Статья 1.6. Нужна ли нам Российская Тантрология? (ч.3).

«Ни в одной стране мира Тантра не обросла таким количеством мифов, легенд и интерпретаций как в России… Наше желание привнести в городскую клетушку в многоквартирном улье все — от стиля фэншуй до сокровенных ритуалов Тантры — столь же похвально, сколь и наивно. Пожалуй, подобное стремление можно сравнить с попыткой повторить исследования Жак-Ива Кусто не выходя из своей ванной комнаты…» (см. А в Тантре секса нет, но есть покой и воля… Статья для журнала «Penthouse» (Россия). Сайт www.yacht.a7sharp9.com.).
«Сейчас одна из самых заметных тенденций в современной культуре и даже бытовой жизни провинции — это раскрепощение. Причём раскрепощение как в стиле одежды, манере поведения, разговорной речи, так и в более глобальном плане — на уровне изменения массового самосознания… Что же до самой Тантры, то здесь разговор должен быть особый, потому что сексуальная революция выхватила по большей части лишь малую толику из этого учения — только то, что касается сексуальной культуры» (см. Кинес Кизиитов. Сексуальная революция в провинции. Тантра в современном мире. Патефон Сквер № 3. Сайт www.patefonskver.ru.).
«По сути Тантра воспевает красоту отношений человека и божества на земном, и на трансцендентальном уровне. Это умозрительная красота, но она облагораживает бытие личности. Думается в этом одна из главных причин длительного существования в Индии Тантрической Традиции» (см. Ефименко В.А. Индуизм и Тантра. // Индуизм и современность. М. 1994г.).
Российская Тантрология должна скрупулезно исследовать, изучить все представления, понятия и язык Тантры, поскольку прямое назначение Тантры — помочь людям правильно понять себя и Мир. Несомненно, это придаст определенный колорит будущим разговорам и действиям людей. Ведь Традиция Тантры хранит в себе знание, мудрость и опыт многих веков и даже тысячелетий. Тантра — это и Магия, и Наука, и Религия, и Философия, и Духовная Традиция, и Эзотерическая Традиция, и Мистический Опыт, и еще Учение Истины. Тантра — это все вместе взятое, это «основа ткани» (санскр. тантра) бытия человека, на которой могут быть «вытканы» и воспитание, и развитие, и самопознание, и самосовершенствование, и деятельность и культура человека. Тантра — это основа, которая, несомненно, может придать смысл, значение, красоту и очарование не только каждому мгновению бытия, но и всему бытию, всей жизни человека.

* * *

(продолжение)

7. ПОПУЛЯРНОСТЬ ТАНТРЫ.

7.1. ПОПУЛЯРНОСТЬ ТАНТРЫ НА ЗАПАДЕ.

«В настоящее время вопросы духовности вызывают много недоумения и разочарования. Не забыто ли что? Не стала ли духовная практика пустым ритуалом? Новые волны религиозного и духовного возрождения поднялись на руинах устаревших религий, провозглашающих сутью своей миссии опыт и воплощение Высшей Сущности. Среди вновь пробудившихся духовных направлений все больше внимания на Западе привлекает возникшее на Востоке древнее учение Йоги и медитации, благодаря своему практическому и научному подходу».

(Обзор Тантра-Йоги Традиции Ананда-Марга. Сайт www.redov.ru.)

«Тантрические секты и российские псевдотантристы. Со временем с Тантризмом произошла интересная история. Тантризм как эзотерическая оккультная традиция Индуизма существовал как в виде довольно широкого течения «правой руки», так и в виде тайных сект «левой руки» уже с первых веков по Р.Х. Реформаторы Индуизма прошлого и первой половины нынешнего столетия, уязвляемые упреками христианских миссионеров и имея перед глазами образец строгой христианской этики, стыдились Тантры «левой руки»; одни из них скрывали свою приверженность к тантрическим практикам, другие относились к Тантризму с отвращением. Как пишет Б.Фаликов, «нео-Индуизм… стремился возродить классическую чистоту, открещиваясь от «сексуальных безобразий» недавнего прошлого» (Фаликов Б.3. Неоиндуизм и западная культура. С. 114.). Теософы считали Тантризм «левой руки» худшей формой чёрной Магии.
Западный мир узнал об аутентичной религиозной форме Тантризма из книг английского судьи Джона Вудрофа, писавшего в начале ХХ в. под псевдонимом Артур Авалон. Но в первой половине ХХ в. на Западе Тантрой интересовались только маргинальные интеллектуалы-«традиционалисты» или черные маги типа Алистера Кроули. Когда же во второй половине века здесь произошла «сексуальная революция», изменилось отношение к Тантризму как в самой Индии, так и на Западе, где «секс по-тантристски» стал одним из элементов современной поп-культуры. Быть «тантристом» стало модно в среде «духовной элиты». Вульгаризированный популярный Тантризм сделался компонентом многих групп движения «Нью эйдж».
В Советском Союзе по понятным причинам интерес к Тантризму возник гораздо позже, чем на Западе, только где-то в конце 70-х годов (XX в.). В самиздате ходили по рукам переводы «Змеиной силы» Авалона, проповедей Раджниша, книг Эванса-Венца о тантрическом Буддизме, учебников Хатха-Йоги. В 80-х годах сложились группы, в которых пытались практиковать элементы Тантризма». 

(Культы восточного направления. Справочник. Сайт www.ansobor.ru.)

«Тантра — это наука или садхана (духовная практика), построенная на огромном объеме религиозных и оккультных индуистских манускриптов, которые делают акцент на шакти (энергии божества), обычно называемая Кундалини, которая исходит от божественного начала. Эти рукописи обычно изложены в форме диалога между богом Шивой и его женой Парвати. Те главы, где на вопросы отвечает Шива, называются агама, а те, где рассказывает Парвати — нигама.
Тантрические писания представляют собой эссенцию знания, собираемого еще с древних времен. Большинство текстов написано на Санскрите, но встречаются также отрывки на пали, пракрити, тибетском, хинди и бенгали. Они считаются энциклопедиями эзотерической мудрости, касаясь таких тем, как творение и разрушение вселенной, поклонения божеству, духовные практики, ритуалы, оккультные силы и медитация. В Тантрах также рассматривается полная анатомия тела, включая чакры (духовные энергетические центры) и пути, соединяющие их, по которым путешествует Кундалини.
Невзирая на то, как разнообразны писания, все же у всех них есть одна общая характеристика — интегральный подход к садхане, с целью оптимального использования внешних и внутренних ресурсов. Тантру можно также воспринимать как уважительный подход к духовной практике.
В отличие от традиционной для нас иудаистско-христиансткой и эстетической восточной концепции, Тантра не говорит о необходимости сублимировать плоть в дух, физическое — в метафизическое. Вместо этого Тантра ищет пути совместить все жизненные аспекты, чтобы преодолеть созданные нами самими же границы, отделенность, разобщенность, чтобы сделать людей едиными со всем живым.
Так как целью Тантры является совместить все аспекты жизни, это практика, где смешивается множество учений: Хатха-Йога, пранайяма, медра, ритуалы, Кундалини-Йога, Нада-Йога, мантра, янтра, мандала, алхимия, визуализация божеств, Аюрведа и Астрология — все это вместе взятое подходит под сферу применения Тантры. Но, поскольку такое большое количество разнообразных наук и техник может быть применено, обычно Тантру рекомендуют изучать под руководством компетентного мастера, который сможет провести ученика через весь комплекс идей и процедур.
На Западе Тантра обычно ассоциируется с сексуальностью и сексуальными практиками. Тантрические идеи часто используются для того, чтобы помочь отдельно взятым личностям и парам трансформировать свою половую жизнь в более удовлетворительный в физическом, эмоциональном и духовном плане процесс. Посредством интеграции женского и мужского аспектов как личности, так и пары, Тантра демонстрирует высшее соединение божественных начал Шивы и Шакти.
Популяризировалась Тантра на Западе благодаря Теософии. Западный ученый сэр Джон Вудрофф (1865-1936) под псевдонимом Артур Авалон написал несколько книг, первооткрывающих для европейского человека Тантру и некоторые тантрические рукописи. Многие современные тантрические системы Йоги базируются на учениях, которые появились на Западе в XX в. Со временем Тантра становилась все более популярной на Западе, так она подверглась большой трансформации, благодаря которой возникла современная Тантра и интерпретации поклонников Нью-Эйдж, часто называемые Нео-Тантрой, которая отличается от традиционных индийских идей». 

(Тантра. Йога-центр «Эстетика». Сайт www.eastetica.ru.)
(Тантра. Сайт www.diplomatclinic.ru.)

«Глава 1. Кундалини: Пробуждение к радикальной духовности. Пробуждение Кундалини на Западе. На протяжении последних лет случаи пробуждения энергии Кундалини стали более частыми, или же о них теперь чаще сообщают жители западных стран, испытавшие их либо спонтанно, либо как результат каких-то духовных практик или лечения. На интенсивность этого подъема духовного сознания может влиять множество факторов, включая и тот факт, что на Западе широко распространились практики медитации и поднятия энергии со времени их внесения в западную культуру в 30-х годах XX в. восточными йогами, такими, как Парамахамса Йогананда (Крийя-Йога), Свами Муктананда (Сиддха-Йога), Шри Брахмананда Сарасвати (доктор Рамамурти Мишра), Махариши Махеш Йоги, который основал движение трансцендентальной медитации (ТМ), Йоги Амрит Десаи, Свами Шивананда, Свами Прабхавананда, Бхагаван Шри Раджниш, Йоги Бхаджан (Кундалини-Йога) и многие другие.
С 60-х годов на Западе быстро распространились разные виды медитации Дзэн, поддерживаемые такими учителями, как Алан Уотс, Филипп Капло и Кеннет Роши, и организациями вроде Общества инсайт-медитации. Много суфийских сект, действующих на Западе, обучают разным формам работы с энергиями и медитативным практикам. Совсем недавно в западную культуру влились также Тибетская Йога и тантрические практики, часто благодаря ламам и монахам, которым пришлось принести тайные дисциплины в непосвященные общества, чтобы избежать исчезновения их древнего знания.
Классические тексты гласят, что подобные практики готовят тело и психику к тому, чтобы испытать и включить в свой опыт измененное состояние сознания, которое трансформирует духовную, физическую и эмоциональную жизнь. Все подлинные медитации способствуют возникновению таких надличностных состояний сознания, даже те, которые практикуются в школах, не описывающих энергию Кундалини и не ставящих перед собой задачу работать с ней. Хотя некоторые люди, занимающиеся медитацией, сознательно стремятся к пробуждению Кундалини, многие другие находят явление этой энергии необъяснимым, потому что в традициях духовного развития, которым они следуют, Кундалини не упоминается.
Кроме тех тысяч людей, кто практикует медитацию или дыхательные упражнения Йоги (которые называются пранаямой), имея слабое представление о том, к достижению каких глубин могут привести их занятия, многие исследуют новые способы лечения и работы с телом, использующие дыхательные упражнения, которые напоминают древние йогические методики пробуждения Кундалини. Другие же испытали измененные состояния, пребывая под действием психоделиков, таких, как ЛСД и АДМА, которые иногда открывают сознание для проявлений подлинной духовности. Как правило, состояния, испытанные под влиянием психоделиков, не считаются духовными учителями, равноценными мистическому опыту, но эти состояния открыли многим умам тот разнообразный потенциал, который дремлет в психике, а некоторые западные писатели считают, что эти прозрения привели их к поиску перспектив духовного развития, и ищут более безопасные пути расширения и стабилизации подобных состояний.
Не только духовные учителя, но и психотерапевты, психологи, врачи и другие люди, занимающиеся образованием и воспитанием, способствовали распространению методов медитации, разнообразных тантрических приемов, упражнений во внетелесных переживаниях, разнообразных дыхательных практик, рейхианской и неорейхианской работы с телом. Повсеместно доступны занятия Хатха-Йогой, тай-цзи и айкидо.
Следование практикам, направленным на непосредственное переживание Бога, не является чем-то новым или необычным, но есть, по существу, одно из древнейших явлений, упомянутых в духовной литературе, будучи ведущей идеей древней философии Йоги и Веданты. Это также краеугольный камень шаманских ритуалов во многих культурах. Но такое движение духовного развития является чем-то необычным для любого человека, выросшего под влиянием западной психологии и религии, где эго полагается центральной частью личности и предпочитается определенный архетип Бога, а именно, миф о всеведущем отце и непогрешимом судье.
Кроме изучения традиционных восточных путей, многие люди открывают новые способы поиска духовного смысла жизни и его развития. Множество жителей Запада обладают способностью к серьезным занятиям и активно погружаются в таинства науки и религии, мало сознавая возможные последствия. Некоторые очень интенсивно практикуют ту или иную методику пробуждения Кундалини, веря, что это принесет им покой, блаженство, преображение, мудрость, власть или множество других положительных результатов». 

(Бонни Гринвелл. Энергия трансформации. Путеводитель
по Кундалини. / Пер. Н.Рубин, Н.Шпет. София. 1996г.)

«Глава 8. Современный Индуизм и гуруистские секты. (Глава написана диаконом Михаилом Плотниковым (псевдоним Анатолий Михайлов). Одним из первых популяризаторов Йоги на Западе стал Свами Рама Тиртха — бывший учитель математики, который приехал в США в 1902г. Он основал йогический центр на горе Шаста в Калифорнии, где оставался 2 года. В 1906г., в возрасте 33 лет, он утонул в реке Ганг. Позже некоторые из его бесед были собраны в пятитомник «В лесах Богоосознания». В 1919г. в Америку прибыл Йогендра Мастамани и около трех лет демонстрировал изумленной публике приемы Хатха-Йоги. Перед возвращением в Индию он основал Американский филиал «Кайвалья-дхамы» — неоиндуистской организации, созданной Свами Куваланандой, энтузиастом научного изучения Йоги. В 1920-е годы широкую популярность приобрели произведения, излагающие Йогу в теософских терминах и подписанные псевдонимом «Йог Рамачарака». Под ним скрывались двое: чикагский юрист Уильям В. Аткинсон и его гуру Баба Бхарата. Книги Рамачараки до сих пор можно найти на прилавках магазинов оккультной литературы. Однако самым известным йогическим гуру на Западе в первой половине XX века был Свами Йогананда Парамаханса (1893-1952). Он родился на севере Индии, в Горакхпуре, в семье богатого чиновника, получив имя Мукунда Лал Гхош. Его родители были почитателями гуру Лахири Махашайи (1828-1895) — ученика Бабаджи, «бессмертного» махаватара (великого аватара), на рубеже XIX-XX вв. жившего в Гималаях. Кроме того, Махашайя был учеником Рамакришны в течение последних пяти лет жизни последнего. Лахири Махашайя не был монахом, однако прославился как один из гуру индийского тантрического возрождения XIX в. По словам самого Йогананды, в возрасте восьми лет он был исцелен портретом Махашайи от азиатской холеры после того, как внутренне явил свою преданность и поклонение гуру. Ученик Махашайи Свами Шри Юктешвар (1855-1936), из шанкаритского ордена Гири, стал наставником самого Йогананды, который видел в своем учителе «живое проявление Бога». Шри Юктешвар посвятил Йогананду в тантрическую Крия-Йогу и практику экстатического почитания Кали. В 1915г. после окончания Калькуттского университета Мукунда принял саньясу с именем Йогананда. Спустя два года он основал высшую школу в Ранчи, программа которой сочетала различные академические и практические дисциплины (в области коммерции, сельского хозяйства и промышленности) с курсами медитации и «йогоды» — методики психофизических упражнений, разработанных Йоганандой.
В 1920г. Йогананда получил из США приглашение принять участие в Международном либеральном религиозном конгрессе, который должен был состояться в Бостоне. Позже Йогананда утверждал, что к тому времени он уже имел повеление Шри Юктешвара отправиться с миссией на Запад. Как бы то ни было, после получения приглашения Йогананда с первым же пароходом отбыл в Америку. На конгрессе он выступил с докладом «О науке религии», то есть о Йоге. Его выступление имело известный успех. Таким образом, Йогананда пошел по пути Вивекананды, к тому же его учение во многих положениях было сходно с нео-Ведантой Вивекананды, особенно в том, что касается равенства религий. Как и его предшественник, Йогананда развивал адвайтистское представление о тождестве человеческой и божественной сущностей, осознание которого достигается «через освобождение от привязанности к физическому телу… через освобождение от привязанности даже к собственной личности, которая также является ограниченным проявлением Божественного…». Однако в отличие от Вивекананды Йогананда не уделял внимания религиозно-просветительской деятельности, делая упор только на оккультно-йогической практике. Похоже, что Йогананду мало интересовали социальные и политические проблемы его родины, во всяком случае, он не создал никаких благотворительных проектов для своих соотечественников и вообще не вернулся в Индию (если не считать годичного турне по Индии в 1935г.), как Вивекананда, но предпочел остаться навсегда в Соединенных Штатах.
До 1924г. Йогананда читал лекции и проводил занятия с первыми появившимися учениками-американцами в Бостоне, а затем отправился в турне по Северной Америке, выступая в крупных городах. В 1925г. в Лос-Анджелесе он основал «Братство самосознания». Имеется в виду осознание человеком своей внутренней божественной сущности. Самоосознание достигается посредством Крия-Йоги, которая, по Йогананде, представляет из себя метод обращения вовнутрь, к духовному «Я» жизненной силы, обычно растрачиваемой вовне, на поддержание деятельности тела и ума. Все религии, по мнению Йогананды, «прямо или косвенно предписывают контроль… и возвращение назад жизненной силы», а Илия, Иисус, апостол Павел и другие «были мастерами использования крии или подобной ей техники». Уже за первые десять лет деятельности «Братства» через занятия Крия-Йогой прошли десятки тысяч человек. Постепенно открывались филиалы в других странах, строились центры медитации, ашрамы и «церкви всех религий» (одна из них — в Голливуде). Широкую популярность приобрела написанная Йоганандой в 1946г. «Автобиография йогина»: книга выдержала несколько переизданий и была переведена на 18 языков, в недавнее время — на русский.
Несмотря на указанное выше сходство учений и даже некоторых деталей биографий Вивекананды и Йогананды, «Братство самосознания», созданное последним, не вполне можно отнести к неоиндуизму. Йогананду не интересовали вопросы возрождения индуизма, он не обращался к индийской диаспоре на Западе. Представляемую им традицию он возводил через, так сказать, «народного аватара» Бабаджи непосредственно к Иисусу. Христу, «Учителю Запада и Шри Кришне, «Учителю Востока». С другой стороны, под оболочкой как бы внеконфессиональной «Крия-Йоги» обнаруживается все-таки Индуизм с догматикой Адвайта-Веданты и практикой тантрической Йоги. По сути, «Братство самосознания» явилось предшественником многочисленных йогических групп, во множестве возникших на Западе (а теперь и в России) во второй половине XX века, а также «Трансцендентальной медитации» Махариши Махеш Йоги (особенно в стремлении придать Йоге «научный» характер». 

(Дворкин А.Л. Сектоведение: тоталитарные секты. Опыт
систематического исследования. Изд. 3-е. Нижний Новгород. 2007г.)

«В современной культуре, с ее мозаичностью и эклектичностью, исконные категории индийских религиозных традиций подчас претерпевают значительные и причудливые трансформации. Не миновала эта доля и Традицию индуистской Тантры (Тантризма), которая в своих классических формах утвердилась на Индостане больше тысячи лет назад. Уже тогда Тантризм из-за некоторых особенностей своих практических методов вызывал далеко не однозначное впечатление у ортодоксальных религиозных кругов. Неудивительно, что современный Тантризм, — или то, что воспринимается под этим названием, — прежде чем предстать в наши дни на территории стран Запада и России, уже заранее был почти обречен на непонимание, ложное толкование и скандальный имидж.
Появление и первоначальное развитие науки о Тантре — Тантрологии — не совпало по времени с развитием массового интереса к Тантризму. Если не считать спорадические и во многом случайные описания тантрических учений и практик в трудах европейских индологов XIX в. (например, у Г.Кольбрука, Х.Х.Уилсона, М.Моньер-Вильямса), по-настоящему научное изучение Тантры началось только с трудов непрофессионального индолога, но при этом горячего приверженца Тантризма — англичанина Джона Вудроффа (он же Артур Авалон). В своих произведениях этот энтузиаст начиная с 1913г. пропагандировал идеи Тантризма, сумев дать мощный импульс дальнейшим тантрологическим штудиям. Однако несмотря на выход в свет немалого количества научных работ по Тантре, все они, как правило, не достигали широкого читателя, обретаясь в основном среди академического сообщества. Пожалуй, только с 1970-х гг. и вне зависимости от ученой Тантрологии намечается рост массового интереса к индуистскому Тантризму на Западе, сочетавшийся также с ростом интереса к буддийскому Тантризму; впрочем, во многих случаях поклонники Тантры почти не разделяли обе эти традиции. В русле этого общего интереса классическая традиция была воспринята не в ее чистом виде, а как переработанный с учетом западных запросов «новодел», в связи с чем мы вправе говорить о появлении специфического культурно-социального продукта, лишь отчасти соприкасающегося со своим оригиналом.
Рассмотрение причин появления и развития нео-Тантризма в России естественно приводит нас к обзору ситуации на Западе, откуда он к нам и пришел. В свою очередь, почва для западного Нео-Тантризма была в основном подготовлена в 1960-е гг. более близким знакомством массового общества с различными восточными (преимущественно индийскими) культами, учениями и психопрактиками. Усиление интереса к Востоку на Западе, по всей видимости, было связано, прежде всего, с глубинным разочарованием немалой части общества в ряде традиционных западных институтов, ценностей и идей. Как считалось, неумение «классических» религий, прежде всего христианства, адекватно ответить на текущие вызовы времени, неспособность науки и философии обуздать катастрофические войны и экологическую трагедию, решить исконные проблемы человеческого бытия и свободы, сомнение в незыблемой ценности либеральной демократии и современных политических институтов, господство торгашеского духа и смысловая пустота «общества потребления» — это и многое другое подталкивало людей искать спасения в собственных внутренних мирах или в различных «неортодоксальных» коммуникативных практиках. Происходит явная переоценка привычных ценностей, и столкновение с Востоком приходится здесь весьма кстати.
Однако этот «поворот к Востоку» не избавил западное массовое общество от своих подспудных мировоззренческих установок. Аудитория не была способна должным образом, без искажений, усвоить экзотические манифестации восточного менталитета. В подавляющем большинстве случаев индийские учения прокладывали себе дорогу к западному сознанию через разнообразные практики медитации. И хотя эти практики год от года набирали все большую популярность, нельзя сказать, чтобы на Западе они действовали эффективно во всех случаях или хотя бы приближались по эффективности к аналогам на своей родине. Различие культур неизбежно давало о себе знать: западные практикующие зачастую бывали склонны к излишне критичному и мелочному вопрошанию, сомнению в основах, горделивому самолюбованию и неспособности признать в полной мере авторитет наставника. Если же удавалось преодолеть эти препоны, возникали другие — стремление одолеть весь путь с наскока, нелюбовь к долгой монотонной работе, неспешному, медлительному стилю с целью, теряющейся в необозримой дали. Что касается общества в целом, то оно, все чаще сталкиваясь с различными индийскими категориями, такими как карма, йога, сансара, нирвана и т.п., стало нагружать их несвойственными им значениями, превращая эти категории в нечто далекое от их изначальных прототипов.
2. Большое значение для тех обитателей Запада, кто испытывал интерес к Тантре, имел приезд в 1980-е гг. одиозного индийского наставника Шри Бхагвана Раджниша (Ошо). Раджниш, дипломированный специалист по философии, талантливый психолог и харизматический лидер по натуре, всколыхнул общественное мнение своими резкими нападками на современную культуру и цивилизацию, которая, по его мнению, душит свободный бунтарский дух человека. В свете его выступлений как-то стиралось то обстоятельство, что он и сам почерпнул довольно много западных воззрений. Перед заинтересованной публикой предстал авторитетный посланец Востока, маститый гуру, который знает, как надо жить и к чему стремиться. Тантра занимала в этом учении весьма значительное место. Прежде всего, учитель Раджниш намертво связал ее с идеей сексуальности, в результате чего Тантра отныне стала восприниматься в Нео-Тантризме исключительно в сексуализированном ореоле. Во-вторых, раджнишевская трактовка Тантры импонировала неформальной западной публике своим протестом против социальной обусловленности. Свобода (мокша), к которой несомненно стремится тантрическая традиция, стала пониматься как максимально возможное расширение сознания, раздвижение границ привычного восприятия, и, разумеется, как стирание всех и всяческих авторитетов. Соответственно, тантрический путь превращался в увлекательную спонтанную практику, на грани с авантюрой, позволяющую встряхнуть серые будни повседневности и переселиться на какое-то время в сказочный, разноцветный мир… В-третьих, Раджниш «освободил» Тантру от покрова ритуальности и традиционности. Все эти пашу, виры и дивьи, каулы и авадхуты, капалики и агхоры — словом, социально-духовные степени возрастания в тантрической истине, школы и направления, были просто выброшены за борт, вместе с необходимостью регулярного служения тантрическим духам и божествам, соблюдения определенных дисциплинарных норм. В изложении Раджниша Тантра подчеркнуто антидисциплинарна — это отсутствие дисциплины вообще, а не преодоление одной системы дисциплины ради другой. В таком истолковании Тантра оказалась весьма привлекательной для западных любителей Востока. Хотя «эксперимент» Раджниша в создании «свободной» общины учеников в Раджнишпураме (штат Орегон) не вполне удался, посеянные им семена дали удачные всходы практически сразу после его отбытия в Индию. По всему западному миру начали возникать различные прораджнишевские неотантрические центры». 

(Пахомов С.В. Нео-Тантризм в современной России.
Кафедра философии и культурологии Востока. СПбГУ. 04.07.2007г.)

«1. Тантризм и псевдотантризм. В современном комплексе неоспиритуалистических доктрин все чаще можно встретить апелляции к Тантризму, различные школы, кружки и движения, узурпирующие это название. В принципе, это не удивительно, так как общая тенденция неоспиритуализма к «пробуждению» грубых психических энергий и к провокации прямой одержимости своих последователей низшими сущностями субтильного плана, неизбежно задействует сексуальную энергетику, служащую промежуточной инстанцией между вегетативно-телесным и душевным уровнем человека. Отсюда и повышенный интерес к тантристским практикам. Параллельно с этим метафизический «антиномизм» Тантры на вульгарном неоспиритуалистическом уровне понимается как картбланш всем формам разврата и распущенности, которые часто лишь для прикрытия называются экзотическим термином «тантризм». Кроме того, для неоспиритуалистических псевдогуру (от Калиостро до Раджнеша и Муна) всегда было характерно не только финансовый вампиризм в отношении одураченных ими последователей, но и циничное и грубое сексуальное использование наивности истерических барышень, ищущих у заезжих шарлатанов неизвестно каких чудес. Естественно, что неоспиритуалистические «учителя» нашли в «Тантризме» прекрасное поле деятельности для сочетания всех видов «заинтересованного» шарлатанства, осененного инициатическим авторитетом Священной Традиции.
Истинный Тантризм не имеет с этими подделками ничего общего. Тантра — это сакральная инициатическая традиция, ставящая своей целью реализацию высших трансцендентных аспектов реальности и основывающаяся на строгой эзотерической дисциплине, адекватной лишь в контексте традиционной цивилизации. Все тантрические предписания и ритуалы имеют силу только в рамках определенной школы, цепи, «кула», и вне ее они не только теряют смысл, но превращаются в опасные и извращенные культы, аналогичные низшему демонопоклонничеству и вульгарному сатанизму, в том случае, когда они не прикрывают собой обыкновенный банальный разврат. Тантрическая инициация имеет свои аналоги во многих эзотерических традициях, отличных от индуизма. На Западе до сих пор существует несколько инициатических организаций тантрического типа, основывающих свои ритуалы на герметической и сугубо западной Эзотерической Традиции. Как бы то ни было, Тантризм — это особая сакральная традиция эзотерического типа, предназначенная для узкого, квалифицированного меньшинства, духовной элиты, причем не всякой, а имеющей особую психофизическую и интеллектуальную конституцию, которой более всего соответствует именно Путь Левой Руки.
2. Тантристская метафизика. И все же даже аутентичный и подлинный Тантризм выделяется в общем ряду инициатических учений. Он парадоксален и необычен не только для профанического общества или экзотерической культуры, но и для самого эзотеризма. Причем дело даже не в его практиках, имеющих подчас видимость «скандальности» и «провокационности». Сама метафизика Тантризма имеет парадоксальный необычный характер, контрастирующий с обычными нормами ортодоксального эзотеризма. Метафизическим полюсом тантристской метафизики является идея «разрушающей трансцендентности». В некотором смысле саму эту метафизику можно назвать метафизикой Ужаса. Неудивительно поэтому, что одной из центральных фигур Тантры является индуистский бог Шива, «разрушитель» и «трансформатор» (Рене Генон указывал, что в случае Шивы термин «трансформация» надо понимать буквально в его этимологическом значении как «выход за пределы мира форм», т.е. в область Третьего Мира, Свар, лежащего по ту сторону «формальной манифестации» первых двух миров — Бхур (Земля, физический мир) и Бхувас (Атмосфера, тонкий мир). Прямая апелляция к Сверхформальному принципу, игнорирующая в некоторой степени все промежуточные инстанции и порождает привкус антиномизма и разрушительности, неотделимые от учения Тантр. Обнаружение «разрушительной трансцендентности» отменяет все те стороны сакральности, которые связаны с упорядочиванием и сохранением второстепенных космологических сторон Вселенной, что характерно для более мягких путей Традиции, в том числе и для «утвердительного» эзотеризма. При этом уничтожению в прямом смысле этого слова подвергаются не сами проявления Принципа, но только иллюзия, «авидья», заставлявшая считать их самих себя «независимыми», а эта иллюзия и так не имеет подлинной онтологической реальности. Ужас в Тантризме имеет два аспекта. Во-первых, ужасна главная богиня Тантры, Кали, которая является Шакти, энергией Шивы в самом мрачном, отчужденном от него состоянии. Кали сеет смерть и иллюзию, так как мнит себя самодостаточной и самостоятельной. Именно поэтому последний, темный век называется в индуизме Кали-югой, периодом правления Кали. Этот имманетный ужас «черной Богини» является для тантриста выражением сущностного качества современной реальности, точно определяет характер современного состояния онтологии, где высшие духовные и небесные энергии Принципа сокрыты от земного мира непроницаемым покрывалом темного психического мира, центральную власть в котором узурпирует страшная черная сущность, «богиня Ужаса», совпадающая во многих своих чертах с христианским представлением о дьяволе, «князе мира сего».
Можно сказать, что Кали ужасна для людей, а Шива ужасен для самой Кали. Но путь тантриста заключается не в паническом бегстве от этой кошмарной теофании, но как раз в противоположном, в преодолении страха и ужаса. На первом этапе тантрист преодолевает ужас перед Кали, отождествляя себя с ней самой, так как в «темном веке» природа людей вообще не может быть никакой иной, кроме как темной и демонической. Следовательно, посвященный в Тантру не просто сознательно идет на «демонизацию» своего существа в таком отождествлении, но лишь вскрывает уже существующий, объективный факт, стыдливо завуалированный и скрываемый в традициях Пути Правой Руки. Шакти (имманентная природа реальности) в нашем мире и в нашем сакральном цикле сущностно ужасна, и те школы, которые видят ее в привлекательных благостных формах жестоко заблуждаются — так можно было бы выразить основную идею первого этапа тантрической реализации, этапа отождествления адепта с Шакти, что выражено в основной тантрической формуле «сохам», «я есмь Она», т.е. «Шакти», а еще точнее «Кали».
Преодоление «второго ужаса» заключается в ритуальном инициатическом браке Шакти (Кали) с Шивой. В этот момент приходит черед самой «черной богини» отождествляться с тем, кто внушает ей священный ужас — с абсолютным аскетом Шивой, Вечным и неподвижным трансцендентным Принципом, означающим для самой Кали немедленный конец ее самостоятельного существования, ее смерть, страшное поражение ее сил и ее воинств в великом волнении Вселенной, которое она призвана осуществлять. Адепт Тантры, «каула», преодолевает это инициатическое испытание богов вместе с Шакти, очищая свою собственную природу в таинстве магического совокупления и пробуждая в самой сокровенной глубине своего «Я» — «ваджру», «молнию-алмаз», тайную природу самого великого Бога-Разрушителя. Это стяжание полноты трансцендентной силы, выход из космоса, реализация Вечного Полюса по ту сторону противоположностей и космических пар, обретение полной и тотальной свободы. Таков второй и последний этап метафизической реализации Тантры.
Ю.Эвола совершенно справедливо говорит о том, что Тантризм — это традиция «свободы», но не «освобождения». Тотальный ужас и радикальный опыт, «онтологический яд», настолько сильно трансформируют человеческое существо тантриста, что внутри него пробуждаются во всем своем объеме уже чисто сверхчеловеческие, принципиальные энергии, полностью вытесняющие ограниченные индивидуальные стороны личности. Тантрист не улучшает своих сугубо человеческих качеств в процессе инициатического делания, не расширяет сферу своих психических и физических возможностей. Он просто отбрасывает человеческое в том виде, в котором оно есть, мгновенно переходя к более объективной, сверхчеловеческой реальности в результате травматического опыта. Именно поэтому «каула», адепт Тантры, может делать все, что ему вздумается и добро, и зло, творить как благородные, так и подлые дела. Секрет в том, что все эти действия производит уже не он, а следовательно, они не могут его затронуть ни в коей мере.
3. Инициатическая магия Юлиуса Эволы. Книга Ю.Эволы «Йога Могущества», посвященная Тантрической Традиции является, быть может, наиболее удачной и наиболее концептуальной книгой этого выдающегося традиционалиста. И дело не только в том, что он был практически первым европейцем, который глубоко и досконально изучил Тантрическую Традицию и понял ее внутреннюю сущность (даже в академической среде этот труд Ю.Эволы считается классическим и непререкаемым с точки зрения эрудиции). В «Йоге Могущества» Ю.Эвола выразил и сформулировал свою позицию в отношении традиции и эзотеризма в целом, а эта позиция во многих аспектах отличается от других направлений традиционализма, и в первую очередь от линии Рене Генона, чьим учеником и последователем был Ю.Эвола. Через метафизику Тантры и через описание типологии тантрического опыта Ю.Эвола выразил свои наиболее глубокие мысли относительно структуры реальности, эзотеризма и личного инициатического пути.
Ю.Эволу всегда интересовали те стороны сакральных инициатических доктрин и практик, где речь идет об особой, «ускоренной» реализации, имеющей героический характер, т.е. предназначенных для тех человеческих типов, которые предпочитают риск и быстроту последовательности и терпеливой эволюционной работе. Радикальный опыт, расположенный между жизнью и смертью, между физическим и сверхфизическим, между человеческим и сверхчеловеческим — вот что привлекало Ю.Эволу в Традиции Отсюда и предпочтительный выбор тем для его книг — Тантра («Йога Могущества»), дзен-буддизм и ваджраяна («Доктрина Пробуждения»), магия («Введение в магию как науку «Я»), алхимия («Герметическая Традиция»), а также тема сакрального понимания эротики («Метафизика Секса»). Все эти работы, а также некоторые политические труды (в частности, «Оседлать тигра», «Лук и палица» и т.д.), проникнуты специфически тантрическим видением мира, настроением и духом «каула», тантрического посвященного. Ю.Эвола в «Йоге Могущества» очень точно описывает сущность того, что можно с некоторой степенью условности назвать «тантрической революцией» или «имманентной революцией». Смысл этого духовного феномена сводится к следующему. По мере ухудшения качества космической среды в ходе общей деградации — от золотого века к железному, к Кали-юге, контакты человеческого, земного плана с небесными духовными уровнями становятся все более опосредованными, все более редкими и фрагментарными. Божественное удаляется от мира, скрывается, вуалируется. Сакральная Традиция, уходящая корнями в глубь тысячелетий, в периоды более нормальные и более полноценные с духовной точки зрения, стремится сохранить основу изначального знания хотя бы в чисто теоретическом и редуцированном виде. Иными словами даже в номинально традиционной цивилизации возникает своего рода компромисс между теоретическим утверждением учений предыдущих циклов и практической деградацией самих культов и человеческой среды, эти культы практикующей.
Ю.Эвола, говоря о Тантре, выразил эту тенденцию противопоставлением «свободы» и «освобождения». «Свобода» — это «революционное» утверждение сущностного единства мира и его Принципа, мгновенный брак Ужаса между имманентным и трансцендентным, которые несмотря на всю иллюзию радикальной разделенности, свойственную «темному веку», на самом деле остаются сущностно едиными. «Свобода», как и «пробуждение» (а точнее «озарение») в некоторых школах чань-буддизма, не может быть достигнута постепенно. Она либо есть, либо ее нет. Если она есть, то все остальное теряет смысл. Если ее нет, то ее и не будет, так как ее действительно нет только для иллюзии, которой в свою очередь также не существует для мира Истины. А если «свобода» есть, то она есть во всем, а не только в конвенциональных рамках этических, моральных, ритуальных или культовых предписаний. Но вкус этой «свободы», «озарения», радикально и мгновенно меняет все понимание реальности у того, кто прошел «революционную» инициацию. Для него не существует ни имманентного, ни трансцендентного, и то, и другое для него совпадает. Вся реальность становится полем сил, живых, светоносных энергий, превращается в Шакти, пребывающую в постоянном совокуплении со своим Принципом, с мужским божеством. Тантрист постоянный соучастник этой иерогамии, божественного брака. Он непрерывно пребывает в состоянии «ясновидческого опьянения» («ivresse lucide» по выражению Ю.Эволы), становясь «дифференцированным человеком», особым существом, принципиально изъятым из причинно-следственной цепи «сансары», «колеса существований». Такая «свобода» отрицает не только рабство «сансары», но и саму идею «освобождения», так как такое «освобождение» есть само по себе не что иное, как иллюзия…
Известно, что Ю.Эвола не только теоретически изучал Тантры, но и довольно далеко продвинулся по тантрическому пути. Мигель Серрано из всех разновидностей Индуизма отдает предпочтение именно Тантризму, который направлен именно на сверхчеловеческое, личностное освобождение, в противовес растворению в некоем безличном Абсолюте, проповедуемого Адвайта-Ведантой».

(А.Г.Дугин. Имманентная революция Тантры.
Ж. «Милый Ангел». №2. 2000г. Сайт www.arcto.ru.) 

 

7.2. ПОПУЛЯРНОСТЬ ТАНТРЫ В ИНДИИ.

«В наши дни большинство населения Индии к Тантре относят все не-ведические доктрины и культы. Это указывает на антагонизм арийской, брахмано-ведической культуры и Тантры».

(Тантра. Школа Льва Тетерникова. Сайт www.teternikov.ru.)

«Тантра была классифицирована в пять категорий: (1) Шайва-Тантра, в которой Шива является мастером, а Парвати — учеником; (2) Шакта-Тантра, в которой Шакти является высшей; (3) Ганапатья-Тантра, в которой Ганеша является главным Божеством; (4) Сурья-Тантра, в которой Солнце является исконной силой; (5) Вайшнава-Тантра, в которой Нарайана является руководителем. Это — пять главных классификаций Тантры. Из этих пяти две являются в Индии все еще очень активными, яркими и динамическими, и это — Шайва-Тантра и Шакта-Тантра. В Шайва-Тантре, где Шива — Гуру и Шакти — ученик, есть много сект, из которых десять являются наиболее заметными. В Шакта-Тантре, где Шакти — высший диспетчер Вселенной, есть десять главных садхан, которые известны как Маха-Видьи». 

(Свами Ниранджанананда Сарасвати. Традиция Тантры. Сайт www.shri-vidya.livejournal.com.)

«Местом рождения Тантры является Индия, поэтому индийская традиция сексуальной Тантры является базовой и основополагающей, все остальные традиции тантрических практик являются производными. Сексуальная культура существует у любой нации, и то, что является формой тантрического секса, является ядром данного сексуального культа. В Индии тантрический секс возведен в ранг религии, йоги, магии, философии, науки и искусства, поэтому индийская форма тантрического секса задает тон и является критерием истинности, что является тантрическим сексом, а что является просто ненормальным сексом, специфичным для данной культуры. Тантрический секс является продуктом наиболее свободной, мудрой и космичной сексуальной культуры. Но даже в индийской культуре Тантра относится к тайной, мистической, оккультной сфере знания и практики». 

(Кула-Тантра-Йога. Сексуальные практики Тантры. Сайт www.termit.ln.ua.)

«Предисловие от переводчика. Книга Дэвида Кинсли о десяти Маха-Видьях — богинях индийского тантрического пантеона — пока что единственное серьезное исследование на эту тему, сделанное западным ученым. Автор не только знакомит нас с загадочными богинями Махавидьями, давая подробную характеристику каждой из них, но стремится проникнуть в суть символизма их колоритной, порой шокирующей внешности, ритуального поклонения им и йогического взаимодействия с ними. В этом смысле, канадский индолог продолжает дело сэра Джона Вудроффа (Артур Авалон), который своими переводами на английский язык и работами по Шактизму в начале двадцатого столетия впервые познакомил западный мир с таинствами индийской Тантры. Знакомство это во многом было новым и для Индии, поскольку тантрические практики всегда держались в тайне, и передача знания осуществлялась исключительно от наставника к ученику в сопровождении особого обряда. Таким образом, за исключением самих посвященных адептов, мало кто владел ключами к подлинному пониманию тантрической символики и методов, что вызывало искаженное представление и предвзятое отношение к Тантре. До сих пор в Индии, особенно в среде брахманов — представителей высшей касты священников, занимающихся «чистой» сферой Вед, грамматики и Адвайты Веданты, сохраняется предубеждение против Тантры. Ее значение часто сводится к магии, колдовству и приобретению сверхъестественных способностей для стяжания личного блага и удачи, или манипулирования людьми и обстоятельствами. Это верно лишь отчасти». 

(Дэвид Кинсли. Образы божественной женственности в Тантре.
Десять махавидий. / Пер. с англ. В.А.Дмитриевой. СПб. 2006г.)

«Исходное понятие тантра происходит от (санскр. тантра — букв. «непрерывность», «связь», «нить») — система телесных и психических техник, предназначенная для развития осознанности человека и, как следствие, преодоления им барьера восприятия реальности лишь на основе интерпретации информации, поступающей в ум от органов восприятия (чувств).
В индийской терминологии Тантризм — учение о двуединой природе мира, в котором представлены мужское и женское начала, о нераздельном союзе блаженства и пустоты как мужского так и женского начал.
В тибетской и бонской терминологии Тантра определяется как система практик для достижения высшей реализации, и является особенностью Буддизма Ваджраяны (или тантрического Буддизма), который включает в себя тибетский Буддизм и японскую школу Сингон, Тантра является третьей и высшей колесницей учения.
В течениях Нью-Эйдж Тантра ассоциируется с магическими и сексуальными ритуалами, при этом представители разных эзотерических групп апеллируют к их индийскому или псевдобуддийскому происхождению.
Тантрой иногда называют сеансы сексуальной терапии или массовой содомии, организуемые с целью расслабления, снятия комплексов или развлечения.
В боевых искусствах к тантрическим относят тайцзиань и айкидо, в которых особо важна работа с энергией Ки (ци) и инь и янь.
Разнообразные толкования слова «тантра» различными школами и группировками часто приводит к недоразумениям. Поскольку даже в Индии и в Тибете термином «тантра» обозначают совершенно разные понятия, от обычной магии до пути к просветлению». 

(Википедия. Свободная Энциклопедия.)

«Oсновная проблема человека, по канонам Индуизма, относится не к моральной, а к метафизической сфере. Человек не виновен в нарушении данного Богом морального закона; просто он каким-то образом забыл о своей подлинной сущности и осознает себя не тем, кто он есть на самом деле. Человек — не грешник, он попросту не знает о своем подлинном «Я». Проблема — в его сознании. Как следствие, спасение для человека сводится к обретению некогда утраченного им первоначального состояния своего сознания.
Таким образом, спасение — это вопрос понимания, или осознания. Вы уже составляете одно целое с Богом, вам просто нужно постичь, осознать этот факт. Но осознание в этом контексте не имеет никакого отношения к познавательной деятельности человека: речь идет не о том, чтобы осознать наше божество при помощи разума, путем логических выводов. Скорее, мы должны выйти за рамки своего рационального, способного познавать сознания и испытать «высшее» состояние расширенного сознания, которое и считается Богом и нашим подлинным «Я».
Таким образом, спасение в Индуизме сводится к осознанию, пониманию, или ощущению нашей так называемой «истинной сущности». Осознание происходит тогда, когда нам удается изменить свое сознание и достичь того, что называется высшим уровнем сознания. Но как это сделать? На протяжении прошедших тысячелетий был разработан целый ряд способов воздействия на нервную систему человека с целью изменения его сознания. Эти методы объединены под общим названием «Йога». Ниже речь пойдет о подобных методах, пропагандируемых современными гуру (духовными учителями — прим. ред.).
1. Хатха-Йога: спасение путем физических упражнений. Хатха-Йога — это очень древняя техника. Вера в возможность получить спасение путем физических и дыхательных упражнений основывается на предположении, что спасение — вопрос осознания, которое зависит от состояния нервной системы человека, на что, в свою очередь, влияет его общее физическое состояние…
2. Джапа-Йога: «механический» путь спасения. Джапа — это повторение или монотонное распевание мантры, которая обычно представляет собой имя Божества или злых духов. Гуру монистского направления предпочитают использовать символическое имя Бога, такое как ОМ, или мантру, значение которой неизвестно медитирующему и не вызывает у него никаких мыслей, образов и ассоциаций…
3. Шурат-Шабд-Йога: Путь звука и света. «Бог есть свет», — утверждают многие гуру, добавляя, что этот свет находится внутри нас. «В начале было слово, и слово было у Бога, и слово было Бог», — возвещают многие движения, прибавляя, что это слово находится внутри нас. Когда душа вступает в контакт с этим словом, слово возвращает душу к божеству, в изначальную ее обитель…
4. Кундалини-Йога: спасение «силой змеи». Индуистская психология учит, что в человеческом теле, тремя сантиметрами ниже прямой кишки и тремя сантиметрами выше гениталий, находится прекрасный треугольник, в котором лежит Кундалини-Шакти, или сила змеи. Что Кундалини представляет собой на самом деле, не знает никто, но считается, что она красного и белого цвета. Ее также называют «силой кольца» или «созидательной сексуальной энергией». В обычном состоянии, у большинства людей, Кундалини лежит, свернувшись кольцами, и дремлет, но если ее разбудить, она поднимается и начинает двигаться вверх. На пути от основания позвоночника к макушке головы она минует шесть психических центров, именуемых чакрами. Проходя через каждую чакру, Кундалини возбуждает различные энергии и возможности психики. Когда Кундалини достигает чакры Сахасрара, что значит «корона», человек обретает силу творить чудеса и освобождается…
Кундалини-Йога не пользовалась популярностью в Индии, поскольку многие ее переживания сопряжены с тем, что Уильям Джеймс называет «дьявольской мистикой». Ее следствием может быть боль, депрессия и даже сумасшествие…
5. Тантра: спасение через секс. Тантру часто называют противоположностью Йоги, но обе они преследуют одну и ту же цель. И все же Тантра является противоположностью Хатха-Йоги в том, что последняя — это путь старания и огромной дисциплины, тогда как первая — путь вседозволенности. Тантристы утверждают, что Тантра — самый простой и самый первый путь спасения. Возможность самадхи, или осознания единства, вероятно открылась мудрецам во время полового акта, считают они, поскольку, во время оргазма вы выходите за рамки рационального сознания и испытываете приятное чувство единства. Помимо прочего, Тантра — это техника продления оргазма с целью ощутить Бога, или осознание единства.
Св. Павел писал, что, когда люди подавляют истину неправдой и начинают поклоняться творению, а не Творцу, Бог предает их «в похотях сердец их нечистоте, так что они осквернили сами свои тела». Извращенный ум и похоти, в конце концов, приводят людей к невероятным непотребствам и безумствам.
До того, как в Индии распространилось Христианство, а затем произошло возрождение Индуизма, Тантризм достиг уровня грубости, жестокости, колдовства и предрассудков, просто непостижимого для любого просвещенного общества. Сейчас, когда христианское влияние в Индии ослабевает, древний культ Тантры вновь выплывает на свет. Число центров в Индии, где изучают Тантру, стремительно растет. В своих грубейших формах она включает поклонение половым органам, сексуальные оргии, черную магию, человеческие жертвоприношения и контакты со злыми духами, которые осуществляются при помощи разлагающихся трупов, извлеченных из кремационных ям.
Тантру, в ее более просвещенных формах, проповедуют такие гуру, как Бхагван Шри Раджниш (Ошо), и писатели, такие как профессор Агахенанда Бхарати (принявший Индуизм австриец, читающий лекции в Сиракузском университете штата Нью-Йорк). И Ошо, и Бхарати принадлежат к числу наиболее выдающихся мыслителей Индуизма. До того, как стать гуру, Раджниш в течение девяти лет был профессором философии. Его труды уже многие годы открывают списки индийских бестселлеров. Эта популярность свидетельствует о том, что в будущем сексуальный путь спасения получит очень широкое признание.
По словам Ошо, Иисус учил, что путь к спасению лежит через секс. Действительность всего одна, рассуждает Ошо, но наша фундаментальная проблема заключается в том, что мы воспринимаем ее дуалистически. Высшее проявление этого — половое различие. В каждом мы видим либо мужчину, либо женщину. Мы осознаем единство только перешагнув через этот дуализм. Иисус учил, что путь в царство Божие лежит через новое рождение, и мы переживаем это новое рождение, когда двое «становятся одной плотью». По словам Ошо, «когда мужчина и женщина соединяются воедино… тогда вы войдете в царство».
Приглашение к разговору. Индуисты считают христианское свидетельство о «единственном пути» следствием узости мышления, поскольку для воздействия на сознание и достижения спасения, как они его понимают, существует множество путей. Следовательно, плодотворный разговор о спасении должен затронуть такие вопросы, как: «В чем проблема человека?» и «Что такое спасение?». Если мы поможем индуисту увидеть, что основная проблема человека лежит в области морали, что люди виновны в нарушении Божьего закона и должны понести наказание, ему будет нетрудно понять, что Иисус — единственный путь спасения (прощения, примирения), потому что Он умер за наши грехи». 

(В.Мангалвади. Пять путей спасения, которые
предлагают современные гуру. Сайт www.sektoved.ru.)

«Очарование Тантры. Возможно, нет ничего более экзотического, волнующего и сенсационного в традиции индийской Йоги, чем практика Тантры. Ни один другой подход к Йоге не являл такого очарования для современного ума и его стремления к причудливому, увлекательному и загадочному. Тантра предлагает и духовный, и мирской успех в высшей степени. Она объемлет не только сокровенные йогические знания, но включает в себя много важных практик исцеления тела и духа. В особенности она предлагает специальные методы для увеличения сексуального наслаждения, зарабатывания денег, обретения признания и разгрома врагов — с тантрическими методами, действенными для выполнения всех человеческих желаний. В Тантре есть что-нибудь для каждого, в особенности для тех, кого могут отпугивать аскетические, связанные с отречением от мира подходы к духовной жизни, такие, которые, кажется, доминируют в большинстве прочих направлений традиции йоги.
И все же за этим очарованием Тантры находятся очень глубокие учения, включая некоторые из самых живых течений и разработанных практик в традиции Йоги последнего тысячелетия или более. Хотя Тантра имеет много, чтобы предложить каждому, мы должны научиться распознавать между тем, что является настоящей, и тем, что является поверхностной Тантрой, в противном случае любой может пасть жертвой искаженных представлений, наблюдать которых можно много.
Тантра и исполнение желаний. Даже в Индии тантриков часто изображают великими волшебниками, наделенных особыми силами, что преодолеть трудности и исполнить наши желания благодаря использованию драгоценных камней, мантр, янтр и пудж для того чтобы завоевать богов на нашу сторону и отогнать злые силы и дурную карму, стоящие на пути к нашему счастью. Такие тантрики могут использовать вполне определенные системы знания, в особенности ведическую астрологию, а также Йогу и Аюрведу, и быть искушенными в их применении. Но даже их притязания носят более личный характер, связанный с их собственными особыми возможностями или сиддхи и отношениями с божествами, гуру или даже привидениями, что может действовать для нас таинственным образом, снимая любые внешние ограничения, с которыми мы можем столкнуться.
Некоторые тантрические гуру считаются такими могущественными, что лишь одно их прикосновение или взгляд может дать нам все, что мы пожелаем. Они предлагают нам быстрые и чудесные способы совершить то, в чем наши собственные усилия, карма и судьба отказывают нам. Естественно, имидж такого тантрического гуру может легко быть использован. Такие гуру могут просить о многом или требовать нашей личной покорности и преданности различными способами. Многие индийские политики обычно нанимают таких тантриков, надеясь использовать их способности, чтобы выиграть выборы и нанести поражение своим конкурентам. Эта магическая форма Тантры вызывает появление развлекательных рассказов и хороших романов, придавая им дополнительное очарование и основу для преувеличений. Даже на подлинных гуру можно смотреть с такой точки зрения как на способных исполнить наши желания, пусть они и не создают сами имиджа тантрика-мага, достаточно лишь человеческого желания божественного вмешательства, чтобы сделать нашу жизнь лучше и какой бы нам хотелось ее видеть.
Очарование Тантры не есть нечто новое в человеческих культурах. Тантра — это другая разновидность того же самого старого влечения к магии, оккультизму и ритуалу, что мы находим в некоторой степени во всех культурах, и оно имело очень важное значение повсеместно в древнем мире. Древние ведические обряды, как и современные тантрические предназначены для достижения всех целей человеческой жизни, начиная от камы или наслаждения и до победы в битве и мокши или освобождения. Такое стремление направить космические силы на исполнение наших человеческих желаний присутствует даже в монотеистических религиях…
Тантра открывает нам один из самых разработанных путей, чтобы делать так, и признает его ценность в качестве первого шага в направлении духовного восхождения для человека. Чтение мантр для того, чтобы увеличить наше процветание или найти хорошего спутника жизни или с какой-либо другой такой же личной целью является частью такого подхода. Нет ничего неверного в таких практиках, но они не представляют более высокие аспекты Тантры или Йоги.
Тантра и секс. Тантра знаменита, как самое ориентированное на секс из направлений Йоги. В то время как это может быть обнаружено в некоторых течениях традиционной Тантры, таких как Вамачара, или храмах, подобно Кхаджарао, именно на Западе о таком понимании Тантры больше всего говорят. В западных странах под тантрическим наставником обычно подразумевается любой, кто преподает тантрический секс, который является обычно соединением йогического подхода тантрического ритуала с сексом по «Кама-Сутре» и психологической «Нью Эйдж». Наставники западной Тантрической Йоги — это преимущественно наставники Йоги Секса, могущие также быть сексопатологами. Их претензии состоят в том, чтобы сделать сексуальный опыт не только более сакральным, но также связанным с большим наслаждением. Конечно, именно в Тантре мы находим самое разработанное поклонение Богине, которое естественно вызывает представление о сексе, особенно в наш век СМИ. Традиционная Тантра в основном является частью Шактистской Традиции, которая посвящена Богине во всех ее формах. Западная Тантра подобным же образом является частью возрождения поклонения Богине, которое распространено в языческих и туземных традициях. Эта сторона Тантры также имеет свое место, но она подвержена преувеличениям. Шакти это не просто секс, который, кроме того, является одним из аспектов космической энергии, особенно мощной в нашей воплощенной природе, она включает в себя все космические силы. Великие силы природы, такие как молния, солнечный свет и лунный свет это также шакти, как и силы пяти элементов: земли, воды, огня, воздуха и эфира. Электромагнитная энергия физического мира и энергия любви и мудрости, относящаяся к душе, это также формы Шакти. Поклонение Шакти — это не просто поклонение сексу, но понимание всех тех космических сил и их функций.
Кундалини и чакры. Другие аспекты Тантры пришли на Запад и они также могут быть найдены в современной Индии, не будучи свободными от искажений в обоих случаях. Чакры являются общей для «Нью Эйдж» темой, хотя часто они изображаются совершенно по-другому, нежели чем в классической Йоге. Чакры, которые первоначально считались энергетическими центрами тонкого тела, часто сводятся к физической формуле. Они рассматриваются не сколько как центры духовного опыта, сколько места физического и чувственного исцеления. Такое исцеление через чакры является общим для многих течений «Нью Эйдж», включая различные формы массажа, работы с телом, работы с энергией и пранического исцеления. В то время как эти практики могут приносить пользу для здоровья, они не раскрывают более глубоких аспектов энергии чакр в йогической практике, которая требует напряженной садханы, повторения мантр, занятий пранаямой и медитацией.
Это соединение нью-эйджевских вымыслов с Запада и врожденной потребности индийцев в магической Йоге создало большое поле для заблуждений и искажений, как и для манипуляций и обмана. Это вынуждает нас упускать из виду факт, что Тантра в более широком смысле — это глубокий основательный, высокодуховный или очень эстетический путь постижения наполненной сознанием вселенной, в которой мы живем. Подлинная Тантра часто оказывается погребенной под этими блестящими приманками и преувеличенными притязаниями.
Более широкие аспекты Тантры. Отбрасывая эти искажения, мы должны признать, что Тантра — это сложная традиция со многими сторонами и гранями, лежащими за пределами и противоположными этим распространенным вымыслам. Тантра переплетается с духовными учениями Индии и уходит глубоко внутрь ее древней истории. Распространенное понимание Тантры представляет только малую часть обширной системы знания.
Мы можем сравнить состояние Тантры с состоянием Йоги, с которым оно связано. Как и в случае Тантры, акцент делается на физической стороне Йоги — практике йогических поз или асан — даже хотя они представляют малую часть классической йоги, чей главной темой является медитация. Мы живем в материалистическом веке или веке СМИ, в котором духовные традиции отбрасываются или сводятся к физической, щекочащей чувства модели. Это может популяризовать, но это легко ослабляет и искажает.
Такой действующий на чувства образ Тантры может побудить некоторых людей к тому, что они захотят отвергнуть Тантру всецело. Некоторые духовные группы Востока и Запада по этой причине предпочитают избегать Тантру. Это есть ошибка другого рода, потому что это побуждает их пренебречь позитивными аспектами Тантры, ее богатством знания и практик касательно всех тонких аспектов Йоги, поклонением божествам и тем, что позволяет привести в гармонию деятельность в мире людей с божественными мирами выше.
Подлинный вопрос состоит в том, как отделить более глубокие и высокие аспекты Тантры от внешних и поверхностных взглядов. Тантра — это точная система знания, которая обеспечивает особые результаты и внутреннюю трансформацию в случае верного использования. Применение мантр, ритуалов, пранаямы и медитации в тантрических учениях вероятно наиболее разработано и совершенно во всей традиции Йоги. Тантра также показывает нам, как использовать такие системы, как ведическая астрология, васту и аюрведа для более глубоких уровней защиты и исцеления и для получения большего знания.
Тантра, мантра и янтра. Тантра дает самое лучшее объяснение использованию янтр или геометрических диаграмм для медитации. Например, поклонение Шри-Чакре и Шри-Янтре, вероятно, наиболее важное и разработанное из всех учений Йоги, это самое важное тантрическое учение. Вся вселенная и тонкое тело присутствуют в Шри-Чакре. Поклонение ей объединяет индивидуум со всем бытием.
Тантра — это хороший инструмент для того, чтобы помочь людям всех традиций вернуть назад поклонение Богине и восстановить соответствующие формы ее почитания. Когда Христианство получило развитие, оно отвергло и осудило общераспространенное языческое поклонение Богине, что долгое время существовало на Западе. Западная Тантра добавила многие другие формы Богини, существовавшие в языческих традициях, начиная от кельтов и до греков, римлян, египтян и вавилонян. Все же в этих традициях формы поклонения, и внутренние, и внешние, были большей частью утрачены. Индуистская Тантра помогла восстановить эти методы поклонения через ее понимание ритуала, медитации и иконографии.
Тантра предлагает такое богатство образов, как Даша-Махавидья или Десять Форм Знания Богини, и многочисленные формы Кали и Дурги. Она обеспечивает самую подробную информацию относительно визуализации таких божеств, их форм, украшений и оружия и как их использовать. Тантра содержит важную традицию священного искусства с глубоким пониманием символизма и точных правил описания. Она хранит великие праздники в честь Богини, такие как Наваратри и Дурга-пуджа. Тантрические святые места от Камакхьи в Ассаме до Камакши в Тамилнаду сохраняют не только традицию почитания Богини, но также живую связь с Богиней в природе.
Историческое значение Тантры. Тантра — это, возможно, главное течение в индийской духовности последнего тысячелетия или более, которое помогает нам понять ее общее развитие. Современный Индуизм в основном, а Буддизм и Джайнизм во многом являются тантрическими. Сильный тантрический элемент присутствует в сикхской дхарме, если внимательно присмотреться. Тибетский Буддизм большей частью является формой дхармы, заимствованной от индийских тантриков Бенгалии и Бихара. Такой Буддизм мантр, мандал, божеств, йоги и медитации намного ближе к практикам индуистского Тантризма и Вед, нежели чем к более древнему Буддизму Шри Ланки и Таиланда.
Особое тантрическое поклонение различным проявлениям Богини продолжается в главных мантхах Шанкарачарьи с использованием действенных мантр, янтр и обрядов. Шанкара сам был не только самым знаменитым из наставников Адвайты, но также одним из самых важных учителей Тантры. Его великая поэма, посвященная Богине, «Саундарья-Лахари», остается, возможно, самым важным тантрическим текстом, используемым в поклонении Шри-Чакре.
Агамическое храмовое поклонение на Юге Индии является тантрическим в более широком смысле. Вся Шактистская Традиция или поклонение Богине в Индии является тантрическим. Шиваизм, в основном, это Тантра. Тантрические элементы присутствуют даже в вайшнавской и иных традициях.
Тантрические учения являлись важными для большинства современных гуру современной Индии, начиная с Рамакришны и Вивекананды, включая Ауробиндо, Шивананду, Анандамайя Ма и многих других. Ганапати Муни, главный ученик Раманы Махариши, был еще одним великим тантрическим йогом. Все же эта традиция намного древнее. Основные йогические гуру за прошедшее тысячелетие или более были большей частью натха-йогами, принадлежащими к тантрическим шиваитам, начиная с Горакнатха и Матсьендры Натха. Такие натха-йоги были основателями традиции Хатха-Йоги, также как многих важных подходов к Тантре. Натха-йоги чтились Шанкарой, Джнанадевой, Абхинавагуптой и многими другими индуистскими учителями средневекового периода. Даже учение современного йогического гуру, Кришнамачарьи относится к традиции, основанной одним муни из натхов. Это означает то, что без понимания подлинной Тантры тяжело постичь Йогу.
Фактически, лучший способ понять подлинную Тантру — это представить ее как расширенный вариант Раджа-Йоги. Подобно «Йога-Сутре», но более детально, Тантра дает наставления относительно асан, пранаям, пратьяхары, дхараны, дхьяны и самадхи, добавляя при этом много более специфических форм и техник. Она дает детали касательно мантр и методов, на которые в сутрах только делаются намеки.
Мы можем также объяснить подлинную Тантру как йогический подход к науке и искусству. В этом отношении ведические и тантрические науки пересекаются в таких дисциплинах как Аюрведа, Джьотиш и Васту. Тантра является основой Раса-Шастры или алхимической стороны Аюрведы. Тантра использует правила Джьотиш для определения благоприятного времени для обрядов, пудж и так далее. Тантрическая архитектура и храмовое строительство берут начало из Васту. Фактически именно в Тантре, в противоположность современным академическим ученым, которые неспособны увидеть ясную связь, мы находим наиболее разработанное применение ведических учений о ритуале, мантрах, яджне, пудже и медитации.
Нравится ли нам это или нет, Тантра есть и останется господствующей силой не только в индийской, но и в мировой духовной жизни. В то время как мы можем отметить место популярных или нью-эйджевских форм Тантры в качестве введения в эти учения, важным является признать более широкий и глубокий масштаб подлинной Тантры, которая больше, чем они, и может быть совершенно отлична от них. Тантра — это практическое и энергетическое применение всего йогического знания о жизни, времени, пространстве и энергии. Если вы обращаетесь к ней с правильным намерением, она может предложить вам много большее, чем исполнение ваших желаний, она может помочь вам достичь высшей цели жизни — постижения всей вселенной внутри вашего собственного сознания».

(Дэвид Фроули. Тантра и неверные представления о ней:
очищение сущности от заблуждений. Life Pozitive Magazine.
Delhi. Jan. 2005. / Пер. А.Игнатьева. Сайт www.indonet.ru/article/tantra.)

* * *