Статья 4.2. «Неакадемическая» предыстория Российской Тантрологии до 2000г. (ч.1).

В статье представлены лишь некоторые факты и информация, которые можно условно отнести к так называемому «неакадемическому» аспекту предыстории Российской Тантрологии, если под словом «неакадемический» понимать «не имеющий сугубо теоретическую направленность»; «не соответствующий строгим классическим образцам»; «не соблюдающий установившиеся традиции»; «не чисто теоретический, отвлеченный, но имеющий практическое применение»; «широкодоступный и популярный»…

* * *

1. ПРЕДИСЛОВИЕ.

В данной статье будут представлены лишь некоторые факты и информация, которые можно условно отнести к «неакадемическому» аспекту предыстории Российской Тантрологии (см. статью 1.4. «Четыре аспекта Российской Тантрологии»).

Если обратиться к различным словарям, то можно найти практически одно и то же толкование слова «неакадемический»:
— неуниверситетский, неакадемичный;
— практический, практичный, неакадемичный.

Если обратиться к синонимам, то разные словари дают практически те же самые «определения»:
— практический, практичный, неакадемичный;

Частота употребления слова «неакадемический» составляет 1 раз на 300 млн. слов.

Чтобы лучше понять слово «неакадемический», можно взять толкования слова «академический» и применить к ним «отрицание», например:
— не отвлечённый, широкодоступный, популярный;
— не имеющий сугубо теоретическую направленность;
— не относящийся к академии как научному учреждению;
— не соответствующий строгим классическим образцам;
— не соблюдающий установившиеся традиции (в науке, искусстве);
— не теоретический, а практический, имеющий практическое значение;
— «неакадемический» означает, что данное знание может является произвольным и может быть выведено без академических процедур исследования.

Если обратить внимание на синоним слова «неакадемический» — «практический», то «Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений» под редакцией Н.Абрамова (М. Русские словари. 1999г.) дает следующие его толкования (синонимы): неакадемический, неакадемичный, приземленный, реалистичный, опытный, практичный, сподручный, полезный, удобный, прагматичный, прагматический, расчетливый, предприимчивый, ловкий, деловитый, выгодный, продуктивный, способный, положительный.

 * * *

«…Ситуация же с тантрологическими исследованиями в нашей стране (собственно, как и на всем постсоветском пространстве) просто удручающая. Конечно, нельзя сказать, что в целом Российская Индология находится на подъеме, однако даже на этом фоне относительно слабого развития Тантрология как отдельная дисциплина отсутствует начисто. В дореволюционное время в России не предпринимались какие-либо исследования в этой области. Период советского строя также не сказался положительно в этом отношении, поскольку существовала явная тенденция изучать Индию под углом социально-экономических и «классовых» отношений… <…>.
Казалось бы, в постперестроечное время, с крушением прежних идеологических стандартов, можно было ожидать всплеска интереса к этому любопытному феномену индийской духовности. Однако и после 1985г. положение в этой сфере изменилось мало, и Тантризм, за исключением нескольких статей в отечественных академических журналах или сборниках, а также представленный в ряде словарей, либо бегло упомянутый в разных книгах по Индуизму, остается предметом, почти не привлекающим к себе научного интереса. Фактически, любой отечественный исследователь, приступающий сейчас к изучению Тантры, оказывается в положении первооткрывателя, и любая серьезная работа в этой области становится пионерской.
На фоне равнодушия отечественных индологов к проблематике Тантры эта «маргинальная» область отдана на откуп тем, кто не занимается профессионально наукой. Парадоксально, но подчас работы этих неспециалистов, выходящие в мелких издательствах, выглядят более грамотными и взвешенными, более глубокими, чем профессиональные изыскания. С одной стороны, изучением Тантры занимаются сами же отечественные последователи Тантры. Среди них следует назвать, по крайней мере, три относительно заметные фигуры — С.В.Лобанов (Садашивананданатха Каулавадхута) из Москвы, С.С.Федоров (Арджуна Тарадаса) из Твери, и недавно скончавшийся (январь 2004 г.) А.П.Ольшевский, приверженец Тантризма из Петербурга, где он одно время возглавлял местную тантрическую общину. Эти и другие авторы, получившие личные тантрические посвящения, переводят, подчас весьма квалифицированно, тексты с языка оригинала, умело анализируют тантрические традиции. Однако, хотя их работы во многом выглядят достаточно интересными и глубокими, им не всегда хватает той необходимой дистанции от предмета исследований, которая и формирует объективную, подлинную науку. Иначе говоря, в этих произведениях Тантра описывается несколько пристрастно, что, впрочем, вполне естественно для авторов, пишущих «изнутри» предмета.
С другой стороны, к Тантре обращаются последователи российских групп в стиле Нью-Эйдж, что неизбежно добавляет к ней приставку «нео». Лев Тетерников, Андрей Лапин и некоторые другие отечественные авторы ответственны за тот «экстатический» образ Тантры, утвердившийся и на нашем духовном пространстве. К сожалению, определенный коммерческий успех такого образа все еще мешает объективному пониманию феномена Тантры, о чем уже говорилось выше…». 

(Пахомов С.В. Становление Тантрологии. ж. «Религиоведение» № 3. 2004г. С.48-57)

«Данная статья посвящена проблеме изучения индуистской Тантры как одного из направлений Тантрологии. Очерк развития Тантрологии за рубежом дан С.В.Пахомовым в его статье «Становление Тантрологии» (2004г.), где лишь кратко (в силу скудности тантрологических исследований в России) упомянуты отечественные штудии в этом направлении. За шесть лет ситуация несколько изменилась — появился ряд работ, которые сделали важный вклад в становление Тантрологии в России… <…>.
В постсоветский этап развития Индологии и Религиоведения ситуация не столь плачевна, но публикации, посвященные интересующему нас предмету, не многочисленны… <…>.
Из неакадемической среды можно упомянуть переводчика с санскрита Б.В.Мартынова, который в 1999г. опубликовал перевод Упанишад йогического и тантрического содержания. Перевод предварен достаточно объемной статьей («Йога в индийском мироустройстве, текстах и за их пределами»), посвященной истории и основам Йоги, в том числе и тантрической… <…>.
Среди других современных исследователей Тантризма, упомянем А.А.Игнатьева (Калининград) и О.Н.Ерченкова (Ижевск). Они в основном занимаются переводческой деятельностью. Любопытно отметить, что оба они являются практикующими тантристами, посвященными в одну из традиционных сампрадай («духовная традиция»)…
Имеется еще одна группа авторов-«тантристов», которых нельзя отнести к академической науке, по крайней мере, из-за их чрезмерной пристрастности к излагаемому предмету. Можно упомянуть четверых: С.В.Лобанов (Шрипада Садашивачарья) — Москва; С.С.Федоров (Арджуна Тарадаса) — Тверь; А.П.Ольшевский — Санкт-Петербург; С.А.Горохов (Сундарадевананда Грихавадхута) — Москва. Работы трех первых авторов (аналогично можно сказать и о Горохове), по словам Пахомова, «во многом выглядят весьма глубокими», но «им не всегда хватает той необходимой дистанции от предмета исследований, которая и формирует объективную, подлинную науку». Большая заслуга Лобанова и Федорова в том, что ими опубликован ряд переводов тантрических текстов (2004г.)…<…>.
Исходя из этого беглого обзора тантрологической литературы, можно заключить, что изучение индуистского Тантризма в отечественном религиоведении находится еще в зачаточном состоянии, ведь еще нет ни одной опубликованной монографии, посвященной этому предмету. Мы имеем дело лишь со статьями, либо разделами в монографиях, исследующих более широкую, общеиндуистскую проблематику…».

(Жаринов С.А. Тантрология: Наука о Тантризме в России.
06.2012г. Философский портал «Арктогея». Сайт www.arcto.ru.)

 

2. Е.П.БЛАВАТСКАЯ И ТАНТРА.

Вполне возможно, что впервые термин «тантрология» можно встретить у А.М.Кондратова (см. Кондратов А.М. Атлантиды пяти океанов. Л. Гидрометеоиздат. 1987г., 1988г. 160 стр.).

4.2 (1) Кондратов Атлантиды пяти океанов      4.2 (1) Кондратов Адрес Лемурия

«В другом океане — Индийском — морские геологи обнаружили подводную структуру, подобную Новозеландскому плато, в районе, где люди жили и пять, и десять, и сорок тысяч лет назад. Более того: именно здесь, по мнению ряда ученых, происходил процесс становления «человека разумного», длившийся несколько миллионов лет. Речь идет об «Атлантиде Индийского океана» — затонувшей земле Лемурия. В пользу гипотезы об этой земле говорят самые различные данные наук, изучающих историю нашей планеты. Это океанология, наука об океанах Земли, и антропология, наука о человеке. Это морская геология, в буквальном смысле слова черпающая со дна морей и океанов их историю, запечатленную в виде осадков, и египтология, воскресившая историю древнего народа, сумевшая расшифровать письмена людей, живших за много тысячелетий до нас. Это вулканология и сейсмология, науки, изучающие тектонические процессы, происходящие в коре Земли, — и такие, казалось бы, далекие от них науки, как индология, санскритология, буддология, тантрология, пытающиеся проникнуть в глубинные «пласты сознания»…».

А.М.Кондратов (1937-1993) — советский и российский лингвист, биолог, журналист и поэт. Занимался исследованием методов машинной дешифровки  надписей древнего Средиземноморья. Автор нескольких десятков научно-популярных книг по таким проблемам, как изучение древних и современных языков, палеонтология, геология, поиски реликтовых животных и др. Число языков, на которые переведены книги А.М.Кондратова, превышает два десятка (японский, французский, английский, чешский, итальянский, украинский, туркменский, испанский, тамильский, словацкий, бенгали, немецкий, эстонский, арабский, грузинский и др.). А.М.Кондратов принимал участие в работе археологических, океанологических и подводно-археологических экспедиций.

Но предысторию Российской Тантрологии, наверное, следует начинать в более ранний период. Например, в XIX в. в 1875г. в Нью-Йорке Е.П.Блаватская (1831-1891гг.), русская дворянка, родившаяся в Екатеринославле (Днепропетровск), путешественница, писательница, философ, религиовед, мистик, учреждает Теософское Общество, деятельность и изыскания которого получили совокупное название Теософия. Главными целями Теософского Общества были провозглашены (см. Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. Лондон. 1890г., или Письмо культурной общественности Главному редактору газеты «Культура» по поводу статьи Б.Фаликова «Оккультные корни фэнтези», газета «Культура» №29 (7488) 2005г.):
1. Создание ядра Всеобщего Братства Человечества без различия расы, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи.
2. Изучение древних и современных религий, философий и наук и объяснение необходимости такого изучения.
3. Исследование необъясненных тайн Природы и во всевозможных аспектах, а также психических и духовных сил, возможностей, скрытых в человеке.

4.2 (1) Блаватская 1   4.2 (1) Блаватская 2   4.2 (1) Блаватская 3   4.2 (1) Блаватская 4

В 1877г. в Бостоне Е.П.Блаватская издает своё обширнейшее сочинение «Разоблаченная Изида» («The Isis Unveiled»), где она доказывает, что Теософия есть лишь тайная, внутренняя сущность, содержащаяся в религиозных и философских системах древних времен. В 1888г. в Лондоне выходят 1-й и 2-й томы, в 1897г. 3-й том «Тайной Доктрины» — главного труда жизни Е.П.Блаватской (годы написания 1884-1991). Первый том приоткрывает часть загадок о сотворении Космоса, второй — об эволюции человека, третий — об истории религий. 

«Теософское общество Е.П.Блаватская основала в 1875г. в Нью-Йорке. Фундаментом теософского учения является ее работа «Тайная Доктрина», в которой изложены основы «истинной» космогонии, сотворения мира (космогенезис), краткая история человечества (антропогенезис) и краткая история религий.
Целями теософского общества, по заявлениям основательницы, являются: 1) братство человечества без различия рас, цвета кожи, религии или социального положения; 2) изучение древних мировых религий для сравнения и формулирования универсальной этики; 3) изучение и развитие скрытых божественных (сверхъестественных) сил в человеке».

(Питанов В.Ю. Теософия: факты против мифов. М. 2002г.)

«Учение Е.П.Блаватской — попытка синтеза достижений философско-религиозной мысли человечества: анализируя египетские, халдейские, индуистские, христианские, зороастрийские, гностические, буддистские и другие священные первоисточники, Е.П.Блаватская указывает на единую сущность всех религий и философий, стремится объединить их стройной мировоззренческой системой, названной «Тайной Доктриной» Рассматривая в каждой религии эзотерическую (тайную) и экзотерическую (внешнюю) части, Е.П.Блаватская рассматривала их скрытую сторону, стремясь очистить ее от социально-исторической оболочки, наслоений догматики и искажений времени.
Высоко оценили ее жизненный подвиг и вклад в мировую культуру Махатма Ганди и Дж.Неру, индийский философ К.Мурти, Н.К.Рерих. Е.И.Рерих назвала ее «огненной посланницей Белого Братства». ЮНЕСКО объявило 1991г. годом Е.П.Блаватской».

     (Новейший философский словарь. / Сост. А.А.Грицанов. Минск. Изд. В.М. Скакун. 1998г.)

В 1892г. в Лондоне издается «Теософский словарь» Е.П.Блаватской, в который вошло порядка 2500 статей, толкующих понятия и термины эзотерической философии, оккультизма и религиозно-мифологических систем, освещающих историю развития восточных и западных систем тайного знания (тайноведения). Вот что написано в этом словаре:

«Тантра (санскр.) — букв. «закон или ритуал», определенные мистические и магические труды, главной особенностью которых является поклонение женской силе, олицетворенной в Шакти. Дэви или Дурга (Кали, супруга Шивы) есть особая энергия, связанная с половыми ритуалами и магическими силами — худшая из форм черной магии и колдовства.
Тантрика (санскр.) — церемонии, связанные с вышеупомянутым поклонением. Шакти обладает двоякой природой, белой и черной, доброй и злой, потому шакты делятся на два вида, дакшиначарьи и вамачарьи, или шакты правой и левой руки, т.е. «белые» и «черные» чародеи. Поклонение последних — в высшей мере распущенное и безнравственное.
Шакти (санскр.) — активная женская энергия богов; в народном Индуизме — их жены и богини; в Оккультизме — венец астрального света. Синтез Силы и шести сил природы. Вселенная Энергия».

В 2002г. британский издательский дом «Creation Books», специализирующийся на издании экспериментальной, сюрреалистической, эротической и декадентской литературы, выпустил в свет «исследование» Николаса и Зины Шрэк «Демоны плоти: Полный путеводитель по Пути Левой Руки. Сексуальная магия» (см. Nikolas Schreck, Zeena Schreck. Demons of the Flesh: The Complete Guide to Left Hand Path. Sex Magic. UK. Creation Books. 2002. ISBN 1-84068-061-X). В этом «исследовании» можно найти интересующую нас информацию относительно Е.П.Блаватской.

4.2 (1) Шрек Демоны плоти

4.2 (1) Николас Шрэк 1   4.2 (1) Зина Шрэк 1   4.2 (1) Н и З Шрэк   4.2 (1) Николас Шрэк 2   4.2 (1) Зина Шрэк 2

«VI. Восточные тайны и сатанинские наслаждения. Путь левой руки и современное магическое возрождение. Вама-Марга — с Востока на Запад. Подавляющее большинство современных европейских магических Орденов и учителей, о которых можно сказать, что они так или иначе оказали значимое влияние на формирование сексуальной магии Пути левой руки, основывали свой авторитет на заявлении о том, что они переносят тайное азиатское или ближневосточное знание на Запад. Среди магов, о которых пойдет речь в данной главе, отметим следующих: сексуально-магическое братство Теодора Ройсса — Ordo Templi Orientis (уже в названии содержится намек на потаенный восточный источник); Е.П.Блаватская и Г.И.Гурджиев (они вдохновлялись тибетским Буддизмом); П.Б.Рэндольф, утверждавший, что корни его эротической магии уходят в Сирию. Как станет видно, по большей части эти заявления — не более чем романтичные мифы; однако именно тогда подкрепленные аргументами легенды, касающиеся тайной сексуальной мудрости Востока, впервые открылись богатому и восторженному воображению магов из развитых стран начала XX в. Склонность западных напускных мудрецов XIX в. рядить свои знания в восточные одежды, среди прочего, исходит из того исторического факта, что несколькими столетиями ранее Европа через исламский мир подверглась гигантскому влиянию восточной магии. Такие течения как алхимия, трубадурская традиция и герметическая магия возникли благодаря контактам с арабскими учеными. <…>.
Первые свои шаги в западном направлении Восточная темная волна сделала весьма и весьма прозаично. Малопривлекательная группка посланников в первый раз перевезла знание о Традиции истинного Пути левой руки, полученное из первых рук, из Индии в Англию, оттуда оно распространилось по всей Европе и дошло до Нового Света, подчас принимая совершенно причудливые гибридные формы. В середине XIX в. правящие колониальной Индией британцы готовили клику христианских миссионеров с целью ввести законодательство, делающее уголовно наказуемыми практики Тантры, в особенности «варварский» Путь левой руки, ее сексуально-магическую ветвь. Оказывали активную поддержку запретительному движению и многие индусы — выходцы из благородной пуританской варны брахманов. Они издавна видели в еретических методиках Тантры левой руки, отвергающих иерархию каст, отвратительную профанацию ведических законов. В обстановке такого давления «прижатые к ногтю» круги последователей Вама-Марги были вынуждены отправлять свои ритуалы в секретности даже большей чем ранее. <…>.
Творчество Селлона, несмотря на обилие темных мест, сыграло большую роль в знакомстве Запада с путем левой руки. Судя по его работам, он, несомненно, получал из первых рук информацию о тантрической эротической инициации. Тем не менее, лишь спустя двадцать лет после своего возвращения в Англию, Селлон поделился тем, что стало ему известно о сексуальной энергии Богини, имя которой он записал как «Сакти». В 1865г. он выпустил любопытную книгу о весьма оригинальных учениях, озаглавленную «Замечания о священных книгах индусов». Там он изложил свою теорию о том, что сексуальные ритуалы, до сих пор сопровождающие шактический культ, суть живое наследие некогда универсальной Традиции сексуальной инициации, которая практиковалась древними египтянами, евреями — до того, как они стали монотеистами — и ассирийцами. Даже критикуя ряд тантрических практик за увиденные в них языческие пережитки, он приходит к выводу, что методы обретения просветления в Пути левой руки продолжают Традицию, «которая существовала за два тысячелетия до христианской эры… и доныне не утратила своей силы; это гностицизм Индии». <…>.
В апреле 1866г., сразу после того, как был окончен его любопытный вклад в знание о Пути левой руки, 48-летний Селлон застрелился в лондонской гостинице. Его неизвестные широкой аудитории книги, опубликованные всего за десять лет до наступления эры возрождения магии на Западе, оказались первыми из работ, содержащих предположение о том, что непосредственные истоки всех эзотерических традиций, мистических культов и мистической символики базируются на тайном сексуальном гнозисе, непрерывная традиция которого сохранилась лишь в тантрическом Пути левой руки. Идеи Селлона, несмотря на довольно грубую формулировку, заслуживают внимания уже потому, что предшествовали более сложным сексуально-магическим философским системам на Западе, выработанным более поздними авторами, такими как Рэндольф, Ройсс, Кроули, Парсонс, Эвола и Грант.
Первым, кто познакомил британцев с Путем левой руки, был христианский миссионер У.Дж.Уилкинс, продолжалось это ознакомление благодаря текстам священника. Работавший в Калькутте У.Дж.Уилкинс в своей «Ведической и пуранической индуистской мифологии», опубликованной в Лондоне в 1882г., представил своим читателям разумный и объективный отчет об основах тантрической философии и практики, не отмахнулся он и от темной волны. Немногочисленные проживавшие тогда в Индии европейцы неизбежно оказались посвящены в круги Пути левой руки, однако эти первые настоящие «белые тантристы» не очень-то старались продвигать на Запад оригинальную практику, которую они усвоили. И как часто случается в истории человеческой мысли, действительная популяризация Пути левой руки за пределами субконтинента произошла с подачи личностей, едва знакомых с концепцией — в данном случае налицо безумное смешение подлинной мудрости, наивного романтизма и шулерства, что отличает современное возрождение оккультизма.
Мадам Блаватская поняла все неправильно. Одной из характерных особенностей, отметивших культуру возрождения оккультизма в XIX в., стало бестолковое заимствование экзотичной метафизической терминологии из культур не западных. Теософское Общество, основанное в 1875г. русской спиритуалисткой мадам Еленой Петровной Блаватской (1831-1891), сыграло в этом процессе немаловажную роль. Благодаря снискавшему известность во многих странах Теософскому Обществу (оно, кстати, помимо прочего ввело в обиход ныне одиозное выражение «нью-эйдж»), европейские и американские оккультисты пошли сыпать плохо понятыми терминами вроде карма, хроники акаши, махатма, йог, чакра и прочими. В запасе экзотичных фраз, произносимых Е.П.Блаватской и ее последователями, присутствовали «Путь Левой Руки» и «Путь Правой Руки». (Обычай написания этих слов с большой буквы пошел от Е.П.Блаватской, впоследствии его подхватил Кроули).
Вряд ли можно найти более бестолкового интерпретатора Путей левой и правой руки для западной аудитории, чем Е.П.Блаватская, чье настойчиво сбивающее с толку объяснение сексуального и несексуального подходов к Тантре само по себе оказало огромнейшее влияние на складывание ложных представлений о данном предмете. Наиболее принятой в оккультных кругах Запала остается версия Путей правой и левой руки Е.П.Блаватской, впервые изложенная ею (после ее деспотичной цензуры — в смягченном виде) в книгах и журнальных статьях. Их содержание представляет собой грубо надранный плагиат из многочисленных источников; несуразицы в этот вопрос добавили впоследствии еще более глупые толкователи.
У Е.П.Блаватской все примитивно: Путь левой руки — это просто путь зла, в то время как Путь правой руки охарактеризован как дорога добра. Обширная сеть тантрических концепций, дающих определение этим терминам, — и выходит за рамки самой идеи добра и зла, равно как и прочих оппозиций, которыми живет стадное животное, — была проигнорирована. Неудивительно после этого ее утверждение, что сама она и ее Теософское Общество целиком и полностью принадлежат к Пути правой руки, который она ассоциировала с туманной розенкрейцеровской формулировкой Великого Белого Братства. По мнению славной Мадам, всякий, кто не верит в ее Теософию, либо решил разоблачать ее махинации — приверженец Пути левой руки или Черного Братства. Хотя многие ортодоксальные индусы, скорее всего, согласятся с ее оценкой Пути левой руки как «зла», неизвестно, откуда собственно она взяла такое предвзятое определение.
Если верить Е.П.Блаватской, источником ее мудрости, которой она поделилась с человечеством в своей «Тайной Доктрине», стал Тибет, где она якобы прошла инициацию в бесценное древнее эзотерическое учение. Однако ни один из ее текстов не свидетельствует ни о чем большем кроме поверхностного знакомства с тибетской мистикой, что, в частности, выдает ее невежественная интерпретация Пути левой руки. Неглубокие познания, которых она нахваталась в процессе своего масштабного чтения оккультных текстов, показывают ее явное понимание того, что Путь левой руки каким-то там боком связан с сексом. Для Е.П.Блаватской же (по крайней мере, в ее «официальных» текстах) секс — это чудовищно. Это «звериный аппетит, который надо неукоснительно давить в себе». (Подобно прочим самозваным стражам морали, Е.П.Блаватская, по всей видимости, вела куда более интересную сексуальную жизнь, нежели то предполагал ее публичный имидж ходячей добродетели). Теософская теология, явно испытавшая на себе влияние, прежде всего, аскетического, не безнравственного гностицизма, отмечена неприятием плотской оболочки, в которой теоретически «томится» душа. Карл Юнг однажды тонко назвал Теософию Е.П.Блаватской «чистым гностицизмом в индуистских одеяниях». Тантра левой руки, будучи инициатической доктриной, видящей в плоти не кошмарную тюрьму, из которой надо бежать, но храм, святилище, разумеется, предана Блаватской анафеме.
В «Теософском словаре» она возмущенно замечает по поводу Пути левой руки: «особая энергия, связанная с сексуальными ритуалами и магическими силами — худшая форма черной магии или чародейства». Здесь мы впервые встречаемся со ставшим впоследствии популярным сравнением Восточной идеи Пути левой руки с западной концепцией черной магии. Этот несостоятельный синтез взаимоисключающих культурных формулировок — точное описание методики и непоследовательное моральное суждение — будет любимой «фишкой» вздорного легиона оккультистов на протяжении всего XX в. В этот период неграмотная увязка Е.П.Блаватской Пути левой руки с черной магией станет нормой среди поклонников оккультной субкультуры. <…>.
Артур Авалон понял почти правильно. Е.П.Блаватская стала главным западным автором уравнения «Путь левой руки = зло», но ее упрощенческие искривления были сбалансированы куда более точным описанием темной Тантры, представленным в работах сэра Джона Вудроффа (1863-1936). Вудрофф не был оккультистом или магом из маргинальных слоев общества. Он был респектабельным судьей высокого ранга, который жил в Калькутте в конце девятнадцатого века и страстно увлекался тантрической философией и практиками.
Со свойственным законнику рвением защищать и давать явлениям скрупулезное объяснение, Вудрофф взялся за перо, избрав себе загадочный кельтский псевдоним «Артур Авалон», и создал ряд солидных трудов, повествующих о Тантре как о логичном и легитимном духовном учении. Книги Авалона послужили не только частичному развенчанию неверных представлений о Тантре в сознании европейских читателей. Многие говорящие по-английски индийцы также видели в Пути левой руки позорный пережиток своего якобы дикарского прошлого, которое они тут же от себя отбросили, пожелав заделаться современной нацией по западному образцу. Работы Авалона познакомили широкую индийскую читающую публику с интереснейшими практиками, которые раньше были окутаны тайной. Предшествующие индийские книги на английском, посвященные Тантре, предлагали жестоко цензурированную, прилизанную версию тантрических дисциплин. Как правило, описание велось с саркастической и предубежденной точки зрения касты брахманов, к которой принадлежали авторы этих книг. Как ни парадоксально, но именно благодаря европейцам Тантра сделалась как минимум частично приемлемым объектом изучения в Индии.
Отдавая должное заслугам Авалона в сохранении живой находившейся под угрозой исчезновения Традиции, — его книги были действительно новаторскими исследованиями — заметим, что он также преуспел в распространении оказавшихся живучими ложных трактовок Пути левой руки. Если Е.П.Блаватская живописала Вама-Маргу в самых зловещих черных тонах, то Авалон обелял ее, обходя вниманием наиболее социально-табуированные аспекты тайных ритуалов. Вудрофф переусердствовал в своем стремлении одновременно оправдать и сгладить пользовавшиеся дурной славой эротические стороны Тантризма левой руки. Авалон подчеркивает опасности и суровые последствия, которые навлекает на себя адепт, познакомившийся с сакральным сексом, и совершенно выхолащивает все следы телесного наслаждения и биологической чувственности из этого акта. Сэр Джон максимально постарался разъяснить духовную философию, на которой зиждется сексуальное просветление Тантры, однако его аргументы звучат как оправдание, отражая, по всей видимости, его собственные, ханжеские предрассудки.
Учитывая превалирующую в то время викторианскую истерию и цель Вудроффа/Авалона не дать объявить Тантру противозаконной, его сдержанность вполне понятна. К сожалению, многие другие авторы, не имевшие доступа к первоисточникам или учителям, невольно позаимствовали такой не вполне соответствующий действительности и «затянутый в корсет» подход непосредственно из работ Авалона. Результатом стало то, что составляет сегодня практически кредо западных исследователей этой темы: якобы всякий серьезный адепт тантрической инициации обязан, призвав на помощь всю свое мужество (или женственность), сопротивляться любым ощущениям физического наслаждения при сексуальном ритуале. Такую педантскую позицию можно проиллюстрировать следующим замечанием Авалона: «Много лет назад Эдвард Селлон, руководствуясь помощью ученого-ориенталиста, находившегося на государственной службе в Мадрасе, попытался познакомиться с мистериями [тайного ритуала], однако по ряду причин, которые мне нет нужды здесь обсуждать, занял по отношению к ним не вполне верную позицию». «Верной» позицией, как мы должны догадаться, может быть лишь анти-гедоническая интерпретация сексуального просвещения, сторонником которой является Авалон, чью нежную душу оскорбил похотливый подход к предмету Селлона. Тем не менее, книги Авалона заслуживают прочтения, поскольку заслуживает уважения та объективность, с которой они повествуют о методах и принципах Тантры.
Еще Авалон замечателен тем, что он первым из авторов предположил, что методы сексуального нарушения табу в Пути левой руки по природе своей являются «антиномианистскими». В свете недавно возникшей связи некоторых западных школ, номинально относящих себя к Пути левой руки, с антиномианистской концепцией, гораздо более ранние идеи Авалона кажутся прозрениями. Описывая доктрину Пути левой руки, где сказано, что достигший освобождения адепт уровня виры или дивьи поднимается над добром и злом (Дхарма и Адхарма), Авалон отмечает, что этих посвященных именуют Свечакари, «тот, чей путь — Свечакара или «твори, что ты желаешь». Он добавляет, что «в Европе сходные доктрины и практики называются Антиномианизмом». Однако Авалон детально разъясняет, почему Антиномианизм — не совсем точная характеристика преодоления социальных условностей в рамках Пути левой руки. <…>.
Благодаря своему настойчивому стремлению употреблять слова с мантрической точностью, а не следовать интеллектуальным капризам и модам, новаторское исследование Вама-Марги Авалоном по сей день на голову выше многих современных потуг проникнуть в мистику Пути левой руки.
П.Б.Рэндольф — забытый отец современной сексуальной магии. Хотя книги Селлона, Уилкинса, Блаватской и Авалона принесли зачатки понимания (и непонимания) системы сексуального просветления левой руки, миновало много десятилетий прежде чем Европа сама приступила к практике методик Тантры левой руки. Задолго до того как в 1960-е годы интерес контркультуры к восточному мистицизму соприкоснулся с сексуальной революцией — в результате их перекрестного опыления ряд аспектов Вама-Марги стал доступен ищущей молодежи — на Западе стало складываться независимое течение сексуальной магии. Корни этой разновидности темной волны восходят не к культу древней Богини в Матери Индии, а к энергиям, бурлившим в Америке в период после Гражданской Войны. И наиболее значительным сексуальным магом XIX в. и, пожалуй, первым, кто назвал себя этим именем, стал американский оккультный утопист Паскаль Беверли Рэндольф (1825-1875). <…>.
Весьма вероятно, что главная работа одного из американских пионеров в области сексуальной магии на самом деле была создана на французском языке спустя несколько десятков лет русской сатанисткой. Это одна из любопытнейших тайн, и ее должен попытаться раскрыть тот, кто изучает западную темную волну. Эта связь де Нагловской, о личности которой мы поговорим позже, с весьма влиятельными сексуально-магическими текстами Рэндольфа, проливает свет на ранее игнорировавшуюся роль, которую своеобразное, но малоизвестное русское направление магического возрождения сыграло в развитии темной волны на Западе. Мадам Блаватская, одна из провозвестниц магического ренессанса, была лишь первой в ряду русских оккультистов, оказавшихся важным связующим звеном между эзотерическими традициями Запада и Востока».

(Николас Шрек, Зина Шрек. Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной
магии Пути Левой Руки. Сайты www.gramotey.com; www.rumagic.com.)

 

3. Г.И.ГУРДЖИЕВ И ТАНТРА.

«Задача состоит не в том, чтобы добыть что-то новое, но в том, чтобы обрести и восстановить утраченное». Данное утверждение можно найти в энциклопедии «Мистики XX века» (1-е изд. 1975г., 2-е изд. М. Локид-Миф. 1998г.) и принадлежит оно Георгию Ивановичу Гурджиеву (по рождению Хамбро Акван Джарджиликов, 1866/72/77-1949), духовному учителю греко-армянского происхождения, философу-мистику, композитору и путешественнику, человеку с лицом индийского раджи или арабского шейха, которого называли «хитрый мудрец», «необычный человек», «человек-тайна», который посвятил свою жизнь поиску «тайного знания», изучению восточных эзотерических учений, и передаче знания теории и практики в форме, адекватной мышлению западного человека.

4.2 (1) Гурджиев ГИ 1   4.2 (1) Гурджиев ГИ 2   4.2 (1) Гурджиев ГИ 3   4.2 (1) Гурджиев ГИ 4

В 1912г. в России (Санкт-Петербург и Москва) появился человек, которого потом назовут мистиком, психологом, философом, духовным учителем, «человеком, который принес Учение (о пробуждении)». Сам же он называл себя «учителем танцев», хотя в Петербурге он появился как профессор метафизики. Потом Г.И.Гурджиева будут сравнивать то с графом Калиостро, то с Григорием Распутиным, то с Е.П.Блаватской, ему будут приписывать тайную власть над вождями политических диктатур, за ним потянется целый шлейф самых неожиданных легенд…
В 1912г. в Петербурге Г.И.Гурджиев публикует книгу «В поисках фрагментов неизвестных учений», где, в частности, пишет: «Я начал сворачивать свои предприятия [путешествия], рассеянные по различным странам Азии, и собирать воедино сокровища, накопленные за долгую жизнь». Продолжая начатую ещё в молодости карьеру «Учителя Теософии», в 1912-1913гг. в Москве Г.И.Гурджиев сумел собрать вокруг себя небольшую группу учеников. В 1915г. произошла его судьбоносная встреча с другим искателем эзотерических истин — П.Д.Успенским, 37-летним философом и журналистом, известным автором ряда работ по мистицизму и тоже путешественником. Альянс с последним увеличил численность и качественность московской группы и породил группу в Санкт-Петербурге.
П.Д.Успенский и его круг столичных интеллектуалов, заинтересовавшихся познаниями Г.И.Гурджиева, своими наводящими вопросами и полемизирующими суждениями способствовали «сортировке и приведению к системности» разностороннего опыта изысканий последнего. Более того, новый сподвижник, имевший самостоятельный многолетний опыт взаимодействия с эзотерическими школами и литературой, за короткое время сумел не только выделить и осмыслить свежие оригинальные идеи Восточных Учений, в числе прочих мелькавших в изложении Г.И.Гурджиева (в самой разношёрстной терминологии, на религиозном и «маго-оккультном» наречии), но и адаптировать их к европейскому менталитету, переведя их на язык, понятный западной психологической культуре. Именно поэтому их плодотворное сотрудничество, приведшее к формированию конгломерата своеобразных концепций и практик, получило название «Учение Гурджиева-Успенского» или «Четвёртый Путь». В нём не скрывалось, что «Четвертый Путь» — лишь подготовительные фрагменты всё ещё глубоко сокрытого Эзотерического Пути.
С 1919г. Г.И.Гурджиев живёт и работает в Тбилиси. Здесь он открывает с разрешения Министерства просвещения «Институт гармонического развития человека», в котором десятки его учеников приобретают физико-эстетическое воспитание и образование по «Системе ГИГ (Георгия Ивановича Гурджиева)». К Г.И.Гурджиеву приходит мировая известность: его «система ГИГ» распространяется в Москве, Бомбее, Александрии, Кабуле, Нью-Йорке, Чикаго, Стокгольме.
Г.И.Гурджиев несколько раз пытался основать «Институт гармоничного развития человека», сначала в Тифлисе (Тбилиси) в 1919г., затем в Константинополе (Стамбул) в 1920г., из групп, переданных ему П.Д.Успенским. Его попытка сделать это в Германии провалилась из-за конфликта с властями. Тогда, вслед за П.Д.Успенским, он попробовал перебраться в Великобританию. Однако тамошние власти не разрешили въезд в страну его приверженцам. В итоге, на собранные английскими группами П.Д.Успенского средства, в 1922г. Г.И.Гурджиевым был куплен замок в поместье Приэре, около Фонтенбло под Парижем. Там и был основан «Институт», в котором преподавались уже не сложные идеи и принципы «Четвёртого Пути» (даже само это название Гурджиев оставил Успенскому), а куда более урезанный, упрощённый и намеренно-экзотический (для романтического Парижа) «Путь хитреца» или «Айда-Йога».
Г.И.Гурджиев произвел на Запад глубокое впечатление, о нем до сих пор еще пишут книги. В России Г.И.Гурджиев произвел более сильный «фурор», чем граф Сен-Жермен во времена Екатерины II, которого Е.П.Блаватская причисляла к «великим тибетским мастерам». Для тех, кто знал Г.И.Гурджиева лично, он был очень живым и энергичным человеком. Но и те, кто всего лишь читал его книги, находят в его учении некоторые из тех великих истин, которые можно обнаружить во всех религиях.
В 1920г. Г.И.Гурджиев обосновывается в старинном парижском дворце Фонтенбло с прекрасным садом и обширным лесом, куда он переезжает по приглашению Раймона Пуанкаре, президента III Французской Республики. В 1924г. с группой из 40 учеников он совершает турне по США, представляя там свой балет. Затем лекции Гурджиева в Англии и издание текстов этих лекций в виде книги «Четвёртый Путь».
Источники учения Г.И.Гурджиева остаются такими же загадочными, как и у другого «человека знания» — Дона Хуана (Карлоса Кастанеды). Исследователи говорят о Суфизме, Православной Традиции, Тибетском Буддизме, Тантризме, Индийской Йоге… В разговорах с учениками, задававшими ему вопросы о местах, где он почерпнул свое учение, Г.И.Гурджиев чаще всего упоминал Тибет, Восточную Персию и Внешнюю Монголию.

4.2 (1) Teachers of Gurjieff      4.2 (1) Учителя Гурджиева

«Аннотация. Эта книга отмечает поворотный пункт в изучении Гурджиева, ибо она бросает свет, ранее указанный только намеками, на источники Учения Гурджиева. Ее подлинная достоверность гарантируется ученым, находящимся в центре движения, из которого исходит Учение Гурджиева».

(Rafael Lefort. The Teachers of Gurdjieff. Malor Books. 2014. 170 p.)
(Рафаэль Лефорт. Учителя Гурджиева. Профит-стайл. 2014г. 160 стр.)

Г.И.Гурджиев довольно рано заинтересовался «сверхъестественными феноменами» и начал свои путешествия по различным странам Азии и Африки, где пытался найти ответы на интересовавшие его вопросы. Эти путешествия часто принимали форму экспедиций, которые Г.И.Гурджиев организовывал с другими членами якобы созданного ими «Сообщества Искателей Истины». В своих путешествиях Г.И.Гурджиев изучал различные духовные традиции (в числе которых Суфизм, Тибетский Буддизм и восточное Христианство), собирал отрывки древних знаний, иногда даже «прибегая к археологическим раскопкам», а также фольклор (в частности, танцы и музыку) посещаемых им стран. «Я имел возможность, — писал Г.И.Гурджиев, — проникнуть в святая святых почти всех герметических организаций религиозного, философского, оккультного или мистического характера, которые недоступны обычному человеку. Я прочел почти всё, имеющее отношение к данному вопросу». На основании этого некоторые исследователи заключают, что Г.И.Гурджиев смог проникнуть в самую сердцевину эзотерического знания.
В 1880г. Г.И.Гурджиев прибыл в Лхасу, столицу Тибета, как бурятский лама и поступил монахом-послушником в монастырь Дрепунг под именем Чоманг Лобзанг. Позже в результате посвящений в Лхасе Г.И.Гурджиев принял почётные имена-титулы: сначала Кхенде-чета, а потом Цаннис Кхан-по. В 1898г. возвращается в Россию. Здесь он сначала пользуется именами Нгакуванг-дорже и Акохван Даржиликов, а затем именует себя Хамро Акван Доржиев (Доржиев — русская транскрипция тибетского выражения «раскат грома»). Вскоре после посещения Петербурга И.Г.Гурджиев получает официальное направление в Лхасу, где ему пришлось в течение нескольких лет выполнять дипломатическую миссию России, связанную с попытками вовлечения Тибета, придерживавшегося политики изоляции, в сферу политических интересов России.
Свои невероятные приключения Г.И.Гурджиев описал в книге «Всречи с замечательными людьми», однако в ней он ни слова не сказал о том десятилетии, которое, как утверждает его ученик, Луи Повель (один из соавторов книги «Утро Магов»), он провел в Тибете в качестве русского секретного агента и советника Далай-ламы. Известно очень мало об этом периоде его жизни в Тибете и Центральной Азии, который охватывает 1890-1910гг. Известно, что он вел поиски, исследования, изучал древнейшие тексты в монастырях, где сохранилось древнее знание.
Г.И.Гурджиев с детства отлично знал множество языков, хотя среднего образования так и не получил. В период 1890-1922гг. Г.И.Гурджиев обучался и обменивался опытом в различных эзотерических течениях и школах, для чего много путешествовал и посетил Среднюю Азию, Афганистан, Монголию, Тибет, Индию, Ассирию, Палестину, Эфиопию, Судан, Египет, Турцию, Крит, Грецию, Италию, Германию, Англию и Францию. Если верить его рассказам о причинах этих путешествий, то главным их мотивом было стремление найти истину в форме древнего знания, возможно сохранившегося и дошедшего до нашего времени. Наибольшее влияние на него оказали тайные суфийские братства Гиндункуша и буддийские монастыри Тибета.
Участники группы «Сообщество Искателей Истины» считали, что когда-то существовала одна мировая религия, которую впоследствии разделили между собой различные страны Востока. Философия отошла к Индии, теория — к Египту, а практика — к Персии, Месопотамии и Туркестану. Группа состояла из людей, посвятивших свою жизнь поискам древнего эзотерического знания о Вселенной. «Искатели» полагали, что знание скрыто в символах легенд, в музыке и танцах, в памятниках древности (напр., в пирамидах) и в устной традиции отдельных монастырей. Часто путешествуя под видом паломников или купцов в одиночку или группами, «искатели Истины» исследовали самые отдаленные районы Азии.
Г.И.Гурджиев неизменно отказывался называть имена тех, кто вместе с ним основал «Общество Искателей Истины» с целью исследования святилищ изначальной Традиции. Однако дотошные исследователи подтверждают, что по крайней мере один из его спутников известен — речь идет о Карле Хаусхофере (1869-1946), немецком географе, социологе, основоположнике германской школы геополитики. В печати проскальзывали сообщения об их совместном пребывании в Тибете в 1903г., 1905-1908гг.
Некоторые специалисты утверждают, будто разведывательная деятельность Г.И.Гурджиева была призвана скрыть истинную цель его пребывания в Лхасе, которая заключалась в том, чтобы овладеть сверхъестественными методами тибетских лам. Другие, напротив, уверены, что все эти эзотерические исследования служили лишь ширмой для его политических авантюр.

4.2 (1) Энеаграмма

Центральный символ Учения Г.И.Гурджиева — эннеаграмма (Cинтез Закона Трех и Закона Семи), позволяющая связать внутренний мир человека с законами, управляющими мирозданием. Эннеаграмма — круг, разделенный на девять равных частей. Двигаясь по кругу по часовой стрелке и нумеруя точки, можно обрисовать треугольник, соединив точки 3, 6 и 9. Этот треугольник представляет триединство или Закон Трех. Он подразумевает целое творчество как проявление, стремящееся быть вновь поглощенным Единством; другие точки на окружности соединены таким образом, что они есть стремление всех семи точек на луче творчества вернуться к Единству или Закон Семи: таким образом, оба закона представляются на одной симметричной диаграмме способом, который отражает их независимость, а также их соотношение. Эннеаграмма может быть использована в изучении любых процессов, если они будут представлены во всей последовательности событий.
Г.И.Гурджиев полагал, что единственный способ решения человеческой дилеммы состоит в изменении самосознания человека, и в этом он сходится с другими учителями, мистиками, которые также считают, что посредством осознания собственного «я» можно узнать вещи, превосходящие это «я».
Г.И.Гурджиев учил, что усилия человека должны быть направлены на то, чтобы научиться отличать сущность от личности. Он полагал, что существуют определенные характерные черты, которыми мы наделяемся при рождении, они всегда остаются неизменными, в то время как личность, которую мы приобретаем под воздействием окружающей среды и образования, постоянно меняется. Личность, говорил Г.И.Гурджиев, напоминает платье или маску, которые одевают или снимают в зависимости от обстоятельств, и которые можно сменить в считанные минуты посредством гипноза или приема наркотиков.
Г.И.Гурджиев учил, что сущность человека — это подлинная индивидуальность человека, которая у большинства из нас крепко спит. Многие люди, говорил он, блуждают в полусне, который они называют «бодрствованием», хотя на самом деле от глубокого сна их отделяет всего лишь одна ступенька. Человек знаком только с этими двумя состояниями, и поэтому он отождествляет бодрствование с сознанием. Но иногда что-то насильно приводит его в движение, словно бы совсем выталкивая из времени, и тогда он переживает состояние сознания, которое кажется ему более реальным, чем обычное его состояние. Оно приносит ощущение свободы и ясности, которое мистики называют «удивительно живым и творческим». Для этого состояния характерно ощущение «подлинного бытия» — словно бы до этого момента оно не было подлинным. В этом состоянии внешний мир утрачивает свою «туманность» и сияет, как никогда прежде. (см. Мистики XX века. Энциклопедия. 2-е изд. М. Локид-Миф. 1998г. стр.163-180).
Г.И.Гурджиев выделял четыре состояния сознания: состояние сна, обычное состояние бодрствования, состояние самовоспоминания и состояние Объективного Сознания (состояние подлинного бытия). Значительная часть учения Г.И.Гурджиева посвящена анализу этих состояний (сравним в Индийской и Тибетской Традициях: 1 состояние бодрствования (джаграт); 2 сон со сновидениями (свапна); 3 сон без сновидений (сушупти); 4 состояние чистого сознания (турийя, букв. «четвертое») — высшее осознание, мистический опыт).

«Не считая экзотических концепций «четвертого измерения», идей о натренированном сверхчеловеке, учении о вечного возвращении, о «головокружительных» путешествиях Г.И.Гурджиева и П.Д.Успенского, при упоминании этих имен на ум часто приходит популяризованные ими идеи об «эзотерическом христианстве» (правда, далеко не системно и целостно выраженные). «Говорить о Гурджиеве и Успенском — значит говорить об эзотерической традиции, которая была лишь фрагментарно раскрыта Гурджиевым при существенной помощи Успенского».
Итак, помимо теософии и антропософии, к числу российских светских эзотерических школ и учений, относится учение Г.И.Гурджиева. Он одним из первых попытался сделать восточные духовные практики подходящими и эффективными для современных западных людей. Доктрина Гурджиева квалифицировалась на Западе как «русский мистицизм». Она включает в себя элементы Йоги, Тантризма, Дзен-Буддизма, Суфизма. Ему посвящены различные исследовательские работы, художественные произведения, статьи в крупных энциклопедиях, в которых о нем говорится чаще всего как о «мистике и духовном учителе». Между тем истинные идейные истоки учения Гурджиева до сих пор не были известны. Согласно наиболее распространенной версии, поддерживаемой даже солидными справочными изданиями, учение Гурджиева связывается с Суфизмом. <…>. Однако если говорить о доктринальных положениях гурджиевизма, то станет очевидным, что ничего суфийского в нем нет. Учение, излагавшееся Гурджиевым, вообще не имеет никакого отношения к Востоку и древним знаниям (за исключением эннеаграммы) и представляет собой конструкт, в состав которого входят идеи, возникшие в Европе главным образом после середины XVIII в. в качестве специфического развития зародившейся в XVI-XVII вв. коперниканско-ньютоновской парадигмы. Учение Гурджиева представляет собой особую систему целенаправленного развития и самосовершенствования человека». 

(«Четвертый путь» Г.И.Гурджиева и П.Д.Успенского:
миссионерский анализ. Сайт www.acathist.ru.)

«Любому человеку потенциально доступна безграничная информация и неограниченные «физические» и «психические» силы, но каждый получает их в соответствии со своим духовным созреванием. По мере своего созревания, человечество получает ключи к тому, что раньше считало невозможным. Путь к этому высшему состоянию человека лежит через те или иные системы Йоги (религии). Йога — это самый мощный инструмент в руках человека из всех, какие он когда-либо способен создать, это дверь в бесконечное, которая сама открывается перед всеми теми, кто созрел, чтобы шагнуть за нее. Путь к состоянию, более высокому, чем то, в котором сейчас пребывает человек, лежит через практику духовного совершенствования.
Путей к Высшему так много, что у каждого имеется возможность выбирать для себя подходящий. В конце все они сходятся, а в начале могут быть настолько разными, что запрещенное для одного из них оказывается совершенно необходимым для другого. Примером подобного расхождения может служить, например, пара Хатха-Йога — Тантра-Йога. Если в Хатха-Йоге каждый шаг основан на твердой воле, несокрушимой силе и железной дисциплине, то в Тантра-Йоге, наоборот, — на расслаблении, полной самоотдаче, нежности и любви без каких бы то ни было элементов борьбы. Хатха-йогу в его изнурительной борьбе с Природой необходимо много энергии; и он накапливает ее всеми возможными путями, совершенно исключая секс как наиболее энергорассеивающий процесс. В то же время в Тантра-Йоге именно секс как раз и является острием копья, поражающим желанную цель — Освобождение. Тантра — это путь к Богу через собственную слабость, посредством полной самоотдачи, а Хатха — путь через тысячи препятствий, которые сам йог и возводит, чтобы затем их преодолевать, получая, однако, на этом пути наслаждение от той могучей силы, которая идет к нему от Бога, чтобы помочь ему преодолеть возведенные им же самим преграды. Как говорит Патанджали (автор «Йога-Сутры») этот Мир создан только для того, чтобы дать нам опыт для созревания и Освобождения. Только состояние Освобождения дает человеку настоящее счастье, которое никогда не может смениться несчастьем.
Хатха-йоги продлевают жизнь (под руководством своего Духовного Учителя), чтобы успеть достичь Освобождения в этой жизни. Существенное продление жизни возможно только в связи с реализацией той или иной высокой цели. Без подобной цели методы Хатха-Йоги помогут лишь устранить болезни и удлинить жизнь лишь в 1.5-2 раза. Что же касается других систем Йоги, то они не только не ориентируются на методы продления жизни, но скорее наоборот, используют приемы, позволяющие достичь Освобождения ценой потери жизни. Наиболее ярким представителем одной из таких систем (Тантра-Йоги) в XX в. был европеец Г.И.Гурджиев, решившийся 6 июля 1924г. на автомобильную катастрофу, не оставляющую шансов на жизнь. Лишь чудом врачам удалось собрать из груды поломанных костей аналог его бывшего до катастрофы тела. Но этот смертельный трюк помог ему Освободиться. Прожив после этого 25 лет, он стал одной из самых ярких личностей, оставив после себя оригинальный труд о новом пути к Освобождению и идейные основы психологии здоровой личности».

(Э.Смоляков. Тайны жизни. Практика умственного и
физического совершенствования. М. Агра. 1993г.)

После окончания Второй Мировой Войны Г.И.Гурджиев собрал в Париже учеников групп, образовавшихся на основе его Системы. Среди последних — философ и математик Джон Беннетт, автор фундаментального труда «Драматическая Вселенная», в котором сделана попытка развития концепций Г.И.Гурджиева на языке европейской философии.
Учение Гурджиева-Успенского сравнивают со многими традиционными учениями, среди них — Тибетский Буддизм, Суфизм, восточные ветви Христианства. Кроме того, отмечают связи с мистическими традициями Междуречья и Египта. Метафизику и онтологию этого учения пытались связать со многими духовными традициями, в частности, с Христианством (Б. Муравьёв) и с Суфизмом (Идрис Шах). Даже официальные учёные-этнографы не обошли его стороной; в современном «Философском словаре» они говорят о смеси элементов Йоги, Тантризма, Дзен-Буддизма и Суфизма. Но что это было на самом деле — до сих пор так и остаётся загадкой.

«В жизни человечества бывают периоды, когда массы народа начинают непоправимо уничтожать и разрушать все то, что создавалось веками и тысячелетиями культуры. Эти периоды, в общем, совпадают с началом упадка культуры и цивилизации; такие периоды массового сумасшествия, нередко совпадающие с геологическими катаклизмами, изменениями климата и тому подобными явлениями планетарного характера, освобождают огромное количество знания. Это, в свою очередь, вызывает необходимость в работе по собиранию знания, которое иначе будет утеряно. Таким образом, работа по собиранию рассеянной материи знания часто совпадает с началом разрушения и крушения культур и цивилизаций». (Г.И.Гурджиев).

* * *