словами, о критериях, позволяющих различать объективную картину явлений и событий окружающего мира от персонифицированных чувств. Таких критериев ряд авторов называет четыре:
— системность знания,
— наличие отработанного механизма получения новых знаний,
— теоретичность знания,
— рациональность знания.
Пятым важным критерием, который необходимо добавить в этот список является критерий Поппера или принципиальная фальсифицируемость научного знания.
Системность научного знания подразумевает его целостность и структурированность. При этом система обладает не просто внутренним единством, но и приобретает отличающие ее от простой суммы фактов свойства. Так биология до определенного момента была лишь описательной наукой, накапливающей факты. С появлением эволюционной теории накопленные факты не только объяснялись, но и оказались логически взаимосвязаны, кроме того возникшая система биологических знаний получила предсказательную силу.
В систему научного знания включаются аксиомы, исходные принципы, экспериментальный и наблюдательный опыт, знания, полученные из них логическим путем, математический аппарат, рекомендации по методологии. Простой набор неупорядоченных, хаотических но при этом верных знаний наукой не станет.
Второй из критериев, наличие отработанного механизма получения новых знаний, при кажущейся искусственности является, тем не менее, важным. Это в первую очередь связано с тем, что наука — это не только определенная область знаний, это также деятельность по получению научного знания. Последнее подразумевает как методику получения практических и теоретических знаний, так и существование научного сообщества, то есть людей, занимающихся исследованиями, различные координационные структуры, научные организации, осуществляющие контроль, наличие соответствующих материалов, технологий и средств фиксации научных данных. Это говорит о том, что наука появляется только тогда, когда существуют объективные условия для ее развития, получения научных данных. Как пример можно привести возникновение протозоологии с изобретением Антони ван Левенгуком микроскопа. Науке также свойственна преемственность.
Теоретичность науки предполагает поиск истины ради самой истины, при этом исключается практический интерес. Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Невозможно представить себе науку, направленную только на решение практических задач. В основе науки лежат всегда теоретические исследования, чистый интерес или реализация человеческого стремления к познанию. Только на этой основе при наличии достаточной технической базы проводятся прикладные исследования и создаются технологии. Строго говоря, некоторые научные знания были и у алхимиков, однако алхимия не подозревала чистого научного интереса и в науку не превратилась.
Четвертым критерием является рациональность. Рациональность — категория философская. В основе ее лежит признание существования общих принципов устройства мира, универсальных законов природы, а также (и вследствие этого) принципиальная познаваемость этих законов. Основой познания и действия людей в рационализме является разум. Интересно отметить, что единство законов природы влечет за собой тесную связь их между собой. Это порождает удивительную стройность и красоту научного описания явлений и свойств материи. Законы самых разных областей науки находятся в полном согласии между собой и вытекают один из другого. Более того, в понятийном аппарате науки такие законы (как правило) описываются в виде математически красивых формул. Проблеск прекрасного в точном естествознании позволяет распознать великую взаимосвязь явлений еще до детального понимания, до того, как она может быть рационально доказана.
Критерий Поппера или фальсифицируемость научного знания заключается в том, что любое научное утверждение может быть опровергнуто научным же методом в принципе. Связано это с тем, что научные теории содержат универсальные утверждения, а число экспериментов всегда конечно. Таким образом, невозможно исключить на все 100% случай, который бы опровергал общепринятую теорию. Бесконечно приближаться к этому — возможно, достигнуть — нет.
Возможно также множество утверждений, которые не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты. Они не составляют научное знание, да и вообще отношения к науке не имеют. «Только та теория научна, которую можно опровергнуть».

(Ваулин Д.Е. Научный метод и принципы научного знания.
Их отличие от псевдонаучного мифотворчества.)

«1. Научное познание и его особенности. Научное познание — это система познавательных действий, направленных на производство и теоретическую систематизацию знаний о природной, социальной и духовной реальности. Основная задача научного познания — обнаружение объективных законов действительности — природных, социальных (общественных), законов самого познания, мышления и др. Сущность научного познания заключается в достоверном обобщении фактов, в том, что за случайным оно находит закономерное, за единичным — общее и на этой основе осуществляет предвидение различных явлений и событий. Научное познание стремиться вскрыть необходимые, объективные связи, которые фиксируются в качестве объективных законов. Если этого нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предполагает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений.
Непосредственная цель научного познания — объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, не без участия органов чувств. Научное и вненаучное познание достаточно сложно полностью разграничить. Можно выделить некоторые особенности, совокупность большинства которых специфична для научного знания, но по отдельности они могут соответствовать и другим формам познания.
1) Научное познание подразумевает получение практически полезных, в конечном счете, знаний, позволяющих управлять природными и социальными процессами на основе знания их законов и с целью удовлетворения человеческих потребностей. «Знание — сила». Наука является своеобразным «руководством к действию». Из дочери производства наука превращается в его мать. Многие современные производственные процессы родились в научных лабораториях. Великие научные открытия за последние десятилетия в ведущих областях знания при¬вели к научно-технической революции, охватившей все элементы процесса производства.
2) Научное познание должно согласовываться с опытом и предполагает возможность опытной проверки понятий и теорий, их подтверждения или опровержения фактами. Некоторые теории не могут быть проверены опытным путем, но все же научное сообщество допускает их, благодаря трудно опровержимой доказательной базе.
3) Научное познание требует строгости, т.е. эмпирической обоснованности, логической связности и непротиворечивости хода исследования и формулирования его результатов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений, вероятностных суждений и т.п. Вот поче¬му тут важнейшее значение имеет логико-методологическая подготовка исследователей, их философская культура, по¬стоянное совершенствование своего мышления, умение правильно применять его законы и принципы.
4) Научное познание организуется методически, т.е. ведется с определенной целью и согласно определенному плану, осознанному методу действий.
5) Научное знание представляет собой развивающуюся систему, которая стремится к внутренней упорядоченности, согласованности, связности, логической непротиворечивости. В развитии научного познания чередуются революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теорий и принципов, и эволюционные, спокойные периоды, на протяжении которых знания углубляются и детализируются. Процесс непрерывного самообновления — важный показатель научности.
6) Научное знание преимущественно выражается в понятийной форме и постигается посредством рассудка в отличие от религиозных или поэтических представлений, выражаемых в образной, иносказательной форме и постигаемых при помощи эмоций, иррациональной интуиции.
7) Научное познание стремится к объективности, т.е. к выражению действительного соотношения вещей, независимого от человеческого сознания.
8) В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства как приборы, инструменты, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотро¬ны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.).
9) Научное знание полностью открыто для критики. Этим оно отличается, например, от теологического знания, которое основывается на догматах, закрытых для сомнения и критики.
10) Научное познание является рефлексивным или рефлектирующим, т.е. оно осознает и контролирует само себя, свою рациональную и эмпирическую обоснованность и состоятельность. Этим оно отличается, например, от мифологического познания, для которого характерно доверчивое, некритическое восприятие каких-либо повествований.
11) Научное познание позволяет прогнозировать ход событий, целенаправленно вызывать или упреждать их. Прогнозирование сводится к тому, чтобы мысленно, в самом общем виде, в соответствии с выявленными законами, сконструировать «модель» будущего по тем его единичным фрагментам (кусочкам, предпосылкам и т.п.), которые существуют сегодня.
12) Результаты научного познания и ход их достижения должны быть воспроизводимыми, чтобы заслуживать признание научного сообщества. Если полученные кем-то результаты никто не может воспроизвести в своих опытах, расчетах, рассуждениях, то они не вызывают доверия. Чья-то личная вера в правильность своих утверждений не является научным доказательством.
13) Результаты научного познания не претендуют на абсолютную истинность, как, например, религиозные «истины», якобы вечные и неизменные. Научные знания предполагают возможность их изменения, усовершенствования или радикального пересмотра». 

(Научные и вненаучные знания. 2011г.)

«Специфика научного знания. Существуют два основных значения понятия «знание». Первое — знание как «состояние сознания» субъекта, т.е. содержащаяся в индивидуальном сознании совокупность образов, представлений, отнесенных к соответствующим объектам, процессам и принимаемая субъектом за знание. Второе — знание как «объективное содержание мышления» (К.Поппер), представленное в объективированных, «внесубъектных» формах понятия, идеи, гипотезы, проблемы, теории и других. При рассмотрении специфики научного знания будем опираться на второе понимание знания, с которым преимущественно имеет дело методология науки.
Для выяснения специфики научного знания сравним его с обыденным, повседневным знанием; они в определенном смысле противостоят друг другу, но в то же время тесно взаимосвязаны. Обыденное знание и его конкретная форма — здравый смысл — это непрофессиональное, вообще неспециализированное жизненно-практическое, повседневное знание. Традиционно оно оценивалось как примитивное, обывательское, бытовое, «кухонное» мышление и т.п. Однако в последние десятилетия возникла необходимость определенной переоценки познавательной роли обыденного знания и здравого смысла.
Сегодня осознается, что именно вненаучное знание является первоначальным и основным регулятором человеческого поведения и общения, лежит в основе формирующейся у человека картины реальности, с помощью которой он ориентируется в окружающем мире. Возникла также необходимость учесть взаимодействия науки с формами вненаучного знания, более точно определить его место в духовной жизни общества, преодолеть его непомерные претензии и высокомерие. Это позволило по-новому определить и обыденное знание, которое должно быть понято как «жизненно-практическое, не получившее строгого концептуального, системно-логического оформления, не требующее для своего усвоения и передачи специального обучения и подготовки и являющееся общим внепрофессиональным достоянием всех членов общества» (см. Пукшанский Б.Я. Обыденное знание. Опыт философского осмысления. Л. 1987г.).
В отличие от обыденного знания научное знание — это продукт специализированной, профессиональной формы человеческой деятельности, которая предполагает существование особой цели его приложения, а также применение научных методов, которыми не располагает обыденное познание. Методологические требования к научному знанию (и, соответственно, социальные ожидания) — быть объективным, доказательным, точным, принципиально критичным, ориентированным на адекватное постижение реальности. Научное знание носит теоретический, концептуальный характер, как знание общезначимое и необходимое. Если обыденное знание — это, как правило, констатация явлений, внешних связей и соотношений, то научное ориентировано на исследование закономерностей, на поиск нового, отсюда его высокая объяснительная и предсказательная способности, а также его системная организация.
Разумеется, и обыденное знание в той или иной степени систематизируется для конкретных практических или духовных потребностей человека в виде, например, телефонной книги, справочников торговых предприятий, железных дорог, станций и т.п. Поскольку обыденное знание, отражая повседневный опыт человека, носит преимущественно «рецептурный» характер, то часто оно предстает в виде набора советов, рекомендаций, мнений, ссылок на примеры и авторитеты, популярные данные науки.
Характер систематизации научного знания иной, он не сводится к простой упорядоченности какой-то информации, а представляет собой логически организованную, непротиворечивую систему высказываний, отражающих существенные свойства и отношения, которые могут выступать и в функции объяснительных принципов.
Элементы и структура научного знания как целостной системы будут различными в зависимости от того, что является его предметом: рассматривается ли логическая структура теорий и их следствий или осуществляется анализ на функциональном уровне и выявляются функции каждого элемента знания; принимаются ли во внимание более крупные единицы знания, чем теория (исследовательская программа, картина мира и т.п.), или от них отвлекаются. Научное знание может быть представлено как система логически взаимосвязанных предложений, одни из которых фиксируют объективные связи и законы действительности, другие — формулируют программу получения, проверки и построения знания. Рассмотрение строения научного знания на уровне предложений позволяет использовать общие понятия и принципы логики: правила построения предложений, правила вывода, исследовать логическую структуру теорий, непротиворечивость ее исходных аксиом и т.д. Однако анализ строения на уровне предложений, т. е. логический подход к строению научного знания, оказывается недостаточным, не может дать исчерпывающую картину и не стремится к этому.
Следует отметить, что исторически сложившаяся определенная система научного знания является необходимым и существенным базисом для возникновения нового знания. Так, при открытии нового экспериментального факта отношения его со старым знанием могут складываться следующим образом: он предсказан имеющейся теорией; не предсказан, но вписывается в нее; несовместим со старой теорией. Во всех случаях старое знание — базис возникновения или по крайней мере квалификации факта как нового. Однако влияние исторически сложившейся системы наличного знания на научную деятельность и новое знание не исчерпывает всего воздействия на научное познание. В частности, остается неясным, как осуществляется влияние на содержание и структуру научного знания вненаучных форм духовной культуры (нравственных, эстетических, философских и др.), какова природа внеэмпирических и внелогических факторов, определяющих, в свою очередь, выбор фактов, проблем, методов, гипотез, теорий и других форм знания; чем определяется выбор элементов старого знания для преобразования и включения их в новое знание и другие вопросы.
Эти и подобные им проблемы могут найти конструктивное решение только в том случае, если мы признаем, что одновременно со специально-научной существует и другая система знания, складывающаяся из философско-мировоззренческих, общенаучных методологических элементов и соответствующего концептуального аппарата. Ее называют предпосылочным знанием. Системообразующими элементами предпосылочного знания являются научная картина мира, стиль научного мышления и соответствующий понятийный аппарат. Кроме того, сюда входят мировоззренческие принципы, а также обыденное знание в форме здравого смысла. Являясь самостоятельным структурным образованием, эта система знания существует главным образом в связи и во взаимодействии с научным знанием. Она может быть представлена, в частности, в виде парадигмы (Т. Кун) или научно-исследовательской программы (И.Лакатос), системы идеалов и философских оснований науки (B.C.Степин), что отчасти рассматривалось и будет специально рассмотрено в соответствующем параграфе». 

(Микешина Л.А. Философия науки: Современная эпистемология.
Научное знание в динамике культуры. Методология научного
исследования. Учебное пособие. М. Прогресс-Традиция. 2005г.)

«Научное знание как разновидность знания. Знание в самом общем виде можно определить как верное отражение в сознании человека явлений материального и духовного мира и, в частности, многообразных явлений общественной жизни. Знания содержатся не только в научных сведениях, но и в моральных, правовых, философских представлениях. Они выступают и в понятийной форме, в виде философского обобщения, научного закона, и в виде художественного образа, характерного, например, для искусства. Знание является не только результатом целенаправленного процесса, специфической деятельности, которую выполняют специально подготовленные для этой цели люди: ученые, художники, философы (знание, добываемое ими, называют «специализированным»). Знание приобретают все люди в процессе повседневной жизни, непосредственной практической деятельности, своего жизненного опыта, практически не ставя перед собой такую цель. Знание такого рода является «неспециализированным». И хотя науку часто называют деятельностью по производству знаний, на самом деле научное знание есть лишь разновидность знания вообще. Но тогда в чем же специфика научного знания? Можно ли сказать, что наука — это высшая форма человеческого знания, наиболее совершенный его вид? Именно таким образом характеризуют науку некоторые авторы.
Есть, однако, и другая точка зрения. Она вполне определенно выражена, например, известным языковедом, создателем философско-лингвистической школы А.А.Потебня. Сопоставляя поэзию (олицетворяющую, по его мнению, искусство вообще) и науку, Потебня пишет следующее: «Наука раздробляет мир, чтобы сложить его в стройную систему понятий, но эта цель удаляется по мере приближения к ней, система рушится от всякого не вошедшего в нее факта, а число фактов не может быть исчерпано. Поэзия предупреждает это недостижимое аналитическое знание гармонии мира: указывая на эту гармонию своими образами… и заменяя единство понятия единством представления, она… вознаграждает за несовершенство научной мысли».
В настоящее время исследователи обращают внимание на то, что наличие художественно-образного мышления — необходимая предпосылка любого творчества и, в частности, научного, а эмоции тесно переплетаются с мышлением и не только активизируют его, но и выполняют функции эвристики, под которой понимается способность нахождения нового знания. Известно, например, что великий Леонардо да Винчи оценивал искусство как высший ранг науки, а занятие наукой рассматривал как путь к искусству. Создатель физической теории относительности Альберт Эйнштейн считал, что Достоевский дал ему больше, чем известный математик Гаусс. Таким образом, претензии науки на то, чтобы представлять собой единственный либо наиболее совершенный способ получения знаний, неправомерны. Неправильно также вкладывать отрицательный смысл в слова «ненаучный», «вненаучный». Очень хорошо по этому поводу высказался известный физик, нобелевский лауреат Р.Фейнман: «не все то, что не наука, обязательно плохо (любовь, например, тоже не наука). Словом, когда какую-то вещь называют не наукой, это не значит, что с нею что-то неладно: просто не наука она и все».
Укажем также на то, что наука — не только знание, но и деятельность, деятельность практическая и духовная. Наука — это и определенный способ получения знания. В чем специфика этого способа? Можно ли сказать, что недостатки науки (и ее несовершенство) есть продолжение ее достоинств? Ответив на эти вопросы, поставленные в общей форме, нам легче будет судить и о социологии, коль признаем, что она — разновидность научного знания об обществе…
Научное знание как сложная развивающаяся система. Многообразие типов научного знания. Научное познание, как и все формы накопления культурных ценностей, необходимо, чтобы регулировать человеческую деятельность. Наука ставит своей конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности. Это преобразование всегда определено сущностными связями, законами изменения и развития объектов. Сама деятельность может быть успешной только тогда, когда она согласуется с этими законами. Поэтому основная задача науки — выявить законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты.
Первая особенность научного познания — ориентация науки на изучение объектов, исследование объективных законов их измене и развития. Эта особенность отличает научное познание от других форм познавательной деятельности человека. Цель науки — получение знаний о реальности. Знания приобретаются человеком во всех формах его деятельности — и в обыденной жизни, и в политике, и в экономике, и в искусстве, и в инженерном деле, но только в науке получение знаний является главной целью. Наука ориентирована на предметное и объективное исследование действительности. Изучая объекты, преобразуемые в деятельности, наука не ограничивается познанием только тех предметных связей, которые могут быть освоены в рамках исторически сложившихся на данном этапе развития общества типов деятельности. Цель науки заключается в том, чтобы предвидеть возможные будущие изменения объектов, в том числе и те, которые соответствовали бы будущим типам и форм практического изменения мира. Как выражение этих целей в науке ведутся не только исследования, обслуживающие сегодняшнюю практику, но и исследования, результаты которых смогут найти применение только в практике будущего. Нацеленность науки на изучение не только объектов, преобразуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые могут стать предметом массового практического освоения в будущем, является второй отличительной чертой научно познания.
Теоретическим базисом современного научного знания являются основания науки, а элементами научного знания являются различные формы, в которые организована информация. Рассмотрим подробнее структуру современного научного знания.
Научное знание представляет собой сложную систему, в которую включена разнообразная научная информация. Она представлена в различных формах организации. Это могут быть факты, понятия, концепции, гипотезы и многое другое. Все это многообразие объединяется центральным звеном знания — теорией.
Следующей составной частью структуры научного знания являются уровни познания. Первый уровень — эмпирическое познание. Вторым уровнем познания является — теоретический уровень. Формально теоретический уровень познания можно назвать более высоким уровнем. Но в то же время между эмпирическим и теоретическим уровнями существует тесная взаимосвязь. Знания, полученные эмпирическим путем, становятся основой для фундаментальных теоретических исследований. Но в то же время обобщающая сущность теоретических законов такова, что они могут указывать направление для дальнейших эмпирических исследований. Именно теоретические обобщения ставят новые цели и задачи, которые и развивают эмпирическое знание.
Третий важный элемент в структуре современного научного знания — основания. Это теоретический базис, основные понятия, на которых затем строится и развивается научное познание. Его основами выступают философские принципы и возможные идеи, нормы исследования, его принципы, идеалы, немаловажным элементом является научная картина мира.
В структуре научного мышления обязательной составляющей являются логические нормы, без которых наука не смогла бы развиваться. Это законы тождества, непротиворечивости, достаточного основания и прочие, которые появлялись в науке постепенно, на протяжении многих веков.
Для структуры современного научного знания методы являются составной частью эмпирического и теоретического уровней познания. Выделяют методы теоретические и эмпирические. Каждая группа имеет собственные способы изучения и ориентирована на конкретный уровень познания.
Функции научного знания. Рассматривать структуру знания сложно без упоминания функций научного знания. Одной из важнейших функций является — мировоззренческая. Ее изменение и становление происходило непрерывно и продолжается сейчас. Долгое время мировоззренческая функция сдерживалась религиозными догматами. Не освободилась окончательно она и по сей день, что очень огорчительно.
Технологическая функция науки, не составляет представление о мире, как это делает мировоззренческая, а позволяет преобразовывать окружающий мир под потребности человека. Технологическая функция научного знания активно стала развиваться в период становления индустриального общества. Изначально технологии были призваны бороться с природой, поскольку казалось, что она враждебна к человеку. Но затем эта борьба оказалась нерациональной, поскольку человек еще не настолько понял все природные взаимосвязи, чтобы их эффективно изменять. От изменения природы наука перешла к следующему этапу — взаимодействию с природой. Однако до настоящего времени человечество не может полностью отказаться от техногенного подхода. Это же в свою очередь усугубляет экологические проблемы.
К функциям научного знания относится рационализация человеческого поведения. Благодаря научным знаниям человек получает необходимые ресурсы, чтобы оптимизировать свою деятельность в различных сферах жизни. Это крайне необходимо, поскольку научно-технический прогресс продолжает увеличивать количество знаний, которые требуют более эффективного восприятия». 

(Попова И.М. Социология. Введение в специальность.
Учебник для студентов высших учебных заведений. К. Тандем. 1997г.)

«Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной своей форме существует и за пределами науки. Появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало бесполезными другие формы знания. Полная и всеобъемлющая демаркация — отделение науки от ненауки — так и не увенчалась успехом до сих пор. Весьма убедительно звучат слова Л.Шестова о том, что, «по-видимому, существуют и всегда существовали ненаучные приемы отыскания истины, которые и приводили если не к самому познанию, то к его преддверию, но мы так опорочили их современными методологиями, что не смеем и думать о них серьезно».
Каждой форме общественного сознания: науке, философии, мифологии, политике, религии и т.д. соответствует своя специфическая форма знания. Различают также формы знания, имеющие понятийную, символическую или художественно-образную основу. В самом общем смысле научное познание — это процесс получения объективного, истинного знания. Научные знания характеризуются объективностью, универсальностью, претендуют на общезначимость.
Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять: вненаучное знание не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источники и средства познания. Очевидно, что многие формы вненаучного знания старше знания, признаваемого в качестве научного, например, Астрология старше Астрономии, Алхимия старше Химии. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта и отнесенные к «ведомству» вненаучного знания, объединяются общим понятием — эзотеризм.
Закон науки. Чаще всего научное познание связано с поиском универсальных общезначимых и достоверных законов, которые могут быть в любой момент экспериментально проверены. Научные дисциплины такого типа называют номологическими (от греч. nomos — закон). К ним относится большая часть научных дисциплин. Закон — устойчивая повторяющаяся связь явлений. Установление законов науки связано с обнаружением повторяемых и воспроизводимых феноменов. Законы науки играют роль важнейших принципов объяснения каких-либо фактов. Поэтому закон является главным структурным элементом научной теории. Противоречие фактов закону, как мы уже видели, означает проблемную ситуацию, разрешением которой является гипотеза.
Вненаучное знание. Выделяют следующие формы вненаучного знания:
1) ненаучное, понимаемое как разрозненное несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира;
2) донаучное, выступающее прототипом, предпосылочной базой научного;
3) паранаучное — несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара- от греч. — около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;
4) лженаучное — сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки. Лженаука — это ошибочное знание, часто представляет науку как дело аутсайдеров.
5) квазинаучное знание ищет себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархизированной науки, где невозможна критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим.
6) антинаучное — утопичное и сознательно искажающее представление о действительности. Приставка «анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны науке. Это как бы подход с «противоположным знаком».
7) псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.
Особую разновидность знания, являющегося достоянием отдельной личности, представляет личностное знание. Оно ставится в зависимость от способностей того или иного субъекта и от особенностей его интеллектуальной познавательной деятельности. Коллективное знание общезначимо, или надличностно, и предполагает наличие необходимой и общей для всех системы понятий, способов, приемов и правил его построения. Личностное знание, в котором человек проявляет свою индивидуальность и творческие способности, признается необходимой и реально существующей компонентой знания. Оно подчеркивает тот очевидный факт, что науку делают люди и что искусству или познавательной деятельности нельзя научиться по учебнику, оно достигается лишь в общении с мастером.
Особую форму вненаучного и внерационального знания представляет собой так называемая народная наука, которая в настоящее время стала делом отдельных групп или отдельных субъектов: знахарей, целителей, экстрасенсов, а ранее являлась привилегией шаманов, жрецов, старейшин рода. При своем возникновении народная наука обнаруживала себя как феномен коллективного сознания. В эпоху доминирования классической науки она потеряла статус интерсубъективности и прочно расположилась на периферии, вдали от центра официальных экспериментальных и теоретических изысканий. Как правило, народная наука существует и транслируется от наставника к ученику в бесписьменной форме. Иногда можно выделить ее конденсат в виде заветов, примет, наставлений, ритуалов и пр. И, несмотря на то, что в народной науке видят ее огромную и тонкую, по сравнению со скорым рационалистическим взглядом, проницательность, ее часто обвиняют в необоснованных притязаниях на обладание истиной.
Поскольку разномастная совокупность внерационального знания не поддается строгой и исчерпывающей классификации, можно столкнуться с выделением следующих трех видов познавательных феноменов: паранормальное знание, псевдонаука и девиантная наука. Причем их соотношение с научной деятельностью или степень их «научности» возрастают по восходящей. То есть фиксируется некая эволюция от паранормального знания к разряду более респектабельной псевдонауки и от нее к девиантному знанию. Это косвенным образом свидетельствует о развитии вненаучного знания:
1) Широкий класс паранормального знания включает в себя учения о тайных природных и психических силах и отношениях, скрывающихся за обычными явлениями. Самыми яркими представителями этого типа знания считаются мистика и спиритизм.
Для описания способов получения информации, выходящей за рамки науки, кроме термина «паранормальность» используется термин «внечувственное восприятие» (или «парачувствительность», «пси-феномены»). Он предполагает возможность получать информацию или оказывать влияние, не прибегая к непосредственным физическим способам. Наука пока еще не может объяснить задействованные в данном случае механизмы, как не может и игнорировать подобные феномены. Различают экстрасенсорное восприятие (ЭСВ) и психокинез. ЭСВ разделяется на телепатию и ясновидение. Заслуживает внимание то, что в настоящее время исследование паранормального ставится на конвейер науки, которая после серий различных экспериментов делает свои выводы.
2) Для псевдонаучного знания характерна сенсационность тем, признание тайн и загадок, а также «умелая обработка фактов». Ко всем этим априорным условиям деятельности в данной сфере присоединяется свойство исследования через истолкование. Привлекается материал, который содержит высказывания, намеки или подтверждения высказанным взглядам и может быть истолкован в их пользу. К.Поппер достаточно высоко ценил псевдонауку, прекрасно понимая, что наука может ошибаться и что псевдонаука «может случайно натолкнуться на истину». У него есть и другой вывод: если некоторая теория оказывается ненаучной — это не значит, что она не важна.
3) Характеристика девиантного и анормального знания. Термин «девиантное» означает отклоняющуюся от принятых и устоявшихся стандартов познавательную деятельность. Причем сравнение происходит не с ориентацией на эталон и образец, а в сопоставлении с нормами, разделяемыми большинством членов научного сообщества. Отличительной особенностью девиантного знания является то, что им занимаются, как правило, люди, имеющие научную подготовку, но по тем или иным причинам выбирающие весьма расходящиеся с общепринятыми представлениями методы и объекты исследования. Представители девиантного знания работают, как правило, в одиночестве либо небольшими группами. Результаты их деятельности, равно как и само направление, обладают довольно-таки кратковременным периодом существования.
Иногда встречающийся термин «анормальное знание» не означает ничего иного, кроме того, что способ получения знания либо само знание не соответствуют тем нормам, которые считаются общепринятыми в науке на данном историческом этапе. Весьма интересно подразделение анормального знания на три типа:
а) Первый тип возникает в результате расхождения регулятивов здравого смысла с установленными наукой нормами. Этот тип достаточно распространен и внедрен в реальную жизнедеятельность людей. Он не отталкивает своей аномальностью, а привлекает к себе внимание в ситуации, когда действующий индивид, имея специальное образование или специальные научные знания, фиксирует проблему расхождения норм обыденного мироотношения и научного.
б) Второй тип возникает при сопоставлении норм одной парадигмы с нормами другой.
в) Третий тип обнаруживается при объединении норм и идеалов из принципиально различных форм человеческой деятельности (См.: Дынич В.И., Емельяшевич М.А, Толкачев Е.А., Томильчик Л.М. Вненаучное знание и современный кризис научного мировоззрения // Вопросы философии. 1994. № 9; Псевдонаучное знание в современной культуре // Там же. 2001. № 6).
Уже давно вненаучное знание не рассматривают только как заблуждение. И раз существуют многообразные формы вненаучного знания, следовательно, они отвечают какой-то изначально имеющейся в них потребности. Можно сказать, что вывод, который разделяется современно мыслящими учеными, понимающими всю ограниченность рационализма, сводится к следующему. Нельзя запрещать развитие вненаучных форм знания, как нельзя и культивировать сугубо и исключительно псевдонауку, нецелесообразно также отказывать в кредите доверия вызревшим в их недрах интересным идеям, какими бы сомнительными первоначально они ни казались. Даже если неожиданные аналогии, тайны и истории окажутся всего лишь «инофондом» идей, в нем очень остро нуждается как интеллектуальная элита, так и многочисленная армия ученых.
Достаточно часто звучит заявление, что традиционная наука, сделав ставку на рационализм, завела человечество в тупик, выход из которого может подсказать вненаучное знание. К вненаучным же дисциплинам относят те, практика которых основывается на иррациональной деятельности — на мифах, религиозных и мистических обрядах и ритуалах. Интерес представляет позиция современных философов науки, и в частности П.Фейерабенда, который уверен, что элементы нерационального имеют право на существование внутри самой науки. Развитие подобной позиции можно связать и с именем Дж. Холтона, который пришел к выводу, что в конце XX столетия в Европе возникло и стало шириться движение, провозгласившее банкротство науки».

(Научные и ненаучные знания. ПскоВики.
Сайт педагогического сообщества Псковской области.)

* * *