Статья 1.8. Можно ли говорить о Школе Российской Тантрологии?

«Во многих российских вузах, если судить по их официальным сайтам в Интернете, под термином «Научная Школа» чаще подразумевается «Научное Направление» и только в редких случаях научные школы представлены как научные коллективы с их историей становления, развития и современного состояния. <…>. Иначе говоря, реально существует такая система: «научное направление — научная школа». <…>. Заметим — из просмотренной в Интернете информации в большинстве учебных заведений указываются объединения учёных по научным направлениям или «вокруг» учёного, а не по кафедрам. Именно такое объединение учёных приносит больший научный эффект» (см. Криворученко В.К. Научные школы. Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 2 (март-апрель). Сайт www.zpu-journal.ru.).
«Особенности социально-гуманитарного знания оказывают непосредственное влияние и на организацию научных исследований, взаимоотношения в научном сообществе, а значит — на формирование и деятельность научных коллективов, в том числе неформальных. Социально-гуманитарная Научная Школа идентифицируется гораздо более сложно, чем естественнонаучная. Очень трудно идентифицировать Научную Школу в гуманитарных науках. <…>. Несомненно, на формирование Научной Школы должны влиять и особенности самой научной дисциплины: история её развития, формирование объекта, предмета, методологии, методики и организации исследований» (см. Захарчук Т.В. Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования. // НТИ. Сер. 1. 2011г. №1. С. 19-24, Захарчук Т.В. Научные школы в библиографоведении: проблемы формирования и идентификации. СПб. СПбГУКИ. 2013г. 239 стр.).

* * *

1. ПРЕДИСЛОВИЕ.

Сегодня в научном обиходе существуют такие устоявшиеся словосочетания, как Английская школа индологии, Французская школа индологии, Немецкая школа индологии, итальянская школа индологии, Российская школа индологии и др. Возможно, придет время, когда в научном обиходе будет существовать и такое устоявшееся словосочетание, как «Российская Школа Тантрологии», или, точнее, «Школа Российской Тантрологии», а может быть даже и «Школы Российской Тантрологии». Поскольку это могут быть научные школы в разных «направлениях» одной и той же дисциплины, более того, это могут быть не только научные (академические) школы, но и «ненаучные» (неакадемические) школы. В качестве примера можно привести Белорусскую школу индологии (М.И.Михайлов). Вот что пишет М.И.Михайлов (Сайт www.hindischool.info.):

«Индия — это таинственный континент безмерных возможностей, глубокий океан человеческих судеб, Гималаи общественных проблем, чудовищный симбиоз народов, культур, языков, неизученный исторический космос, гигантский научный потенциал, первоклассная философия, экзотическое древнейшее искусство. Но, прежде всего, это самая великая литература в мире, сохранившаяся от древнего царства (около двух миллионов произведений). Это — страна, создавшая Санскрит — искусственный язык естественного программирования, использующий весь потенциал лучших из лучших людей, их память, их высокую совершенную философию, их ум и сердце. Это страна Вед — Высших интегральных вычислительных наук! Это — цивилизация иного плана, открытая не в прошлое или будущее, а в Вечность и Бесконечность Пространства, Времени, Энергии, Любви и Добра!
Наша индологическая школа ставит своей задачей наведение мостов взаимопонимания между образованными молодыми людьми наших двух стран. Мы приглашаем всех желающих приобщиться к многогранной культуре народов Индии через посредство хинди — одного из важнейших ее современных государственных языков
Вехи. 2006г. Весна. После нескольких неудачных попыток на протяжении последних пятнадцати лет внедрить индологическое образование в минских университетах я пришел к идее создания бесплатной Белорусской онлайновой школы хинди как центра распространения знаний об Индии и ее богатейшей культуре в Белоруссии.
Осень. Проект создания центра изучения Индии, отвергнутый БГУ, Белорусской Академией наук, Министерствами культуры и образования, все же получил частичную поддержку со стороны индийского посольства в Минске и начал реализовываться.
2007г. Зима. Созданы первые эскизы и модели сайтов Школа, Индия (фотогалерея), Ведийская Академия (форум), которые первоначально функционировали как подузлы и др.).
Весна. Началась регистрация первой группы изучающих хинди и индийскую культуру. Я принял участие в Региональной конференции по языку хинди в Москве, на которой присутствовали специалисты по языку хинди из многих университетов Индии, Москвы, С-Петербурга, других городов России, Украины, Узбекистана и Литвы. Конференция укрепила мое намерение создать собственную белорусскую индологическую школу.
Лето. Подготовлены первые онлайновые уроки по алфавиту деванагари. Первая учащаяся нашей школы хинди, студентка БГУ Елена Глускина направлена в 2007г. на годичную стажировку в Индию, которую она успешно завершила.
Осень. М.И.Михайловым подготовлен к размещению на сайте курс грамматики хинди.
2008г. Весна. На сайте уже зарегистрировано свыше 80 человек. Создан сайт «Онлайновая индологическая библиотека им. проф. И.Д.Серебрякова». Белорусская студентка Елена Оскирко подготовила к публикации пять уроков разговорного Санскрита.
Лето. Я начал публикацию своего перевода с Санскрита первой части «Рамаяны Вальмики». Е.Оскирко направлена на годичную стажировку в Агру по языку хинди.
Осень. Разработан сайт, посвященный алфавиту деванагари, созданы сайты вопросов и ответов, новости индологии, библиотека им. И.Д.Серебрякова, католог, форум, Энциклопедия индологии и ряд др. Создан сайт, посвященный Ведам.
Май 2009г. — 109 зарегистрированных посетителей
Май 2010г. — 150 зарегистрированных посетителей
Июль 2010г. — 200 зарегистрированных посетителей
Январь 2011г. — 320 зарегистрированных посетителей».

Вот что сказано в Курсе лекций для студентов Московского государственного университета печати о специфике научной деятельности (см. А.В.Ванников. Г.А.Бабушкин. Методы и средства научных исследований. Конспект лекций для студентов, обучающихся по специальности «Технология полиграфического производства». 1998г. Сайт www.hi-edu.ru.):

«Методология Науки. Лекция 1. 1. Специфика научной деятельности. Хотя Наука ориентирована на получение истинных знаний о Реальности, Наука и Истина не тождественны. Истинное знание может быть и ненаучным. Оно может быть получено в самых разных сферах деятельности людей: в обыденной жизни, экономике, политике, искусстве, в инженерном деле. В отличие от науки, получение знания о Реальности не является главной, определяющей целью этих сфер деятельности (в искусстве, например, такой главной целью являются новые художественные ценности, в инженерном деле — технологии, изобретения, в экономике — эффективность, и т.д.).
Важно подчеркнуть, что определение «ненаучный» не предполагает негативную оценку. Научная деятельность специфична. Другие сферы деятельности человека — обыденная жизнь, искусство, экономика, политика и др. — имеют каждая свое предназначение, свои цели. Роль науки в жизни общества растет, но научное обоснование не всегда и не везде возможно и уместно.
История науки показывает, что научное знание не всегда является истинным. Понятие «научный» часто применяется в ситуациях, которые не гарантируют получение истинных знаний, особенно когда речь идет о теориях. Многие (если не большая часть) научные теории были опровергнуты в процессе развития науки.
Наука не признает паранаучные концепции: алхимию, астрологию, парапсихологию, уфологию, торсионные поля и т.п. Она не признает эти концепции не потому, что не хочет, а потому, что не может, поскольку, по выражению Т.Гексли, «принимая что-нибудь на веру, наука совершает самоубийство». А никаких достоверных, точно установленных фактов в таких концепциях нет. Возможны случайные совпадения. Однако, паранаучные концепции и объекты паранауки иногда могут трансформироваться в научные концепции и предметы науки. Для этого необходимы воспроизводимость результатов экспериментов, использование научных понятий при создании теорий и предсказательность последних. Например, алхимия как паранаука о превращении элементов нашла «продолжение» в современной научной области, связанной с радиоактивным превращением элементов…
В науке ценятся оригинальные, «сумасшедшие» идеи, позволяющие абсолютно по-новому взглянуть на известный круг явлений. Но ориентация на новации сочетается в ней со стремлением элиминировать из результатов научной деятельности все субъективное, связанное со спецификой самого ученого. В этом — одно из отличий науки от искусства.
Если бы художник не создал своего творения, то его бы просто не было. Но если бы ученый, пусть даже великий, не создал теорию, то она все равно была бы создана, потому что представляет собой необходимый этап развития науки, является отражением объективного мира. Этим объясняется часто наблюдаемое одновременное создание определенной теории различными учеными. Гаусс и Лобачевский — создатели неэвклидовой геометрии, Пуанкаре и Эйнштейн — теории относительности и др…
Известный химик и философ М.Полани показал в конце 50-х годов нашего века, что предпосылки, на которые ученый опирается в своей работе, невозможно полностью выразить в языке. Полани писал: «То большое количество учебного времени, которое студенты-химики, биологи и медики посвящают практическим занятиям, свидетельствует о важной роли, которую в этих дисциплинах играет передача практических знаний и умений от учителя к ученику. Из сказанного можно сделать вывод, что в самом центре науки существуют области практического знания, которые через формулировки передать невозможно». Знания такого типа Полани назвал неявными. Эти знания передаются не в виде текстов, а путем непосредственного общения в Научной Школе.
Термин «менталитет» применяется для обозначения тех слоев духовной культуры, которые не выражены в виде явных знаний, но, тем не менее, существенно определяют лицо той или иной эпохи или народа. Но и любая наука имеет свой менталитет, отличающий ее от других областей научного знания, но тесно связанный с менталитетом эпохи.
Важнейшими средствами сохранения и распространения научного менталитета являются миграция ученых для работы из лаборатории в лабораторию, желательно не только в пределах одной страны, и создание и поддержка научных школ. Только в научных школах молодые ученые могут воспринять научный опыт, знания, методологию и менталитет научного творчества. В качестве примера, можно упомянуть в физике могучие школы Резерфорда за рубежом и школу А.Ф.Иоффе в нашей стране. Разрушение научных школ приводит к полному разрушению научных традиций и самой науки…».

Как известно, специалисты до сих пор не дали однозначных ответов на целый ряд вопросов, связанных с общими подходами к понятию «Научная Школа», ее роли и функциям в процессе развития науки, изменениям научных школ в процессе своего развития и т.д. Как пишет Т.В.Захарчук (см. Захарчук Т.В. Научная Школа в библиографоведении: теоретико-методологический аспект». Диссертация д.пед.н. 2013г. www.spbquki.ru.): «В настоящее время в профессиональном сообществе отсутствует общепринятое представление о содержании понятия Научная Школа, не сформулированы четкие признаки Научной Школы и ее функции, ее роль в структуре научных исследований».
Например, в «Словаре основных понятий (Аспирантра)» (см. «Словарик аспиранта». www.aspirantura.info.) написано: «Научная Школа — научное направление, возглавляемое и руководимое каким-либо авторитетным специалистом».

Вот что написано в коллективном исследовании феномена Научной Школы (см. Устюжанина Е.В., Евсюков С.Г., Петров А.Г., Казанкин Р.В., Дмитриева М.Б. Научная школа как структурная единица научной деятельности. М. ЦЭМИ РАН. 2011г. www.semi.rssi.ru.):

«Аннотация. Работа посвящена исследованию феномена Научной Школы как особой формы генерации научного знания. Предлагается классификация научных школ, выделяются основные характеристики каждого типа. Анализируются педагогические, производственные и культурологические особенности функционирования научных школ. Особое внимание уделено проблемам становления, развития и затухания научно-производственных школ.
Оглавление:
I. Понятие и основные виды научных школ
1.1. Основные типы научных школ
1.2. Научно-производственные школы
II. Примеры различных видов научных школ
2.1. Научно-образовательные школы
2.2. Научно-производственные школы
2.3. Научно-исследовательские школы
2.4. Школы — направления
Заключение
Список использованной литературы
I. Понятие и основные виды научных школ. В ХХ в. основными единицами научной деятельности стали научные сообщества, генерирующие новое знание на основе разделения и кооперации труда, рутинизации процессов создания, передачи и использования знаний. Одной из форм таких научных сообществ является научная школа – объединение исследователей, выполняющее функции продуцирования и распространения новых знаний и обладающее способностью к самовоспроизводству.
Актуальность изучения научных школ определяется их вкладом в развитие науки, поскольку, как свидетельствует история науки, они являются не только формами приобщения индивидов к деятельности по производству и потреблению знаний, но и уникальными очагами концентрации творческой энергии.
Заключение. 1. Научные школы представляют собой уникальный феномен коллективного творческого саморазвития, в основе которого лежит взаимное обогащение знаниями и идеями, творческой энергией и исследовательским интересом. Они характеризуются очень большой концентрацией выдающихся исследователей и чрезвычайно высокой производительностью. Это не единственная возможная форма коллективного осуществления научной деятельности, но, по всей видимости, самая эффективная.
2. Основными типами научных школ являются: 1) школа-направление, 2) научно-образовательная, 3) научно-производственная и 4) научно-исследовательская школы. В основе первого типа школы лежит единая парадигма (научная традиция). Объединяющим началом школ второго типа является общая образовательная база. Третий тип школ характеризуется общей исследовательской программой. Участников школы четвертого типа объединяет общность научных интересов, дополненная теснотой общения.
3. Научная школа представляет собой естественный (побочный) продукт исследовательской (образовательной) деятельности. Тем не менее, можно выделить ряд факторов, способствующих ее формированию:
— накопленный уровень знаний, позволяющий осуществить исследовательский прорыв,
— выдающийся лидер (основоположник),
— общественные ожидания, связанные с развитием определенного направления,
— престиж как фактор отбора участников,
— спрос на результаты исследовательской деятельности,
— материальное обеспечение исследовательской деятельности.
Однако самым важным условием возникновения научной школы является складывающаяся внутри школы уникальная научная культура, обеспечивающая эффективный обмен знаниями и идеями, взаимное усиление исследовательской мотивации, снятие психологических барьеров, синергию творческой деятельности.
4. Наличие такого феномена как научная школа опровергает распространенную в настоящее время гипотезу о единственно правильном способе организации исследовательской деятельности — временные творческие коллективы, создаваемые и финансируемые на конкурсной основе, «под заказ». Наиболее мощным стимулом развития науки является творческий поиск (исследовательский интерес). Именно инициативные проекты, не имеющие, на первый взгляд, сиюминутной практической ценности, создают условия для будущих исследовательских прорывов и научных революций.
5. …Попытки непосредственного «управления научной деятельностью» путем так называемой «концентрации ресурсов», ведущей к трансформации сложившихся научных культур и ограничению конкуренции, способны разрушить уже сложившиеся школы без всякой гарантии возникновения новых.
6. Вырождение научных школ (их угасание) — естественный процесс, происходящий в двух основных формах: бюрократизации и коммерциализации. В первом случае речь идет о выдвижении на первый план таких организационных ценностей как предсказуемость исследовательских результатов и надежность исследовательских процессов. В итоге предпочтение начинает отдаваться направлениям исследовательской деятельности, связанным с модернизацией и модификацией уже имеющихся результатов. Внутренние процессы все больше технологизируются (превращаются в рутины). Нововведения, представляющие собой угрозу отлаженным системам деятельности, отторгаются.
Похожие явления происходят и в условиях коммерциализации исследовательской деятельности. Здесь также высоко ценятся предсказуемость результатов и надежность процессов, а также возникают новые, по сравнению с бюрократической культурой, ценности: скорость вывода нового продукта на рынок и «умение продать» — убедить покупателя, будь то коммерческая структура, население, государство или научное сообщество в новизне и потребительской ценности предлагаемого продукта. Научный поиск уступает место «управлению проектами». Это позволяет достигать коммерческих результатов, но убивает сам процесс свободного творчества, а, следовательно, и научную школу».

 

 2. ЧТО ТАКОЕ НАУЧНАЯ ШКОЛА?

В 2013г. в Санкт-Петербурге состоялась защита диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук под названием «Научная Школа в библиографоведении: теоретико-методологический аспект» (специальность: библиотековедение, библиографоведение и книговедение). Автор: Захарчук Татьяна Викторовна. Диссертация была выполнена на Кафедре информационного менеджмента ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

«Актуальность работы. Актуальность исследования изучения научных школ определяется их вкладом в развитие науки, поскольку они являются не только формами приобщения молодых ученых к деятельности по производству и потреблению знаний, но и уникальными сообществами, формирующими у молодежи этические нормы и принципы научной деятельности.
Феномен Научной Школы является комплексной науковедческой проблемой, и в его изучении имеется определенный историографический задел. Научная Школа признается в научном сообществе одной из важнейших форм организации устойчивых контактов между учеными. Именно в рамках Научной Школы молодые исследователи под руководством лидера разрабатывают исследовательскую программу, поддерживая тесное общение как друг с другом, так и через учителя с остальным научным миром.
Актуальность вопроса о деятельности научных школ Российской Федерации подтверждается выведением его обсуждения и принятием ряда решений на уровне Президента и Правительства.
В 1995 г. появилась программа поддержки ведущих научных школ России, подкрепленная правительственным постановлением (Постановление Правительства РФ от 26.09.1995г. 957), которая действует до настоящего времени. Опыт первых лет работы по государственной поддержке научных школ нашел отражение в ряде статей и докладов и в справочнике «Ведущие научные школы России» (Ведущие научные школы России. М. Янус-К. 1998г. Вып. 1). Позитивный эффект программы заключался и в том, что она вызвала новый виток интереса к изучению научных школ. Выделение финансовых средств на поддержку научных школ поставило на повестку дня вопрос о выработке критериев для определения феномена Научная Школа.
В мае 1996г. принято Постановление Правительства «О грантах Президента Российской Федерации для поддержки научных исследований молодых российских ученых и государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации». С этого времени конкурс грантов проводится ежегодно.
1 апреля 1998г. приказом Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации была введена межвузовская научно-методическая программа «Сохранение и развитие интеллектуального потенциала высшей школы России», в которой, наряду с другими мерами по формированию научной политики, предусмотрена идентификация и финансовая поддержка как ведущих, так и новых научных школ.
Однако при кажущемся обилии публикаций по проблеме научных школ исследователи до сих пор не дали однозначных ответов на целый ряд вопросов, связанных с общими подходами к понятию Научная Школа, ее роли и функциям в процессе развития науки, изменениям научных школ в процессе своего развития и т.д.
При этом абсолютное большинство науковедческих исследований посвящено изучению научных школ в естественных и технических науках и практически не затрагивает проблемы формирования и развития научных школ в социальных и гуманитарных науках. Понимание того, что научное знание, а, следовательно, и организация научных исследований, осуществляется по-разному в различных дисциплинах, привело к необходимости изучения научных школ как в науках социально-гуманитарного цикла в целом, так и в каждой отдельной научной дисциплине.
В настоящее время в профессиональном сообществе отсутствует общепринятое представление о содержании понятия Научная Школа, не сформулированы четкие признаки научной школы и ее функции, ее роль в структуре научных исследований. Решение вопроса о содержании понятия Научная Школа в каждой конкретной науке, выявление признаков таких школ, выполняемых ими функциях, разработка методов идентификации состава и признаков Научной Школы в конкретной научной дисциплине позволит в значительной степени облегчить вступление в государственную программу поддержки научных школ, получать дополнительное финансирование от научных фондов.
Кроме того, в настоящее время наличие научных школ является одним из критериев при аттестации вузов и научно-исследовательских институтов, что требует разработки Положения о Научной Школе, включающего критерии отнесения научного коллектива к Научной Школе, формирования массива сведений, необходимых для представления Школы научному сообществу.
Изученность проблемы. В науковедении проблема формировании и развития научных школ начала изучаться с середины ХХ в. с появлением работ М.Г.Ярошевского, который впервые сформулировал признаки Научной Школы. Основные теоретические положения этого науковедческого направления были представлены в сборнике статей «Школы в науке» (1977г.), где отечественные и зарубежные социологи и историки науки попытались сформулировать определение понятия Научная Школа, представить ее основные признаки, показать отличия от других форм организации научных исследований (В.Б.Гасилов, Э.Дамм, Г.Лайтко, Б.А.Ланге, Э.М.Мирский, А.П.Огурцов, С.Д.Хайтун и др.). Признаки Научной Школы выделялись также и зарубежными исследователями (J.D.Bernal, I.Harvey, D.J.Price и др.). В большинстве работ зарубежных специалистов проблемы формирования и развития научных школ рассматриваются на примере одной из них (H.Barnard, H.Becker, M.Bulmer и др.).
В 1980-х гг. были разработаны четыре основных модели формирования научных школ (Л.В.Чеснова (предметно-логическая), Ю.А.Храмов, Е.А.Володарская (социально-психологическая), Л.Мальцене (информационная модель), О.И.Воверене (социально-коммуникативная модель). В последние годы к ним добавилась экономическая модель, разработанная И.Г.Дежиной и В.В.Киселевой. Проблемы классификации научных школ рассматривались в работах М.Г.Ярошевского, С.Д.Хайтуна, О.Ю.Грезневой. Появление государственных программ поддержки научных школ вызвало новую волну интереса к ним. Публикуются работы Е.З.Мирской, А.С.Левина, Н.Н.Никольского, Д.А.Александрова, Н.Х.Розова, И.Г.Дежиной, Н.В.Шестак, С.Ю.Астаниной и др., посвященные роли научных школ в современной науке и формированию их идентификационных признаков, пригодных для использования при определении приоритетов финансирования.
В настоящее время все больше науковедов, понимая, что основное внимание в науковедческих исследованиях научных школ уделяется их формированию и развитию в естественнонаучных и технических дисциплинах, пытаются сформулировать особенности Научной Школы в науках социально-гуманитарного цикла. Так, в последние годы появились исследования научных школ в истории, археологии (О.М.Мельников), педагогике (О.Ю.Грезнева, А.В.Хуторской) и ряде других гуманитарных и общественно-научных дисциплин». 

И вот что писала Т.В.Захарчук чуть ранее (см. Захарчук Т.В. Современная научная школа в библиографоведении: особенности формирования. // НТИ. Сер. 1. 2011г. №1. С.19-24):

«Изучение деятельности научных школ в библиографоведении, книговедении и библиотековедении позволяет говорить о том, что в 1980-1990-х гг. эти науки накопили определённый опыт в их изучении, создали научный фундамент. Прежде всего, ценно то, что делались попытки определить содержание понятия «Научная Школа» в книговедении и библиотековедении, выделить её признаки, показать возможности её идентификации. Каждое из этих направлений необходимо наполнить содержанием с учётом социально-гуманитарного характера наук и особенностей развития каждой научной дисциплины.
Для развития теоретических представлений о Научной Школе в науках библиотечно-информационного цикла необходимо сформулировать определение термина «Научная Школа» в каждой из этих дисциплин; выявить характерные черты Научной Школы, связанные с социально-гуманитарным характером наук и особенностями их развития; в области практического изучения научных школ важно разработать методику их идентификации, опирающуюся на достижения как современного науковедения, так и самих наук библиотечно-информационного цикла.
В этом докладе рассмотрены особенности и признаки Научной Школы в одной из наук библиотечно-информационного цикла — библиографоведении. На формирование научных школ в библиографической науке несомненно оказывают влияние особенности развития социально-гуманитарного знания, а также особенности развития самой научной дисциплины. Социально-гуманитарное знание в значительной степени отличается от естественнонаучного по объекту исследования, способам формирования исследовательской программы, используемым методам и т.д. Для него характерны: субъект-субъектное познание; нестабильность и быстрая изменчивость объектов изучения; индивидуализирующий метод познания; исследование объекта с точки зрения качества, а не количества; уникальность объектов исследования; постижение объекта с помощью диалога; в значительной степени связь с идеологией.
Перечисленные особенности социально-гуманитарного знания оказывают непосредственное влияние и на организацию научных исследований, взаимоотношения в научном сообществе, а значит — на формирование и деятельность научных коллективов, в том числе неформальных.
Социально-гуманитарная Научная Школа идентифицируется гораздо более сложно, чем естественнонаучная. Очень трудно идентифицировать научную школу в гуманитарных науках по наличию единой исследовательской программы, практически невозможно определить её географическое положение, чётко очертить круг её членов и т.д.
Можно сформулировать следующие особенности научных школ в науках социально-гуманитарного цикла:
1. Имеют «размытую» научную парадигму, которая может не перерастать в определённую исследовательскую программу.
2. Исследовательская программа выявляется только путём углубленного анализа деятельности членов научной школы.
3. Организация исследований носит индивидуальный характер.
4. Существует склонность к субъективности в проведении исследований.
5. Аморфность, «рыхлость» состава научной школы, связанная с нечётко сформулированной исследовательской программой. Идентификация такой школы — сложный процесс, требующий разработки специальных методик.
6. Не характерно наличие единого места работы для всех членов школы. Географически школа определяется по месту её создания (например, Санкт-Петербургская библиотечная школа, Тартуская филологическая школа). Однако это не означает, что большинство членов научной школы работают в месте её создания.
7. Огромное значение имеет образ мыслей представителей школы, их отношение к жизни и к людям.
8. Наличие не менее одного доктора наук.
Однако связывать особенности научных школ в библиографоведении только с принадлежностью науки к социально-гуманитарному циклу представляется недостаточным. Несомненно, на формирование научной школы должны влиять и особенности самой научной дисциплины: история её развития, формирование объекта, предмета, методологии, методики и организации исследований.
Особенности развития библиографоведения как научной дисциплины, влияющие на развитие научных школ, сводятся, на мой взгляд, к следующему:
1. Относительная молодость самой науки. Библиография как наука появилась в России в начале XIX в., а становление теории библиографии относится ко второй его половине.
2. Относительная узость научного сообщества в библиографической науке. Слишком мало учёных занимаются научными исследованиями в области библиографии вообще и теорией библиографии в частности.
3. Отсутствие специальных научно-исследовательских институтов. Научные подразделения включены в структуру библиотек, информационных центров, вузов, что, с одной стороны, влияет на темпы развития науки, а с другой — стимулирует укрепление её связей с практической деятельностью.
4. Прикладной характер научной дисциплины. Именно с этим, на мой взгляд, связаны постоянные споры специалистов о том, существует ли наука «Библиографоведение», что является её объектом и предметом… <…>.
Учитывая принадлежность библиографоведения к наукам социально-гуманитарного цикла, а также особенности развития самой научной дисциплины, признаки научной школы в библиографоведении можно разделить на обязательные и факультативные.
К основным признакам можно отнести:
1. Наличие лидера (как правило, доктора наук), признанного научным сообществом страны или региона.
2. Наличие не менее двух поколений учеников (обычно, кандидатов наук).
3. Наличие исследовательской программы (программ), разработанной лидером и связанной как с научной идеей, так и с созданием новых методов.
4. Самоидентификация членов научной школы, т.е. сами учёные признают свою принадлежность к научной школе, возглавляемой определённым лидером. При этом каждый из предполагаемых членов научной школы должен это обосновывать тематикой научных исследований, работой под руководством лидера, наличием коммуникации с другими членами школы.
5. Признание научной школы научным сообществом страны или региона, что, как правило, отражается в публикациях, посвященных лидеру школы или её ученикам.
К факультативным признакам, на мой взгляд, относятся:
1. Наличие организации, где зарождалась научная школа, но при этом отсутствие организации, в которой данная школа локализована.
2. Традиции, которые, как правило, формируются лидером и поддерживаются школой даже после его ухода.
3. Внутришкольные стандарты оценки качества научных исследований, которые, как правило, выражаются в использовании определённых критериев при обсуждении полученных результатов, экспертизе диссертационных исследований, предполагаемых публикаций и т.д.
4. Наличие монографий у лидера и/или его учеников».

Вот что пишет В.К.Криворученко (см. Криворученко В.К. Научные школы — важнейший элемент науки. 2010г. Сайт www.zpu-journal.ru.), доктор исторических наук, профессор, заместитель начальника Управления научной работы Московского гуманитарного университета, главный научный сотрудник Московского городского университета управления Правительства Москвы, академик Академии гуманитарных наук, член-корреспондент Российской академии естественных наук, академик Национальной академии ювенологии.

«Наука — специфическая отрасль человеческой деятельности. В современном понимании наука — это особого рода деятельность, включающая особые цели, методы их достижения и т.п.; это совокупность знаний, объединяющих различные концепции, теории, категориальный аппарат и т.п.; это социальный институт, включающий отдельных ученых и их формальные и неформальные объединения, организации и т.п.
Важным понятием в системе научного потенциала страны является научное сообщество, фактически обозначающее одну из структурных единиц науки. Можно выделить три группы научных сообществ: академическая наука, которая в условиях централизованной системы хозяйствования обеспечивала высокое развитие практически всех фундаментальных направлений; отраслевая наука, превратившая страну в одну из супердержав; вузовская наука, подготавливающая кадры и вносящая свой вклад в академическую и отраслевую науку.
Перспективы науки всегда определялись перспективами ведущих научных школ. Особенно это характерно для XXI в., когда все отрасли мировой науки достигли выдающихся высот, а любые научные проблемы требуют объединения усилий ученых, образования коллективов ученых. В этих условиях чрезмерно возрастает значение научных школ.
Научные школы — это не только и не столько административные, производственные образования на факультетах и в научных подразделениях. Научные школы — это неформальные коллективы. Являясь ядром научного сообщества, они играют особую роль в формировании гражданского общества. Если формальная трудовая принадлежность к научному сообществу не столь значима для гражданского общества, то научная школа является существенным элементом гражданского общества.
Именно в плане консолидации труда ученых Научная Школа представляет особый интерес. Научные школы являются таким социальным феноменом, который позволяет решать комплекс задач научной деятельности по какому-то направлению в их единстве и взаимообусловленности.
В теории науки понятие «Научная Школа» многозначно и имеет различные смысловые оттенки. Теория науки представляет Научную Школу как один из типов научного сообщества, особую форму кооперации научной деятельности.
Научная Школа — это особый феномен, сопряженный с другими научно-социальными объединениями и структурами науки, такими как научная дисциплина, научное направление, организация (институт, лаборатория, сектор, кафедра) и др.
М.Г.Ярошевский указывает: «Термин «школа» … при всей своей неопределенности <…> означает, по общепринятому мнению историков, во-первых, единство обучения творчеству и процесса исследования, во-вторых, позицию, которой придерживается одна группа ученых в отношении других». (Ярошевский М.Г. Логика развития науки и научная школа. // Школы в науке. / Под ред. С.Р.Микулинского, М.Г.Ярошевского, Г.Кребера, Г.Штейнера. М. 1977г. С. 86).
Научная Школа по своей сути являет собой эффективную модель образования как трансляции, помимо чисто предметного содержания, культурных норм и ценностей (в данном случае научного сообщества) от старшего поколения к младшему. Научная школа является инструментом «воспитания исследовательского стиля мышления (…) определенного способа подхода к проблемам». (Ярошевский М.Г. Логика развития науки и научная школа. // Школы в науке. / Под ред. С.Р.Микулинского, М.Г.Ярошевского, Г.Кребера, Г.Штейнера. М. 1977г. С. 29).
Научная Школа — это организация тесного, постоянного, неформального общения ученых, обмена идеями и обсуждения результатов. Каждая научная школа способствует развитию новых представлений в области науки.
Научным школам свойственны такие характеристики — инициативность, самостоятельность, наличие внутреннего импульса развития, целеустремленность, стойкость убеждений, неудовлетворенность достигнутым.
Для Научной Школы крайне важно научное самоопределение, самоидентификация члена коллектива, выявление и укрепление его социальной роли в ней, проектирование исследовательской деятельности каждого как частей общего.
Практика создания научных школ позволяет дать обобщенное представление о формах научных школ в следующем виде:
1) научно-образовательная школа, призванная формировать будущих исследователей;
2) исследовательский коллектив — группа ученых, совместно разрабатывающая под руководством лидера (главы школы) избранную или созданную им исследовательскую программу;
3) направление в науке, возникающее благодаря установлению определенной традиции, охватывающей группу ученых и исследовательских коллективов;
4) ученые, подготовившие под руководством известного ученого диссертации, ставшие кандидатами и докторами наук.
М.Г.Ярошевский к типологическим формам научных школ относит: научно-образовательную школу, школу — исследовательский коллектив, школу как направление, приобретающее при определенных социально-исторических условиях национальный, а иногда и интернациональный характер. (Школы в науке. М. 1977г. С. 28).
Создание научных школ — это потребность науки, необходимость ученых. Научное сообщество нуждается в постоянных контактах, обмене информацией, взаимной оценке трудов, а, следовательно, в формировании научных школ, направлений, временных творческих коллективов.
Из теории организации науки известно, что научное общество может быть устойчивым и жизнеспособным только в условиях: обеспечения известной самостоятельности, самодеятельности, самоорганизованности молодых ученых, определяющих в силу своего возраста, мировоззренческих установок и творческих потенций в определенном плане будущее науки; обеспечения постоянного контакта со старшими поколениями ученых, представляющих имеющиеся направления, опыт, традиции и формы научного поиска.
В теории науки существует понятие «научное сообщество». Это объединение ученых, принадлежащих, как правило, к одной научной дисциплине, работающих в одном научном направлении, придерживающихся общих теоретических оснований, принципов и методов решения исследовательских задач. Вместе с тем научное сообщество представляет собой не аморфную совокупность ученых, а целостный организм, который воспроизводит себя через систему внутри научного общения и образования.
Данное определение является базовым и при формировании научных школ. Вместе с тем представляется, что Научная Школа, являясь научным сообществом, может объединять ученых различных научных дисциплин, но связанных разработкой цельной научной проблемы. Такой подход позволяет создавать общеуниверситетские и межкафедральные научные школы. Научное сообщество в виде Научной Школы может структурироваться горизонтально и вертикально — в нем может выделяться иерархия научных авторитетов, существовать «центр» и «периферия»».

И еще (см. Криворученко В.К. Научные школы. Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 2 (март-апрель). Сайт www.zpu-journal.ru.):

«Аннотация. Рассматривается комплекс вопросов, связанных с созданием и функционированием научных школ с учётом отечественного и зарубежного опыта.
Статья. Наука — специфическая отрасль человеческой деятельности. В современном понимании наука — это особого рода деятельность, включающая особые цели, методы их достижения и т.п.; это совокупность знаний, объединяющих различные концепции, теории, категориальный аппарат и т.п.; это социальный институт, включающий отдельных ученых и их формальные и неформальные объединения, организации и т.п.
Академик С.И.Вавилов (1891-1953) писал: «Наука — это совсем особая сфера труда, привлекающая к себе непреодолимой силой. Ученый кончает свою исследовательскую деятельность, почти всегда только уходя из жизни».
«Наука должна быть самым возвышенным воплощением отечества, ибо из всех народов первым будет всегда тот, который опередит другие в области мысли и умственной деятельности» — это мысль Луи Пастера.
Наука по существу представляет собой мощную отрасль по производству знаний с огромной материальной базой и развитой системой коммуникаций. Или как говорил А.М.Горький, «наука — это нервная система нашей эпохи».
В науке существует свой специфический образ жизни, регулируемый системой, как правило, неписаных, но передаваемых по традиции норм, системы ценностей. В свою очередь ученый — это особая профессия. Работа в науке — тяжёлый труд, здесь нередки поражения, порой они более часты, чем победы и достижения.
Лауреат Нобелевской премии за 1913г. французский физиолог Шарль Рише (Richet) (1850-1935) отмечал: «…Наука требует все больших жертв. Она не желает ни с кем делиться. Она требует, чтобы отдельные люди посвящали ей все свое существование, весь свой интеллект, весь свой труд. …Знать, когда следует проявить упорство, когда остановиться, — это дар, присущий таланту и даже гению».
К науке как отрасли вполне применимы слова римского философа Луция Аннея Сенеки: «К вершинам величия ведёт трудная дорога».
Труд учёного особенный — он касается самого человека, даёт ему радость открытия, создания нового, расширяет познания, обогащает знания; он касается коллектива, в котором созидает, даёт приращение общего научного успеха, способствует возрастанию его авторитета; он касается научного направления, отрасли, так как развитие науки всецело состоит из многочисленных «зёрен», из совокупности отдельных научных исследований: он касается страны, Отечества, так как их научные достижения состоят из общих успехов индивидуального и коллективного творчества ученых; в конечном счёте, он касается всего мирового сообщества, так как мировая наука является конгломератом всего, что происходит в ней, независимо от страны, политической системы, тем более в условиях мировой глобализации.
Всё это не может не вызывать радость научного труда, понимание его значимости, гордость исследователя за любой свой успех.
Надо понять и осознать, что наука — это призвание и служение, а не служба. У научного работника даже служба носит творческий характер, должна быть его призванием, иначе ничего не получится.
Научные знания базируются на критериях объективности, соответствия истине, достоверности, подтверждаются эмпирически, способны объяснить природу процессов и объектов, логику их существования, не противоречат фундаментальным научным дисциплинам и методологии науки. Обоснованию подлежит любое новое знание как эмпирическое, так и теоретическое. В свою очередь эти критерии представляют собой важнейшие характеристики диссертации. Наличие в работе нового, достоверного знания о реальности из определенной отрасли науки преобразует исследовательскую деятельность в научное, диссертационное исследование, которое призвано обосновать научные знания, привести их в стройную систему, раскрыть научное достижение для компетентной научной критики как движущего инструмента науки. Поэтому вырабатывание в себе разумного критического подхода является одной из важных предпосылок успеха в научной деятельности.
Диссертационное исследование является аналогом или прототипом научного исследования, но при этом дополнительно предполагает по завершении определенного отрезка научного исследования подготовку научного труда — диссертации — для публичной защиты.
Есть сведения о том, что с момента учреждения в 1932 г. Высшей аттестационной комиссии число выданных дипломов о присуждении учёных степеней и аттестатов о присвоении учёных званий составляет свыше полутора миллиона.
Наука реализуется в каждом учебном и научном заведении. Особое место в этом процессе занимают университеты. Как высший тип учебный заведений университет — это такое учреждение, образовательный процесс в котором ведётся через науку и на базе науки, пронизан научным содержанием; в научном отношении — это совокупность сложившихся в нём научных школ. Университет отличается, прежде всего, наличием личностей, лидеров, учёных-новаторов, которые «обрастают» учениками.
Перспективы науки всегда определялись перспективами ведущих научных школ. Особенно это характерно для нынешнего, XXI в., когда все отрасли мировой науки достигли выдающихся (на данное время) высот, когда любые научные задачи и проблемы требуют объединения усилий учёных, зачастую различных отраслей науки, образования коллективов учёных. Но эти достижения являются выдающимися по отношению к прошлому, а по отношению к будущему это старт для новых достижений. В этом отношении Научная Школа — уникальное образование, в котором обеспечивается непрерывность научного процесса, происходит развитие научного знания на базе достигнутого с чётко вырисовываемой перспективой.
Образование научных школ — хорошая российская традиция, которая явилась следствием особенностей культурно-исторического развития России. В.И.Вернадский писал: «В России начало научной работе было положено правительством Петра, исходившего из глубокого понимания государственной пользы. Но эта работа быстро нашла себе почву в общественном сознании и не прерывалась в те долгие десятилетия, когда иссякла государственная поддержка научного творчества… Она создавалась при этом интеллигенцией страны… создавалась их личным усилием, по личной инициативе или путем образуемых ими организаций…».
Обращает внимание то, что В.И.Вернадский делал акцент на свободе, независимости русских учёных: «Вся работа русского общества, происходившая в области научного творчества, стояла вне кругозора православного духовенства, представляла для него чуждую область, в которой оно не могло разобраться. … Служители русской церкви не могли иметь авторитета в своих возражениях…. Этим путем достигалась в России та внутренняя свобода исследования, которая в такой мере отсутствовала в научной культурной среде Запада, где духовенство всегда было сильно своими представителями, активно работавшими в научных исканиях и изменявшими благодаря этому отношение к церкви и к христианскому учению широких слоев научных работников. Оно там являлось умственной силой, с которой всегда должна была считаться — нередко бороться — научная мысль».
Мировое звучание имели научные школы Абрама Федоровича Иоффе, Петра Леонидовича Капицы, Льва Давидовича Ландау и многих других российский учёных, светил мировой науки. Они обеспечили подъём, славу и мировой уровень отечественной науки. Исследователи отмечают, что сформировавшийся в XIX в. в мировой науке системный подход во многом исходил из практики русских научных школ.
Научные школы — это не только и не столько административные, производственные образования на факультетах и в научных подразделениях. Научные школы — это неформальные коллективы. Являясь ядром научного сообщества, они играют особую роль в формировании гражданского общества. Если формальная трудовая принадлежность к научному сообществу не столь значима для гражданского общества, то Научная Школа является существенным элементом гражданского общества.
В своё время Ф.Крик заметил: «Процесс научного исследования глубоко интимен: иногда мы сами не знаем, что мы делаем». И именно в плане консолидации труда учёных Научная Школа представляет особый интерес.
Я вижу большой смысл в предложении — ни одной докторской диссертации, подготовленной вне признанной Научной Школы, завести аттестационный институт — школа докторантов, где бы проводилось совершенствование, кристаллизация учёного, безусловно, по соответствующей науке, и не только как учёного, но и как образованного Человека.
В современной науке, в том числе отечественной, просматривается сверхспециализация учёных, причём это касается не только смежных наук, но и отрасли науки, в которой работает учёный. Во многом это негативное явление, так как любое явление надо рассматривать в связи с другими, без интеграции науки сегодня не возможно сколько-нибудь крупное научное исследование.
Научные школы создают прекрасные возможности для коллективизма учёных, взаимосвязи учёных, привязанности всех и каждого к целям таких объединений. Здесь естественно, а не искусственно происходит взаимоприспособляемость коллектива, научной работы и конкретного человека. Внутри Научной Школы кроме совместной работы коллектива возможно плодотворное сотрудничество между двумя, тремя учеными, в том числе научными руководителями и их учениками.
Отечественная и зарубежная история свидетельствует, что развитие многих направлений науки связано с деятельностью научных школ. Они являются таким социальным феноменом, который позволяет решать комплекс задач научной деятельности по какому-то направлению в их единстве и взаимообусловленности.
В теории науки понятие «Научная Школа» многозначно и имеет различные смысловые оттенки. Теория науки представляет Научную Школу как один из типов научного сообщества, особую форму кооперации научной деятельности.
Научная Школа — это особый феномен, сопряженный с другими научно-социальными объединениями и структурами науки — такими, как научная дисциплина, научное направление, организация (институт, лаборатория, сектор, кафедра) и др. По своей сути она являет собой эффективную модель образования как трансляции, помимо чисто предметного содержания, культурных норм и ценностей (в данном случае научного сообщества) от старшего поколения к младшему.
Научная Школа — это организация тесного, постоянного, неформального общения ученых, обмена идеями и обсуждения результатов.
Каждая научная школа способствует развитию новых представлений в области науки. Научным школам свойственны такие характеристики — инициативность, самостоятельность, наличие внутреннего импульса развития, целеустремленность, стойкость убеждений, неудовлетворенность достигнутым.
Для Научной Школы крайне важно научное самоопределение, самоидентификация члена коллектива, выявление и укрепление его социальной роли в ней, проектирование исследовательской деятельности каждого как частей общего.
Практика создания научных школ позволяет дать обобщенное представление об их формах в следующем виде:
1) научно-образовательная школа, призванная формировать будущих исследователей;
2) исследовательский коллектив — группа учёных, совместно разрабатывающая под руководством лидера (главы школы) избранную или созданную им исследовательскую программу;
3) направление в науке, возникающее благодаря установлению определенной традиции, охватывающей группу учёных и исследовательских коллективов;
4) ученые, подготовившие под руководством известного учёного диссертации, ставшие кандидатами и докторами наук.
Науковеды различают несколько социальных форм организаций научных сообществ. В данном случае речь идет о «научных школах», как одной из социальных форм.
Эти разновидности школ, как показывают материалы многих учебных и научных организаций, с которыми представилась возможность ознакомиться, прежде всего, через Интернет, представляют интерес для научной общественности, имеют право на существование и развитие. Более того, как показывает вузовский опыт функционирования научных школ, все эти формы являются звеньями одной цепи, элементами становления научных школ. Вопрос в том, какие из этих форм наиболее эффективны применительно к решению целей и задач стратегического развития (научного развития) конкретной организации, а также с учётом того, на каком этапе развития находятся школы в конкретной организации в данное время.
Сам термин «Научная Школа» многозначен. Анализ показывает, что используются, в основном, три категории понятий «Научная Школа»:
— формальное объединение, научно-образовательная организация различного статуса (университет, кафедра, факультет, научно-исследовательский институт, лаборатория);
— исследовательский (творческий) коллектив, не обязательно имеющий формальную принадлежность к какому-либо структурному подразделению университета или научно-исследовательского института;
— направление в науке, объединившее интересы группы исследователей.
Исследователь О.Грезнёва предлагает такую классификацию научных школ:
— по виду связей между членами научной школы — научное течение, «невидимый колледж», научная группировка;
— по статусу научной идеи — экспериментальные, теоретические;
— по широте исследуемой предметной области — узкопрофильные, широкопрофильные;
— по функциональному назначению продуцируемых знаний — фундаментальные, прикладные;
— по форме организации деятельности учеников — с индивидуальными формами организации научно-исследовательской работы, с коллективными формами организации НИР работы;
— по характеру связей между поколениями — одноуровневые, многоуровневые;
— по степени институализации — неформальные, кружки, институальные;
— по уровню локации — национальные, локальные, личностные.
Во многих российских вузах, если судить по их официальным сайтам в Интернете, под термином «Научная Школа» чаще подразумевается «научное направление» и только в редких случаях научные школы представлены как научные коллективы с их историей становления, развития и современного состояния. Обычно это коллективы, претендующие на «ведущие научные коллективы» в рамках определённого научного направления. Иначе говоря, реально существует такая система: «научное направление — научная школа».
В то же время многие учёные сходятся во мнении, что Научная Школа — это сообщество исследователей, интегрированных вокруг ученого генератора идей, обладающего особыми исследовательскими и, что также важно, человеческими качествами. При таком учёном объединяется группа соратников и учеников, которые разделяют его научные идеи и общие теоретические принципы, методологию исследования. Как правило, все эти исследователи совместно выполняют определённую исследовательскую программу, разработанную и предложенную данным учёным или возглавляемой им группой учёных. В ходе выполнения научной программы конкретного коллектива идёт интенсивный обмен мнениями и результатами. Такой возможности при конкуренции научных коллективов не существует. Но в самом коллективе (научной школе) эти возможности не только имеются, но и их использование является необходимым. Следовательно, одновременно с решением определенной научной задачи учёные обмениваются научной информацией, повышают свою квалификационную эрудицию.
Важной функцией подобной школы является забота о научной смене, о подготовке кандидатов и докторов наук. Учёный-руководитель и его коллеги стремятся сформировать из числа начинающих исследователей (студентов, аспирантов, докторантов) научных, а во многом и мировоззренческих единомышленников.
Конечно, процесс формирования научных школ крупных учёных достаточно долгий и трудоёмкий. Решение этой задачи в условиях высшего учебного заведения облегчается тем, что научный коллектив одновременно выполняет образовательные и научные функции. Творческая атмосфера, наличие талантливых учеников из аспирантов и студентов, учебно-вспомогательной и научной базы помогают ведущему учёному добиваться существенных результатов в науке.
В данном случае научная школа при крупном ученом — это интеллектуальная, эмоционально-ценностная, неформальная, открытая общность учёных разных статусов, разрабатывающих под руководством возглавляющего научную школу учёного выдвинутую им исследовательскую программу.
Существенным признаком подобной, как и других научных школ, является то, что в них одновременно решаются важнейшие задачи: разработка и защита научных идей, комплексное, коллективное выполнение крупной задачи, недоступной для решения одним учёным, и подготовка молодых учёных.
Существуют и такие определения — Научная Школа — это научный коллектив, завоевавший известность высоким уровнем исследований в конкретном научном направлении, устойчивостью научной репутации и традиций, преемственностью поколений в ходе подготовки научных кадров высокой квалификации.
Научная Школа — это интеллектуальная, эмоционально-ценностная, неформальная, открытая общность учёных разных статусов, разрабатывающих под руководством лидера, её руководителя-организатора выдвинутую им же исследовательскую программу.
М.Г.Ярошевский выделяет, среди прочих, такие признаки Научной Школы: наличие лидера, задающего вектор развития научной школы, наличие исследовательской программы, объединяющей коллектив на основе единой цели; общность подходов (или единую парадигму) совместной деятельности.
Н.А.Логинова к признакам научной школы относит наличие программы, разработанной лидером, методического инструментария исследований, внутренних стандартов оценки деятельности, непосредственное общение её коллектива.
Обратим особое внимание на определение признаков научных школ официальными лицами государственных органов. Начальник отдела поддержки ведущих научных школ и грантов Президента Российской Федерации А.С.Левин отмечал, что основными определяющими признаками научной школы являются: наличие нескольких поколений в связках: учитель — ученик, объединяемых общим, ярко выраженным лидером, авторитет которого признан научным сообществом; общность научных интересов, определяемых продуктивной программой исследований; единый оригинальный исследовательский подход, отличающийся от других, принятых в данной области; постоянный рост квалификации участников школы и воспитание в процессе проведения исследований самостоятельно и критически мыслящих ученых; постоянное поддержание и расширение интереса (публикациями, семинарами, конференциями) к теоретико-методологическим проблемам данного направления науки.
На основании этого А.С.Левин дает феноменологическое определение Научной Школы — исторически сложившаяся в России форма совместной научной деятельности коллектива исследователей разного возраста и квалификации, руководимых признанным лидером, объединяемых общим направлением работ, обеспечивающих эффективность процесса исследований и рост квалификации сотрудников.
Главенствующей фигурой научной школы, её стержнем служит лидер. Наличие лидера — непременное, обязательное условие существования Научной Школы. В документах и литературе используются различные представления о лидере Научной Школы — «крупный ученый», «доктор наук».
Обратим внимание на ценное высказывание С.И.Гессена: «Метод научного мышления передается путем устного предания, носителем которого является не мертвое слово, а всегда живой человек. На этом именно зиждется незаменимое значение учителя и школы. Никакие книги никогда не могут дать того, что может дать хорошая школа».
На формирование научных школ оказывает влияние наличие у лидера школы не только качеств, необходимых для научной деятельности, но и способного сплотить вокруг себя творческий коллектив. Лидер занимает несколько функциональных позиций. Во-первых, он является «проектировщиком-организатором» школы, что обеспечивает рефлексивные позиции членов коллектива по отношению к своей деятельности. Во-вторых, лидер одновременно проявляет себя в двух ипостасях — наставник и коллега.
По имеющимся оценкам каждый четвёртый руководитель Научной Школы является директором научной организации. И, как правило, это наиболее компетентные учёные: доктора наук, академики и члены-корреспонденты Российской академии наук, Российской академии образования, Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии медицинских наук и других подобных высокого научного уровня организации, обеспечивающие весьма интенсивную научную деятельность руководимых ими коллективов. Существенным признаком Научной Школы можно считать то, что она одновременно реализует функции инициатора научных идей, их распространения и защиты, подготовки молодых учёных.
Иными словами, основными характеристиками Научной Школы могут быть такие: известность в научном сообществе; высокий уровень исследований, их оригинальность; научная репутация; научные традиции; преемственность поколений.
Научная Школа выполняет все функции научной деятельности, к которым правомерно отнести производство знаний (исследование), их распространение (коммуникацию) и воспроизводство как знаний, так и самого научного сообщества.
Научная Школа, как правило, обладает такими основными признаками: минимальный цикл, позволяющий фиксировать существование школы, — это три поколения исследователей (основатель, последователь-преемник, ученики преемника); наличие лидера — крупного учёного, обладающего педагогическим мастерством и личным авторитетом; сохранение в научной школе атмосферы творчества, наличие общей программы исследований и подхода к изучаемым проблемам; формирование и постоянное пополнение группы последователей лидера, поддерживающих с ним контакты, разделяющих ценности и традиции школы, способных к самостоятельному творческому поиску.
Научную школу можно рассматривать как неформальное творческое содружество исследователей разных поколений, сплочённых общим стилем исследовательской деятельности и добившихся значительных научных результатов.
Какую бы форму организации не имели научные школы, вне зависимости от стадий становления и истории их развития, они могут существовать только при постоянном внимании администрации, всесторонней поддержке, в том числе и финансовой, если это необходимо.
Традиционно в качестве основной ячейки высшего учебного заведения выступает кафедра. Однако в ведущих вузах, где сложились определённые традиции, как в учебном процессе, так и в научных исследованиях, всё большее значение играют научные школы. Заметим — из просмотренной в Интернете информации в большинстве учебных заведений указываются объединения учёных по научным направлениям или «вокруг» учёного, а не по кафедрам. Именно такое объединение учёных приносит больший научный эффект.
Понятно, что не каждый научный коллектив кафедры может претендовать на звание научной школы и тем более ведущей научной школы. Как правило, когда в отчётах говорится о научной работе кафедры, то никогда не подразумевается, что на каждой из них есть научная школа в полном понимании этого определения. Более того, не на каждой кафедре существует четко очерченное научное направление.
Как мы отмечали, многие научные школы создаются по наиболее важным и актуальным научным направлениям. Научные школы — это всегда коллективы, но так повелось в науке, что каждая из них носит имя своего основателя и учителя.
Научной Школой, на наш взгляд, правомерно считать учёных, подготовленных одним учёным. О таких учёных правомерно говорят — «он прошёл школу такого-то учёного». Например, в Московском гуманитарном университете один профессор подготовил 27 докторов наук и 34 кандидата наук — его научные дети, а за ними научные «внуки» и «правнуки». Конечно, это большая научная школа учёного. Более того, в научной жизни придают большое значение тому, что тот или иной доктор, кандидат наук подготовлен этим учёным. Но, к сожалению, какого-то обобщённого труда эта школа не имеет. Восемь докторов наук работали над одной тематикой, каждый имеет по несколько монографий, а обобщающей коллективной работы не создано. Здесь правомерен укор учёным, но налицо и неотработанность системы подготовки и издания научных монографий.
В теории науки различают понятия «научная школа», «научное направление», «научная проблема». Можно констатировать, что когда речь идёт о Научной Школе, то подразумевается, что в её рамках подготовлен не один доктор наук. Важной характеристикой Научной Школы является активная научная работа, связанная с разработкой определённых научных проблем, с аспирантурой и подготовкой диссертаций, с проведением тематических конференций по определенному научному направлению. При этом учитываются два важных условия: должен наличествовать основоположник Школы — известный учёный, длительное время работающий в этом направлении, и несколько докторов наук, выросших в данном коллективе.
Когда говорится о научном направлении кафедры, то имеется в виду, что руководитель данного научного подразделения — доктор наук, что в рамках научного направления кафедры научные исследования завершаются диссертациями, опубликованными трудами.
В том случае, когда речь идет о работе над научной проблемой, то имеются в виду соответствующие публикации, выступления на конференциях, семинарах.
При оценке научных школ учитывается количество подготовленных кандидатских и докторских диссертаций («учитель — ученик»); цитируемость трудов участников школы в отечественных и зарубежных изданиях; общие научные идеи и ценности, которых придерживаются участники школы. При характеристике Научной Школы преемственность часто трактуется как продолжение тематики исследований учителя в трудах учеников. Особо учитывается защита докторских диссертаций в рамках Научной Школы.
Важным показателем Научной Школы является многогранность исследований участников научного коллектива. Использование при идентификации научных школ только количественных показателей в отрыве от других видов оценки позволяет очертить лишь контур проблемы — необходим более широкий подход, учитывающий своеобразие и многогранность феномена Научной Школы.
Создание научных школ — это потребность науки и необходимость учёных. Научное сообщество нуждается в постоянных контактах, обмене информацией, взаимной оценке трудов, а, следовательно, в формировании научных школ, направлений, временных творческих коллективов.
Из теории организации науки известно, что научное сообщество может быть устойчивым и жизнеспособным только в условиях: обеспечения известной самостоятельности, самодеятельности, самоорганизованности молодых учёных, определяющих в силу своего возраста, мировоззренческих установок и творческих потенций будущее науки; обеспечения постоянного контакта со старшими поколениями учёных, представляющих имеющиеся направления, опыт, традиции и формы научного поиска.
Американский историк и социолог науки Дерек де Солла Прайс, занимавшийся выявлением при помощи цитатного анализа сетей неформальных коммуникаций в науке, выдвинул концепцию и термин «невидимый колледж», представляющий собой организационную структуру, основывающуюся преимущественно на неформальных коммуникациях ученых. Дело не в неизвестном нам термине. Важна суть формирования научных сообществ, в том числе и в форме научных школ. Во многих областях исследований учёные развивают неформальные коммуникации, взаимно обогащаются информацией, которая имеет большое значение для эффективного развития научных исследований. Этот принцип может использоваться в организации научных школ.
Сила научных школ в том, что они «привязывают» науку к реалиям жизни, имеют ярко выраженный практический акцент. В этом отношении довольно точно подметил В.И.Вернадский: «…развитие научной мысли находится в теснейшей и неразрывной связи с народным бытом и общественными установлениями — ее развитие идет в сложной гуще исторической жизни…».
Особо следует отметить воспитательный, нравственный аспект научных школ. Воспитательное, нравственное влияние свойственно коллективу, а научные школы как раз и являются коллективами, причем особую нравственную «нагрузку» несёт лидер научной школы. Интересно заметить, что М.Г.Ярошевский при анализе научной школы И.М.Сеченова обратил внимание на такой вопрос: «Весь облик Сеченова делал его учителем не только в научном, но и в нравственном отношении».
Вполне надо согласиться с П.В.Волобуевым, который отмечал, что для русских учёных всегда были свойственны «идейность, патриотические устремления и порожденные ими чувство общественного долга, подвижническое отношение к своей научной деятельности…».
«Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед» — эта мысль принадлежит Аристотелю. Ф.М.Достоевский: «Без нравственного очищения, без внутреннего развития, — никакие специальности не войдут настоящим образом в наше сознание»». 

* * *