Статья 2.14. Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.2).

продолжение

«В статье предложен анализ генезиса и функционирования термина «эзотерика» от античности через Средневековье и Новое время к современности. Рассматриваются различные варианты его употребления и термины заменители: «оккультизм», «эзотеризм». Описаны основные современные академические концепции эзотеризма и перспективы его исследования как феномена в рамках религиоведения.
Как отметил в одной из своих статей исследователь и переводчик эзотерических текстов Евгений Головин, «нас не удовлетворяют сообщения о деятельности официальных исторических персон, нам хочется обнаружить «скрытые пружины и закулисные интриги», нам хочется театра и еще раз театра». Он же писал о
том, что современное общество пленено тайной, что тайна является самым притягательным из всего, что интересно современному человеку. Своеобразным центром всего тайного стал комплекс феноменов, которые принято обозначать термином «эзотерика». Сергей Хоружий считает, что комплекс т.н. эзотерических явлений аморфен и в то же время неотделим от всех структур современного сознания.
В современном научном дискурсе данный термин очень часто употребляется в различных значениях. Более того, если с позиции обывателя или журналиста является чем-то само собой разумеющимся, что книги о гадании и астрологии («Роза мира» Д.Андреева, «В поисках чудесного» П.Успенского, «Отделенная реальность» К.Кастанеды и т.п.) находятся в одном ряду, то с позиции исследователя это единство представляется весьма проблематичным.
Едва ли не первым вопросом, с которым сталкивается человек, пытающийся обратиться к изучению эзотерики с позиций современной гуманитарной науки, оказывается вопрос о самом понятии «эзотерическое». Можно ли ввести означаемое данного термина в рамки ясного и отчетливого определения? Чтобы это понять, мы попробуем провести реконструкцию генезиса термина «эзотерика» и его заменителей, а также рассмотрим варианты современного его употребления, в частности, в связи с академическими подходами к изучению соответствующих культурных реалий.
Становление эзотерики. Как и многие современные научные термины, «эзотерика» так же черпает свои истоки в Древней Греции. Существует мнение, что впервые прилагательное «эзотерический» в своих трудах употребил Аристотель. Это не совсем так. Стагирит использовал лишь термин «экзотерический», противопоставляя его «незаписанному», «неявленному». Здесь видно, что «экзотерические» — это просто «общедоступные» (т.е. опубликованные для широкой публики) сочинения Аристотеля, в отличие от тех, которые обращались только внутри школы. Впервые термин «эзотерический» появился у Лукиана из Самосаты (II в.). В его сатире «Продавцы жизней» Зевс и Гермес продавали различных философов на рынке как рабов, замечая, что если вы купите одного ученика Аристотеля, то получите двух за ту же цену, поскольку один видит внешнее, а другой внутреннее, при этом одних Лукиан именует экзотериками, а вторых эзотериками. Необходимо отметить, что в данном контексте понятие «эзотерическое» не предполагает ничего загадочного. Впервые оттенок таинственности появляется у этого термина благодаря христианскому автору II-III вв. Клименту Александрийскому.
Христианский мученик Ипполит Римский первым употребил данный термин в отношении учеников Пифагора в своей работе «Обличение всех ересей». Ипполит писал, что пифагорейцы были разделены на два круга: экзотерический и эзотерический. О том же в своих жизнеописаниях Пифагора писали Ямвлих и Порфирий. С этих пор прилагательное «эзотерический» стало относиться к тайному учению некоей духовной элиты. Именно так использовали данное прилагательное такие авторы, как Ориген и Григорий Нисский. В европейские языки оно стало проникать лишь в XVII в., в основном в той же связи с пифагорейской общиной.
В Средние века у «эзотерического» появляется заменитель «оккультное». Латинское слово «occultus» обозначало скрытое, тайное и восходило к глаголу «occulere», что значило скрывать, покрывать. Идея оккультных качеств предметов была заимствована средневековыми авторами из натурфилософии Аристотеля. Изначально под оккультные качества подпадали все те, что не относятся к основным (вкусу, запаху, цвету). Таким образом, возникла идея неких ненаблюдаемых, но действующих скрыто тайных сил (влияние звезд, магнетизм и т.п.). При этом вышеозначенные (оккультные) качества изымались из ведения логичной и рациональной схоластической философии, т.к. были скрытыми и не познавались с помощью законов разума.
Идея существования оккультных качеств основывалась на авторитете древних. Так, например, известнейший врач Гален (II в.) писал, что многие составы, как то яды и лекарства, действуют согласно неким неизведанным механизмам, которые и именовались оккультными. Эта опора на древних привела к сильному распространению идеи существования оккультных качеств в эпоху Ренессанса.
Для Агриппы оккультная философия синонимична магии, такое название для него было скорее маскировкой, так как он считал, что оно вызовет меньше кривотолков, чем прямой
заголовок «О магии». Для самого Агриппы магия была ни чем иным как философией древних, утраченной с веками, но сейчас могущей быть восстановленной. В данном рассуждении он шел тем же курсом, что и многие деятели и мыслители эпохи Возрождения, не отличаясь от того же Фичино. Сам труд неттесгеймского мыслителя являл собой обширную энциклопедию всякого рода тайных практик его времени, начиная от еврейской каббалы и заканчивая античным герметизмом
С приходом Нового времени термины «эзотерика» и «оккультизм», равно как и репрезентируемый ими комплекс идей, отходят на второй план, их вытесняет бурное развитие научной мысли, для которой наличие неких «тайных качеств» предметов являлось ни чем иным как поводом для того, чтобы эти тайны разгадать и постичь. Например, Роберт Бойль в своей книге «Химик скептик» изначально исходил из попытки обосновать алхимическую идею трансмутации (перехода одного металла в другой), а завершил ее констатацией факта невозможности такого перехода.
Однако именно в Новое время возникают и т.н. тайные общества, воплощавшие в себе саму суть идеи эзотеризма. Для примера достаточно упомянуть лишь два из них: розенкрейцеров (скорее всего, на деле не существовавших) и вольных каменщиков. Основой их существования было представление о скрытой от посторонних системе особого рода знаний и опыта, т.е. очевидной эзотерической (по форме) составляющей. Само появление этих обществ можно рассматривать как следствие характерной для «века Разума» и эпохи Просвещения общей рационализации всех областей человеческой жизни. Господство разума в Новое время породило свою тень, которая, постоянно разрастаясь, к XIX в., по мнению некоторых исследователей, поглотила его. В данном случае интересным представляется то, что выделение эзотеризма в особую сферу жизни происходит под воздействием света разума эпохи Нового времени. Именно свет разума изгоняет из мира переживание «тайны» — магической, религиозной, философской, — и в то же время тайна как эзотерическое, оккультное появляется в новосозданных обществах. Термины, вытесненные в тень, находят для себя наполнение в изгнанных в ту же тень разума доктринах, формировавшихся вокруг тайных сообществ. При этом типичной ситуацией является совмещение в одних и тех же людях тяги к научному познанию и поискам таинственного (заметим, не с целью его раскрытия или разоблачения, а с целью приобщения к нему). Так, например, сам Рене Декарт, будучи молодым человеком, страстно желал найти орден Розы и креста, вступить в него и тем самым приобщиться к тайнам древних, якобы хранящимся в сем обществе.
С приходом эпохи романтизма и новыми веяниями в культуре интерес к таинственному сильно возрастает, и именно в это время формируется новый тип мировоззрения, тот самый, который сейчас и в самом широком смысле слова называется оккультистским или эзотерическим. XIX в. — время появления спиритизма, теософии, ордена Золотой зари и других подобных явлений. Все эти общества и течения очень быстро заполнили собой сферу оккультного и эзотерического. Даже скорее только эзотерического, оккультные силы стали скорее частью некоего аморфного комплекса представлений о т.н. эзотерической реальности, с которой лицом к лицу столкнулся мир в XIX в. Такую популяризацию данного термина провел в своих работах известный французский автор Элифас Леви, а чуть позже его в этом начинании поддержал ученик Елены Блаватской и получатель т.н. писем махатм А.Синнет, написавший в 1883г. книгу «Эзотерический Буддизм», в которой якобы раскрывал для непосвященных глубинные тайны восточного учения.
Далее буквально с каждым годом комплекс эзотерического разрастался все более и более. Назовем здесь лишь некоторые составляющие этого термина, усвоенные им всего за два века: теософия, антропософия, четвертый путь, традиционализм, ченнелинг, левитация, телекинез, телемизм и т.д. и т.п. Вершиной развития эзотерического комплекса ныне можно признать появление после 60-х гг. XX в. феномена Нью-Эйдж — синкретичного и насыщенного явления новой религиозности, включающего в себя в том числе и чисто коммерческий пласт, где эзотерическое знание по правилам культуры потребления предлагается получить уже в виде продукта. Именно в рамках Нью-Эйдж эзотеризм насыщается огромным количеством различных несвязанных друг с другом значений (увязать вместе традиционализм и уфологию, магическое значение кристаллов и гностицизм очень тяжело). В результате смысл данного понятия размывается и теряет границы, в него включают все, что модно и в то же время не ассоциируется с наукой или религией.
Современное состояние. Итак, мы пришли к тому, с чего начали. Что же такое эзотерика сегодня? Имеет ли это слово какое-либо значение в наши дни, или значений у него стало столь много, что мы будем вынуждены констатировать его семантическую «смерть»? Пытаясь ответить на этот вопрос, современные западные исследователи выделяют как минимум пять основных групп значений, которые ныне связаны с термином «эзотерика». Думается, что этот список не совсем полон, но для краткости ограничимся хотя бы им.
«Эзотеризм» в первом значении часто используется как синоним термина «оккультизм» или «оккультное». Термин «оккультизм» был возрожден в работах Жана Батиста Рандонвиллерса (1842) и позже использовался Элифасом Леви (1856), далее кочевал от одного автора к другому, а в более широкий оборот был введен Еленой Блаватской. Понятию «оккультное», в свою очередь, новую жизнь и новое наполнение дал британский писатель Колин Уилсон в 1971, когда в свет вышла его одноименная книга. Термин сразу стал крайне популярным среди журналистов и социологов. По сути, «оккультной» стала называться особая сфера культуры, к которой относились явления, не подпадавшие, по мнению журналистов, под компетенцию науки или религии. В данной сфере содержится все, что несет в себе вуаль необъяснимого: парапсихологические эксперименты, уфология, восточная мистика, истории про вампиров, ченнелинг и др.
Влиятельный исследователь Джеймс Вебб определяет данную область как сферу «отреченного знания», того знания, которое было вытеснено культурным мейнстримом на обочину, того знания, которое выходило за рамки рационального объяснения мира, считавшегося долгое время единственно верным.
Во втором значении прилагательное «эзотерическое» может употребляться в значении тайного знания, учения, доступного лишь посвященным. Но возникает вопрос: кто такие эти посвященные? В современной культурной ситуации понятие эзотерического знания в этом значении может быть применимо и к заседанию совета директоров какого-либо банка: та информация, которая обсуждается на закрытых заседаниях, отвечает критериям коммерческой тайны, которую участники заседания не будут разглашать непосвященным, т.е. не включенным в круг совета лицам. При этом всё будет объясняться четкими прагматическими соображениями заботы о своих капиталах. Любопытный и требующий особого изучения феномен использования прилагательного «эзотерическое» в таком значении фиксируется в книготорговом деле: издания, содержащие в названии слово «эзотерическое», пользуются широким успехом, например, издательские серии «эзотерической мудрости» или «эзотерической философии». Здесь мы наблюдаем, как то, что должно, судя по словоупотреблению, быть доступно лишь избранным, становится общедоступным. Более того, сам намек на эту сомнительную избранность фактически и создает той или иной книге широкую читательскую аудиторию.
В третьем значении термин «эзотерическое» часто используется в кругах т.н. традиционалистов и означает некое «трансцендентальное единство» всех религий. В данном случае термин применяется не только к особому пласту религиозных знаний и практик, но к феномену религии в целом.
В четвертом смысле «эзотеризм» часто выступает синонимом гнозиса, в общем смысле данного понятия (где утверждается превосходство опытного религиозного знания над верой и проистекающее из нее догматическое знание, а также устанавливается пиетет перед особой символической формой выражения этого опыта). При этом гнозис понимается не как обладание некоей информацией, а как экзистенциально значимое знание, сопряженное с опытом (именно здесь проявляется отличие четвертого значения термина от второго). Гностические движения не занимались просто изучением текстов и открытием неких новых данных. Для гностика важнейшим является внутреннее изменение, озарение, приобщение к миру высшей, затерянной реальности, пробуждение ото сна, вызванного «шумом мира сего», которое возможно лишь вследствие опытного переживания тайного гнозиса.
И, наконец, пятое значение термина стало закрепляться в академических кругах Европы и Америки сравнительно недавно. Здесь эзотеризм понимается не как тип религии или структурное ее измерение, но как специфический аспект западной культуры, корни которого лежат в синкретизме Ренессанса. В нем нашли свое выражение и, в известной мере, синтез, различные явления культуры предыдущих эпох, такие как каббала, алхимия, гнозис, астрология, герметизм. Влияние же его в тех или иных формах распространяется вплоть до сего дня.
Столь значительный разброс смыслов, лежащих за этим термином, напоминает ситуацию с определением религии (как известно, удовлетворяющего всех определения так и не было найдено). Но если в этимологии слова «религия» еще можно найти какие-то онтологические основания для понимания данного термина, то относительно возможности найти такие же основания для понимания «эзотеризма» вопрос остается открытым.
Обратившись к отечественному опыту, увидим, что и в нашей научной (подчеркнем это) литературе тоже нет согласия в определении эзотеризма. Характерным примером может служить помещенная в современном энциклопедическом словаре «Религиоведение» статья «Эзотерика», принадлежащая петербургскому ученому С.В.Пахомову (см. Пахомов С.В. Эзотерика. // «Религиоведение». М. 2007г. С. 1213-1214).
Дабы охватить с большей полнотой суть рассматриваемого термина, автор попытался совместить в одном тексте различные его значения. В итоге получилось, что «эзотерика» — это и «совокупность тайных учений и практик, доступных только посвященным последователям», и «мощный фактор современной культуры». В то же время «любая религия содержит в себе те или иные элементы, связанные с тайной, а вместе с ними и потенциальный источник эзотерики», а «в условиях неприятия господствующей религиозной системы те или иные течения могут переходить на нелегальное положение, тем самым вынужденно становясь эзотерическими. Таково раннее Христианство в эпоху гонений или религия катаров в средневековой Европе».
Безусловно, перед автором стояла очень тяжелая задача дать сжатый панорамный обзор всех значений, которые вобрал в себя термин, но фактически мы имеем здесь много различных эзотерик: социальная эзотерика — протестные религиозные движения Средних веков; религиозная эзотерика — практики и знания, доступные лишь через инициацию; историческая эзотерика — скрытное поведение религиозных сообществ в определенные моменты их истории; эзотерика в культуре — как темы и комплексы идей, облеченных в особую символическую форму и т.д. Но почему автор всем этим разным по существу явлениям атрибутирует термин «эзотерика», когда есть гораздо более четкие и общепринятые определения? К примеру, Христианство эпохи римской империи можно, с точки зрения светской науки, называть сектой, т.е. отделенным от Иудаизма и языческой римской религиозности сообществом. Катаризм, богомильство и им подобные сообщества могут восприниматься, с одной стороны, как ереси, а с другой — как формы свободомыслия эпохи Средних веков. А практики, доступные лишь группе посвященных, внутри мировых религий вполне описываемы в терминах религиозной инициации. Таким образом, вместо раскрытия значения термина, мы видим лишь вариативность его употребления в виде синонима иных, мало связанных между собой понятий. В итоге читатель остается в недоумении: чем же все-таки является определяемая в статье эзотерика? Другие работы по данной теме также не проясняют ситуации. В сборнике «Дискурсы эзотерики», вышедшем под эгидой ИФ РАН, во Введении можно найти такое определение интересующего нас термина: «Под эзотерикой понимают тайное знание, которое имеет иррациональную компоненту, уходящую корнями в глубины человеческой психики. Она апеллирует к мистическому опыту, находящемуся вне пределов рациональности.
Итак, мы увидели, что термин «эзотерика» имеет множество значений, зачастую не только противоречащих друг другу, но и внутренне противоречивых; мы вынуждены констатировать, что ныне он не выражает ничего или выражает все сразу, подобно «розе» у Умберто Эко. Эзотеризм, доступный лишь избранным, но в то же время продающийся на каждом углу, тайное измерение религии, в то же время являющееся основой массового религиозного сознания, предстает как своего рода consensus oppositorum. Ныне слово «эзотерика» ставит больше вопросов, чем дает каких-либо ответов.
От «эзотерики» к «эзотеризму». Попыткой преодолеть сложную ситуацию с противоречивым термином, стало введение понятия-заменителя — термина «эзотеризм». Как уже говорилось выше, под эзотеризмом понимается специфическая часть западной культуры, окончательно сформировавшаяся в эпоху Возрождения, существующая по сей день и обладающая рядом специфических черт. В 1840 г. Пьер Леру дал такую расшифровку этому неологизму: «Эзотеризм — тайное учение, религиозная и политическая секта, особая избранная каста, в которую получают доступ посредством инициации».
Долгое время какие-либо серьезные научные изыскания в сфере интересующего нас культурного феномена были недоступны для исследователей, т.к. само содержание его считалось далеким от науки. Современные разработки в данной области были запущены Оскаром Кристеллером, изучавшим творчество Фичино (1956). Базируясь на его работах, Френсис Йейтс в 1964 г. выпустила работу «Джордано Бруно и герметическая традиция». В ней британская исследовательница фактически создала первую академическую парадигму изучения эзотерики. Герметическая философия здесь являлась основой для последующего профессионального и тем более научного анализа».
До Йейтс среди ученых бытовало мнение, что герметизм был ничем иным как восстанием групп людей против догматических систем, господствовавших в то время. Йейтс же придала ему индивидуальный облик и наделила особенным статусом. В то же время появляются попытки изучения эзотеризма в рамках школы Эранос, где его рассматривают как универсальный культурный феномен. Позже возникает целый ряд работ, посвященных осмыслению явления эзотеризма.
В результате начинает выступать вперед слегка модифицированный термин — «западный эзотеризм». Западный он потому, что комплекс явлений, составляющих его суть, присущ по преимуществу лишь западной культуре, существует ли эзотеризм восточный — вопрос, нерешенный до конца.
Только в конце 1990-х изучение западного эзотеризма начало восприниматься как поле для серьезных академических исследований. В это время старые парадигмы начинают заменяться новой, разработанной французским ученым Антуаном Фэвром. Под термином «западный эзотеризм» Фэвр понимает «форму мысли», характеризующуюся четырьмя составляющими: а) вера в невидимую неслучайную связь между видимым и невидимым измерениями космоса; б) состояние природы, проникнутой неким Божественным присутствием или жизненной силой; в) концентрация на религиозных переживаниях как на силе, способной дать доступ к мирам и уровням, лежащим между материальным миром и Богом; г) вера в процесс духовной трансмутации внутреннего человека в божественного. К этому можно добавить и две необязательные характеристики: д) вера в единение нескольких или всех духовных традиций; е) идея тайной передачи духовных знаний.
Таким образом, любое культурное явление, обладающее данными характеристиками, можно определить как западный эзотеризм, всё остальное относится к чему-то иному и не должно с ним смешиваться. Как кажется, такой подход частично разрешает проблему чрезмерной наполненности понятия эзотерики, более четко очерчивая определяемую предметную область.
При всем сказанном выше вопрос о значении и адекватности употребления термина «эзотеризм» остается открытым: до конца не ясно, решает ли введение этого термина все проблемы или же и после этого остается ряд неразрешенных. Но все это — проблемы, требующие более детального и глубокого анализа.

* * *

В современной интеллектуальной культуре, к сожалению или к счастью, ситуация, когда четко определить значение какого-либо термина не представляется возможным, уже давно не является новой. Многие ранее существовавшие константы и общеупотребительные понятия в культуре постмодерна потеряли свои значения, подчас изменившись до неузнаваемости. Эзотерика не избежала данной участи. Как кажется автору, с академической точки зрения вернее и безопаснее пойти по пути, предложенному Фэвром, т.к. это дает возможность четко очертить предметное поле исследования, что для науки принципиально. Но из культуры, из повседневного языка изъять столь распространенный и многозначный термин, как «эзотерика», по-видимому, невозможно, а потому вопрос о его значении всегда останется актуальным. Возможно, в такой ситуации имеет смысл отказаться от эмпирического пути исторической реконструкции или культурологического конструирования и, следуя за Кантом, оставить лишь чистое понятие, вернувшись к субъекту, который его создает? Ведь «эзотерика» — лишь термин, лишь слово, которое употребляет субъект, выражая через него какое-то свое значение. Так что же пытается выразить субъект? Рискнем предположить, что по сути под эзотерикой любой человек понимает, с одной стороны, то, что он не знает до конца, что скрыто от него, что таинственно, что или пленяет его ум, или, напротив, пугает его (и зачастую пленяет именно тем, что пугает), а с другой стороны — то, что, как кажется человеку, знает только он, некую тайну, скрытую для многих и явленную лишь избранным, при этом тайна может быть опытно или рационально постигаемой, в данном случае это неважно. А то, что не укладывается в данное деление, эзотерикой, по-видимому, именовать некорректно, ибо для этого существуют другие общепринятые термины». 

(Носачев П.Г. Эзотерика: основные моменты истории термина.
Вестник ПСТГУ. I. Богословие. Философия. 2011г. Выпуск 2 (34). С. 49-60.)

И в качестве заключения обратим внимание на следующую цитату:

«Эзотерику и связанные с ней явления вряд ли можно назвать в настоящее время чем-то необычным и, тем более, экзотическим. Полки книжных магазинов переполнены литературой, именующей себя эзотерической. В прессе можно в избытке найти объявления о курсах, школах и академиях, предлагающих освоить эзотерические техники и приобрести знания, выходящие за пределы обыденного. Данный феномен образует вполне оформившийся пласт современной массовой культуры. Схожие явления без труда можно найти в европейской и российской истории нескольких последних веков, а, возможно, и гораздо раньше. При всем их разнообразии они, безусловно, обладают неким, порой с трудом поддающимся адекватному научному описанию, сходством. Тем не менее, именно это сходство и позволяет исследователям объединять их в категории, такие как «герметизм», «алхимическая традиция», «теософия», «нью-эйдж» и, наконец, «эзотерика», и даже делать попытки представить эти разные культурно-исторические явления в виде некой параллельной мэйнстриму западноевропейской мысли традиции, нередко именуемой в эзотерической литературе «вечной философией», philosophia perennis.
В последние два десятилетия в западноевропейском религиоведении появился новый термин — «западная эзотерика» (Western Esotericism) — который, вовсе не претендуя на роль синонима philosophia perennis, предполагает комплексное изучение эзотерических и родственных им движений и предлагает теоретическую рамку для описания и анализа этого феномена. Понятийное содержание термина «западная эзотерика» далеко не бесспорно и является предметом оживленных научных дискуссий. Однако прежде, чем обратиться непосредственно к обсуждению этой темы, я позволю себе совершить небольшой экскурс в историю изучения эзотерики в Западной Европе и коротко охарактеризовать его современное состояние… <…>.
В последние годы можно констатировать настоящий бум изучения эзотерики в Западной Европе. Появилось множество публикаций, выпускается научный журнал «Aries», специально посвященный этой тематике. Среди наиболее важных изданий выделяется вышедший в 2005г. под редакцией В.Ханеграафа «Словарь гнозиса и западной эзотерики» [Dictionary of Gnosis and Western Esotericism 2005], к созданию которого были подключены лучшие специалисты в этой области со всего мира. Кроме того, ежегодно проводятся международные конференции, посвященные истории эзотерических течений и разработке концепции «западной эзотерики». Крупная конференция, организованная уже упомянутым «Европейским обществом изучения западной эзотерики», прошла в Тюбингене в Германии в июле 2007г. В августе того же года в Турку (Финляндия) состоялся первый скандинавский конгресс, посвященный западной эзотерике [Western Esotericism 2007]. Кроме того, в рамках ежегодных религиоведческих конференций организуются соответствующие секции. Так, например, на конференции «Немецкой ассоциации исследователей религии» («Deutsche Vereinigung f?r die Religionswissenschaft» (DVRW)) в 2007г., на конгрессе «Европейской религиоведческой ассоциации» («European Association for the Study of Religion» (EASR)) в г.Брно (Чехия), а также на Лондонской конференции, посвященной новым религиозным движениям, в 2008 г. были организованы секции «западной эзотерики».
Все это определенно свидетельствует о растущем интересе к академическому изучению эзотерики. Однако среди современных западных исследователей до сих пор нет единства ни в трактовке самих понятий «эзотерика» или, если точнее, «западная эзотерика», ни во временных рамках, ограничивающих это явление, ни в методологических подходах к его изучению.
К истории возникновения термина «эзотерика». Как известно, термин «эзотерика» восходит к греческому слову esoterikos (???????????), что означает «внутренний». Его применение к религиозно-философским учениям обычно связывают с именем Аристотеля, учение которого якобы делилось на экзотерическую, открытую для всех, и эзотерическую, доступную только его ближайшим ученикам, части. На самом деле Аристотель употреблял только слово eksoterikos (???????????), противопоставляя его слову akroamatikos (от греческого ???????? — устное наставление).
Впервые слово «эзотерический» встречается в наследии греко-римского сатирика Лукиана Самосатского (125-190). В своем произведении «Vitаrum auctio» («Аукцион жизни») он выводит на сцену Зевса и Гермеса, которые продают на рынке философов. Выставляя на продажу учеников Аристотеля, Гермес предлагает двоих по цене одного: «Один из них обращен вовнутрь, а другой вовне. Так что, — говорит Гермес, — если вы их купите, не забудьте назвать одного Эзотериком, а другого Экзотериком».
Существительное «эзотерика», в его французском варианте l’?sot?risme появилось и вошло в употребление лишь в XIX в. Впервые его употребил Жак Матте в своем исследовании «Критическая история гностицизма», которое вышло в 1828 г. Несмотря на то, что термин «эзотерика» был введен в оборот историком, его широкому распространению способствовали религиозные течения, позиционировавшие себя как эзотерические. Самый известный пример, пожалуй, — теософское общество, основанное Еленой Блаватской. Само же понятие эзотерики либо никак не определялось, либо определялось в предельно общем ключе. Так, например, Алиса Бейли понимала под эзотерикой школу мысли (свою собственную), которая признает, что за пределами феноменального мира, существует мир энергий.
Однако, о конкретном содержании этого термина ни сами последователи движений, называющих себя эзотерическими, ни ученые, изучающие это явление, серьезно не задумывались вплоть до конца XX в. Результатом является достойный сожаления факт, что термины «эзотерика», «теософия» и «гнозис» зачастую смешиваются и являются взаимозаменяемыми как в общеречевом узусе, так и в некоторых научно-популярных и даже научных статьях. Чаще всего под этим термином понимается некое тайное знание, некое скрытое учение, доступное лишь узкому кругу избранных и посвященных, что, без сомнения, вызвано буквальным значением греческого слова ???????????.
Такая терминологическая ситуация не является удовлетворительной. Невероятно, но факт: несмотря на существование институционализированного изучения эзотерики с 1965г., западное религиоведение впервые серьезно задалось вопросом определения предмета данной области исследований лишь в начале 1990-х годов.
Во второй части статьи я намерен рассмотреть три основные теоретические концепции, доминирующие в настоящее время в западноевропейском религиоведении. Не претендуя на всеохватность, я ограничусь понятием эзотерики как «формы мысли» Антуана Февра, концепцией эзотерики как порождения — так называемого «большого полемического нарратива» Воутера Ханеграафа, и методом дискурсивного религиоведческого анализа Коку фон Штукрада…

* * *

Споры о предмете эзотерики как объекте научного исследования далеко не случайны. Ведь существование изучения чего-либо, тем более институционализированного академического изучения, как это имеет место быть в Амстердаме и Париже, предполагает более или менее четко ограниченную область и определение предмета исследований.
Современное западное религиоведение в целом, и представленные мною выше теоретические концепции эзотерики, в частности, во многом ориентируется на современные культурологические теории. Не вдаваясь в различия в подходах российской культурологии, англосаксонской Cultural Studies и немецкой Kulturwissenschaft, я хочу отметить только тот тренд в западной культурологической теории, который оформился в последней четверти ХХ в. и доминирует в настоящее время. Я имею в виду депривилегизацию так называемой «высокой культуры» и обращение исследователей к изучению феноменов популярной культуры, например, таких как мода. Само понятие «культуры» при таком подходе понимается предельно широко, — например, «культура как семиотический процесс», — а объектами культурологического исследования могут быть любые продукты и формы человеческой деятельности.
Понятно, что в такой перспективе изучение эзотерики в особом обосновании не нуждается. Однако вопрос о конкретном содержании предмета эзотерики остается. Формально в рамках современной западной культурологической парадигмы под эзотерикой можно понимать любую человеческую деятельность, которую представители данной конкретной культуры — будь то сами последователи эзотерических учений или историки религии, журналисты, политики и т.д. — в конкретный исторический момент называют эзотерической. При этом переплетение различных общественных дискурсов вполне можно обозначить в терминологии фон Штукрада «эзотерическим дискурсивным полем». Однако необходимо выработать еще и определенную методологию дискурсивного анализа феноменов культуры, будь то эзотерика или, например, религия или политика, чего сам Штукрад не предлагает, ограничваясь лишь туманными ссылками на работы М.Фуко.
В заключение мне хотелось бы обратить внимание на перспективы изучения эзотерики в России. На мой взгляд, такие перспективы имеются. В первую очередь, российским исследователям необходимо включиться в теоретическую дискуссию о понятийном содержании термина и ограничения предметного поля исследований эзотерики, активно ведущуюся сейчас в европейской науке о религии. Возможно, в российском религиоведении будет иметь смысл дискуссия на тему, какой термин более подходит для обозначения предмета эзотерики в научном дискурсе. Оставить ли уже давно вошедший в широкое употребление, по всей видимости, перенесенный на российскую почву из Германии во второй половине XIX в. термин «эзотерика» (нем. Esoterik) или ввести для ее обозначения очередной латинизированный «изм»? Преимущество термина «эзотеризм» заключалось бы в таком случае, пожалуй, в том, что он позволил бы разграничить строгое научное употребление термина и его бытовое размытое содержание. Возможно, это позволило бы с течением времени терминологически различать понятие «эзотерика» как самоидентификацию эзотерических движений и понятие «эзотеризм» как обозначение предметной области религиоведческих исследований на эту тему.
Однако широкая научная дискуссия на такую тему вряд ли будет возможна без организации исследовательской среды. Крайне целесообразно было бы поэтому учреждение в России научного общества, объединяющего исследователей эзотерики, и создания при нем периодического печатного издания. Такое «Общество российских исследователей эзотеризма» могло бы в сотрудничестве с подобными европейскими научными сообществами организовывать международные исследовательские проекты, конференции и симпозиумы. Проведение таких международного мероприятий без сомнения могло бы послужить хорошим импульсом для развития изучения эзотерики в России». 

(Жданов В.В. Тайное или явное? Гнозис и Эзотерика: проблема определений.
// Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «Тайное и явное»:
многообразие репрезентаций эзотеризма и мистицизма. Сборник материалов
IV международной научной конференции (2-4.12.10г., Днепропетровск).
/ Под ред. С.В.Пахомова. СПб. РХГА. 2011г.)

 

4. ЧТО ТАКОЕ ГУПТА-ВИДЬЯ?

Обратим внимание на интересный факт. От Е.П.Блаватской мир узнал, что на Земле существовала Единая Эзотерическая Наука, единая система знаний для всех континентов и стран этого мира — Гупта-Видья, которую Е.П.Блаватская именует как «Эзотерическое Знание», «Тайное Знание», «Великая Наука», «Эзотерическая Сокровенная Наука» (санскр. «гупта» может означать «тайный», «скрытый», «сокровенный», «скрытое святилище» и др.). Е.П.Блаватская упоминает Гупта-Видью практически в каждой своей работе (даже в очерке «Разум в Природе» (ж. «Люцифер», сентябрь 1896г.) она упоминает о доктринах Гупта-Видьи как Эзотерического Знания), но при этом все упоминания о Гупта-Видье у Е.П.Блаватской имеют весьма скромный характер. Почему же тогда Е.П.Блаватская не назвала свой главный труд, «Тайную Доктрину», например так — «Тайная Доктрина (Гупта-Видья)», или «Гупта-Видья. Тайная Доктрина»? Вот что пишет сама Е.П.Блаватская в «Введении» к «Тайной Доктрине»:

««Эзотерический Буддизм» [работа А.П.Синнета, 1883г.] явился прекрасным трудом с очень неудачным заглавием, хотя заглавие это означало то же, что и оглавление настоящего труда — «ТАЙНАЯ ДОКТРИНА». Оно оказалось неудачным, потому что люди имеют привычку всегда судить вещи скорее по внешности, нежели по их значению, и потому, что ошибка эта настолько сделалась общей, что даже члены Теософического общества стали жертвами того же ошибочного представления…
Повторим вкратце. Тайная Доктрина была общераспространенной религией древнего и предысторического мира. Доказательства ее распространенности, достоверные рекорды ее истории, полная цепь документов, уявляющих ее характер и наличие ее в каждой стране, вместе с учением всех ее великих адептов, существуют по сей день в тайных святилищах, библиотеках, принадлежащих оккультному Братству…
В двадцатом столетии нашей эры ученые начнут признавать, что Тайная Доктрина не была вымышлена, или преувеличена, но, напротив, лишь просто набросана и, наконец, что учения эти предшествуют Ведам. Это не притязание на пророчество, но просто утверждение, основанное на знании фактов…
Введение к подобному труду должно было бы быть не простым предисловием, но скорее целым томом, который дал бы факты, а не только простые рассуждения, так как ТАЙНАЯ ДОКТРИНА не есть трактат или же ряд туманных теорий, но заключает все то, что может быть дано миру в настоящее столетие…».

Таким образом, с тех пор мир заговорил о Сокровенном Знании, Сокровенном Учении Востока, Тайной Доктрине, иногда вспоминая и термин «Гупта-Видья», «обнародованный» Е.П.Блаватской. В связи с этим вспоминается интересный «казус», который произошел благодаря «удачному» названию. Вот что писал Артур Авалон в «Введении» к «Змеиной Силе» (см. Артур Авалон. Змеиная сила. Т. 1. / Пер. А.Ригина. М. Грамма. 1994г., также см. Статья 4.3. «Эзотерическая» предыстория Российской Тантрологии до 2000г. п. Кундалини — божествнная или змеиная сила?):

«…говорят об особой форме Тантрической Йоги, Кундалини-Йоге, или «Бхута-Шуддхи», как ее называют некоторые. Эти названия относятся к Кундалини-Шакти, той высшей энергии в человеческом теле, подъемом которой достигается результат Йоги, и, как следствие — очищение элементов (бхута) тела. Эта Йога представляет собой процесс, называемый «Шат-Чакра-Бхеда» — «пронизывание шести Чакр» с помощью Кундалини-Шакти, которую я, с целью назвать ее как-то по-английски, называю здесь «Serpent Power» — «Змеиная Сила». [Одно из имен этой Богини — Бхуджанги, что значит «змея».] «Кундала» значит «свернутая кольцом». Эта сила — Богиня (Дэви) Кундалини, то есть та, которая свернута кольцом в форме свернувшейся спящей змеи в самой нижней Чакре человеческого тела до тех пор, пока не начинается процесс той Йоги, которая названа в честь этой силы «Кундалини-Йога». Кундалини — это Шабда-Брахман, божественная космическая энергия в телах».

«Кундалини» — одно из важнейших понятий в Тантре, это сокращенное имя Богини Шакти в ее особом аспекте — Кундалини-Шакти. Поэтому Кундалини — это Божественная Космическая Энергия (об этом же говорит и сам Артур Авалон), но никак не «змеиная сила» или «змеиная энергия». Да, Кундалини может в некоторых случаях описываться как змея, или изображаться в виде змеи (обычно при изображении чакр, как один из символов внутри чакры), когда речь идет о ее характере во время пробуждения и движения в теле человека и пр.

Так, с легкой руки Артура Авалона Кундалини-Шакти, Божественная Космическая Энергия, Высшая Шакти (Пара-Шакти) в человеческом теле превратилась сначала в «змеиную силу» (в кавычках), потом просто в змеиную силу и позже ее стали именовать как Змей Кундалини (см. статью 4.3. «Эзотерическая» предыстория Российской тантрологии до 2000г. п. 2 Кундалини — божественная или змеиная сила?).

Вернемся к теме статьи и посмотрим, какая есть информация о Гупта-Видье, как понимают и толкуют этот термин.

 

«Гупта-Видия означает Сокровенное Знание. Гупта — сокровенность и Видия — знание».

(Е.И.Рерих. Заметки. 14.05.1936г. Энциклопедия Агни-Йоги.)

«Словарь. Гупта-Видья — в Буддизме наука духовного развития, разъясняющая золотой путь».

(Учение о жизни человека.)

«Гупта-Видья (гупта — мудрость) — сокровенная восточная наука духовной мудрости, тайное знание».

(источник неизвестен.)

«Словарь. Тайная Доктрина: Мудрость школ Йоги всех рас на Востоке называется «Гупта-Видья». Название великой книги, написанной на эту тему Е.П.Блаватской».

(Кришнамачарья Э. Духовная психология. Оккультная
анатомия. Духовная астрология. Эксмо-Пресс. 2004г.)

«Часть I. Голос Безмолвия. Сноска-комментарий 20. Авидья (кит., ву-мин) — незнание, или недостаток духовной проницательности. Китайцы говорят, что Фо-синь, или сердце Будды, скрыто за завесой ву-мин. Видья — это знание, а Гупта-Видья — Эзотерическое Знание. (изд.)».

(Блаватская Е.П. Голос Безмолвия. Семь Врат. Два Пути.
Из древнего индусского писания — Книги Золотых Правил.
/ Пер. Е.Ф.Писаревой. Пекин. 1927г.)

«Гупта — «…сокровенное… сокровенность…» (П-14.5.36). «Гупта-Видья (санскр.)… Гухья-Видья. Эзотерическая или сокровенная наука, знание» (КТ/С). «…Гупта-Видья… является высшей точкой знания и вершиной философии…» (КС. «О «Гималайских Братьях»»). Силовое ударение на последнем гласном».

(Рериховская Энциклопедия)

«Часть II. Восточный и Западный оккультизм. Отдел XX. Восточная Гупта-Видья и Каббала. Мы теперь возвращаемся к разбору существенной тождественности между восточной Гупта-Видьей и Каббалой, как системой, в то время как мы должны также показать несходство в их философской интерпретации со времени средних веков».

(Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Том III. Эзотерическое Учение. М. Эксмо-Пресс. 2008г.)

«Оккультная наука «у индийцев была и есть более эзотерична, если это вообще возможно, чем даже у египетских жрецов. Настолько она считалась священной, что само существование её только наполовину признавалось, и она применялась только в случаях крайней необходимости общественности. Это было что-то большее, нежели дело религии, ибо это считалось (и ещё считается) божественным» (Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т. 3 Ч.1. Отд. 1.)». 

(Е.Тарасов. Славяно-Арийская ведическо-эзотерическая философия.)
(Е.Тарасов. О Русском философско-ведическом мировоззрении. Часть 1. 11.06.12г.)

«Уступая настоятельным просьбам полковника, ближе к концу путешествия Гулаб Синг признался: «– Я действительно посвящен в то, что у вас называют Гупта-Видьей — тайными науками … Я брахмачарья…». «- Что такое «тайные науки»? — продолжал Такур. — Для меня эти науки, как и для всякого, кто им посвятил всю жизнь, содержат в себе ключ ко всем тайникам природы и миров, как видимого, так и невидимого. Но этот ключ достается дороже, нежели вы думаете. Гупта-Видья — обоюдоострое оружие, и к нему нельзя приступать, не пожертвовав заранее жизнью, хуже, разумом, так как она одолевает и убивает каждого, кто не успеет одолеть ее самое…». 

(Блаватская Е.П. Письма из пещер и дебрей Индостана. Вектор. 2008г.)

«… Гупта-Видья — чёрная магия…». — Гупта(Гухья)-Видья — в своём основном и высшем смысле означает Эзотерическое Знание, Тайную Науку. Она представляет собой науку Мантр с их истинным ритмом или напевом мистических вызываний и т.д. Вместе с Яджна-Видья, Маха-Видья и Атма-Видья составляет четыре из семи Видья (отраслей Знания), упомянутых в Пуранах. Лишь Атма-Видья, или истинная духовная и божественная Мудрость, может пролить конечный и абсолютный свет на учения других Видья. Подобно Маха-Видья, великому знанию, выродившемуся в тантрические культы, Гупта-Видья также может быть унижена до уровня чёрной магии (Письма Елены Рерих. Новосибирск, 1992, т. 2. 14. 05. 1986; Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Рига, Угунс, 1937. Репринт. М., Прогресс, 1991. Т. 1, Комментарий к Станце VI. 4)». 

(Порожнякова О.М. Комментарии к Теогенезису. Сайт «Теопедия».)

«4. Великая наука, названная вульгарной «магией», восточными знатоками определяется как «Гупта-Видья», которая охватывает все отдельные науки, поскольку она является высшей точкой знания и вершиной философии, и которая является универсальной; таким образом, как это верно замечено, она не может быть ограничена какой-либо особой нацией или привязана к определенной территории. Однако, поскольку Истина — едина, метод достижения высшего мастерства на пути к ней также неизбежно должен быть единым. Его нельзя разложить на части, ибо каждая отдельно взятая часть, предоставленная самой себе, будет, подобно лучам света, неизбежно стремиться от центра, а не к центру, который является конечной целью знания; и эти части могут снова стать Целым только если собрать их воедино, в противном же случае они так и останутся ничем иным, как отдельными лучами». 

(Блаватская Е.П. О «Гималайских Братьях». Ж. «Спиритуалист». август 1881г.)

«Глава 3. А можно ли верить эзотерике? Что такое эзотерика? Эзотерическое наследие мира — это именно философское знание, философские учения, хранившиеся долгие века в тайне от непосвященных…
Откуда появилась эзотерика. Собственно говоря, вся древнеиндийская философия была эзотерической по своему характеру…
Е.П.Блаватская в «Тайной Доктрине» убедительно показывает, что эзотерическое знание досталось нам от ушедших цивилизаций прежних эпох, Лемурии и Атлантиды, в существование которых большая часть ученых не верит. Знания этих древнейших цивилизаций были унаследованы Востоком, и в итоге на Востоке — уже во времена нашей цивилизации — возникла единая Эзотерическая Традиция, называемая ГУПТА-ВИДЬЕЙ, или ЙОГА-ВИДЬЕЙ (Видья — «Высшая Мудрость, Высшее Знание»)». 

(Анна Марианис. Апокалипсис от А до Я.
Что нас ждет и как к этому подготовиться. М. Эксмо. 2010г.)

«Оккультизм — это слово, конечно же, вводит в заблуждение, будучи прямым переводом составного термина «Гупта-Видья», «Тайное Знание». Но знание чего? Несколько санскритских терминов могут помочь нам в этом. Существует четыре (помимо многих других) названия различных видов Эзотерического Знания или Наук, которые даны даже в экзотерических Пуранах. Это — 1. Яджна-Видья, знание оккультных сил, пробуждаемых в природе посредством определенных религиозных ритуалов и обрядов. 2. Маха-Видья, «великое знание», магия каббалистов и тантрического культа, часто колдовство наихудшего сорта. 3. Гухья-Видья, знание мистических сил, прибывающих в Звуке (Эфире), следовательно — в мантрах (напевные мотивы и заклинания), и зависящих от ритма и мелодии, другими словами — магическое действо, основанное на знании Энергий Природы и их взаимодействия. 4. Атма-Видья, термин, переводимый востоковедами просто как «Знание Души», истинная Мудрость, но означающий намного больше». 

(Е.П.Блаватская. Сокровенное учение и оккультные науки. Журнал «Люцифер. № 2 Май 1888г.)

«ОККУЛЬТИЗМ (не путать с оккультными науками). Cлово «оккультизм» является прямым переводом составного термина «Гупта-Видья» (санскрит), «Тайное Знание». Но знание чего? Несколько санскритских терминов могут помочь нам в этом. Существует четыре (помимо многих других) названия различных видов Эзотерического Знания или Наук, которые даны даже в экзотерических Пуранах:
— Яджна-Видья, знание оккультных сил, пробуждаемых в природе посредством определенных религиозных ритуалов и обрядов.
— Маха-Видья, «великое знание», магия каббалистов и тантрического культа, часто колдовство наихудшего сорта.
— Гухья-Видья, знание мистических сил, прибывающих в Звуке (Эфир), следовательно — в мантрах (напевные мотивы и заклинания), и зависящих от ритма и мелодии, другими словами — магическое действо, основанное на знании Энергий Природы и их взаимодействия.
— Атма-Видья, термин, переводимый востоковедами просто как «Знание Души», истинная мудрость, но означающий намного больше». 

(Блаватская Е.П. Сокровенное Учение и оккультные науки. Ж. «Люцифер». 1888г.)

«Оккультизм — это не магия, хотя магия и является одним из его орудий. Оккультизм невозможно постичь только вследствие развития способностей — психических, или интеллектуальных, хотя и те и другие являются его слугами. Оккультизм также нельзя назвать стремлением к достижению счастья, в обычном, человеческом понимании этого слова; так как первым шагом в нем является самопожертвование, а вторым — самоотречение. Оккультизм — это наука жизни, искусство жить.
Не исключено, конечно же, и даже более того — вполне вероятно и почти неизбежно, что при изложении таких сложных для понимания принципов, каковые содержит в себе Восточный Оккультизм, будут «сделаны ошибки», и что ошибки эти будут «нередкими и зачастую весьма грубыми». Но, опять-таки, источником этих ошибок будут являться интерпретаторы, но никак не сама система. Ошибки следует исправлять, опираясь на авторитет все той же Доктрины, подкрепляемой учениями, выросшими на благодатной и надежной основе Гупта-Видьи, но не следует сверять ее с интеллектуальными спекуляциями сегодняшнего дня, которые вряд ли доживут до дня завтрашнего, взращенные на зыбкой почве современных научных гипотез (особенно зыбкой в области психологии и ментальных феноменов)». 

(Блаватская Е.П. Черная Магия в Науке. Ж. «Люцифер». 1887-1891гг.)

«Тайна — доспех Истины. «Зохар», священная книга раввинов, совершенно определенно говорит о сокрытии знания суши и морей: «Эти тайны открывались людям, принадлежавшим к тайной науке, но не географам». Внешнее знание, которое можно было безопасно давать в руки невежественных людей, раввины называли Меркава. Оно было полностью символичным и, хоть и содержало в своем сокровенном зерне некоторые тайны Науки, не могло быть раскрыто и понято без соответствующего ключа.
Со времен античных философов тайное и общедоступное знание стали называться соответственно эзотерическим («внутреннее») и экзотерическим («внешнее»). Эзотерическая наука была достоянием Посвященных, ее наиболее древним именем было Магия, Магизм, от слова «Магх» — нечто великое, божественное. Например, на древней стеле в честь царя Персии Дария Гистаспа написано, что он был «Великим Иерофантом Магии». В Индии Эзотерическую Науку называли еще «Гупта-Видья», в буквальном переводе — Тайное Знание-Видение, Тайная Мудрость.
«В каждой древней стране, претендующей на цивилизацию, существовала Эзотерическая Доктрина, некая система, которую обозначали словом МУДРОСТЬ, а тех, кто посвятили свои жизни ее сохранению и продолжению, называли мудрецами или мудрыми людьми… Пифагор называл эту систему… Гнозисом, или Знанием вещей, как они есть. Под благородным обозначением МУДРОСТЬ учителя древности, мудрецы Индии, маги Персии и Вавилона, провидцы и пророки Израиля, иерофанты Египта и Аравии, и философы Греции и Запада объединяли всякое знание, которое они считали по его сущности божественным, классифицируя часть его, как Эзотерическое, а остаток, как внешнее», экзотерическое — такое заключение сделал еще в XIX в. профессор Александр Уайлдер в своем труде «Неоплатонизм и Алхимия». Он был одним из первых современных ученых, кто стали относиться без предубеждения к символическому языку ученых прошлого». 

(С.Мальцев. Невидимая битва. Сокрытая история цивилизации. 2003г.)

«Спрашивающий. Но некоторые востоковеды отрицают, что Будда вообще учил чему-либо эзотерическому.
Теософ. Они могут с таким же успехом отрицать, что у Природы есть секреты от людей науки. Далее я докажу это, исходя из беседы Будды с его учеником Анандой. Его эзотерические учения были просто Гупта-Видья (Тайным Знанием) древних брахманов, ключ к которым их современные последователи, за немногими исключениями, полностью потеряли. И эта Видья перешла в то, что сейчас известно, как внутренние учения школы Махаяна северного Буддизма. Те, кто отрицает это — лишь невежды, претендующие на восточную учёность».
Словарь. ВИДЬЯ — Знание, а точнее, «Знание Мудрости». ГНОЗИС (букв.) «Знание». Специальный термин, употреблявшийся школами религиозной философии до и в течение первых веков так называемого Христианства для обозначения объ¬екта своих исканий. Это духовное и священное знание, Гупта-Видья Индусов, могло быть получено только через Посвящение в Духовные Мистерии, примером которых были Церемониальные «Мис¬терии». ГУПТА-ИДЬЯ — то же, что и Гухья-Видья. Эзотери¬ческая или сокровенная наука, знание. УПАНИШАДА (букв) «Эзотерическая Доктрина». Третий Отдел Вед, поставленный в один ряд с откровениями (Шру¬ти или «раскрытое слово»). Все они написаны ранее VI в. до Р.Х. По¬добно Каббале, разъясняющей эзотерический смысл Библии, Упани¬шады разъясняют мистический смысл Вед. У профессора Коуэлла есть два утверждения относительно Упанишад, столь же интерес¬ных, сколь верных. Он говорит: 1) У этих трудов есть «одна замечательная особенность — полное отсутствие в их доктрине ка¬кой-либо исключительности Браминов… Они дышат совершенно иным духом, свободой мысли, неизвестной ни в одном раннем тру¬де, кроме самих гимнов Риг-Веды; и 2) великие учителя высшего знания (Гупта-Видья) и Брамины постоянно изображаются там иду¬щими к Царям-Кшатриям, чтобы стать их учениками» (чела). Это убедительно показывает, что: а) Упанишады были написаны раньше установления деления на касты и власти Браминов, и по древ¬ности вторые после Вед; и б) оккультные науки и «высшее зна¬ние», как называет его Коуэлл, значительно древнее Браминов в Индии и даже старше их как касты. Однако, Упанишады написаны значительно позже Гупта-Видьи, или «Тайной-Науки», которая столь же стара, как и сама человеческая философская мысль». 

(Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. Лондон. 1890г. М. Рипол-Классик. 1998г., 2005г.)

«1. Агни-Йога и Тайная Доктрина о своем единстве. О взаимосвязи двух Учений говорится не только в Агни-Йоге, но и пророчески предсказывалось в «Тайной Доктрине» еще в XIX в. Е.П.Блаватская писала: «В XX в. ученик, более осведомленный и гораздо лучше приспособленный, может быть послан Учителями Мудрости дать конечные и неопровержимые доказательства, что существует наука, называемая Гупта-Видья и, что, подобно однажды таинственным источникам Нила, источник всех религий и философий, ныне оповещаемых миру, был забыт и утерян на протяжении веков, но, наконец, он найден».
Е.П.Блаватская была озабочена грядущим духовным развитием человечества и тех идей, которые были выражены в «Тайной Доктрине». Она намекнула о кульминации этих идей в XX в. и даже описала некоторые признаки грядущего Учения, в частности, тот факт, что оно будет выдаваться в свет «более осведомленным и гораздо лучше приспособленным учеником», который благодаря этому даст «конечные и неопровержимые доказательства» реальности забытого и утерянного источника «всех религий и философий». Думается, что данная характеристика — предсказание о Е.И.Рерих, как более осведомленном ученике (ибо Е.П.Блаватская, как известно, многие знания фиксировала чисто интуитивно), — вполне справедливо. В точности так же и практическая жизненная приспособленность Е.И.Рерих, большая психологическая устойчивость и личностная гармоничность также свидетельствует в пользу точности прогноза Е.П.Блаватской. Ведь известно, что основательница теософского общества была весьма непрактична, что характер Елены Петровны был трудным, у нее имелись определенные личностные непроработки, о чем говорили и сами Великие Учителя. Однако это не умаляет ее подвига, ибо те же Учителя говорили: «одна Блаватская знала» (речь идет о XIX в.), «она есть единственное звено, которое на данный момент соединяет наш мир с вашим миром». К «конечным и неопровержимым» (по выражению Е.П.Блаватской) доказательствам реальности забытого источника знаний, упомянутого в «Тайной Доктрине» и науке Гупта-Видья, следует отнести и личный духовно-мистический опыт Е.И.Рерих, связанный с овладением пространственным огнем и достижением самадхи в жизни — ведь этот опыт был успешен, в первую очередь, благодаря строгому следованию Матери Агни-Йоги, как назвал Великий Учитель Елену Ивановну, канонам и принципам Гупта-Видьи». 

(Агни-Йога и Тайная Доктрина — два звена единой науки о мироздании. Школа Агни-Йоги «Терос».)

«Последнее слово [оккультизм], конечно же, вводит в заблуждение, будучи прямым переводом составного термина Гупта-Видья, «тайное знание». Но знание чего? Несколько санскритских терминов могут помочь нам в этом.
Существует четыре (помимо многих других) названия различных видов эзотерического знания или наук, которые даны даже в экзотерических Пуранах. Это — 1. Яджня-Видья, знание оккультных сил, пробуждаемых в природе посредством определенных религиозных ритуалов и обрядов. 2. Маха-Видья, «великое знание», магия каббалистов и тантрического культа, часто колдовство наихудшего сорта. 3. Гухья-Видья, знание мистических сил, пребывающих в Звуке (эфире), а следовательно — в мантрах (напевные мотивы и заклинания), и зависящих от ритма и мелодии, другими словами — магическое действо, основанное на знании Сил Природы и их взаимодействия. 4. Атма-Видья, термин, переводимый востоковедами просто как «Знание Души», истинная Мудрость, но означающий намного больше.
Последнее есть единственный вид оккультизма, к которому должен стремиться каждый теософ, восхищающийся «Светом на Пути» и желающий стать мудрым и бескорыстным. Остальные же являются ветвями «оккультных наук», т.е. наук, основанных на знании предельной сущности всех вещей в Царствах Природы — минеральном, растительном и животном, — а, следовательно, вещей, принадлежащих к царству материальной природы, какой бы невидимой эта сущность ни была, и как бы ни ускользала до сих пор от взора Науки. Алхимия, астрология, оккультная физиология, хиромантия — все они существуют в природе, и точные науки — видимо, так называемые «точные», поскольку в этом веке парадоксальных философий они найдены не таковыми — открыли для себя уже не один из секретов вышеназванных искусств. Но ясновидение, символом которого в Индии является «Глаз Шивы» и которое в Японии зовется «Безграничным Видением», не есть гипнотизм, незаконное дитя месмеризма, и не приобретается с помощью этих искусств. Всем другим можно научиться и достигать результатов — хороших, плохих или нейтральных, но Атма-Видья не придает им большой ценности. Она включает их все и может даже временами пользоваться ими, но делает это, очистив их от шлака, только в благородных целях, позаботившись исключить любое своекорыстное побуждение. Поясним: любой мужчина или женщина может приняться за изучение одного или всех из описанных «оккультных искусств» без какой-либо большой предварительной подготовки, и даже не подчиняя себя никакому хоть сколь-нибудь ограничивающему образу жизни».

(Блаватская Е.П. Оккультизм в сопоставлении с оккультными искусствами. Ж. «Люцифер». № 9 май 1988г.)

«Аннотация. Книга написана человеком, который являлся одним из участников закрытой группы искателей истинного Знания, возникшей в начале шестидесятых годов в Сибири. Пройдя всевозможные практики, переболев учением Кастанеды и Гурджиева, приняв от этих учений зерна истины и взяв за основу духовное учение Агни-Йоги, автор выработал для себя собственную стратегию движения по Пути духовной эволюции. Перед читателем раскроется загадочный смысл языка сказок, мифов, знаков русского алфавита, нотной грамоты, цифр, символов эзотерических учений, Махабхараты, библейских притч, прозрения которых находят подтверждение в последних открытиях науки. Читатель окажется свидетелем удивительных событий из жизни человека, вставшего на духовный Путь. Книга написана в особом эмоциональном и духовном состоянии. Испытав это состояние, читатель сможет по-новому взглянуть на существо тягот нашего бытия. Книга по настоящему увлекательна, и вместе с тем, она может стать незаменимым и мудрым руководством для всех искателей, желающих совершенствоваться и трудиться для познания Истины.
Жизнь ради жизни. Есть еще один яркий пример существования единого целостного понимания Истины. Представь себе, что была некогда очень красивая ваза, символ единого высшего знания. Затем эта ваза была разбита, а осколки разбросаны по всей земле. Каждый осколок стал представлять учение об истине, свойственное той местности и тому народу, куда он попал. Таким образом, по всей земле объявились различные учения. Со временем последователи учений стали объявлять себя единоличными носителями истины. Так появилась разноголосица и вражда между различными последователями традициями. Появились и те, кто впервые решился напомнить о единстве всех учений и религий. Но, сам понимаешь — если ты просто соберешь разбросанные осколки в одну кучу, то единой вазы не получишь. Нужно не только собрать осколки вместе, но и суметь их соединить, склеить таким образом, чтобы снова получился сосуд. Это и будет синтез. Тогда не будет хороших или плохих учений, ложных и истинных — все они вместе составят одно единое Учение, исполненное Истины. В это учение вольются не только различные религии, но и наука, философия, искусство — все виды человеческой деятельности. Вот что по этому поводу пишет Е.П.Блаватская в «Тайной Доктрине»: «В ХХ в. ученик, более осведомленный и гораздо лучше приспособленный может быть послан Учителями Мудрости, дать конечные результаты и неопровержимые доказательства, что существует наука Гупта-Видья и что, подобно однажды таинственным источникам Нила, источник всех религий и философий, ныне оповещаемых миру, был забыт и утерян на протяжении веков, но, наконец, он найден»». 

(Е.Кирилев. Жизнь ради Жизни. М. Беловодье. 2001г.)

«Вопросу о существовании Единого Сокровенного Учения посвящено «Введение» к «Тайной Доктрине» Блаватской. Этому Учению дается множество синонимов: Тайная Доктрина, Религия Мудрости, Эзотерическая Философия, Первоначальное Откровение, Эзотерическая Система, Сокровенная Наука, Архаическая Наука, Оккультизм, Мистерии, Мистицизм. Блаватская пишет: «…существовало первоначальное и сверхъестественное откровение, данное предкам человеческой расы… Первоначальное Откровение имело место, и оно существует и посей час; также оно никогда не будет утеряно для мира и появится снова… Тайная Доктрина была общераспространенной религией древнего и преисторического мира. Доказательства ее распространенности, достоверные рекорды ее истории, полная цепь документов, уявляющих ее характер и наличие ее в каждой стране, вместе с учением всех ее великих Адептов, существуют по сей день в тайных святилищах, библиотеках, принадлежащих Оккультному Братству… Оккультисты утверждают, что все эти документы существуют в полной безопасности от оскверняющих рук Запада, чтобы вновь появиться в более просвещенное время… Но может быть полезно подтвердить со всею ясностью, что учения, заключенные в этих томах, хотя бы и отрывочные и неполные, не принадлежат какой-либо одной религии, исключительно. Тайная Доктрина является сущностью всех их. Рожденные от нее в своих началах, различные религиозные системы возвращаются теперь к своему первоначальному элементу, из которого произошла, развилась и материализовалась каждая тайна и догма».
Далее Блаватская пишет: «Мудрость, ныне Тайная, была однажды главным родником, вечно текущим источником, напитавшим все ручьи — позднейшие религии всех народов — от первого до последнего. …оккультное знание и те силы, которые даются человеку посвящением, не являются вполне выдумками, но стары, как сам мир. Каждое столетие делается попытка показать миру, что Оккультизм не есть бесполезное суеверие. Раз только дверь осталась приоткрытой, она будет раскрываться шире с каждым новым столетием. …после долгого, глубочайшего молчания и тайны тысячелетий, ныне выдаются намеки на некоторые основные истины из Сокровенного Учения Архаических Времен.
ТАЙНАЯ ДОКТРИНА не есть трактат или же ряд туманных теорий, но заключает все то, что может быть дано миру в настоящее столетие. В двадцатом столетии ученик, более осведомленный и гораздо лучше приспособленный, может быть послан Учителями Мудрости дать конечные и неопровержимые доказательства, что существует наука, называемая Гупта Видья и, что, подобно однажды таинственным источникам Нила, источник всех религий и философий, ныне оповещаемых миру, был забыт и утерян на протяжении веков, но, наконец, он найден».

(Соколов Д.Н. Единое Сокровенное Учение.)

«1. Введение. … в двадцатом столетии нашей эры ученые начнут признавать, что Тайная Доктрина не была вымышлена, или преувеличена, но, напротив, лишь просто набросана и, наконец, что учения эти предшествуют Ведам. Это не притязание на пророчество, но просто утверждение, основанное на знании фактов. Каждое столетие делается попытка показать миру, что Оккультизм не есть бесполезное суеверие. Раз только дверь осталась приоткрытой, она будет раскрываться шире с каждым новым столетием. Время назрело для более серьезного ознакомления, чем это до сих пор было разрешено, хотя, все же, даже сейчас очень ограниченного.
Ибо разве не были даже Веды осмеяны, отвергнуты и названы «современной подделкой» не далее, как пятьдесят лет тому назад? Разве не был Санскрит объявлен одно время диалектом, производным от греческого языка, согласно Лемприеру и другим ученым? Около 1820г., как говорит нам проф. Макс Мюллер, священные книги браминов, магов и буддистов «были не только неизвестны, но самое существование их было под сомнением, и не было ни одного ученого, который мог бы перевести хотя бы одну строку Вед… из Зенд Авесты или из буддийской Трипитака, а теперь доказано, что Веды — труд высочайшей древности, сохранность которого почти граничит с чудом».
То же самое будет сказано и о Тайной Архаической Доктрине, когда будут даны неопровержимые доказательства существования ее рекордов. Но века пройдут, прежде чем больше будет выдано из нее. Говоря о ключах к тайнам Зодиака, как бы почти утерянных для мира, автор около десяти лет тому назад отметила в «Разоблаченной Изиде», что: «Указанный ключ должен быть повернут семь раз, прежде чем вся система будет раскрыта. Мы сделаем лишь один поворот и тем позволим глазу непосвященного заглянуть в тайну. Счастлив тот, кто поймет все!».
То же может быть сказано и о всей Эзотерической Системе. Лишь один поворот ключа был дан в «Разоблаченной Изиде». Много больше объяснено в этих томах. В те дни автор едва знала язык, на котором труд этот был написан, и обнародование многих вещей, о которых сейчас свободно говорят, было запрещено. В XX в. ученик, более осведомленный и гораздо лучше приспособленный, может быть послан Учителями Мудрости дать конечные и неопровержимые доказательства, что существует наука, называемая «Гупта-Видья» и, что, подобно когда-то таинственным источникам Нила, источник всех религий и философий, ныне оповещаемых миру, был забыт и утерян на протяжении веков, но, наконец, он найден.
Введение к подобному труду должно было бы быть не простым предисловием, но скорее целым томом, который дал бы факты, а не только простые рассуждения, так как ТАЙНАЯ ДОКТРИНА не есть трактат или же ряд туманных теорий, но заключает все то, что может быть дано миру в настоящее столетие».

(Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. В 2-х томах. М. АСТ. Сталкер. 2005г.)

 * * *

N 36. 01.10.13г.

продолжение см. в статье 2.14. Гупта-Видья как предмет Российской Тантрологии (ч.3, ч.4, ч.5).