1. Александр Белов. И.А.Ефремов — непризнанный гений, пророк, или мечтатель и еретик от науки?

Здесь представлены две статьи об И.А.Ефремове (с разрешения автора). Автор — А.И.Белов, историк, антрополог, писатель, ответственный секретарь общественного музея «Слово о полку Игореве» при Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры, участник постоянно действующего научного семинара по теории инволюции. Иван Антонович Ефремов (1907-1972) — великий русский и всемирно известный писатель, ученый-палеонтолог, основатель тафономии, путешественник, исследователь и оригинальный мыслитель, намного обогнавший свое время, предвидения и прогнозы которого и сегодня увлекают и удивляют наших современников, основоположник и классик советской Научной Фантастики (НФ), книги которого выдержали 400 изданий общим тиражом в 200 миллионов экземпляров. (Также см. на сайте статью 4.3. Эзотерическая предыстория Российской Тантрологии (ч.1). п.2. Творчество И.А.Ефремова).

* * *

1. Александр Белов. И.А.Ефремов — непризнанный гений. (2013г.).

Наш известный фантаст Иван Антонович Ефремов (1907-1972) на самом деле крупнейший ученый XX в. Об этом мало кто знает. Ефремов пришел к написанию фантастических произведений после того как написал главный труд своей жизни «Тафономия и геологическая летопись» (1950). За эту работу он был удостоен Сталинской премии 2 типа. Эта работа в Брежневское время была под запретом, как и другие произведения Ефремова. Геолог и палеонтолог Ефремов показал, что существует видимость эволюции. На самом деле в палеонтологической летописи, если ее рассматривать сверху вниз — от нашего времени вглубь времен стираются более поздние осадочные континентальные отложения. Вместе с ними постепенно и последовательно разрушаются и ископаемые останки людей, обезьян, млекопитающих, рептилий, земноводных. От древних периодов земли (палеозойская эра) сохраняются уже только одни полуводные и водные виды. А еще ниже — в кембрии и докембрии известны лишь окаменевшие остатки морских донных организмов. Рассматривая эти ступени сохранившихся древних организмов, Ч.Дарвин и его учитель геолог Ч.Ляйелль, выпустивший книгу «Основы геологии», пришли в середине XIX в. к ошибочному выводу, что существует эволюция — усложнение от водных животных к рыбам, и далее к сухопутным — амфибиям, рептилиям, млекопитающим и человеку. Первое эволюционное «древо жизни» построил рьяный последователь Дарвина Э.Геккель. После этого в науке утвердилось ошибочное мнение, которое существует до сих пор, что существует прогрессивная эволюция — от рыб — до человека. На самом деле это иллюзия.
.Ефремов в своей сугубо научной работе, опираясь на огромное количество геологических и палеонтологических свидетельств, показал, что существующие крупные группы животных, имеющих ископаемые останки, лишены переходных звеньев. Они как-бы повисают в воздухе, не имея не предков, не предшественников. Это связанно с тем, что из палеонтологической книги жизни вырваны не только отдельные страницы, но и целые пачки листов. Причем уничтожение ископаемых свидетельств — окаменевших останков идет постадийно сверху вниз — от континентальных отложений к типично морским. Сначала под воздействием деструкции горных пород континентов начинают исчезать виды (их окаменевшие останки) сухопутные и мобильные, которым и является человек, затем древесные — обезьяны, затем сухопутные млекопитающие, затем — жители леса, затем степей, затем низменных равнин. Сохраняются от древних периодов жители болот, пойменных лесов, озер и рек, морей и океанов. Это рыбы и рыбообразные существа. Но это не означает, что в начале палеозоя никто не жил на суше. Тогда могли обитать звери и даже люди! В пользу этого предположения говорит тот факт, что имеются «экзотические формы» — их так называет Ефремов, которые случайно сохранились в палеонтологической летописи. Их крайне фрагментарные останки находят палеонтологи, животных, которые имели очень высокий уровень организации. Они случайно попали в местонахождения водных и околоводных животных. Их останки крайне фрагментарны. Обычно палеонтологи стараются не обращать внимания на эти «экзотические формы», выстраивая свои ложные эволюционные родословные древа от рыб до человека на основании водных и полуводных форм.
.Признание заслуг Ефремова как ученого связано с тем, что он, опираясь на свои теоретические разработки и на огромный опыт практической работы, сумел доказать наличие кладбищ исполинских динозавров в Монголии, пустыни Гоби, а также в Средней Азии. Он вывез из Монголии (1946-1949) несколько десятков вагонов с обнаруженными останками доисторических ящеров. Ныне они составляют гордость Палеонтологического музея в Москве. Однако признание заслуг было крайне кратковременным, слишком смелыми оказались выводы ученого.
.Не имея возможности донести до научной общественности весь масштаб своего открытия и постоянно встречая жесткое противодействие со стороны палеонтологов, геологов, а в большей степени со стороны «идеологов» дарвинизма и материализма, Ефремов стал писать «ненаучные» фантастические книжки, в которых автор предсказывает ряд важных открытий в области горного дела (открытие алмазов в Сибири — «Алмазная труба», открытие голографии и множество других). Он сам признается в своем интервью, посвященном созданию романа «Туманность Андромеды» о том, что стал писать романы и рассказы от бессилия сделать что-то как ученый.
.В фантастических произведениях Ефремов изобразил людей — жителей космоса, посещающих иные планеты и объединенных в «Великое Кольцо» (информационное сообщение жителей разных миров). Ефремов также изобразил в своих произведениях как люди посещают Землю в эпоху динозавров («Звездные корабли»). Окаменевший череп человека находят под остовом динозавра два героя этого рассказа — палеонтологи. Видение огромного ящера поражает воображение палеонтологов, ведущих раскопки («Тени минувшего»).
.Судьба Ефремова не завидна. Им стало интересоваться КГБ. Андропов написал докладную записку ЦК КПСС об антисоветском романе Ефремова «Час быка». Книга была изъята из библиотек вместе с другими книгами писателя. Попала под запрет так и непонятая никем «Тафономия…». За самим Ефремовым велась многолетняя слежка, его квартира и телефон прослушивались, корреспонденция проверялась. Имя ученого попытались предать забвению до и уже после смерти. Его было запрещено цитировать в научных трудах. Обстоятельства смерти Ефремова остаются неясны. КГБ обвинило в смерти писателя английскую разведку. Он якобы вскрыл присланный ему конверт с отравляющим веществом и тут же умер. Этот момент зафиксировал агент КГБ, ведущий наблюдение за квартирой Ефремова при помощи оптики.
.Принцип «выживает наиболее приспособленный» поставлен сегодня во главу угла экономической и военной политики стран Запада. Россию пытаются задушить путем экономических санкций. Этот принцип восходит к временам колониального владычества и к дарвинизму как таковому. Именно против этого и восстал Ефремов, противопоставив людям, увлеченным ложной идеологией тип людей, объединенных великой целью и космическим братством.

 

2. Александр Белов. И.А.Ефремов — пророк, мечтатель или еретик от науки? (2013г.).

Иван Антонович Ефремов — советский фантаст. В таком качестве он и известен большинству современной публики. Однако Ефремов в первую очередь крупный ученый — палеонтолог и геолог. С юных лет Ефремов был одержим страстью к добыванию ископаемых свидетельств прошлого. Он прилежно изучал геологию, стал учеником академика П.П.Сушкина — авторитетного палеонтолога и зоолога. Более чем двадцатилетний исследовательский опыт он изложил в научной монографии «Тафономия и геологическая летопись» (Труды Палеонтологического Института. Т.24. 1950г.).
.Работу долго не печатали, считая еретической. Но Ефремов доказал всем и в первую очередь самому себе, что его теоретические воззрения сформировались на основе практических наблюдений за структурой осадконакопления. Новую науку о захоронении ископаемых форм в геологических пластах Ефремов назвал «Тафономией» (от греческих слов — тафо — захоронение, номос — закон). Ефремов выявил, что ископаемые остатки древнейших животных сохраняются в палеонтологической летописи не случайно. Эти захоронения подвержены определенным довольно жестким закономерностям.
.От древних периодов существования земли, насчитывающих сотни миллионов лет, сохраняются только рыбы, от более поздних периодов — рыбы, земноводные и рептилии, а от периодов сравнительно молодых сохраняются все перечисленные и еще разнообразные млекопитающие. Самый юный период в существовании земли, названный четвертичным, сохраняются останки человека и его ближайших родственников. Вопреки расхожему мнению, что такой тип захоронений соответствует постепенной эволюции от рыб до человека, Ефремов высказал и главное — аргументировал новую точку зрения. Его точка зрения на эволюцию была столь неожиданна, что не нашла поддержки даже у его близких друзей — палеонтологов. Ефремов считал, что от древних периодов сохраняются только рыбы (панцирные, кистеперые, акуловые, двоякодышащие, палеониски) вовсе не потому что в середине палеозоя — в девонском периоде (около 400 млн лет) обитали только рыбы, а на суше никого не было. Окаменевшие останки рыб сохранились только потому, что большинство континентальных отложений раннего Палеозоя были уничтожены последующей деструкцией материков. Иными словами на суше параллельно с рыбами мог кто-то обитать, и земля вовсе не была столь невинна и чиста, как рисуется это обычно в классических эволюционных схемах — родословных древах животного мира. Первое реальное родословное древо позвоночных построил Э.Геккель, рьяный подвижник Ч.Дарвина.
.Иными словами Ефремов замахнулся не только на Геккеля, но и на самого Дарвина. Но сделал он это крайне осторожно, в научно обоснованном виде. Так, что даже никто не понял поначалу из маститых приверженцев прогрессивной эволюции, против чего восстал Ефремов.
.Ефремов усомнился и в том, что первые земноводные — стегоцефалы были действительно первыми четвероногими обитателями суши. Он засомневался и в приоритете рептилий в более поздние периоды, а также и в том, что среди млекопитающих не было место кому-нибудь более совершенному существу… Ученый обосновал свои сомнения тем, что вместе с остатками широко распространенных групп животных, соответствующих определенному периоду, встречаются и «экзотические» формы, обладающие удивительной прогрессивным строением. По образному выражению Ефремова, рыбы, стегоцефалы, первые рептилии, а также млекопитающие, хорошо представленные в палеонтологической летописи, как бы повисают в воздухе, не имея ни предков, ни потомков. Переходные звенья при этом между этими крупными группами отсутствуют. Ефремов указал на удивительно ранее появление в летописи прогрессивных животных, представленных единичными и далеко не полными находками.
.Анализируя эти факты, Ефремов пришел к поразительному выводу, что прогрессивная эволюция имеет какую-то странную особенность. Как считает большинство палеонтологов, группы, представленные широко в виде ископаемых останков, эволюционируют постепенно, мелкими шажками, а «экзотические» формы с неожиданно высоким уровнем развития эволюционируют по-другому, по-особому — резкими скачками.

«Упрощенным, хотя, к сожалению, и распространенным, толкованием эволюции вышеописанных «фаун» будет разделение эволюционного процесса на две категории, или, вернее, два направления. Редкие прогрессивные формы якобы эволюционируют особым быстрым путем ароморфозов, а вся остальная масса фауны — в направлении идиоадаптаций. Оба направления выделяются достаточно отчетливо в составе почти всех фаун древних наземных позвоночных и, таким образом, будто бы документируются палеонтологией». (Ефремов И.А. «Тафономия и геологическая летопись». С. 136).

Критикуя эти воззрения своих коллег, Ефремов пришел к выводу, что виноваты здесь не животные, не эволюция, а особенности сохранения геологических пластов. Оказывается из объемной книги палеонтологической и геологической летописи вырваны не только отдельные страницы, но и целые пачки листов. И читать такую книгу — бесполезное занятие. Строить же на таком материале родословную человека и животных просто несерьезно. Тем не менее, большинство систематиков продолжает дело начатое Геккелем и поныне. Они соединяют разрозненные листочки, и даже фрагменты листочков в некую цельную повесть и очень гордятся тем, что им удалось дофантазировать — кто от кого произошел.
.Ефремов пошел другим путем, он не стал ничего придумывать, а рассмотрел этот вопрос с позиции геологии. Оказывается самые верхние этажи палеонтологической лестницы, близкие к нам по времени, полны случайных находок, которые время еще не превратило в прах. К примеру, известны единичные и разрозненные останки людей, живших совсем недавно. Они-то и выдаются приверженцами эволюции за наших предков. Если мы будем спускаться по лестнице времени вниз — вглубь, то увидим, что люди исчезают. Зато представлены в палеонтологии млекопитающие, еще ниже — рептилии, еще ниже — земноводные, а под ними находятся рыбы. Ефремову удалось доказать, что эта призрачная лестница эволюции на самом деле образована тем, что из книги жизни вырываются останки человека и животных. Чем ниже мы опускаемся, тем все меньше их становится. А от древнейших времен сохраняются лишь водные и околоводные виды, широко распространенные, чья численность и образ жизни (водный и околоводный) способствовали их захоронению и минерализации их останков. Иными словами возникает призрак эволюции, который учеными воспринимается как факт.

«…для Мезозоя и Кайнозоя возрастает многообразие наземных форм, что и кажется вполне естественным как постепенное завоевание суши наземными позвоночными. Однако эта постепенность завоевания, якобы связанная с общим прогрессом, будет в значительной мере только кажущейся, получаясь в результате общих закономерностей сохранения осадков во времени». (Ефремов И. А. «Тафаномия и геологическая летопись». С. 133).

На самом деле все обстоит куда интересней. Наряду древними рыбами наверняка существовали и сухопутные формы, о которых мы ничего не знаем. Деструктивные процессы: разрушение горных массивов и окаменевших пород, проходящие на суше, ветровая и водная эрозия стерли следы их пребывания. До наших дней дошли окаменелости исключительно водных существ, коими и являются древние рыбы (панцирники, кистеперые, двоякодышащие, палеониски).
.Древние амфибии — стегоцефалы, или, как их сегодня называют, лабиринтодонты, тоже не были первыми сухопутными существами. Наряду с ними жили рептилии и даже млекопитающие. Изредка отдельные останки их находят («экзотические» формы по Ефремову), но не придают им значения. Сами остовы динозавров сохранились только потому, что обитали в низинных местах материка, среди огромных болот и озер. Таковы, например, знаменитые кладбища динозавров в пустыне Гоби и Тянь-Шане.
.Организатором трех монгольских экспедиций по поиску следов существования динозавров и явился Ефремов. Он на практике захотел доказать всем, что его «Тафономия» работает. И доказал! В Москву в период 1946-1949гг. были отправлены по железной дороге десятки вагонов с окаменевшими остовами динозавров! И это произошло после того, как в Монголии побывала американская экспедиция и объявила, что этот район мира не представляет интереса из-за полного отсутствия останков древних рептилий. Ефремов блистательно доказал обратное! Теория подтвердилась практикой! Тогда стали понемногу смолкать гневные голоса оппонентов и Ефремову дали Сталинскую премию, дачу в Подмосковье и наградили званием профессора.
.Однако Ефремову видно нужно было нечто иное. Он не смог спокойно почивать на лаврах. Видно еще в момент осмысления положений своей новой науки Тафономии он пришел к парадоксальным выводам, которые изменили весь стиль его мышления. В своем интервью о том, как он написал роман «Туманность Андромеды», ученый делится тем кризисом, который его охватил: «Именно сознание в такие моменты своего бессилия как ученого и натолкнуло меня на мысль, что писатель-фантаст обладает здесь целым рядом преимуществ». Он почувствовал бессилие ученого, который не может пробиться сквозь стену непонимания, сооруженной сторонниками эволюции за сотню лет. И Ефремов нашел способ преодолеть кризис. Он стал писать фантастические рассказы. Первые из них, вышедшие в сборнике «Пять румбов», были посвящены вопросам науки и геологии. Эти рассказы были написаны в г.Фрунзе в 1943г. во время эвакуации, когда Ефремов сильно заболел. В то время «Тафономия…» уже была написана и забракована «коллегами». В рассказе «Алмазная труба» писатель предсказал находку алмазов в Сибири и алмазы были найдены именно там… геологом, прочитавшим его «фантастический» рассказ! Ефремов предсказал появление голографии — автор изобретения впервые познакомился с идей голографии на страницах произведения Ефремова! Увлекся ею и в самом деле изобрел голографию. В повести «Звездные корабли» Ефремов описал, как под окаменевшим остовом динозавра был обнаружен череп древнего человека… прилетевшего на землю из далекой планеты. Ефремов будто видел иные миры, описывал их увлеченно, не отрываясь. И для него составляло больших усилий придать всему произведению, как сам он признавался, связную сюжетную линию.
.Ефремов познакомился с семьей Рерихов и сыном Николая Рериха — Юрием. Проникся уважением к создателям «Агни-Йоги» — «Живая Этика» Возможно, это натолкнуло его на осмысление глобальных вопросов существования человека во Вселенной. Очевидно, под влиянием этих мыслей и родилась у Ефремова идея «Великого Кольца» — межпланетной связи, объединяющей воедино сотни обитаемых миров. Эта идея захватила многих читателей… Очевидно это пророчество Ефремова предстоит людям открыть в будущем. Совершенно недавно, благодаря стараниям орбитального телескопа «Кеплер» стало известно, что каждая звезда на небосклоне имеет планеты! Значит Космос обитаем? Столь еретическая мысль не могла прийти в голову тем, кто еще недавно верил догме, что наша планета единственный островок жизни в «мертвой» Вселенной, лишенной планет, и что жизнь на земле зародилась самопроизвольно!
.Думается, на этом пророчества Ефремова не закончатся. Нам предстоит еще многое узнать из того, что он щедро подарил нам на страницах своих книг. Ефремов восстал против дарвинизма и казарменного социализма. В его последнем романе «Час быка» он безжалостно отразил деградацию современного общества и человека. Но это не прошло мимо всевидящего ока КГБ. Сам Андропов настрочил гневную докладную записку в ЦК о подрывном и антисоветском романе и книгу изъяли из библиотек. За Ефремовым установили наружное наблюдение. Была запрещена и его «Тафаномия…». Его телефон и квартира прослушивался уже давно. Ефремова подозревали. Он знал языки, имел обширную переписку с учеными всего мира. Можно только гадать, что услышали чекисты из уст самого Ефремова. По версии КГБ Ефремова отравили англичане, когда он вскрыл конверт, присланный из-за границы. А сам Ефремов всю жизнь… (по версии агентов спецслужб) работал на английскую разведку…
.Скорее наоборот, он сделал все, чтобы сбросить идеологию оголтелого дарвинизма за борт с космического корабля современности. Человек — это не приспособленная тварь, живущая по закону «выживает наиболее приспособленный». Именно такой закон исповедуют сегодняшние последователи Дарвина, пытаясь задушить в объятиях экономических санкций Россию. Человек, по мысли Ефремова, — это свободное существо, рожденное Космосом!
.Надо понимать и то, что в условиях тотальной слежки и цензуры Ефремов не мог высказываться откровенно, хотя и пытался это делать. Но в виде метафор и аллегорий мысли гениального провидца сквозь бездну времени пробиваются к потомкам!
.Но повторим еще раз, для закрепления пройденного, — в чем заключается научный подвиг Ефремова. Он доказал, основываясь на множестве геологических, палеонтологических документов, что от древнейших периодов земли в ископаемом состоянии сохраняются выборочно те живые существа, которые обитали в воде — это древние рыбы, а еще раньше — панцирные рыбообразные существа — агнаты, обитавшие на дне морей.
.Если же мы будет опускаться по ленте времени от сегодняшнего дня вниз, то обнаружим, что из ископаемых состояний пропадают останки людей, затем человекообразных обезьян, обитавших в лесу, затем австралопитеков, обитавших в африканской саване, затем приходит черед исчезать разнообразным обезьянам, живущим на деревьях. Останки жителей леса исчезают в первую очередь, так как подвергаются деструктивным изменениям, под воздействием почвенных кислот в воздушной и аэробной среде. Затем начинают исчезать плацентарные млекопитающие, особенно сухопутные формы. Сохраняются те из них, которые жили в воде или около воды, если они были захоронены на дне водоемов без доступа воздуха. Но и их останки со временем превратятся в прах, под действием деструктивных процессов, проходящих в континентальных отложениях литосферы. Сохраняются лишь останки околоводных форм в низинах, горных долинах, на месте огромных озер и речных дельт, а также захороненные и подвергшиеся минерализации кости животных, обитающих у береговой линии морей и океанов. Таким образом, через сотни миллионов лет от нашего времени не осталось бы свидетельств существования ни одного наземного существа. Лишь рыбы, обитающие в прибрежных водах, могли сохраниться, но и они бы со временем исчезли. Лишь обитатели дна (их окаменевшие останки) дошли бы до палеонтологов, живущих 500 миллионов лет после нас. Что скажут такие палеонтологи из будущего, разглядывая окаменелости глубоководных жителей? Что в наше время на земле никто кроме них не обитал? Но это будет ошибкой. Именно в такую ошибку и впали создатели современной Геологии, учитель Дарвина Ч.Ляйелль, написавший «Основы геологии» и сам Дарвин, который был геологом. Они приняли кажущееся увеличение разнообразие живых организмов от древнейших времен до современности за эволюцию. На самом деле никакой прогрессивной эволюции не было. Рядом с древнейшими агнатами — щитковыми, ползающими по дну в ранние периоды палеозоя, на суше обитали высокоорганизованные живые существа и, вероятно, и древние люди… просто от их бренных останков не осталось ничего, так как континентальные осадочные породы, содержащие их останки, за миллионы лет превратились в прах под воздействием атмосферы, солнечного света, ветровой и водной эрозии и других разрушающих факторов. Нет ничего более великого, чем время!